Халаджан Н.Н. Литературный автопортрет. Часть 10

Халаджан Николай Николаевич. Фото предоставлено Надеждой АбрамовойХаладжан Николай Николаевич. Фото предоставлено Надеждой АбрамовойТретье моё счастливое озарение

Озарение буквальное: зоревая россыпь явившихся предметов и объектов чудесного обоснования и развития создаваемой авторизованной школы, её начала начал — формирования новой авторизованной педагогической теории! Как и положено великому действу: “Зри в корень!
Отыщи всему начала, и ты многое поймёшь”! Заветом незабвенного Козьмы Петровича Пруткова, а вместе с ним братьев Алексея и Владимира Жемчужниковых и Алексея Толстого!

В самом общем виде это уже было направленное собирание фактических на то примеров и формулирование объективных констант теории новой школы и, разумеется, их строгая научная проверка. Но прежде всего, не придумывая их, а неким новым взглядом оценивая давно известные вещи и лишь на этом основании продуцируя новые положения.

И здесь для меня тоже потребовалась своя стратегия и тактика. Сначала нужно было всё-таки достроить новые мои авторизованные учебниковые формы и “запустить” их в реальный учебный процесс. И лишь затем, наблюдая происходящее, оценить его правду. Тем более в сравнении с бок о бок текущим ортодоксальным педпроцессом. Но этот мой разгорячённый интерес был остужен академическим руководством печально знаменитым “Нельзя”!

Тогда я опять действую своим путём: мотивируя, что мне это нужно “для ФОПа”! И он выручил. На этом основании я подготовил и издал тогда первые свои КААИ — авторизованные учебники по философии, методологии и эстетике. Благо, имел от ректора памятное разрешение на собственное издательское распорядительство. Успел; едва вышли из печати эти учебники, того ректора повысили, и он ушёл из МПИ.

Но первые занятия по схеме КААИ, введённые посредине классических, вызвали просто оторопь, студенты не были готовы к такой самодеятельности, а попросту к действительно серьёзной работе. Только вера моя, да ещё память, как лихо, с удовольствием работали некогда архитекторы… И перелом произошел: снова мои студенты заулыбались и стали “входить во вкус” ощущения своего выроста! А я хотел их всех расцеловать.

Ведь суть-то этого “сладкого нового”, “авторизованного” педпроцесса заключалась в ещё неведомой свободе образовательного самовыражения учащегося. Так важного в жизни созидующего общества, как формирование его всеобеспечивающей самодеятельной способности. Но почему-то всячески воспрещаемого. Так почему же и в чём коренятся её, свободы, целомудрие и правомерность?!.

Видимо, основной (“коренной”!) вопрос новой авторизованной педагогической теории, из которого будут ветвиться все прочие её вопросы и формироваться ответы на них, это — “может ли студент рассчитывать на буквальную самостоятельность? С другой же стороны, состоятелен ли он на все положения учебниковой (в том числе и преподавательской!) науки, в отличие от устоявшихся, формулировать и высказывать принципиально свои, новые, серьёзно отличающиеся, но верные положения”?!

И ведь когда ещё, в каких таких формах откровения совершается научный прогресс? Наконец, существует ли вообще, имеет ли право на существование уникальная мысль, культура? Иными словами, “насколько объективно двойствен, или даже многомерен познаваемый Мир? И насколько способна к уникальности его понимания и творчества личность человеческая”? Вот они, тезисы нами выявленных на это примеров, любопытных и доказательных фактов.

В этом контексте передо мною был чистый лист. И вместе отчаянное понимание, насколько перед грядущим величием новой творческой педагогической науки будут ничтожно малы и банальны мои нынешние открытия. Но таков удел — разниться началу и продолжению. И ныне оно будет велико состоятельно своим “яйцеклеточным” зачатием этого прекрасного будущего: и этой науки, и её созидательной практики! А вместе, точно так, именно сейчас, эти установочные крохи истин определяюще жизненно важны.

И опять только отдельные тезисы. Чтобы вместе с Вами, дорогой Читатель, увидеть, изумиться и порадоваться прекрасному богатству бытия Познавательного Творчества Человека!

Вот они, наши откровения во взаимной обусловленности объективно множественного мира и субъективной способности его таким представлять.

Отправимся от нашего любезного классика К.С. Станиславского:

— Сценические роли, например, в пьесах У. Шекспира, Они Авторски Едины на Все Времена, как издательски неподвижные?..

— Но самое главное, драматическую их правду, бесконечно уникально авторизованно, творят все последующие новые поколения талантливых исполнителей! То есть, всё по-новому, уникально талантливо Они воспроизводят самих себя в шекспи-ровских “предлагаемых обстоятельствах” (театр. терм.). Как точно так бесконечны и зрительские авторизованные, всё новые уникальности их личностного восприятия! Значит, они тоже имеют право на эту свою правду. И все вместе именно этим Они творят бесконечно новый прекрасный театр!

Реальные объекты и их художники:

— На многие века хранят Величественную Неподвижность Исторические Башни Московского Кремля…

— Но взглянув на мольберты десятков авторизованно рисующих их художников, Вы увидите бесконечную череду уникального персонально-башенного разнообразия! И столь же и такие же зрительские..! Как в свою очередь и Историк будет культурно замеченный, если выдвинет своё авторизованное суждение, скажем, об их происхождении!

Едины Конституционные Демократические Нормы Уголовного Кодекса…

— Но в отношении одного и того же содеянного предосудительного поступка Прокурор всем личностным авторитетом устанавливает факт преступления и требует наказания, а Адвокат столь же авторитетно личностно строго аргументирует безвинность подсудимого! И точно так же авторизованно двоятся присяжные заседатели, зрители…

Да и будет ли это действительная Демократия без Авторизованного Выбора?!

Нами горячо опекаемая школа:

— Учитель! Он, безусловно, высокоэрудированный, со всей добросовестностью глаголит Шекспировы, Исторические, туда же Демократические факты — неподвижности! Но ведь тоже, безусловно, им самим авторизованные, он тоже исполнен самоутверждения…

— А как же ребёнок — ученик, тем более юноша — студент, неужто именно они, в доступной им образованности напрочь лишены своей авторизованной уникальности?! При формально-то провозглашаемой всемерности побуждения их к этому!?

И вот наше просвещённое резюме: бесконечно мифичны истины в конечной, в том числе и учительской, инстанции. Да здравствует Бунтующий Творческий Познавательный Беспредел!

Во множестве мы обсуждаем, описываем этот прекрасный феномен человеческого личностного значения, его творческого образовательного формирования. И всякий раз, при очередной постановке вопроса его методологической сути, объясняя, находим всё новые замечательные проявления. Вот и сейчас нам являются чудесные примеры:

1. Человек от природы настолько уникален и авторизован, что с безусловностью в каждых конкретных своих действиях главным он проявляет и тиражирует только себя! Например (мы совсем забыли!), как ни банально привлечение маленького ребёнка к написанию первой в его жизни буквы, например “А”! Но по мере того, как эта буква будет запечатляться на бумаге, в тот же миг и в той же мере её образ будет буквальным автопортретом этого ребёнка.

Его уникальных, то есть никогда доселе и никогда в будущем не повторяющихся его особенных психики, зрения, мышечной и скелетной конституции и ещё бесконечного их перечня. А уж потом, когда все школы постараются наглухо стандартизировать его почерк, всё равно он навсегда сохранит себя в нём и по необходимости будет считываться таковым.

2. Авторизованные мышление и образование есть, соответственно, высшие психические и интеллектуальные институты личности. Но, безусловно, органически надстраиваемые над всем тем, что спонтанно формируется и выражается уже в почерке, только в ещё большей степени коррелируемые уникальными мыслительными, жизнеопытными образами диалектико-категориальных значений: общего и единичного, причинного и следственного, рационального и нет и так далее.

Задумаемся и попробуем сформулировать (теперь уже наше авторизованное!): каковым надлежит быть школьному образованию, неужто копирующим некие ныне модные, но догматические по сути истины и их формальные проявления? Ясно, что это абсурд. Но современная проклассическая поучающая школа именно так и поступает!

А как же авторизованная школа? Она — в прямом соответствии с закономерностью детского рождения буквы! Прежде всего здесь современное знание предлагается проблемно, характеризовать которое и объяснять его диалектику Осуществляет Сам Учащийся, Студент. А завершая вопрос, раздел, курс — формулировать Своё его Новое значение и представление.

А в это время реальные занятия по КААИ становятся человеческой радостью для всех моих студентов и счастьем для меня!

Но всё это происходило совсем не просто. Ведь до этого начального преподавательского опыта собственно ныне понимаемой авторизованной школы ещё не было, даже отдельных её практических элементов, одни идеи!

Действительно великим открытием для создания подлинного авторизованного, глубоко организованного самостоятельного образования, явилась система “властвующего” над книгой авторизованного чтения. Я тогда же в МПИ и опубликовал его. В той для Министерства книжечке*.

__________________________

* Халаджан Н.Н. Учебные программы основных общественных профессий. — М., 1986.

__________________________

Речь здесь ведётся о рабочем аналитическом чтении так называемой научной литературы, либо о столь же рабочем отношении и к художественной книге, если она становится объектом аналитического изучения каких-либо системных знаний.

Это не увлечённое “от корки до корки” прочтение авторского текста, с деланием случайных пометок на какой-либо памятно существенный случай. Наоборот, здесь “главным” становится автор-читатель! Он и подчиняет первоавторский текст своей целесообразной воле. Отсюда и название такому чтению — “Авторизованное”!

Оно высоко организованное, отлично достигает свои аналитические цели. Кратко представим его поэтапную структуру, и нас увлечёт творческая свобода и оперативность такой читательской работы.

Оно имеет четыре этапных вида, одно название которых формирует их успешное целевое от читателя осуществление:

просмотровое, ознакомительное, поисковое и изучающее чтение.

И на всех этих видовых этапах совершенно очевиден авторизованный творчески образующийся читатель! И школа эта потому характеризуется “Авторизованной”!

Отсюда ясна и вся природа высокой продуктивности такого авторизованного образования. Имея главным критерием целевую и организующую учебную программу, авторизованный учащийся действительно активен выбирая и продуцируя адекватное его собственным интересу содержания и языку, стилю мышления, что рождает собственное, действительно новое и оригинальное знание.

Образование его действительно становится исследовательской работой. А заново изученная им научная суть литературных первоисточников, безусловно не только глубоко и органично обучает его самого, но и прибавляет крупицы всеобщему знанию, обновляет и его. Безусловно делает необходимым создание научной теории авторизованной педагогики. А оригинальность такого ученического чтения, и на его основе формирующееся собственное феноменальное познание, также определяет целесообразность и соответствующей его философской теории — феноменологии авторизованного образования.

И далее из удивительных фактов многих десятков частных наблюдений слагаются в целое и усложняются все ныне составляющие моей Авторизованной школы. Целеустремлённой к таким образовательным ценностям, как всёвозрастающее личным интересом самововлечение учащегося в активный творческий познавательный процесс. И значит наличествующих в ней особых на то дидактических средств, организующих авторизованное образование как “младопрофессиональную”, но вседоступно продуктивную творческую работу, по всем составляющим как реальное все более углубляемое самостоятельное научное исследование.

И где адекватными учительскими стратегией и тактикой сохраняются только выдвижение познавательных идей и составление программ “учениковых” соискательских действий. Ещё рекомендации библиографии тематических литературных источников. А всё надлежащее познавательное исследование, работу с первоисточниками, и формулирование своих собственных новых концепций знаний — совершает учащийся исключительно САМ!

Разумеется, это не стихийная деятельность, даже с “добрыми советами” классической школы учительства. Нет, со старым поучительством здесь закончено. Здесь создаются методически новые академические средства (“Учебники” для авторизованного обучения!) — Книги Академического Авторизованного Изложения /КААИ. И уже в них помещаются специальные наставляющие средства для организации искомого авторизованного, по сути научного самообразования.

И вот в самом кратце подобно озадачивающая, одна из двух — “правая” страница нам уже известного рабочего “разворота” КААИ. Он предметен по всем дисциплинам Учебного Плана.

“Левые” его ”монографические” страницы, излагают действующую ситуацию очередной академической проблемы. А на “правой” — “задачниковой” странице, называются всегда только три рабочих вопроса, для раскрытия “левых” неизвестностей. С обязательным указанием нескольких авторитетных в этой области литературных источников.

Сами вопросы строятся вот по такой схеме.

Первый, предлагающий “Дать собственное определение проблем учебно-актуализованного тематического объекта”.

Второй — “Выразить своё мнение правомерности выдвинутых логики и средств решения данной проблемы”.

Третий — “Сформулировать своё собственное соотносительное определение, решающее суть данного проблемного вопроса!”

И все ответы на показанные вопросы студент приводит с указанием использованных им источников.

Мы не будем развёртывать здесь дискуссии об образовательной состоятельности такой “авторизованной” педагогики. На Ваше усмотрение приведу только ранее сделанное мною аналитическое описание итогового квалификационного константа прошедшего авторизованное обучение, целиком вкладываемое ныне в “Паспорт Выдающейся образованности Выпускника МЭГУ”.

Итак, смотрим Титульную страницу названного Паспорта, и Методический Вкладыш к нему. Чем ещё больше вовлекаемся в непорочную инверсию моей истории.

Ещё и ещё раз обратим внимание на чрезвычайно высокие качества авторизованного образования, его процессуальных и результативных состояний — органичности, комфорта, продуктивности, фундаментальности, нравственности, ускоренности, экономичности…

Естественно, что избыточность этих качеств в высшей мере позитивно формирует профессиональную и общую образованность студента такой школы, и в ещё лучшем качестве делает его жизнеспособным, творчески активным, оптимистичным.

А общая информационная избыточность позволила МЭГУ на едином универсальном научном фундаменте формировать для каждого студента в едином образовательном цикле три (!) разнообразных высших гуманитарных квалификаций. То есть, при подготовке по свободной, им самим избранной отраслевой гуманитарной квалификации (учителя, юриста, экономиста…), ещё обеспечивает ему и обязательную Конституционную квалификацию “Государственного и Муниципального управления”.

Чтобы квалифицированно избирать Руководящие Органы Власти и Самому надлежаще исполнять эти обязанности, будучи самим избранным в таковые Органы. Точно так же и на том же основании неотрывно формируется третья обязательная “Социально-просветительская” квалификация каждого выпускаемого в МЭГУ гуманитария. На избыточном общенаучном фундаменте ещё осваивающего классические психолого-педагогические и новые социально-авторизованные дисциплины. В частности, это потребовало создания в МЭГУ специальной фундаментальной кафедры “Философии и психологии творчества”.

И всё это вместе благополучно достигается за три академических года с образовательными показателями, на несколько порядков превышающими выпускные качества адекватных классических отраслевых вузов. Например, к заключительной аттестации в МЭГУ лицо допускается только на основании Патентом защищённых его собственных новаций…

И лишь потому, что МЭГУ есть негосударственное учебное заведение, оно — платное для учащихся. Но эту плату, в сравнении с другими вузами уменьшенную в несколько раз, МЭГУ взимает только за одно, только за избранное самим абитуриентом отраслевое образование! А ещё два параллельные — даются ему бесплатно. И согласно высшей координации всех трёх получаемых образований, аттестация выпускников МЭГУ в каждом лице удостоверяется Тремя Международного Государственного Образца Дипломами о Высшем Образовании!

Ныне, в середине 2003 года, к моменту этого нашего жизнеописания, только Московский Центр Международной Системы МЭГУ окончили более 10000 человек.

Продолжение следует…


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top