Каков статус конституции и законов в Китае?

Понятие «поступать по закону» в Китае значительно отличается от общепринятого, так же, как и сам статус конституции и законов.
Например, китайским судьям не только запрещено принимать иски от петиционеров и последователей Фалуньгун, но приказано усилить атаки на тех, кто пытается эти иски подавать. При этом нельзя выдавать письменный отказ, а только устный.

Фото: Feng Li/Getty ImagesФото: Feng Li/Getty Images

Китайская конституционная мечта

Новый генсек Китая Си Цзиньпин сразу после своего окончательного утверждения в должности выдвинул две национальные концепции-мечты. Это так называемая «китайская мечта» и «конституционная мечта».

Если первая концепция охватывает обширную сферу различных национальных понятий и ценностей, то вторая — довольно простая, она означает всего лишь управление страной на основании конституции и законов. То есть задача — не создавать новые эффективные законы, а именно выполнять существующие правовые нормы.

Казалось бы, что такие естественные вещи, как соблюдение властями законов, не могут быть одной из главных целей в стране, которая признана второй экономикой мира и которой даже пророчат статус двигателя всей мировой экономики.

Однако кому, как ни руководителю партии, не знать о реалиях своей страны. В настоящее время, в связи со спецификой так называемого «нового Китая», китайцы, в том числе и чиновники, гораздо серьёзней воспринимают неписанные законы и правила, нежели писанные.

Дело в том, что в Конституции КНР прописаны абсолютно все основные права и свободы граждан, такие же, как и в западных странах. Среди них свобода слова, собраний, выражения мнений, печати, регистрации организаций и политических партий, вероисповедания и так далее. Даже подчёркивается, что конституция является основным законом страны, и подчиняться ей должны абсолютно все, включая чиновников и политические партии. То же самое относится к закону о труде, полиции, судах и так далее.

На деле же в Китае всё обстоит совсем иначе, чем прописано в этих государственных документах.

Один недавний случай, который можно назвать классическим, в очередной раз продемонстрировал, что выбранные Си Цзиньпином приоритетные задачи действительно актуальны для Китая как ни что другое.

Возможно, этот случай поможет тем, кто собирается жить или работать в Китае, лучше понять, как там работает судебная система и чем она руководствуется. Чем руководствуются китайские суды

Несколько дней назад трое крестьян из деревни Юйчан провинции Хэйлунцзян рассказали журналисту заграничного китайско-язычного сайта «Босюн» печальную историю своего общения с судебными органами.

Их зовут Тао Хэн, Люй Сянлин и Ли Шуфэн. В сентябре прошлого года они собирались поехать в Пекин, чтобы проконсультироваться в адвокатской конторе по поводу своих прав, так как власти забрали у них землю и не выплатили компенсацию.

На железнодорожном вокзале в Харбине их задержала полиция, и следующие 10 суток они провели в полицейском участке. При этом никаких протоколов и документов с указанием причин задержания им не выдали и даже не показали.

Они обратились в районный суд Хулань города Харбина с жалобой на незаконное заключение. Однако судья заявил, что у них нет документов о задержании, поэтому невозможно подтвердить было ли это задержание вообще. Их иск не приняли.

Через месяц они обратились в управление общественной безопасности города с заявлением о том, чтобы власти признали десятидневное заключение их в полицейском участке незаконным. Их заявление рассматривалось 4 месяца, после чего им пришло решение о пересмотре их административного задержания. В этом решении говорилось, что наказание, которое к ним применили, «соответствует закону, является правильным и надлежащим», а сам процесс заключения «законным».

Кроме этого, в решении также говорилось, что у них есть право в течение 15 дней обжаловать его в судебном порядке. Однако примечательно то, что документ был датирован 19 февраля, а получили они его 19 марта, то есть срок обжалования решения уже давно истёк.

Но, несмотря на это, трое крестьян всё же решили попытать счастье и сразу же подали соответствующее заявление в суд. Там их заявление приняли и пообещали дать ответ в течение семи дней, как это установлено законом.

Однако никакого ответа они не получили и через три недели. Никаких результатов не принесли и их многочисленные последующие обращения в суд. Заводить дело по их иску никто не хотел, но и официальный письменный отказ им тоже не давали.

12 апреля, когда они в очередной раз пришли добиваться справедливости, председатель суда Юй Бо сказал, что сейчас он едет на экстренное совещание городского управления политико-юридической комиссии Харбина.

Как объяснил Юй, совещание было назначено в связи с тем, что более 700 уволенных учителей, которые обратились с жалобой к властям, были задержаны или же отправлены в исправительный лагерь. Теперь они подняли большой скандал и хотят подать в суд на органы безопасности.

Юй сказал троим крестьянам, что на собрании он поднимет их вопрос и спросит мнение руководителя, только после этого он сможет дать им ответ.

Председатель суда также сообщил им, что в своих действиях в данном случае он руководствуется неким приказом №22 от 2009 года, изданным Центральной политико-юридической комиссией при ЦК КПК.

В этом документе, по словам Юя, говорится, что судам всех рангов запрещается принимать иски к органам общественного порядка от петиционеров. Председатель также сказал, что есть ещё один документ, согласно которому судам в таких случаях запрещается давать письменный ответ, а можно давать только устный.

Трое крестьян попросили показать им оригинальный текст этих приказов, выразив сомнение в том, что они не противоречат соответствующим положениям административно-процессуального кодекса. Председатель отказался показывать документы, сказав лишь, что даже если они и противоречит кодексу, то всё равно распоряжения комиссии необходимо выполнять.

На следующий день, 15 апреля, крестьяне снова пришли в суд и встретились с председателем Юй Бо. Протягивая бумаги, Юй сразу с порога сказал им: «Тут нечего говорить, вы сами умеете читать и сами должны всё понимать. У нас тут установлено видеонаблюдение, и я не хочу много говорить. Вот у меня протокол вчерашнего собрания, читайте».

Они прочитали следующее: «Собрание проводили председатель городского управления политико-юридической комиссии У Цзялинь и председатель городского суда Фу.

У Цзялинь сказал: «Если же те, кто был задержан или же отправлен в исправительный лагерь или наказан органами правопорядка по причине обращений с петициями или же практики Фалуньгун, обратились в суд, чтобы подать иск, то дела по подобным искам не заводить. Если же истец с этим не смирится, то необходимо продолжать осуществлять давление на него и усилить нападки. Если же он продолжает настаивать на своём и не хочет уйти из здания суда, то необходимо обратиться к органам общественной безопасности, которые должны задержать его по обвинению в препятствовании исполнению государственных и административных законов. Полиция и суд должны совместно отговорить его от его намерений. Если же он не слушает уговоров, то снова применить к нему административное задержание».

Когда крестьяне прочитали протокол, председатель сказал, что на основании этих директив их иск отклоняется.

Орган, стоящий над законами в Китае

В конце сообщения сайт «Босюн» делает вывод о том, что теперь китайским гражданам должно быть хорошо понятно, что в нынешнем Китае есть орган, который выше конституции страны — это политико-юридическая комиссия.

Таким образом, для многих китайцев получается замкнутый круг. Свои суды не принимают их законные иски, а обращение в международные судебные инстанции может быть воспринято властями как измена родине, со всеми вытекающими последствиями.

В свою очередь политико-юридическая комиссия, статус которой был повышен, а права расширены при правлении Цзян Цзэминя, контролирует все суды, полицию и пенитенциарные учреждения страны. Именно этот орган использовал Цзян, как основной инструмент подавления десятков миллионов сторонников духовной практики Фалуньгун, репрессии над которыми происходят в нарушение конституции и законов страны и считаются самыми широкомасштабными в истории Китая.

Многие аналитики полагают, что именно действия этой комиссии привели к значительному ослаблению главенства права в стране и сформировали в обществе неверие в законы и соответственно нежелание их выполнять как со стороны чиновников, так и со стороны простых граждан.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Китай пытается препятствовать проведению Shen Yun в Японии
  • Секретные приказы отдела пропаганды Китая получили огласку
  • Китайский режим не разрешает помогать жертвам землетрясения
  • Гонконгцы не хотят делать пожертвования из-за коррупции в Китае
  • Независимое радиовещание в Тайване в опасности


  • Top