Халаджан Н.Н. Литературный автопортрет. Часть 11


Халаджан Николай Николаевич. Фото предоставлено Надеждой АбрамовойХаладжан Николай Николаевич. Фото предоставлено Надеждой АбрамовойВозвращение в хронологию

…Отвлеклись Делами. А мы ведь пишем Автобиографию. Но мы увлеклись масштабными событиями, тем более удачными. И как же много между ними было будничного, серого, даже непроходимого.
Действительно, если в жизни есть увлечение, тем более яркое, сильное, оно неотрывно вплетается в ткань жизненного биографического потока. И уже не отличишь, где событие твоё бытийное, даже серьёзное, а где увиденное со стороны или измысленное, тем более сотворённое тобой, но касающееся твоего увлечения, воплощения твоей мечты. Словно другой, в то же время Самостоятельной Биографии этой твоей Мечты! И вот получается, что жизни у тебя оказывается две. Потому и пишу, сбиваясь то на одну из них, то на другую.

1. Жизнь Мечты: дальнейшие разные мои наблюдения

Действительно, отдавшись своей мечте, я продолжал искать и удивляться чудесным её проявлениям. И вот опять пишу только самые существенные краткости, уже последние об этом тезисы. Столь же честные и частные, ближние и “сторонние” мои наблюдения. И всё как в жизни, в её Броуновском беспорядке.

Беглый огляд пробежавшей моей школьной истории, без которого, наверное, она будет недостаточно полной. Естественно, я был вполне самокритичен, испытывая разные сомнения, и когда её создавал и, в ещё большей мере, когда защищал, отстаивая самые принципы необходимости обновления школы.

И вот, например, это ли не факты, бальзам на мои раны! Уже тогда, на ранних стадиях поисков основания и оправдания моего школьного подвижничества! Классическое свидетельство о пустоте и бездарности классической поучающей школы, даже высших её состояний, каковым наверняка был Пушкинский Лицей! И с какой всепланетной грустью резюмирует её пустой образовательный продукт сам Александр Сергеевич и со стороны себя — ученика, и со стороны школы: “Мы все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь…”… И это — классика на классику!

Но ещё раньше, помните, Джованни Пико Делла Мирандола (15-е столетие!) в своей “Речи о достоинстве человека” открыто предлагает полностью отказаться от классической поучающей школы. И уже совсем в седой Древности с горечью указывал совершенно методическое патриарх современной классической школы Луций Сенека, что “поучением ничему хорошему не научишь”! И я вдохновлялся и говорил себе, что настоящая непоучающая школа не только совместима с жизнью человеческой, но и реально возможна, как возвышающая эту жизнь, наполняющая её высоким личностным созидательным смыслом, и потому насущно общественно необходима!

И уже на этом человеческом излёте будут действительно способны проявляться и прекрасные идеи эстетического бытия человечества, уже давно ставшие доброй государственной и планетарной проблемой. И демократически-перестроечный социальный прогресс, позитивные экономический статус и облик людей. Именно в действительности совершаемые этими свободно образованными людьми, их творческой способностью и активностью обретут реальность благие намерения известного “Международно-го Пакта об экономических, социальных и культурных правах человека”. Для каждого конкретно, его же собственными деяниями!

Но и всё дальнейшее происходящее, школьно-практическое, также делилось на две проблемные стороны: методическую и собственно практическую, организующую.

Не могло обойтись без болезненного следствия — отрицающей реакции со стороны учительства старой школы, традиционно обходящего, если не подавляющего, личную инициативу ученика. Например, варварским авторитарным поучением, обернувшимся множеством социальных бедствий, в частности массовыми — холопьим нетворческим мышлением и даже антиобразовательной дислексией.

А в итоге извечное шутовство великое: три всемирных ходульных разоблачающих образа, в том числе в детской сатире и массовом сарказме — над этой угнетающей поучающей школой и её уроками и экзаменами, её “добрыми” в своей деспотии учителями и юродивыми учениками. Позором заполнивших всю литературу, театр, эстраду. Оставляя равнодушными лишь взирающих на это самих учителей… Недаром потом, уже публично представляя Новую школу, я триумфально напишу в заголовке моего “Манифеста Авторизованного Образования”, что Классическая Школа, сколько она существует, учит неверно: не тому и не так!

Но тогда, в МПИ, в самом начале поиска оснований и построения нового органичного способа обучения, теории собственно авторизованной школы, естественно, ещё не существовало. И практический её эксперимент тоже не состоялся, но не по вине методически ущербного начала, его просто оборвало начальство (только сейчас заметил: слово-то к Началам склоняется, а Оно — видите как!). Да и воистину правда: ”Ли-ха беда — Начало”!

Однако и потом, создавая целиком авторизованно конституциированный университет, МЭГУ, мы тоже ещё не знали обо всех его будущих образовательных доблестях, в этом смысле он тоже был целиком экспериментальным. Только через три года по его открытии мы осознали и сформулировали это великолепие. И когда по столь знаменательным итогам создали соответствующий документ — “Паспорт выдающейся образованности”, мы вписали в него этот вышепоказанный текст.

Думается, чтобы должной яркостью это вошло в наше сознание, его нужно множественно повторять, хотя бы самое главное. Особо подчёркивая, что мы сознательно ориентировались на множество рационализаций. И совсем не в последнюю очередь таких социальных ценностей, как затраты времени и стоимостей на организацию во всех отношениях содержательно богатое образование, комфортно достигаемое всего за три академических года. А ещё больше, достигающее высшую духовную вовлечённость в познание личности учащегося, испытывающего в таком обучении свою высокую дееспособность и социальную значительность! Глубокую нравственную самооценку. И конечно же, удовольствие и счастье.

И лишь десятую часть мировой сравнительной финансовой его стоимости, в том числе адекватной оплаты за него студентами. И ещё создание уникальных форм нового знания, как выше мы отметили, “пусть даже для одной персоны”! И уже наивысшая органика широкой социальной развёрнутости трёх законченных квалификаций в одной интеллектуальной личности кадров нового тысячелетия!

2. Жизнь Моя Собственная: те новые и последние мои приключения

Этот наш краткий заключительный рассказ мы приводим с целью представить собственно биографическую сторону моего существования до открытия МЭГУ. Точнее, проведённой за созданием его. Почему и настолько слитной с ним. А всего другого, оглядываясь, как будто и не существовало, так значительна наша жизнь именно делами нашими. Проходили эти предмэговские события всего 5—6 лет и непосредственно активизируются уже на работе в МПИ. Итак, я его преподавателем философии и деканом ФОПа, начинаю непосредственные действия по формированию авторизованной педагогики. Действия эти совершаются мною неофициально, даже тайно, под эфемерным прикрытием “общественной целесообразности” для студентов ФОПа.

Естественно, что я из благородных побуждений педагогического новаторства сначала заговорил об этом с начальством, но сразу же получил грозный и категорический отказ. Причём такой резкий, что я не успел даже высказать ему предмет и суть моих новаций. И они остались для них до поры неизвестными. Поэтому мне и удалось его всё-таки вести. Хотя всё равно тайна была зыбкой, каждую минуту могло быть разоблачение, ведь экспериментировал я на общих программных дисциплинах курса философии, по предметам — собственно философии, методологии и эстетике.

Вы помните, что я уже сочинил и издал для этого пробу специальных учебников, прообраз нынешних КААИ и ПААИ, и издал их типографски. Так что мой изобретательский эксперимент уже шёл “полным ходом”! Думается, что дальнейшее происходящее будет нелишним примером, в плане морали молодым новаторам, чтоб прозорливее были насчёт изобретательской самообороны. И вот буквально кипящая хроника настоящих сражений за счастливое свободное образование!

Как говорится, “до поры” мой авторизованный эксперимент в МПИ развивался, многие мои друзья — преподаватели, которым я особенно доверял,— были посвящены в него, поощряли, проникались решениями, давали интересные советы. Благополучный почин синтетизма оттеатральной и отаспирантской педагогической методики самотворчества вдохновлял всех их. Само массовое преподавательство испытывает глубокое профессиональное разочарование авторитарной догматической дидактикой.

Когда же об авторизованном эксперименте узнали на моей кафедре, то здесь разразился совершенно неподобный мудрствующим философам, истерический скандал. И по всему институту прокатилось старообрядческое их амбициозное: “Как?!” И все они дружно постановили: “Исключить!”

Точно так же отреагировало и вузовское начальство, с подачи философов узнав об этом моём соискании! Впрочем, не было ничего нового: “с работы — снять!, поставить вопрос вообще о лишении меня преподавательства, а “самиздат” — литературу КААИ сжечь!, высчитав с меня стоимость её издания!.. Но ограничились строгим выговором. Особенно буйствовало методическое руководство, оно “авторитетно” категорически высказалось против этих новых моих творческих методов. За его внешней педагогической вычурностью на самом деле была банальная антиметодичность, вредная агрессивная пустота. Надо сказать, что это происходило с молчаливого согласия и тех, кто по крайней мере понимал необходимость методического обновления.

Это моё служебное ”Дело” поругания приходит на утверждение в районный исполком, членом которого я являлся, где все обрушенные на меня пристрастия заменятся тем самым “Строгим выговором”, который при “хорошем моём поведении” вузом снимается через год. (А мне всего два года до пенсии!) И ровно по истечении наказного срока, в тот же день, я увольняюсь из МПИ и ухожу куда глаза глядят. (До пенсии уже год оставался!)

И мне опять повезло: глаза привели на кафедру философии святейшей Ветеринарной Академии и ещё, разумеется, на деканство её факультета культуры. Конечно, и этот год пролетел интересно и весело, опять были вороха событий разных. Но дальше, как Вы уже знаете, навстречу провозглашённой демократии, день в день, я выхожу из МВА и Вхожу в Открытие МЭГУ! И ещё увожу с собой на его созидание более двадцати талантливейших учёных-педагогов…… И свои припрятанные, мною хорошо оплаченные, учебники, про КААИ, кстати таблично хорошо оформленные художником В.И. Шаховым.

Да, именно в “Ветеринарке” я впервые обрёл замечательных и надёжных друзей-соратников, которые поверили в авторизованную школу, чем ещё больше поддержали меня, и пошли со мною создавать МЭГУ. Многие по сей день здесь. Это: Абрамов Вячеслав Константинович, Голота Андрей Иванович, Догадаева Маргарита Лолиевна, Лаврухина Людмила Васильевна, Левин Эммануэль Абрамович, Смирнов Лолий Васильевич, Смирнова Валентина Владимировна, Соболев Сергей Сергеевич, Шавыкина Татьяна Леонидовна… И самый замечательный из них, бывший в Ветеринарке моим заведующим кафедрой философии, дорогой Андрей Иванович Голота. Он уже умер, Его Именем названа Академия философии МЭГУ.

И ещё удивительный эпизод. Это на самом деле слово в слово так всё и было. Идём как-то мы с коллегой из Полиграфического института, и он, зная о моих “напрасных стараниях”, говорит: “Да брось ты эту свою дразнящую их затею, и тебе сразу всё простят и забудут! А я, витая где-то в облаках, на это говорю ему нечто вещее: “Да, скорее всего так и будет. А вот если бы у нас по настоящему было демократическое общество, я б обязательно сам открыл новый, авторизованный университет. Прекрасный!..”

Работая с этим нашем мирским текстом, я часто думаю над вопросом, не перегружаю ли я его рассуждениями о педагогической науке, преподавательской методике. Правомерно ли здесь такое? И знаете, какая мне пришла замечательная, хотя, возможно, и не оригинальная мысль, — наверное, правомерно! Рассудим вместе: если существует замечательный жанр научной фантастики, то почему не быть и научной мемуаристике?!

И вот, наконец, точку несущее собственно автобиографическое резюме! Начнём с примера моего восторга жизнью и людьми, справедливость которых всё-таки торжествует, но пополам с разочарованностью в них. Это происходило уже в МЭГУ, целая своеобразная микроэпопея.

Приезжает как-то в МЭГУ симпатичный молодой человек, находит меня и сразу без обиняков представляет себя открывающим образовательное патентное бюро. И за-являет, что с большим интересом изучил моё изобретение авторизованной педагогики, разумеется, сам он хорошего знания всего фронта современных педагогических новаций. Он предлагает немедленно запатентовать “АП” (он тут же сформулировал и употребил эту аббревиатуру!), так как “это не только личное дело, но ещё и национальный престиж”!

И я, конечно, даю “Добро”, восхищаюсь: “Наконец-то!, ведь это уже общественное признание моего АП!” Исписываю затребованные вороха объяснений, обоснований, даже книжку специально на то издаю (смотрите моё “Авторизованное образование”!). И получаю сразу Три Патента, в этом открытом тогда “Педпатенте”! Изобретение АП было разделено на три состояния — “Метод АП”, его “Методологическая Формула”, и “АП как Педагогический Процесс”. И соответственно три их номера: 101, 102, 103! За первостоящей цифрой 100 были объяты все возможные до нашего столетия педновации. А изобретение АП, мол, самое значительное в Новом времени, оно по достоинству и открывает его 101-м и далее!

Наверное, это естественно, что я опять до слёз был счастлив!.. Но прошло совсем немного времени, и мы получаем трагическое известие о гибели этого симпатичного руководителя новоявленного “Педпатента”. А ещё через пару месяцев к нам приходят люди в полицейской форме, предъявляют Письмо из “Роспатента”, указывающее на юридическую несостоятельность нам выданных Патентов, и аннулируют их. При этом они основываются Статусом некоей “Парижской Инновационной Конвенции”! А люди в форме за “незаконное” пользование этими Патентами штрафуют нас на полтора миллиона рублей, то есть отбирают всё нами накопленное на приобретение “Университетского Дома”, о чём уже велись переговоры с Государством!

В отношении утраты Патентов я был бесконечно удручён. Но Сын мой Миша взялся за восстановление справедливости и написал более ста писем-запросов во все цивилизованные страны Мира. С единой просьбой: получить у них Патент на АП, запатентовать его! На это своё обращение он получил всего только один ответ, из Ливана. И этот ответ был положительный! Объединив значения прошлых трёх, он и получает там, в Бейруте этот вожделенный Патент на АП: Ливанский, Государственный, прямо в его тексте удовлетворявший Положениям всё той же “Парижской Изобретательской Конвенции”, тоже апеллируя к которой, у себя дома, в России…

Но уже по мере распространения слухов о высоких методических достижениях МЭГУ потянулись к нам со всей России инициативные педоткрыватели школьного предпринимательства, и десятками стали образовываться так называемые “Филиалы” МЭГУ. МЭГУ-то был одним из самых первых “Негосударственных”! И очень скоро стали открываться наши филиалы ещё и в “Ближнем” и “Дальнем” зарубежье, все вместе положившие начало формированию “Российской” и “Международной” академической “Системы МЭГУ”! В которой сейчас “разнозарубежных” стран уже Семь, а вместе с нами, с Россией, это — “Восьмизвёздный” Наш Университет!

Неописумо вульгарное понимание социального содержания и назначения образования ныне ещё провозглашает даже всемирно курирующее его ЮНЕСКО в столь значительном “Докладе Международной Комиссии по образованию для ХХI века”. В нём настойчиво смакуются такие перлы невежества, как “разумно” сокращать его, перед “перегруженными школьными программами”, с одной стороны, и “превращать его в пожизненное”, с другой…

Не случайно уже первое, программное выступление — доклад Жака Делора, Председателя Комиссии, — именуется “Образование: необходимая утопия”!*

__________________________

* Доклад Международной комиссии по образованию для ХХI века. — Издательство ЮНЕСКО, 1996. — С.9.

__________________________

Очевидно, что в отношении образовательного опыта МЭГУ идеи этого Доклада устарели на целое тысячелетие! ЮНЕСКО уже известен опыт МЭГУ, но оно никак не реагирует на него, молчит. И вот, судите сами: ведь это происходит сегодня, когда весь посвещённый Мир рукоплещет Авторизованному МЭГУ! Очевидно, что создание МЭГУ, некоей печатью, восходит и от жажды собственного моего, всей жизнью не удовлетворённого образования. Отчего и строю, и достраиваю я его бесконечно, и это всё искреннее, но потаённое моё “автоспасение”. Ещё и по недостающей личному моему осознанному активу — автопродуктивной образовательной методики.

Празднику, с написанием которой, а с запрещением — и горечью остужения, — всей этой хлопотной жизни моей. Ведь наша личная и общественная жизнь, это неразделимое и непрерывное пребывание в противоречивом космосе созидания. И, вот теперь, о сладостные моим ушам, моему сердцу: явившиеся на миру “Демократия” и “Перестройка”! Наконец-то! А я думал что это сказки! Когда я их услышал, ещё и настолько громко по всем каналам вещания, в моём сознании восходило солнце. Наступал, открывался реальный, новый, мэговский этап моей жизни, может быть самый главный! И всяческие мои мэговские рефлексии — сентиментальные, интимно откровенные, сладкие моей исстрадавшейся душе, — вновь вспыхнули…

Мечта о счастливой школе воплощена всей жизнью моей. А это, как видите, МЭГУ — это моя настоящая, всамделишная автобиографическая школа и наука: авторизованные педагогика и дидактика! Всей жизнью тканные! Обучающие Свободе! В них я воспроизвёл свою собственную биографию, Свою Личную Школу! Таков он мой складывался “прошкольный” modus vivendi (латин.) образ жизни!

Меня всегда преследовала мысль, что без необходимого фундаментального образования страдаю не один я, а всё человечество. В систематической науке я тоже шёл большими зигзагами. Сначала я побывал в двух аспирантурах — в институтах “Культуры”, с темой Истории Кубанского казачества, и в “Технической эстетики”, с темой Эстетики ароматов. Но обе они показались мне недостаточными, и я тогда пошёл в философскую, с темой теории дизайна, аспирантуру Московского госуниверситета (МГУ)!

Это последнее было моей жизненной удачей. Уже ушли Наши с Тамарой Михайловной Родители. И Дети наши уже выросли, что-то успели заметное сделать. Доченька Людмила — заново возродила в Краснодаре некогда открытый мною Авторизованный Филиал. А старший Сын её, наш Внучёк Николай — в свои 27 лет защитил Кандидатскую Диссертацию по Педагогике. Средней Общеобразовательной Школой сейчас Директорствует! Ещё, со своей юной женою Ирочкою, подарили нам Правнучка Нашего — Станислава!

Готовится к подвигам и Младшая Дочка Дочкина, наша Внучка Виктория, ныне Она сразу на двух факультетах заканчивает Мамин Университет! А младшенький Наш Сынок Михаил, — учёный, Действительный Член двух Мировых Академий наук. Печальной своей Музыкой Православного Христианина, “Реквиемом”, Он обратился к Миру на Страшное Одиннадцатое Сентября. И во славную память тогда же, в Нью-Йорке, разрушенного Старейшего Православного Храма.

Мишин Сын, наш Внук Герард — пошёл по стопам учёного Отца; уже снискал авторитет как высококлассный электронщик. А я, бесконечно влюбленный в свою Семью, сам, постоянно сверяю себя с Моей Мамой. “Ах Мама, Маменька!..”

Перефразируем известную песенку юных (а эта моя исповедь обращена к юным!): “Вот и стали мы на Век взрослей”!..

Моя шестая война

Следующие десять лет самой красивой и самой трудной моей жизни — это создание Московского Экстерного Гуманитарного Университета*

Авторизованного, высокоинтеллектуально продуктивного, трижды едино квалифицирующего “ТРИГРДАНДПЕДИУМА”: раскрепощающе вдохновенно дающего каждому своему студенту — выпускнику самостоятельно одновременные — ОСНОВОПОЛАГАЮЩЕЕ КОНСТИТУЦИОННОЕ (“Государственное управление”), ИЗБРАННОЕ ОТРАСЛЕВОЕ (из перечня семи основных отраслей гуманитарных квалификаций) и УНИВЕРСАЛЬНОЕ ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОЕ — выдающиеся высшие гуманитарные образования, за три одновременно осуществляемых академических года. Как реальное воплощение лучезарной мечты достойной и красивой Жизни Человеческой! Образования увлекательно интересного, без тени насилия, всеми средствами и формами демократического**, эстетически впечатляющего!..

___________________________

* О его авторизованной методике и принципах продуктивной организации, а также динамике внутреннего прогресса и распространённости во вселенной, и самом главном — о его замечательных ученых преподавателях и тысячах талантливых студентах и выпускниках, написаны уже сотни публикаций. Смотрите Академический каталог МЭГУ. — М.: Акад. изд-во МЭГУ, 1995. А также журнал “Вестник МЭГУ” и газету МЭГУ “Интеллигент” за 1994 год.

** Высшей интеллектуальности в оценках американского “Эйкью”: от 120 его единиц!

___________________________

Адекватно мандатно обеспечиваемым Международными Дипломами получаемых квалификаций, а также Паспортом выдающейся образованности, Патентом авторского права на креативы Дипломной работы, учёную степень Магистра, и Мандатом на международное гуманитарное просветительство. Как воплощение этакой личной моей образовательной жизни и мечты.

Спасибо Вам, горячо уважаемый Читатель!

И Вам Удачи, Начинающий АвтоБытоПисатель!

Post skriptum: Естественно, что ныне нужно бы продолжить рассказ историей моих с женой детей, внуков, правнука. Но это, видимо, будет уже другой прекрасный рассказ, который с полным правом напишут наши потомки сами. И продолжат хорошую традицию!


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top