Председатель фотоклуба Михаил Лысенко: Сделать мир хоть капельку добрее


Председатель фотоклуба «Юрис» Михаил Лысенко. Фото предоставлено Михаилом Лысенко Председатель фотоклуба «Юрис» Михаил Лысенко. Фото предоставлено Михаилом Лысенко Председатель фотоклуба «Юрис» Михаил Лысенко – человек, тонко чувствующий и настроение людей, и состояние природы. Он – отличный фотограф, большой охотник до путешествий по Крыму в любую пору года. Михаил Николаевич доброжелателен по натуре, общителен, внимательный собеседник и преданный фотоделу человек. Благодаря этим качествам Михаила Лысенко избрали председателем клуба «Юрис».

– Михаил Николаевич, что притягивает людей в фотоклуб?

М.Л.: Сегодня у людей существует проблема – отсутствие нормальной самореализации. Даже люди, материально хорошо обеспеченные, не чувствуют себя удовлетворенными жизнью. «Тупое» зарабатывание денег их не устраивает. А изначальная цель творчества – сделать этот мир хоть капельку теплее, добрее, лучше.

– Имеет ли значение возраст человека?

М.Л.: Нет, конечно. Возраст членов клуба самый разный – от школьников до дедушек. Членство в клубе не касается также социального статуса, семейного положения. Скорее, здесь действует принцип: подобное ищет подобное. У нас в клубе есть инженеры, рабочие-станочники, бизнесмены, есть студенты и школьники. Правда, молодёжи не так много, как хотелось бы, что слегка огорчает.

– Как удаётся столько лет сохранять в клубе атмосферу согласия, дружелюбия, творческий настрой?

М.Л.: Всё зависит от того, каков был фундамент. А основы были заложены три десятилетия тому назад. Есть люди, которые способны сплачивать вокруг себя других. Их совсем немного. Фотоклуб в Краматорске родился потому, что появился Голыгин, кадровый военный. И хотя его профессия далека от фотодела, он настолько полюбил фотографию, что решил организовать городской клуб.

Спустя почти 30 лет, Юрий Егорович в силу возраста и появления новых технологий отошёл от руководства, но клуб не покинул, и по возможности участвует во всех его делах. И народ единогласно избрал Голыгина почётным Президентом фотоклуба «ЮРИС», названным, кстати, в его честь. А мы с опытным фотохудожником Павлом Яблонским, председателем художественного Совета клуба, разделили обязанности по руководству: я занимаюсь просветительской работой, Павел Витальевич, как профессиональный фотограф, является председателем худсовета.

– Значит, вы вдвоём учите людей основам фотомастерства?

М.Л.: Не так. Мы сказали клубовцам: мы не будем вас учить фотографии, мы будем стараться помочь вам понять мир искусства, суть искусства и определить, каким языком вы хотите выразить себя. Человека невозможно НАУЧИТЬ, человеку можно помочь НАУЧИТЬСЯ. Нужен внутренний посыл.

Расскажу короткую историю из жизни древнего китайского мудреца Конфуция. Когда к Конфуцию приехал один журналист, говоря современным языком, и спросил у учеников: «Чему вас учит учитель, вы всё время говорите на разные темы?» Они ответили: «Он нас ничему не учит».

Пришедший был удивлён: «А почему вы сюда приходите?» Те отвечают: «А он нам подсказывает, какие способности нам развивать, чем мы должны заниматься, чтобы двигаться дальше». Вот этот принцип мы используем в фотоклубе.

Интересно, что сейчас в клубе нет таких двух-трёх ярко выраженных лидеров, которые отрываются ото всех. Наоборот, почти все фотографы находятся на одном уровне. Есть, конечно, отдельные очень интересные работы, но они есть у многих.

– Раз способности к творчеству даны не каждому, а обучить этому невозможно, тогда что делать человеку, не обладающему таким талантом, выбросить фотоаппарат?

М.Л.: Не надо отчаиваться. У нас в фотоклубе мы можем помочь человеку развить ту жилку, ту способность, которая заложена в нём. Но работать над собой фотолюбитель должен сам. С другой стороны, есть многие безупречные по качеству исполнения работы фотохудожников, называемых ныне корифеями фотографии, сделанные по всем правилам золотого сечения, с правильно выстроенными диагоналями, с расстановкой акцентов, которые совершенно не греют. Посмотрел, сказал: «Ух, ты, умеет…» И… забыл. И не тянет вернуться к этому фото на выставке, вновь перелистать страницы фотожурнала… Тем более не хочется повесить такое фото в раме у себя дома. – Какой же должна быть фотография, чтобы она притягивала взгляд? К чему должны стремиться члены фотоклуба в своём творчестве?

М.Л.: Фотография должна в любом случае призывать человека думать, чувствовать, приглашать к сопереживанию.

– Важно ли настроение человека в момент съёмки?

М.Л.: Важно. К творчеству прикасаться нужно, как мне кажется, с лёгкой душой, чистым сердцем, где нет ни горечи, ни злобы, ни отчаяния. Потому что всё, что ты «натворишь», отразится на твоих снимках, в музыке, стихах. И это ты понесёшь людям, своим зрителям. – Вы считаете главным в фотографии беседу со зрителем?

М.Л.: Мне вообще нравится, когда персонажи фотографий, предметы взаимодействуют друг с другом и зрителем, даже если сюжет при этом кажется наивным.

Наверное, мы живем, пока в нас искрится интерес к окружающему миру, к людям, которые вокруг. Интерес возникает к диалогам, в которые вступают люди и предметы. Именно этот интерес толкает к творческому поиску. Снимки, полученные в результате таких поисков, могут быть, по итогам оценок жюри современных конкурсов, просто примитивными.

– Тогда, что считать критерием художественности?

М.Л.: То есть что отличает «высокохудожественную» фотографию от «просто художественной» или «любительской»? Высокохудожественный снимок должен побуждать зрителя разделять с автором фотоработы одни и те же мысли и чувства, а не просто должен быть классно выполненным.

– На заседаниях клуба уделяют внимание тому, как создавать такие выразительные снимки? Практикуется анализ фоторабот?

М.Л.: У нас был целый цикл лекций на тему: как самому стать себе критиком. Приведу аналогию: когда человеку плохо, он идёт на консультацию к психологу. От специалиста человек уходит с конкретным результатом. Когда снова на душе кошки скребут, он снова идёт к психологу. Но разумнее было бы научиться самому разбираться в себе, стать себе другом и психологом, чем у кого-то спрашивать совета. Так и с фотографами: желательно максимально научиться видеть свои ошибки в фотографии, чтобы совершенствоваться в мастерстве. Однажды мы специально пригласили фотохудожника-профессионала из соседнего города, чтобы он помог нам освоить тонкости анализа своих работ.

– Все ли выдерживают критику, пусть даже дружескую, в рабочей обстановке?

М.Л.: Не все. Бывает, уходят из клуба именно из-за того, что не могут выслушать замечания по поводу своего снимка. Но ведь создание любой художественной работы невозможно без нормальной здоровой критики. Человек должен понять, где он ошибается, чтобы исправить и двигаться дальше.

– Каков стиль общения в клубе?

М.Л.: Наше общение, скорее, похоже на дискуссию, но с постоянным отвлечением на параллельные темы. Наверное, это свободное ведение беседы и привлекает людей. Мы не ведём учебных занятий, технических вопросов на заседаниях не разбираем. Сейчас в Интернете много всего, и в инструкции к камере 300 страниц текста. Читай и нажимай кнопку «шедевр», только её нет.

– Клуб – это, прежде всего, обмен мнениями, общение на определённые темы. Фотосъёмка – это способ выразить своё мироощущение. Что именно вас побуждает браться за фотокамеру?

М.Л.: Такой вопрос я периодически задаю себе. Что заставляет меня и других изрядную долю свободного времени отдавать увлечению фото? Пожалуй, это потребность действий, потребность самовыражения. Хотя есть ещё один большой плюс: занятие творчеством – это и путь к долголетию, к поддержанию психического и физического здоровья.

– Спасибо за интервью. Творческого долголетия и новых шедевров!


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Янь Чжэньцин — искусный каллиграф династии Тан
  • Смерть девушки вызвала массовые протесты в Пекине
  • Местные власти в Китае выполняют только треть решений правительства
  • Филантроп Дэвид Кох восхищается Shen Yun в театре, носящем его имя
  • Рост рынка жилья в крупных городах Китая замедлился


  • Top