В Китае друг — больше чем просто друг


Ян Вэй, глава представительства всемирной ассоциации  китайских иммигрантов. Фото предоставлено Ян ВэемЯн Вэй, глава представительства всемирной ассоциации китайских иммигрантов. Фото предоставлено Ян ВэемКак правильно построить бизнес в Китае и достичь при этом определённых успехов? Как можно избежать ошибок при работе с китайскими поставщиками? Как русскому бизнесмену лучше понять китайских компаньонов и не впасть в депрессию?
На эти и многие другие вопросы мы попросили ответить Ян Вэя, главу представительства всемирной ассоциации китайских иммигрантов в Москве.

— Ян, немало россиян хотели бы открыть фирму в Китае, заработать денег, чтобы вложить их в производство, но их отпугивает особая «китайская специфика» ведения бизнеса. Вы подтверждаете их опасения или, наоборот, опровергаете?

Ян: Действительно, в Китай приезжает много иностранцев, и неважно, русские это или другие, все они едут с определённой целью, не только, чтобы посмотреть, они уже знают, чего они хотят. Но насколько могут воплотиться их желания в Китае , вот в чём вопрос. Обычно люди едут туда с желанием найти золотую гору или жилу.

Русские отличаются от других иностранцев, специфика в том, что русские — это не первые иностранцы для китайцев, бизнесмены из других стран там уже давно работают. Малый и средний бизнес в России начал развиваться в 90-ых годах, и только внутри России. А экономические реформы в Китае начались в 1985 году, когда иностранные инвестиции уже поступали в Китай, поэтому современные китайцы больше знают иностранцев, чем русские китайцев. Китайцы уже на европейцах и американцах натренировались, знают, как с ними общаться, понимают, на чём можно заработать, в чём их можно обойти.

Россияне жили замкнуто внутри СССР, бизнес вели только со странами СНГ и Прибалтики, причём, в приказной форме. В России есть единицы из числа бизнес элиты, которые ведут бизнес на высоком уровне, но большинство россиян к рыночной экономике ещё не адаптировалось.

Поэтому я бы сказал им: живя и работая в Китае, никогда не пытайтесь перехитрить китайца. Другими словами, надо быть всегда начеку, как синица, которая остерегается сокола. Китайцы, к тому же, очень злопамятны, если ты их один раз обманул их или отнял что-то, они найдут способ, как отомстить.

— Ожидают ли их трудности на начальном этапе организации бизнеса, начиная с процедуры регистрации, поиска партнёров?

Ян: Процедура регистрации фирмы давно систематизирована, в некоторых провинциях действует упрощённая процедура, когда в здании администрации города расположены все представители органов власти, участвующих в регистрации. Т.е. человеку больше никуда не надо бежать, все инстанции в одном месте, по столам прошёлся — и фирма у него в руках.

Что касается поиска партнёра, вы можете открыть любой китайский сайт и найти там столько предложений, что в Китае это называется «эффектом прилипания зрачка». Только кликни, прибегут столько, что будет очень сложно выбрать кого-либо. Это очень сложное искусство для иностранцев, и даже самим китайцам порой невозможно в этом разобраться.

— Раньше в Китае были созданы особые условия для иностранных компаний, а как сейчас?

Ян: Для привлечения иностранного капитала в самом начале развития рыночной экономики иностранные компании в течение пяти лет освобождались от налога, сейчас это уже отменили. Некоторые компании приходят не для того, чтобы заработать, а чтобы сэкономить на налогах в своей стране. Например, в своё время мировой гигант по производству автомашин пришёл в Китай, что называется, купились на сыр в мышеловке. Теперь в Китае производят все мировые бренды автомашин, выпускают и свои бренды, и некоторые модели автомашин очень похожи на модели мировых брендов.

Появились китайские клоны европейских, американских и японских лидеров автомобилестроения. Причём, эти самые лидеры ничего не могут поделать с китайскими автопиратами. Так, в 2008 году концерн BMW проиграл дело в суде Shuanghuan, его двойнику.

Как это делается? На одной и той же линии производят две марки машины, вторая марка немного отличается от BMW, выдерживается ценовая политика, используются другие материалы. Если BMW, допустим, стоит 100 000$, то Shuanghuan — 50 000$.

В самом начале, когда производители BMW входили на китайский рынок, они на пять лет были освобождены от налогов, но обязаны были использовать китайскую рабочую силу. Когда ты получаешь такие преимущества в получении прибыли, надо чётко понимать, что при этом потеряешь. Не потеряешь — не приобретёшь. После пяти лет им создают такие условия, что становится неуютно, и они могут уйти, но на местах к тому времени уже есть хорошо обученные рабочие, которые способны собирать новые машины.

— Понятно. А с какого момента проявляется коррупционный интерес: по мере роста прибыли у фирмы?

Ян: Сейчас Китай становится всё более устойчивым на мировом политическом рынке. Не так давно все СМИ передавали сообщения о скандале вокруг судебного процесса над бывшим членом Политбюро КПК Бо Силаем. Первое обвинение состояло в том, что его жена Гу Кайлай убила британского бизнесмена Нила Хейвуда.

Мотивом этого убийства стало открытое рейдерство. Она отравила его, затем пришла к начальнику милиции города, заявила об этом, потребовав, чтобы он прикрыл её и замёл следы. Полиция объявила, что Хейвуд умер своей смертью, и после этого дело закрыли. Бо Силай имел неимоверное влияние на всех уровнях власти в Китае, если захотят отобрать, сделают это тихо и мирно, как будто ничего не случилось.

— Существует ли разница, в какой местности начинать: в Гонконге, на Тайване или материковом Китае?

Ян: Это абсолютно разные места, хотя и там, и там живут китайцы. Их нельзя сравнивать, у каждого свои особенности. Что касается ведения бизнеса в Китае, то позволяется делать всё, за пять минут помогут зарегистрировать компанию, в других странах этого нет. С точки зрения прозрачности и сохранения бизнеса — самое лучшее место — Тайвань, там меньше влияние Китая. Гонконгу еще предстоит отстаивать свои права.

Например, в Гонконге после последнего съезда компартии Китая в 2012 году был избран новый глава, и он решил проявить инициативу. Там есть много общественных организаций с очень активной деятельностью. Есть общественная молодёжная организация, которая исполняет волю китайского правительства, и она всеми дозволенными и недозволенными методами нападала на последователей Фалуньгун, деятельность которых запрещена в Китае.

Гонконгцы долго терпели это безобразие, после чего вышли на улицу и сказали «Нет!». После чего встал вопрос о смене этого главы. Хотя Гонконг все ещё находится под некоторым влиянием китайских властей, возможно, это только по форме. А в Тайване как в Европе, Америке.
— Трудно ли управлять рабочими-китайцами без знания китайского языка?

Ян: Дело даже не в языке, можно нанять переводчика. В истории все мечтали научиться управлять китайцами, но ни у кого ещё не получилось. Это очень трудно сделать. Хорошим примером может служить покорение монголами Китайских государств, случившееся в XIII веке.

Почему китайцы сдались тогда, ведь они были прекрасными воинами? В понимании китайцев, монголы — это некультурные люди, которые не понимают китайских традиций, не понимают административной системы управления, как они могут управлять китайцами?

Внук Чингисхана это понимал, и он поступил мудро. Когда он вошёл в Китай, то запретил монголам говорить на монгольском языке, писать, одеваться по-монгольски, он понял, что только таким образом можно сохранить власть над китайцами хотя бы на какое-то время, иначе никак. Да и сейчас управлять китайцами невозможно, для этого надо завоевать их уважение, иначе они сделают так, что ты и не догадаешься, в чём тут подвох.

— Чем можно завоевать уважение китайца? Какие качества ценятся в человеке?

Ян: Есть большая разница между европейской и китайской культурой, у китайского народа культура корнями уходит в конфуцианство. На самом деле, конфуцианство — это инструкция в жизни, она отличается от других философий. Здесь каждый человек знает своё место и свою роль, знает, где и как себя вести, что можно, чего нельзя, и этого же они требуют от других.

В древности китайцы были богаты, славились ювелирами, но они не продавали свой товар тому, кто не разбирается в ювелирных изделиях. К примеру, приходит человек в ювелирный магазин, и хозяин будет проверять его, подаст коробку от ювелирного изделия. Если ты ранее не покупал их, и у тебя не было этих изделий, ты не откроешь коробку, потому что она с секретом. И хозяин тебе уже не покажет настоящее ювелирное изделие, потому что ты не сумеешь их оценить, вот такие были нравы. Всем известно, что у китайцев не принято говорить «нет», поэтому надо ещё уметь отказывать и при этом не говорить «нет».

У современных китайцев это уже трудно увидеть, им бы лишь продать свой товар, ни на что уже не смотрят. Внешне китайцы всегда выражают большое уважение иностранцам, даже могут пригласить в свой дом, познакомить с семьёй, но это ещё не значит, что ты завоевал уважение.

— Как же быть, если на тебя напали, ограбили или крупно обманули?

Ян: Я бы сказал, бегите скорее домой, никто по-настоящему защищать вас не будет, потому что любому полицейскому или судье скажут: «Ты защищаешь китайца или иностранца?», и всё, вопрос тут не в том, кто прав, а кто виноват. — Скажите, как вести переговоры с деловыми партнёрами, если китайцы не любят говорить «нет», не любят говорить прямо?

Ян: Если учитывать, что партийная культура приучила китайцев говорить лозунгами, смазанными фразами, то понять друг друга можно лишь в двух случаях: или вы должны очень хорошо понимать вопрос не только у себя дома, но и в Китае, или вам посчастливилось, и у вас появился хороший китайский друг. Можно с уверенностью сказать, что это облегчит вашу жизнь на 90%.

— Насколько можно полагаться на китайского друга в трудный момент?

Ян: На самом деле, в Китае под влиянием конфуцианства, понимание дружбы намного сильнее, глобальнее, чем где-либо. В отличие от некоторых европейских народов, где «мой дом — моя крепость», для китайца семья стоит на втором месте после друга.

В Китае очень хорошо понимают, что такое преданность, это понятие воспитывалось из поколения в поколение. В древности жил один очень искусный воин, но его император был очень плохим. Воину пришлось уйти пораньше на пенсию и вернуться домой. Однако когда пришёл другой, чтобы свергнуть императора, он не мог себе позволить не защищать его, настолько он был предан ему, и он отдал своих сыновей для его защиты. Вот такое чёткое определение преданности.

— Спасибо, Ян, за интересный разговор, но мы с вами не прощаемся. Надеюсь, в следующий раз поговорим о китайской кухне.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Google Glass появятся в продаже не раньше следующей весны
  • Футбольный турнир роботов начался в Магдебурге
  • Сжатие кулака помогает запоминать информацию
  • Мини-аудит сайта
  • Учёные Сибири получили из песка руду


  • Top