Сказки дедушки Месяца. Машенька и Берёзка


Берёзка. Фото: Николай БогатырёвБерёзка. Фото: Николай БогатырёвПосле длинного, жаркого дня, как и полагается, наступила ночь, и на тёмно-синем небе засиял месяц.

Если вы посмотрите в волшебный телескоп, то увидите, что месяц – это древний старичок в остроконечном колпачке, с козлиной бородкой, а звёзды – это его внучата.

Вот эти любознательные непоседы окружили дедушку, и давай выпрашивать: «Расскажи сказку! Расскажи сказку!»

Дедушка Месяц погладил седую бородку, задумчиво пощурил глаза и начал:

«Помнится мне история, которой поделилась со мной знакомая Берёзка.

Росла она, да и сейчас растёт, у пожилого трёхэтажного дома с вытянутыми окнами, серой покатистой крышей и высокими потолками в квартирах. В этом доме жила маленькая девочка, звали её Машенька. Как и все особы женского пола, Машенька любила модничать… не так, чтобы очень сильно, но всё же ей нравилось быть красивой.

Машеньке было почти 6 лет, и она мечтала, чтобы ей прокололи ушки и купили серёжки-гвоздики с каким-нибудь ярким камешком. Ведь подружка Светка уже давно красовалась в ослепительных гвоздиках с переливающимися голубыми камешками, хотя была старше Маши всего на несколько месяцев.

Вы только не подумайте, что гвоздики в ушки – это те же гвоздики, которые поддерживают картины на стенах или скрепляют какие-нибудь деревянные предметы. Конечно же, нет! Просто, видимо, у людей другого названия не нашлось.

Вот и настал этот долгожданный день: родители отвели Машеньку в какой-то кабинет, где тётя в белом халате сделала ей в мочках малюсенькие дырочки специальным приборчиком. Почему-то человек называет это устройство пистолетом. Конечно же, он не стреляет пулями, но у людей есть много странностей, например, нарекать вещи чужими именами.

После процедуры Машенька шагала прямо-таки счастливая, и её радостное лицо лучилось ярче бирюзовых камешков в ушках.

И на улице было так чудесно! Погода по-настоящему весенняя: пригревало ласковое солнышко, тёплый ветерок носил в воздухе дурманящие вешние запахи.

Родители девочки остановились у дома и наслаждались прекрасной погодой.

Малышке совсем не хотелось сидеть на скамейке рядом с родителями. Она бродила по двору и внимательно рассматривала всё вокруг.

Когда девочка подошла к крыльцу своего подъезда, то обратила внимание на растущую неподалёку великолепную берёзку с молоденькими изумрудными листочками и золотистыми серёжками.

– Папочка, мамочка, что это такое у берёзки выросло? – произнесла с любопытством девочка.

– Где, доченька? – переспросила мама.

– Да вон, рядом с зелёненькими листочками, появились какие-то маленькие хвостики!

– Это не хвостики, – улыбнулся папа, – это берёзкины серёжки.

Конечно же, берёзка каждую весну нанизывала свои великолепные украшения, но девочка заметила их впервые.

– Как это – серёжки?! Что, прямо как у меня? – удивилась Машенька.

– Ну, не совсем, как у тебя. У тебя же гвоздики, а у берёзки другие, – поясняла мама.

– Что значит другие? Если они не гвоздики, то кто тогда?

– Машенька, если спрашиваешь о каком-нибудь предмете – не о человеке или животном – правильно говорить «что». А берёзовые серёжки обычно так и называют – се-рёж-ки, – растолковывал папа.

– Почему это мои серёжки – это гвоздики, а берёзковые серёжки – это серёжки обычные?

– Если хочешь, давай придумаем им название, – предложила мама.

— А какое?

– К примеру… висюльки.

– Ну, да, мамочка, вроде бы подходит. Они же висят – пусть будут висюльки, – успокоилась любознательная девочка, но ненадолго. – А почему у меня всего два гвоздика, а у берёзки вон сколько много висюлек?

– Так задумано матушкой-природой, это она обряжает берёзку, – ответил папа.

– Понятно… – задумчиво произнесла девочка и продолжила:

– Папочка, мне бы очень хотелось несколько висюлечек взять с собой домой. Разреши, я сорву капельку!

Папа поднялся со скамейки, взял дочку на руки и поднёс к веточкам. Машенька потянула свои маленькие, пухленькие ручонки и сорвала несколько серёжек.

Дома она долго их разглядывала. И даже в тихий час она продолжала мучиться от множества прямо-таки атакующих её вопросов.

Мама и папа ушли на работу, а Машенька решила нарушить свой режим и направилась к бабушке в гостиную.

Старушка сидела в кресле в огромных очках с толстыми линзами. Её голову опоясывала резинка, которая крепилась к пластмассовым ножкам оправы. Этот нехитрый механизм удерживал тяжёлые очки на носу бабушки. В её руках невероятно быстро мельтешили спицы – торопились довязать свитерок для Машеньки.

Шерстяной малиновый клубочек путешествовал по полу, а кошка Матильда внимательно наблюдала за ним, но уже не охотилась, как бывало прежде, потому что находилась в почтенном возрасте.

– Бабушка, бабушка, у меня есть всякие вопросы, которые никак не хотят уходить! Они не дают мне уснуть.

– Машенька, если ты не отдохнёшь в обед, родители нас с тобой отчитают, – бабушка посмотрела на внучку поверх очков.

– У меня немного вопросов! И если я всё повыспрошу, то обязательно тут же засну!

– Обещаешь?

– Честное детсадовское! – торжественно воскликнула девочка.

Бабушка отложила вязание, сняла очки и приготовилась внимательно выслушать внучку.

– Бабушка, а почему у берёзки видимо-невидимо висюлек? Зачем они ей нужны? Она что, тоже любит помодничать? Если у неё серёжек так много, то, наверное, она большущая модница?!

– Серёжки?.. Без сомнения, они красят берёзку, но нужны они ей не для моды.

– А для чего?

– Для продолжения рода. Можно сказать, что это её детки.

– Как это – детки? Разве может быть такое, чтобы гвоздики или висюльки были детками?

– В природе много разных чудес, Машенька. У курочки тоже цыплёночек не сразу появляется – сначала зарождается яичко, а из яичка крохотный цыплёночек вылупливается.

– Бабушка, но курочка, она же птичка, а берёзка даже ходить не умеет.

– Машенька, всё же зверушки и растения – родственники. В книгах даже крохотную травиночку называют живой природой.

Машенька задумалась на мгновение: «Почему же папа утром назвал берёзовые серёжки – предметом, если они живые?»

Бабушка продолжала:

– Вот, к примеру, у дуба, есть свои детки, которые именуют жёлудями. Помнишь, мы с тобой их видели в нашем парке?

– Ну, да, помню. Когда мы ходили на горке кататься. Это такие маленькие орешки в смешных шляпках?!

– Верно, внученька.

– Но как же они могут быть детками? У большого дуба должен родиться маленький дубчик, и этот маленький дубчик будет сыночком большого дуба.

– Вот и рождается маленький дубочек из жёлудя, как цыплёночек из яичка.

– Как это?

– Очень просто. Спрыгнет жёлудь с веточки, спрячется в землю и лежит там, удобного момента дожидается. Потом лопнет его скорлупка и потянется к солнышку маленький росточек.

– А из маленького росточка вырастает дубочек?!

– Правильно, внученька.

– А маленькие берёзки как на свет появляются?

– Почти так же. Представь, что берёзовые серёжки – это девицы-красавицы. Вот собираются эти сестрицы по весне в хороводы и песни с плясками устраивают. Потом выбирают они в каждом хороводе главную сестрицу…

– Что значит «главную»?

– Думаю… ту, которая лучше всех танцует. Как бы королевой своего необычного бала её определяют.

– Как! У них бал?.. Прямо как в моей любимой сказке «Золушка»?

– Можно и так сказать, только он у них не во дворце проходит, а на ветвях. Коронуют девицы-красавицы главную сестрицу крошечным веночком из пыльцы. И начинает она от такого подарка расти и пухнуть, появляются в ней плодовые чешуйки с миниатюрными крылышками, которые помогает разносить по округе ветерок-трудяга.

– А из этих чешуек, как из жёлудей, появляются маленькие берёзки?!

– Точно, внученька!

– Ой, бабушка, что же я тогда наделала! Я сегодня девиц-красавиц с берёзки сломила, – девочка точно опомнилась, шустро сбегала в свою комнату, схватила серёжки с прикроватного коврика и принесла бабушке. – Видишь, вот они, несчастные! Теперь не устроят сестрицы бал, не выберут королеву и не вылупятся у берёзки деточки!

– Не беда, Машенька…

– Бабушка, ну, как же – не беда! Мама осталась без своих доченек! Их ведь нельзя бумажным клеем обратно приклеить?!

– Конечно, назад их не приладишь, как и время нельзя вспять повернуть. Но несколько серёжек – это совсем не страшно. Иногда люди срубают берёзку целиком, мебель делают из её древесины, или печь топят; по крайней мере, раньше топили, когда я была молода. Берёзовые дрова много тепла дают и горят долго. Человеку от берёзки, знаешь, сколько пользы! По весне, когда листочки ещё не раскрылись, бежит под белой корой сок к веточкам, называется этот период сокодвижением. Делают на берёзке надрезы и наполняют сосуды этим соком – полезный он очень. Правда, берёзка от этого ослабевает, да и в ранки могут пробраться микробы болезнетворные, поэтому надо замазать надрез глиной. И веточки ломают у неё – веники из них делают, чтобы в бане париться.

– Как это – париться вениками?

– Очень просто. Похлёстывают люди друг друга в парной, как провинившихся. Говорят, что такая процедура хворь из человека выгоняет и даже от сглаза помогает.

– И что же, не больно никому?!

– Есть немножечко, но ради здоровья надобно потерпеть. И почки с листочками у берёзки собирают, из них отвары делают целебные.

– Что значит «целебные»?

– Лечебные, значит, людей исцеляют от недугов разных. Берёзка и в хозяйстве хорошая помощница: из её берёсты чего только раньше не делали: и лукошки, и ковшики, и даже обувь плели – лапти. А ещё берёста служила человеку в качестве материала для письма – писали на ней раньше, как сейчас в тетрадках.

– Интересно… А что это такое берёста?

– Это верхний слой берёзовой коры. А по осенним берёзкам можно даже предсказать, какая весна будет: если берёзка начнёт желтеть с верхушки – значит, тепло придёт рано, а если снизу – весна поздней будет.

– Бабушка, а откуда ты так полным-полно знаешь?

– Из книжек деточка, в них как-никак страсть сколько сказано. Да и жизнь людей учит. Ты до моих лет доживёшь, тоже будешь немало ведать. Когда я была маленькой, мне тоже хотелось всё-всё знать…

– Жалко, что читать я пока не научилась. Я бы обязательно прочитала про берёзковые серёжки, и ни за что бы их срывать не стала. А теперь берёзка плакать будет без своих детей.

– Полно тебе уже, из-за чепухи кручиниться!

– Вовсе это не чепуха!

– Давай представим, что это был особенный случай, что их надо было собрать, как лекарственное средство.

– Бабушка, а может приключиться такой особенный случай, что меня у мамочки кто-нибудь заберёт или у тебя моего папу отнимут?

– Не говори глупости, Машенька! У людей такого быть не может, каждый ребёночек должен жить с мамой! Иди-ка лучше спать, иначе нам попадёт! – немного сердито произнесла бабушка, потом надела свои очки, взяла вязание со столика и застучала спицами.

Малышка ушла в свою комнату и долго гладила берёзовые серёжки. На глазах у неё наворачивались слёзки. Она подумала, что мама-берёзка крепко горюет о своих деточках, и представила, как бы она рыдала без мамы.

Часто Маша задумывалась над тем, почему она – это она, а кто-то другой – это не она. Кто так решил, чтобы кто-то был тем самым, кто он есть сейчас. Почему, когда её подружка Светка разбивает коленки, то больно только Светке, а остальные могут лишь её пожалеть. Почему кошка Матильда с удовольствием может съесть мышку, а Маша их до смерти боится, и ни за что на свете не стала бы ими питаться. Почему она родилась у своей мамы, а не у какой-то другой, например, у Светкиной или у мамы-кошки. Разумеется, Машенька очень любила своих родителей и была довольна тем, что она – это она. Просто малышка не могла понять, почему в мире всё так устроено.

Маша достала свою любимую шкатулочку, выложила из неё колечки, блестящие пуговицы, речные камушки… и осторожно уложила в неё берёзовые серёжки.

Уснуть девочка так и не смогла.

Вечером родители пришли с работы, поужинали, переоделись и отправились в кинотеатр, а может, к кому-то в гости.

Бабушка уложила внучку в постель. Потом, немного погремев посудой на кухне, улеглась и сама. Уже через несколько минут стало слышно её сопение.

Маша встала с кровати, достала из шкатулочки берёзовые серёжки и на цыпочках направилась в прихожую. Там она накинула кофточку, обула туфельки, взяла пластмассовый совочек, с которым обычно ходила играться в песочницу. И, открыв еле слышно дверной замок, вышла из квартиры.

Было уже поздно, и фонари освещали улицы. Машенька взглянула на небо, там было много-много звёздочек. Она вздохнула, подошла к берёзке и нежно провела рукой по коре.

– Прости меня, милая берёзка, за то, что забрала у тебя твоих малышей. Прости, пожалуйста! Я не знала…

Маша копнула лопаткой землю, поцеловала серёжки и, аккуратно уложив их в крохотную ямку, присыпала землёй.

– Вот, милая берёзка, теперь они рядом с тобой. Пусть случится волшебство, пусть из них вылупятся расточки!

Машенька снова провела ладошкой по стволу и ощутила на нём влагу, через мгновение, что-то капнуло ей на щёчку.

– Берёзка плачет, – сказала девочка и зарыдала.

– Не плачь, Машенька, – донёсся шёпот сверху. – Всё будет хорошо. Ты очень добрая, славная девочка. Маленькие берёзки обязательно вырастут… Отправляйся спать, малышка.

Машенька очень удивилась: ей никто, никогда не говорил, что берёзки умеют разговаривать.

Если честно, то такое бывает крайне редко. Со взрослыми деревья, да и другие немые существа, вообще никогда не пытаются заговорить. Ведь взрослые так и думают, что звери, цветы и мы – небесные светила, не умеем изъясняться. А вот с детьми – иногда всё-таки случается. Но поначалу это может даже ошарашить ребёнка. Вот и Машенька не знала, как себя вести и что ответить берёзке. Малышка направилась к подъезду. Подойдя к двери, она немного постояла, потом обернулась и прошептала:

– Спокойной ночи!

– Приятных сновидений! – услышала она в ответ.

Машенька уснула с безмятежной душой.

– Вставай, соня! – услышала она бабушкин голос.

Девочка в это утро спала дольше обычного. Протерев глаза, Машенька побежала на кухню, где собралась вся семья.

– Мамочка, я ночью ходила к берёзке… Она разговаривает, разговаривает, мамочка! И плачет она – слёзками настоящими!

– Доченька, это тебе приснилось.

– Нет, мамочка, всё было по правде! Всё на самом деле! Идём, покажу! – схватив маму за руку, девочка потянула, что есть силы.

– Машенька, успокойся, пожалуйста! – погладив дочку по плечу, обеспокоенная мать прислонилась губами к её лбу. – Пошли в постель, кажется, у тебя жар.

Маша действительно заболела, наверное, просквозил её поздним вечером весенний ветерок.

Лечили больную больше недели, даже несколько раз на дом доктора вызывали. Мама жаловалась ему на бред дочери по поводу говорящей берёзки. Доктор разглядывал девочку, задавал какие-то вопросы, выписывал лекарства и уходил.

Естественно, никто из взрослых не поверил словам малышки. И Машенька решила больше об этом никому не говорить, чтобы её не считали лгуньей или сумасшедшей.

А с берёзкой они очень подружились. Маша частенько выходила к ней тайком, чтобы поболтать. Правду говоря, они и сейчас дружат. Только вот Машенька – уже не Машенька, а Мария Владимировна, потому что выросла она давно и работает педагогом в средней школе, ребяткам биологию преподаёт. И свои детишки у неё есть – девочка и мальчик. Угадайте, как она их любит?! Несомненно, сильно-сильно-сильно-пресильно! В общем-то, как все мамы на свете.

Вот такая история», – закончил свой рассказ дедушка Месяц, устало потирая глаза.

– А ещё сказку!

– Ещё сказку!

– Дедушка-а!

– Расскажи!

– Расскажи! – загалдели неугомонные внучата.

– Хватит на сегодня сказок. И рассвет уже совсем близко. Пора отдохнуть. А завтра я поведаю вам другую интересную историю.

– О чём она?

– О чём, дедушка? – вопрошали маленькие трещотки.

– Завтра и узнаете, – ответил бородатый старичок, ласково потрёпывая сидящего ближе всех внука за кудрявый золотистый чубчик.

Потом он широко зевнул, закрыл глаза, уткнулся в белёсый меховой воротник и тут же засопел. Потому что наступило утро.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Появившийся, как в сказке, алмаз в 32 карата Koi становится легендой
  • Экстремальная сырная гонка прошла в Брокворте
  • Парк Славы России открылся в Америке
  • Смотрим фильмы онлайн бесплатно
  • Презентация мьюзикла «Кинг-Конг» состоялась в Мельбурне


  • Top