Эрмитаж или МНЗИ? Делёж опасен


На недавней встрече президента РФ со страной в прямом телеэфире произошла поразившая многих сцена резкого обмена прямо противоположными мнениями директоров двух высоких художественных музеев. Ирина Антонова — директор московского Музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина предложила президенту передать коллекцию импрессионистов из Эрмитажа в ликвидированный в 1948 году Музей нового западного искусства (МНЗИ), если будет принято решение «о его реабилитации и возрождении». Явно поражённый таким эмоциональным напором, директор Эрмитажа Михаил Пиотровский ответил чётким отказом.

Минутная готовность. М. Пиотровский и Д. Гранин готовятся к круглому столу. Фото: Татьяна Петрова/Великая Эпоха (The Epoch Times)Минутная готовность. М. Пиотровский и Д. Гранин готовятся к круглому столу. Фото: Татьяна Петрова/Великая Эпоха (The Epoch Times)

Однако вскоре премьер Дмитрий Медведев поручил Минкультуры РФ до 3 июня рассмотреть данный вопрос.

Общество, особенно в Петербурге, встало на защиту не только цельности Эрмитажа, одного из трёх ведущих музеев мира, но и всего музейного пространства России. Вопрос реституции культурных ценностей – серьёзный камень преткновения для развития дружеских отношений для всех стран мира. Для нашей страны, прошедшей за XX век многочисленные периоды социальных бурь, теперь разделённой на много государств, прецедент перетасовки культурных ценностей может стать началом серьёзных конфликтов.

15 мая РИА Новости Петербурга собрало руководителей ведущих музеев города и известных деятелей культуры за круглым столом «Санкт-Петербург против разорения Эрмитажа».

История Музея нового западного искусства

Борьба между Москвой и Петербургом за искусство длится без малого век, рассказывает хранитель коллекции импрессионистов Эрмитажа Альберт Костеневич. Он напомнил, как экспроприировались и насильно перемещались частные и музейные коллекции в послереволюционной России. Так в 1922 году произошло изъятие части шедевров Эрмитажа. «Об этом писал в своем дневнике еще художник Александр Бенуа. В 1922 году на Эрмитаж нагрянул десант московских искусствоведов во главе с Грабарём. Их задача была отобрать лучшие шедевры», — говорит искусствовед. Часть из них была подана за границу. В 1924 году в Москву было отправлено ещё 200 произведений, а «к 1930-м годам более 500 значительных вещей перекочевало в Москву».

МНЗИ в Москве был создан в 1928 году из национализированных советской властью крупных собраний известных коллекционеров и меценатов И. Морозова и С. Щукина. 93 картины были переданы Эрмитажу и сразу же были представлены публике в его залах. После ликвидации МНЗИ в 1948 году, как «рассадник низкопоклонства перед упаднической буржуазной культурой», на основании тайного приказа Сталина, его коллекция была распределена между Эрмитажем и московским ГМИИ имени Пушкина. В Эрмитаже вся коллекция была выставлена в залах музея сразу после XX съезда партии, на котором был разоблачён культ личности Сталина.

«Эти вещи были переданы в Эрмитаж в качестве компенсации за то, что в Москву попали шедевры старых мастеров. Тогда в Москве появилось старое искусство, в Ленинграде — новое», — резюмирует М. Пиотровский.

Мнение культурной элиты Петербурга

При непростой истории этих бывших частных коллекций вызывает удивление используемое И. Антоновой понятие «реабилитация музея». Юлия Кантор, доктор исторических наук, советник директора Эрмитажа говорит, что именно МНЗИ являет собой «памятник беззакония, грабежа двух меценатов и собирателей». По её мнению, нынешнее желание директора музея Пушкина – это продолжение «большевистского подхода. «Потому, что в 20-е годы и в начале 30-х из Эрмитажа изымались на продажу вещи под тем же девизом: «Эрмитаж богатый. Он не заметит» [цитата И. Антоновой]».

Почётный гражданин Петербурга Даниил Гранин расценивает наличие импрессионистов в Эрмитаже, как факт спасения этих художественных ценностей и, с другой стороны, он считает, что «эти картины помогают уйти от сталинизма». «Недопустимо искалечить Эрмитаж. Это губительно для духовной жизни», — утверждает известный писатель.

Директор Музея-заповедника «Царское село» Ольга Таратынова предупреждает, что начало внутренней реституции может открыть «ящик Пандоры». Она напомнила, что все музеи европейской России складывались постепенно, все пострадали в ходе войны: коллекции эвакуировались, перемещались. Только путь переговоров, а не административное вмешательство может решить проблемы, по мнению директора.

Директор Музея-заповедника «Петергоф» Елена Кальницкая также считает, что только терпимое отношение музеев друг к другу может разрешить ситуации, когда в результате послевоенных перемещений коллекции оказались не в «родных» дворцах. Такие отношение терпимости сложились в Петербурге. Существуют различные формы взаимодействия, например, передача вещей на временное хранение.

Сдержаннее других был на встрече директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. Он подтвердил своё отрицательное отношение к «вопросу, которого не должно было быть», также считая его «опасным прецедентом, нарушением музейного пространства страны». Он рассматривает сохранение целостности Эрмитажа, как объективную заботу об образе Петербурга и надеется, что музейное сообщество, которое соберётся 21 мая в Минкультуры «сможет доказать, что умеет серьёзно обсуждать».

Мнение общества

Смольный – правительство Петербурга, депутаты выступают за неделимость Эрмитажа.

Свое критическое мнение высказала директор Музеев Кремля Елена Гагарина: «Мне кажется, что такой передел совершенно неправомерен. Зачем нужно все это возвращать? Тогда нужно было бы Антоновой вернуть всё, что ей было передано из Эрмитажа. Тогда мы [Музеи Кремля] должны были бы обратиться в Третьяковскую галерею, чтобы все те кремлевские иконы, которые находятся там, вернули в Кремль».

В Интернете, по инициативе петербуржцев, идет сбор подписей в защиту Эрмитажа, их уже около 30 тысяч. Болельщики клуба «Зенит» обещают держать оборону, если придётся.

Председатель правления Всемирного клуба петербуржцев Валентина Орлова рассказала, что, ежедневно получая вопросы своих встревоженных зарубежных членов, клуб составил письмо, защищающее неделимость коллекций Эрмитажа.

В «клубе» моего питерского двора также звучит не только дружно-твёрдое «Нет», но коварные вопросы: а нет ли умысла продаж (такое бывало!), а не потеряется ли что-то «в пути», а нет ли за всем умысла «божьего»? Людям свойственно переживать.

Поэтому сегодня М. Пиотровский уже говорит так: «Я раньше думал, что общество нездорово, но за последние несколько дней я понял, что общество очень здорово, поскольку за Эрмитаж вступаются даже те люди, с которыми я лично долгое время был не в ладах».


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Таллинскому шоссе угрожают провалы
  • Польша и Россия готовы к сотрудничеству в сфере экологии
  • Монорелигиозные взгляды Минюста
  • В чьих руках спасение утопающих?
  • Магия цветов, или легенда о благороднейших каллах


  • Top