Реформы Си Цзиньпина застряли в середине пути


Си Цзиньпин, новый лидер коммунистической партии Китая, в декабре 2012 года сказал: «Мы однозначно должны установить в обществе авторитет Конституции и закона и позволить подавляющей массе людей в полной мере верить в закон». Однако его замечание означает совершенно разные вещи для разных людей.

Лидер коммунистической партии Китая Си Цзиньпин отвечает на вопросы журналистов 7 июня, после встречи с президентом Бараком Обамой. Фото: Jewel Samad/AFP/Getty ImagesЛидер коммунистической партии Китая Си Цзиньпин отвечает на вопросы журналистов 7 июня, после встречи с президентом Бараком Обамой. Фото: Jewel Samad/AFP/Getty Images

Для либеральной интеллигенции и пользователей сети Интернет в Китае это означало, что будет работать 35 статья Конституции, которая гласит: «Граждане Китайской Народной Республики имеют свободу слова, печати, собраний, союзов, уличных шествий и демонстраций». Замечания Си дали им основания в средствах массовой информации, в частности, на Sina Weibo, настаивать на свободе выражения мнений и предоставлении гарантий основных прав.

Для сторонников жёсткого курса коммунистического режима это означало нечто другое. Им более удобна 1 статья Конституции: «Китайская Народная Республика является социалистическим государством с демократической диктатурой народа. Саботаж … социалистического строя любой организацией или каким-либо лицом запрещён». Эта статья отражает борьбу с «контрреволюционными преступлениями» в 1950-х годах: любой, кого режим посчитает угрозой, будет уничтожен.

Такие совершенно разные видения существуют в современном Китае. Очень сложно будет развивать общество по двум противоположным направлениям.

Сторонники жёсткой линии

В китайской прессе в апреле, мае и июне появилось изумительное множество тяжёлых идеологических циркуляров, статей и внутренних директив, которыми сторонники жёсткой линии пытаются вычеркнуть из общества любые проблески прав и свобод.

Было, например, «Уведомление о текущей ситуации в области идеологии», выданное 8 мая Генеральной канцелярией ЦК компартии Китая. В нём говорится, что компартия выделила 7 моментов в идеологии, за которые в настоящее время требуется «напряжённо бороться» и которые должны «обязательно признать» рядовые члены партии. Низовые партийные группы по всей стране должны были изучить это и другие подобные уведомления.

Вполне вероятно, что 7 важных вопросов были аналогичны «семи запретным темам» — циркуляру для университетских работников, о котором сообщалось несколько дней спустя: со студентами нельзя говорить об универсальных ценностях, свободе информации, гражданском обществе, правах граждан, исторических ошибках партии, буржуазии и независимой судебной системе. Именно эти пункты были на повестке дня у либеральной интеллигенции, и теперь компартия строго запретила их обсуждение в университетских аудиториях.

После внутренних предупреждений была опубликована серия редакционных статей, начиная с 21 мая. Некоторые появились в партийном журнале Red Flag Manuscript, который определил конституционализм как «капиталистическую и несоциалистическую» идею.

Ещё более нелепую статью написал Лю Ячжоу, политработник в Национальном университете Народно-освободительной армии Китая. Он сказал, что «партийная натура» для члена коммунистической партии то же самое, что «вера в Бога для христианина». Далее делался вывод, что коммунистическая партия и есть Бог. Статью громко высмеяли в Интернете.

Идеологическую бомбардировку сторонники жёсткой линии провели, чтобы интерпретировать на свой лад заявления Си Цзиньпина о конституции и верховенстве закона, сделанные на различных встречах с конца прошлого года.

«Сторонники жёсткого курса хотят обозначить границы: независимо от того, как далеко вы хотите пойти, вы никогда не сможет пересечь их», — пояснил Вэнь Чжао, политический комментатор канадского отделения телевидения NTD, в телефонном интервью. Он несколько раз в неделю проводит анализ политических событий в Китае. «Они хотят прояснить некоторые моменты и подать некоторые факты так, чтобы укрепить свою позицию», — считает г-н Вэнь. Балансирование

Си Цзиньпин застрял в середине пути. С одной стороны, замедление экономики требует возложить надежды на подлинный и устойчивый рост, который основывается на увеличении доходов простых китайцев. С другой стороны, для проведения своих реформ он опирается на вездесущие щупальца государства в экономике, а также на компартию и огромную армию бюрократов.

Если Си свяжет свою судьбу с интеллигенцией и «правыми», как их называют партийные идеологи, и будет проталкивать серьёзные реформы, лишая коммунистов монополии на власть, он рискует стать «китайским Горбачёвым». С другой стороны, если он будет держаться левых сторонников «жёсткой линии», кризис будет увеличиваться. «Ситуация будет всё хуже и хуже, и в ближайшие несколько лет взорвётся», — считает Ши Цаншань, независимый политический аналитик из Вашингтона.

«КПК сейчас встречает огромные проблемы в сфере управления, — объяснил г-н Ши. — Самая большая проблема в том, что никто не верит компартии. Коррумпированных чиновников слишком много, а социальные изъяны стали экстремальными. Си Цзиньпин видит эти вещи и пытается решить их».

Обсуждение конституционализма и верховенства права было попыткой бросить правым косточку. Многие годы партийные лидеры говорили о «стабильности». Один из известных лозунгов Дэн Сяопина — «стабильность превыше всего». Это явное указание на то, что закон второстепенен. «Когда вы говорите, что закон превыше всего, тут начинаются различные интерпретации», — сказал г-н Ши.

Ян Цзньли, политический обозреватель и активист из Вашингтона, по поводу всей этой идеологической обработки сказал, что Си пытается угодить и «левым», и «правым». Си боится трёх вещей: массового восстания, если народное недовольство выйдет из-под контроля; раскола в руководстве режима и экономического кризиса. Си очень старается сбалансировать эти конкурирующие императивы, но время идёт и давление растёт.

Некоторые либералы, возможно, уже потеряли надежду на коммунистическую партию. Это может означать, что они не будут ждать от неё реформ и изменений, а будут непосредственно бороться против компартии. Если эта идея распространится, сдвиги могут стать значительными и потенциально опасными для режима.

Хэ Вэйфан, хорошо известный и уважаемый профессор права, разъяснил проблемы, даже не ссылаясь на компартию. Его сообщение на Weibo позже было удалено (но сохранилось в Интернете), и все понимают, что он имел в виду.

«Значение слов Яна в том, — написал Хэ Вэйфан в сообщении, ссылаясь на автора статьи в журнале Red Flag Manuscript, — чтобы мы чётко поняли, что не надо строить больше иллюзий. Он сообщает нам, что является реальным препятствием для создания общества, основанного на конституции. Это также заставляет нас задуматься о том, что мы получили в теории и на практике в течение последних 30 лет реформ и открытости. Он рассказывает нам, в чём источник всех бед общества и о коррупции. Это как заклинание — как только они воспевают теории Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, Мао, всё превращается в борьбу между социализмом и капитализмом, из которой выбраться практически невозможно».

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • В китайских исправительных лагерях покупают заключённых и называют их учениками
  • Карнавал драконьих лодок провели в Гонконге
  • Китаю пока не удаётся вернуть доверие к сухому молоку
  • Китайские иероглифы: «сы» — шёлк
  • В Китае задержаны активисты, выступавшие против коррупции

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top