Китайские искусства: путешествия через области национальных меньшинств Китая


«Мы вошли в старый школьный автобус на главной дороге. Тогда мы не смогли проехать в деревню, потому что не было никаких дорог», — сказала 76-летняя жительница Дель-Мара Беа Робертс из Сан-Диего, вспоминая свою поездку в отдаленную деревню в южном Китае приблизительно 16 лет назад.

Фото с сайта theepochtimes.com

Фото с сайта theepochtimes.com

«Иногда крестьяне не знали, что вы приехали, но в другое время они как-то узнавали. Тогда они угостили бы вас своим домашним рисовым вином. Раз вы пришли пешком, предполагается, что вы пьете рисовое вино. Затем вы идете на главную деревенскую площадь, где все собираются. Мужчины приходят со своей лушэн (бамбуковой флейтой). Они будут танцевать и играть свою музыку», — рассказывала Мара Беа Робертс.

Пока продолжаются спонтанные празднества, Робертс и её друзья любуются серебряными украшениями, хлопком ручной работы и конопляными одеждами, на которых старательно вышиты узоры и символы, представляющие историю и ценности народа, переданные через поколения.

Очарованная увиденным, Робертс начала собирать одежду и украшения китайских меньшинств. В настоящее время в картинной галерее Уильяма Д. Кэннона в Карлсбаде проходит выставка «Исчезающие традиции: текстиль и сокровища Юго-западного Китая», демонстрация частной коллекции Беа Робертс вышивок, костюмов и серебряных украшений национальных меньшинств Мяо и Дун южной провинции Китая Гуйчжоу.

Робертс долгое время была культурным антропологом, интересующимся украшениями и живописью. В то же время она — дизайнер ювелирных изделий, художник по текстилю и писатель. Ее книга «Исчезающие традиции» включает фотографии и описания образа жизни китайских меньшинств. Она также разработала и возглавляла обучающую программу в международном музее Mingei в Сан-Диего в течение 6 лет. Но прежде всего Робертс называет себя «бесстрашным путешественником».

В интервью с The Epoch Times она рассказывала о своих путешествиях в отдалённые гористые деревни в Китае в прошлом десятилетии и о своих наблюдениях об изменениях, произошедших в последние годы.

Ранние поездки в провинцию Гуйчжоу

Кроме основной этнической группы ханьцев, в Китае есть 56 групп этнических меньшинств, составляющих всего 9.4% всего населения. В 1997г., когда Робертс с друзьями отважились отправиться в южную провинцию Китая Гуйчжоу, там проживало более 18-и групп этнических меньшинств, самыми распространёнными из которых являлись Мяо и Дун.

Робертс вспоминала её первую поездку в Гуйчжоу: «Прежде всего, в этой области очень пересечённая местность, чрезвычайно суровая, с крутыми горами и глубокими долинами, и, таким образом, труднодоступная. Это было здорово, потому что деревни были оторваны от внешней среды, и они были чистыми и самостоятельными в своём собственном развитии».

Группу из пяти человек сопровождал местный гид, который также был переводчиком. «Расположенные на вершинах, эти деревни были очень небольшими и уютными. Не было почти никаких удобств. Мы остановились в небольшой старой российской гостинице. В ней были большие комнаты, бетонные полы, длинные прихожие, одна общая ванная, которая заставляла гадать, будет вода или нет. Половина окон была сломана. У этой гостиницы не было даже ни одной звезды! Это были времена, когда мы останавливались у крестьян в их домах», — рассказывала Робертс.

Несмотря на плохие жилищные условия, Робертс нравилось то, что она видела, и она оставалась там в течение трёх недель. Точно так, как поступил бы истинный «бесстрашный путешественник»!

В этих деревнях не было никакого письменного языка. Поэтому свою историю и ценности жители ткут и вышивают на своей традиционной одежде, таким образом делая её очень значительной частью их самобытности.

В своей книге Робертс написала: «Люди Мяо имеют немного имущества. Говорили, что во время Великого похода солдаты Красной армии Мао часто наталкивались на этих почти нагих людей, живущих в пещерах. Традиционную одежду, которую они имели, они прятали, поскольку правительство не поддерживало их характерные обычаи и традиции. Поэтому становится понятно, насколько важны для них эти традиции. Их самым ценным имуществом были их богато сшитые и вышитые праздничные костюмы, которые идентифицируют их как принадлежащих определенной группе и также указывают на их богатый семейный статус.

Дилемма модернизации

Робертс возвращалась в Гуйчжоу несколько раз, её последняя поездка состоялась в 2009г. Каждый раз, когда она приезжала, она видела изменения, произошедшие в деревне. Были построены дороги, реконструированы гостиницы и туристы валили валом. Условия жизни селян, кажется, улучшились, но ценой этого стало исчезновение их традиций. Для Робертс это было трагедией.

«Они были чисты в своём собственном бытии и самостоятельности до тех пор, пока не были построены дороги. Они теперь более доступны, и это — трагедия. Теперь, если вы приедете туда, там остались только бабушки и дети. Остальные все уходят, чтобы работать где-то в другом месте. Никто больше не заботится о традициях, — сказала она. — Когда мы приедем в деревни, они больше не будут счастливо танцевать. Теперь, так как их обычаи привлекают внимание, вы можете увидеть по их лицам, что они просто дают представление, потому что им за это платят. Это не идёт изнутри. Это настоящая трагедия».

В свою последнюю поездку она посетила Пекин, столицу Китая: «В 2009 я пошла в Пекинскую Олимпийскую деревню, где они сделали парк национальных меньшинств с деревней Донг, деревней Мяо и так далее. Это походило на Диснейленд, и мне хотелось кричать! Так как это не имеет никакого отношения к тому, как это действительно было.

Я вижу, что существуют два полностью различных Китая. У людей, которые живут в крупных городах, нет реалистической связи с сельским районом. Я также вижу это в других частях Китая».

Она также заметила это разложение и коммерциализацию этнической культуры повсюду в стране: «Я была на всём протяжении Великого Шёлкового Пути в провинции Синьцзян. Я хотела побывать в Пещерах Дуньхуана. По пути назад я села в громыхающий поезд, который даже не останавливался в Пещерах. Он только замедлил скорость. Теперь есть отели повсюду на Великом шелковом пути».

Провинция Синьцзян находится на далеком западе Китая с протяженной границей с Монголией и Казахстаном, и является родиной уйгурской этнической группы: «Я была в уйгурской области раньше. Я видела, как были угнетаемы уйгуры после того, как туда прибыли ханьцы. Во-первых, они сослали туда диссидентов. Затем они обнаружили редкоземельные полезные ископаемые, такие как уран. Таким образом, они завезли больше людей и начали добычу. Потом ханьцы осознали, что у них возникла проблема, потому что область была хорошо организована меньшинствами. Так, подобно тому, как сделали русские, туда послали ханьцев и дали работу: через 2 месяца Вы находите жену, или мы выбираем вам её».

«Когда мы посетили Кашгар, — сказала она о городе в Синьцзяне, — это было невероятно, удивительно. Но теперь вы читаете в газетах о восстаниях. Та же самая вещь произошла в Тибете. Я была в Лхасе перед тем, как туда вошли ханьцы. Как только я увидела, что они начали строить железную дорогу, я подумала: «Этому (Тибету) конец»». Ценность традиции

Робертс написала следующий параграф в конце своей книги: «Обзор изменений, произошедших в национальных меньшинствах Китая, был и захватывающим, и тревожным. Должно быть признано, что группы меньшинств — не музейные экспонаты. Они заслуживают современных условий образования, лечения, доступа к рынкам и интеграции в широкое общество, и все это должно происходить быстро.

Вызывает беспокойство ослабление, если не потеря, национально-культурной специфики и навыков. Форма основной национально-культурной специфики остаётся, но участие сообщества и семьи уменьшается».

Как у жительницы Запада, у Робертс есть редкое чувство оценки и понимания древней культуры. Её дом в Южной Калифорнии заполнен «ценностями» со всего мира. Очень любезно с её стороны — бесплатно предоставить на всеобщее обозрение дорогие её сердцу коллекции.

Последняя выставка проходила в Школе дизайна Дэвиса. «Много студентов из Китая обучаются в Школе дизайна. Они посетили мою выставку, и я поняла, что они ничего не знают о национальных меньшинствах и истории своей собственной страны. Я надеюсь, что они могут узнать о чем-либо из неё», — сказала Робертс.

«Исчезающие традиции» будет проходить до 2 июня в Картинной галерее Уильяма Д. Кэннона в Карлсбаде.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Китайские потребители страдают от инфляции
  • Нефрит набирает популярность в современном Китае
  • Отдел пропаганды Китая теперь контролирует и новости о самоубийствах
  • Договор аренды спутника — показатель свободы прессы на Тайване
  • Государственные компании Китая тратят миллиарды на банкеты


  • Top