Режиссёр Евгения Головня: Анна Неркаги — это явление миру Личности


Анна Неркаги, героиня документального фильма Екатерины и Евгении Головня «Неркаги», оставив свою блистательную писательскую карьеру, посвятила себя сохранению культуры своего немногочисленного народа.
За полярным кругом, в далёкой Байдарацкой тундре, на берегу круглого, как луна озера, лежит Земля Надежды. Сюда Анна Неркаги со своей огромной приёмной семьёй приезжает на лето, чтобы строить свой рай Фото предоставлено Евгенией ГоловняЗа полярным кругом, в далёкой Байдарацкой тундре, на берегу круглого, как луна озера, лежит Земля Надежды. Сюда Анна Неркаги со своей огромной приёмной семьёй приезжает на лето, чтобы строить свой рай Фото предоставлено Евгенией Головня
Вернувшись из большого города в тундру, она усыновила нескольких оставшихся без родителей детишек. Сегодня семья Неркаги насчитывает около ста человек. Дети учат родной язык, ненецкие мифы и легенды, познают основы и законы суровой жизни кочующих оленеводов. Но есть у Анны ещё одна мечта — построить на земле предков семь христианских церквей. Поможет ли Анне проникновение христианства в Байдарацкую тундру удержать здесь своих детей от манящего зова Большой земли?

Фото предоставлено Евгенией ГоловняФото предоставлено Евгенией Головня

«Род негнущихся» — так переводится с ненецкого имя Неркаги. За полярным кругом, в далёкой Байдарацкой тундре, на берегу круглого, как луна, озера лежит Земля Надежды. Сюда Анна Неркаги со своей огромной приёмной семьёй приезжает на лето, чтобы строить свой рай.

Сценарист и режиссёр документального кино Евгения Головня расскажет в интервью корреспонденту газеты «Великая Эпоха» о том, как зарождался и реализовывался замысел фильма «Неркаги», который они вместе с дочерью, режиссёром Екатериной Головня, представили на Международном кинофестивале «Сталкер» в 2012 году.

Фильм был награждён призом за лучшую героиню, а также награждён Гран-При на фестивале «Радонеж», на фестивале «Арктика» — призом губернатора Ямало-Ненецкого округа, призом за лучшую героиню — на Белорусском фестивале «Агро Свит».

— Евгения Викторовна, чем привлекла Вас героиня фильма из далёкого Севера? Многие помнят, как в советские времена проходило насильственное приобщение к цивилизации малых народов Севера, как их переселяли из чумов в общежития. А как они живут сейчас?

Фото предоставлено Евгенией ГоловняФото предоставлено Евгенией Головня
Е.Г.: Во времена великих потрясений (а мы живём на изломе цивилизации), размышляя над течением жизни, невольно ищешь ответ у тех, кто имеет свой твёрдый собственный взгляд на происходящее в этом мире.

В своём последнем, заключающем её творчество романе «Молчащий» Неркаги описала мир, который ожидает своего конца. По её словам, мы, жители больших городов, скопийцы. Потому что мегаполис сам по себе — это уже скопище. Скопище людей, домов, бессмысленных и никчёмных дел, скопище разрушающих душу действий.

Скопище — это место, где мы, его обитатели-скопийцы, истёрли до дыр границу между добром и злом.

В более ранних произведениях «Белый Ягель», «Илир», «Анико из рода Ного» Анна с пронзительной тоской и любовью описывает суровость и красоту ненецкого бытия, все тяготы и прелести независимой кочевой жизни, взаимоотношения ненцев с природой, когда человек и природа остаются один на один, и только боги знают, кто прав, а кто виноват в этой неразрывной цепи жизни.

Сегодняшняя Анна Неркаги, с её национально-мистическим ощущением мира, становится носителем христианских идей. Она сочетает в себе жёсткость основ ненецкой культуры и исторические принципы национального воспитания с почти фанатическим желанием внедрять в сознание своих приёмных детей христианские постулаты бытия. И ей это удаётся на сегодняшнем этапе.

Она, безусловно, мощнейшая личность. Её умению отстаивать свои принципы, доносить их до окружающих, строить жизнь по законам, в которые уверовала она сама, можно позавидовать. Я бы назвала её пассионарной личностью. Во всяком случае, общаясь с ней, даже не приняв её взгляды, ты можешь многое понять. — В чём лежит основа силы её характера или духа?

Фото предоставлено Евгенией ГоловняФото предоставлено Евгенией Головня
Е.Г.: Судьба Анны Неркаги во многом схожа с судьбой других представителей северных народов. Ещё ребёнком её забрали в интернат на «Большую землю». Хорошо это или плохо? Это философский вопрос, на который способно ответить только время.

Анна надолго была оторвана от своих национальных корней. И воспитывало её советское государство. Она закончила с отличием среднюю школу, затем поступила в технический ВУЗ, затем в ней проснулся писательский дар — и она стала одной из лучших и известнейших писательниц Севера. Безусловно, она вобрала в себя все элементы советского воспитания. А как же иначе? Но личность всегда находит свой, отличный от масс, путь.

Вовлечение юной ненки в цивилизационный процесс шло бурно. Одна за другой публиковались книги, росло читательское признание, рос вес в обществе. Впереди ждала обеспеченная жизнь советского писателя и лавры признания обществом. Однажды, когда она стояла на балконе пятого этажа своей квартиры, а внизу сновали маленькие фигурки прохожих, Анна вдруг подумала, как ничтожны в своих помыслах все эти пигмеи, в сравнении с ней, с её даром и талантом писателя.

По её словам, за эти мысли ей пришлось жестоко поплатиться. Это она поняла много позже, когда жизнь нанесла ей цепь сокрушительных ударов. У неё умерла мать, сама Анна смертельно заболела, погибла Таня, которую она безумно любила как своего, а не удочерённого ребёнка. И её осенило, что все эти беды даются ей неспроста. Что за всё надо платить — и она расплачивается за свой дар. «Творчество — это зло», с этим окончательным выводом, она решила покинуть город и вернуться к своим «каслающим» (кочующим) ненцам, чтобы приносить пользу простым трудом.

— Наверное, ей нелегко далось это решение?

Фото предоставлено Евгенией ГоловняФото предоставлено Евгенией Головня
Е.Г.: Первое время ей было очень тяжко. Не зная языка, не зная обычаев (все навыки кочевой жизни она потеряла) она не умела поставить чум (это женская работа), разжечь огонь, приготовить рыбу и мясо, ухаживать за оленями…

Для знаменитой писательницы в стойбище выделили отдельный чум. Посмеивались над её языком, но помогали. Ей же не позволяла гордость быть на «особом» положении, чувствовать себя иждивенкой. И она училась всему заново. Это был тяжёлый период для Анны. Ею уже завладели идеи возрождения этнокультуры, возрождения национальных традиций, создания собственной ненецкой школы, но она с трудом вписывалась в привычное для ненцев житие.

Надо сказать, что вторжение цивилизации в тундру нарушило привычный ритм жизни народов Севера. Нефтяные и газовые трубы прорезали территорию, перекрыв оленям доступ к новым пастбищам и воде. Традиционное рыболовство стало затруднительным, поголовье оленей уменьшилось, на вертолётах и треках к ненцам стали завозить продукты питания глобалистического класса — чипсы, колу, сладкие палочки «Твикс» и даже мобильные телефоны. В обмен на этот «мусор» ненцы отдают дорогостоящие панты и меха. Под давлением цивилизации уклад жизни народа начал меняться. Молодёжь вновь затосковала по большим городам.

— Интересно, как она собралась противостоять этому?

Фото предоставлено Евгенией ГоловняФото предоставлено Евгенией Головня
Е.Г.: Перед Анной встала задача, казалось бы, непреодолимой силы. Кочуя, дети остаются без образования, без родителей, а если их забирать в город, они навсегда могут потерять свои корни. Усыновляя по разным причинам ставших сиротами детей, она мечтала сделать из них настоящих ненцев, которые не оставят в будущем свой край, свой народ.

У неё в семье существуют строжайшие принципы. И один из них, как она считает, основной ненецкий принцип — принцип повиновения воле родителей. Во всём, даже в выборе жены или профессии. И ещё одно безоговорочное соблюдение правил — Анна требует соблюдения всех православных обрядов, праздников, знания молитв наизусть.

Малые и подросшие, взрослые дети — все в семье зовут её мамой. И воля её для них священна. В основу воспитания положен ТРУД. Даже малыш, который едва встал на ноги, обязан трудиться, принести хотя бы одну веточку для костра, помыть чашку, убрать за собой игрушки после игры.

Анна не даёт им шанса ослушаться родительской воли. «Ослушаешься моей воли — уйдёшь, на помойке в большом городе помрёшь, прокляну и лишу наследства». Наследство — это, как правило, олени. Ухаживать за ними учат с детства. Олень — друг, олень — кормилец, олень — богатство. У Анны уже всё решено заранее. Этот пятилетний малыш будет оленеводом. Этот паренёк постарше — строителем, а одиннадцатилетний Тёма будет священником. После окончания школы они могут уехать, если она предопределила им учиться дальше. Но после учёбы обязаны вернуться. Её цель — сохранение национального единства культуры, традиций и семьи на своей родной территории. И она к ней идёт. За это её можно уважать, и тем она и интересна.

— Вряд ли Анна сможет полностью изолировать жителей своей коммуны. Поддерживают ли её местные жители?

Е.Г.: Кто-то поддерживает, а кто-то категорически против. Кто-то в растерянности. Я тоже не знаю, как правильно. Я не вправе судить. Думаю, и никто другой. Время покажет.

А то, что она из подобных детишек собрала семью, то, что они сыты, одеты, учат родной язык, изучают легенды и мифы, приобретают навыки кочевья, здорово. Я бы мечтала для своего внука о таком детстве. Но на вопрос: хорошо или плохо то, что она лишает их права выбора относительно будущей жизни, у меня нет ответа.

Если выросшие дети покинут свою землю, у них будет больше шансов приобрести все «болезни» цивилизации, исчезнуть, стать планктоном. Особенно в нынешнем, капиталистическом «раю». Город их погубит. Она пытается изолировать их от воздействия внешней культуры, только процесс проникновения неизбежен. Европейские игрушки, музыка, часы, мобильные телефоны, одежда в виде пуховиков вместо традиционных ягушек из оленьей шкуры и есть многое другое, от чего уже трудно отказаться.

Анна, несомненно, обладает некой мистической силой. Она считает себя воплощением Даниила Андреева на земле, автора книги «Роза мира». Общается с Лермонтовым, с Архангелом Михаилом, считает их своими ближайшими родственниками. Для неё не жизнь, а смерть начало духовной жизни.

Спорить с ней бессмысленно, она великолепно владеет словом и даром убеждения. При этом она очень образованна и лишена сомнений. Анна Неркаги, без сомнений, ярчайшая личность современности. К ней тянутся люди. А те, кто не приемлет её философии, осуждают. Но только ей удалось сделать то, что она сделала.

— Как же Вы уговорили её стать героиней документального кино?

Е.Г.: О суровом и бескомпромиссном характере Анны Неркаги я была наслышана задолго до встречи. Он просвечивал во всех её публичных выступлениях, в интонациях её низкого хрипловатого голоса, в поступках, в принятии бескомпромиссных решений. В случае несовпадения взглядов, она вполне могла отправить меня восвояси…

Первая встреча с Анной Павловной произошла в Салехарде, куда она приехала из фактории Лаборовой. В результате многочасовой беседы она согласилась на съёмки.

Прежде, чем окончательно отправить съёмочную группу в экспедицию, я встречалась с Анной ещё несколько раз. Говорили, обсуждали концепцию будущего фильма, спорили…

На съёмки полетела Екатерина. Я по некоторым причинам не смогла вылететь в экспедицию. Из Салехарда до Лаборовой путь неблизкий. В микроавтобус, типа московской старой маршрутки, набились с аппаратурой и личными вещами восемь человек. Потом на пароме переправились в Лабытнанги, а через пару-тройку часов перегрузили вещи в «Урал» и сами пересели в трекол.

«Через Байдарацкую тундру дорог нет… одни направления» — тот, кто впервые пускается в подобное путешествие, никогда его не забудет. Внутренности в свободном полёте, прыгают по всему обессилевшему от ухабов и впадин дороги телу.

Пять часов езды до Лаборовой растрясают сознание, которое пытается совместить перекосы нашей цивилизации, бескрайность просторов нашей Родины и тревогу от предстоящей встречи с Анной Павловной.

Чтобы донести до группы важность нашей поездки на край земли, Екатерина и я воспользовались словами Альбера Камю: «Говорят, великие идеи прилетают в мир на крыльях голубки. Прислушаемся: может быть, мы различим среди грома империй и наций слабый шелест её крыльев, тихое дыхание жизни и надежды. Одни скажут, что надежду эту несёт народ, другие — что несёт её человек. А я убежден, что она живёт, дышит, существует благодаря одиночкам».

Героиня нашего будущего фильма Анна Неркаги, возможно, и есть та самая одиночка. Анна — это явление миру Личности. И в этой Личности нам придётся искать истоки, найти смысл будущего фильма. Никто не знал, как она отнесётся к остальным членам группы, согласится ли подпустить их к себе также близко, как меня.

— Изменилась ли концепция фильма от первоначальной, влияла ли Анна Неркаги на ваш творческий процесс, и какой вы увидели её семью?

Е.Г.: Раздолбанная, изрытая колеями, единственная дорога, пролегающая через единственную улицу Лаборовой, просто вопила о том, что классики на то и классики, что их изречения вечны.

Одна из «главных бед России» криво усмехалась нам, посланцам XXI века. Лаборовая — это зимняя фактория, населённый пункт, в котором есть магазинчик (в нём нет алкогольных напитков — это табу, установленное Неркаги), школа, около десяти деревянных домов и маленькая часовенка. Этот посёлок — детище Неркаги.

Здесь семья переживает долгую и суровую зиму.

То, как происходило «вхождение» в фильм, лучше понять из записей Екатерины. Ведь ей пришлось провести почти два съёмочных месяца в тундре бок о бок с Неркаги.

«…Нас поразили классы. По московским меркам, любая элитная школа обязана позавидовать! На стенах одного класса развешаны чучела песцов, лис, орлов, головы оленей, медвежьи шкуры. Как мне показалось, представлена вся живность, которая водится в этих краях. И не один-два экземпляра — а на всех четырёх стенах от пола до потолка! В двух других кабинетах также плотно развешены и выставлены музейные экспонаты старинной ненецкой утвари, украшения из оленьих шкур, кожи и металла, привезённые в эту школу с археологических раскопок.

Как позже объяснила Неркаги, очень важно, чтобы детей с раннего детства окружали знакомые вещи. В них живёт дух народа. В них заключена и жизнь, и игра. От расставленных в классе маленьких чумов, имитирующих жизнь настоящего большого чума, с постелями под ненецким пологом, с ручной работы игрушками исходит давно забытое жителями больших городов ностальгическое чувство ДОМА.

Излучают уют миниатюрные нарты, старинные люльки, с национальными куколками из тряпочек с лицами из утиных клювов, домашняя утварь, какие-то камешки, веточки…

Я невольно вспоминаю прямоугольные московские школы из стекла и бетона. Пустующие стены классов, изредка оформляемые к наступающим праздникам однотипными «постерами» и «билбордами» … В одной из таких школ учится и мой сын. И в эту минуту мне нестерпимо хочется поделиться с ним этим кусочком тепла и внимания к жизни»…

«…Наутро мы продолжили наш путь вместе с Анной Неркаги. Аппаратуру и вещи погрузили в вездеходы и тронулись в путь. Дорога оказалась тяжеленной. Внутренности подпрыгивают, отделяясь от тела. Мы несколько раз застревали, и нас вытягивали вездеходами.

Когда мы добрались до Щучьего озера, где находится детский лагерь «Земля Надежды», мы увидели небольшое поселение, в котором на самом видном месте возвышается большой деревянный храм. Это храм Архангела Михаила, одного из самых почитаемых Анной Павловной святых.

Рядом с Храмом — маленькая часовенка, в которой проходят чтения утренних и вечерних Правил. Такие импровизированные службы, где молитвы и Правила читают дети. Среди прочих «чтецов» Неркаги особо выделяет одного — Тёму, а если точнее, Отца Артемия. Мальчишке всего десять лет, но Неркаги уже определила его будущее — Тёма будет служить в местном Храме Архангела Михаила.

То, что Анна Павловна вершит судьбы всех, кто её окружает, нас не просто удивляет. Это ударяет по нашему «демократическому сознанию». Нас, в большом мире, ежедневно приучают «к свободе выбора». Но на каком-то глубинном уровне я понимаю, что это чуть ли ни одна из самых важных составляющих моего понимания личности Неркаги.

Родительская воля… наше цивилизованное человечество о ней уже почти позабыло. Нас превращают в «детей общества» чуть ли не с рождения…

Разгружаться помогали «всем миром», даже трёхлетние малыши. Улыбчивые, приветливые и удивительно трудолюбивые. У Неркаги такие правила — ТРУДИТЬСЯ, НЕ ССОРИТЬСЯ и… НЕ ПИТЬ! Последнее правило, скорее для приезжих строителей. И эти законы безропотно выполняются»….

«…Для ночлега нам выделили класс в маленькой местной школе. При входе в школу стоит небольшая часовенка, на стенах которой, вручную записаны молитвы первых выпускников школы. Вся школа состоит из четырёх кабинетов, крошечной кухоньки и маленькой молельной комнатки, где, помимо прочих икон, висят удивительно личностные, поражающие своей самобытностью, светящиеся иконы, написанные Зоей Павловной Неркаги, родной сестрой Анны Павловны»…

«…Мы вышли на «улицу» (привычно называю улицей). Было ужасно промозгло и холодно. Наш звукооператор Юра Дёмкин, прислушиваясь к «фонам», которые после московского гула привлекли его профессиональный слух своей звенящей тишиной, поднял палец вверх: «Слышите?» Он, призывал уловить отдельные звуки, пронизывающие эту дышащую природой тишину»…

«…Я слушаю Анну Павловну, её низкий уверенный голос, вижу её твёрдый взгляд, лишённый малейшего заискивания с окружающей реальностью, и неожиданно для себя физически начинаю ощущать, как меня покидают вбитые с детства истины. Я безоговорочно верю ей» ….

Так из этой мозаики чувств и познания складывался фильм. Материал оказался глубже и многограннее, чем наши первоначальные представления. К сожалению, мы ограничены хронометражём не более часа. А можно было бы сделать три часовых фильма, и уверяю Вас, все смотрелись бы с интересом.

Анна знает, что мир ей уже не переделать. Но, она видит свою задачу в том, чтобы не дать миру погибнуть. Она поворачивает время против часовой стрелки, пытаясь вновь примирить Труд, Веру и национальную Культуру своего народа.

«В жизни кончилось моё личное время и началось другое. Богово. Ни один момент его не принадлежит мне и не может быть потрачен по моей воле», — говорит Анна.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Весна пришла в Бруклинский ботанический сад
  • Россияне обыграли Германию на чемпионате мира по хоккею
  • Acura RLX Advance 2014 — автомобиль будущего
  • Сборная России одержала победу над сборной Германии
  • Налог на роскошные авто будет введён в ноябре 2013 года


  • Top