Алиса Ханцис: Позитивный взгляд на мир может изменить многое


На церемонии награждения «Русской премии» по итогам 2012 года в Москве. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)На церемонии награждения «Русской премии» по итогам 2012 года в Москве. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)Встреча с Алисой Ханцис, автором романа «И вянут розы в зной январский», состоялась на церемонии награждения «Русской премии» по итогам 2012 года в Москве.

Все члены жюри отметили высокие литературные достоинства и экзотический выбор материала в этом произведении: впервые роман на русском языке повествует о быте жителей Австралии начала ХХ века. По мнению члена жюри конкурса Андрея Куркова из Украины, «чтобы так прочувствовать тему, нужно, наверное, чтобы автору раз пять переливали австралийскую кровь».

Алиса Ханцис с детских лет пробовала себя в литературе, писала в основном короткие рассказы. Как признаётся сам автор, произведение «И вянут розы в зной январский» — её первый писательский опыт в большой форме.

О чём этот роман? О становлении личности, о дружбе и любви, любви разной, обманчивой и настоящей — к людям, к местам, к искусству. Писатель Наталья Лебедева написала о книге: «Удивительно тонкий и умный роман, роман классический, в духе Джейн Остин, Уильяма Теккерея и сестёр Бронте. Здесь Мельбурн начала ХХ столетия воссоздан с такой любовью и точностью, что ты просто дышишь его воздухом. Следя за жизнью молоденькой Делии, с удивлением понимаешь не столько о любви и глубоко личных переживаниях, сколько о появлении совсем новой женщины — женщины двадцатого века».

В интервью с корреспондентом газеты «Великая Эпоха» Алиса поделилась, что, когда она пишет, она не просто описывает события, а ставит себя на место героев, переживает эмоционально вместе с ними события их жизни.

А.Х.: Сюжеты в моих рассказах не выстраиваются сознательно, специально я ничего не придумываю. Картинки как бы появляются перед моими глазами, я ясно вижу и глубоко погружаюсь в них. Мне остаётся только записать свои впечатления.

У меня, можно сказать, метафорическое мышление. Мне интересно визуализировать идеи и образы. Этому нельзя научиться, натренироваться, с этим надо родиться, и мне повезло в этом смысле.

Алиса считает себя русской писательницей, живущей в Австралии, хотя признаёт, что, когда её книгу переведут на английский язык, она вполне может называться австралийской писательницей.

— Алиса, можно ли назвать Австралию страной чудес?

А.Х.: Действительно, для нас она находится как бы вниз головой. Там «перевёрнуты» все сезоны, своя удивительная флора и фауна. Там живут совсем другие люди, которые ведут расслабленный образ жизни. Никто никуда не торопится, работают с 9 утра до 5 вечера, потом идут на пляж, про них не скажешь, что они «трудоголики».

Однако страна процветает, там всё отлажено, всё выстроено максимально прозрачно и понятно, чтобы человеку удобно было этим пользоваться. Если тебе нужно решить какую-то проблему с чиновниками, всё делается довольно просто, доброжелательно. В Австралии заверить документ можно даже у аптекаря, так как аптекарь считается достаточно уважаемым человеком, и притом — сделать это бесплатно. Но, с другой стороны, одалживать спички у соседа там не принято, рассчитывать на другого — тоже. — А как насчёт того, чтобы душевно поговорить?

А.Х.: Так получилось, что у меня нет близких друзей среди австралийцев, все мои друзья — выходцы из России. Есть знакомые из местных, с кем можно приятно поболтать, хотя видимся мы редко.

На церемонии награждения «Русской премии» по итогам 2012 года в Москве. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)На церемонии награждения «Русской премии» по итогам 2012 года в Москве. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)

— Как общество относятся к мигрантам? В России этот вопрос стал острой проблемой.

А.Х.: В Австралии всегда было много мигрантов. В первой половине XIX века туда приехали беженцы из Германии, которые по религиозным соображениям вынуждены были покинуть страну. Также было много китайцев. Когда началась «золотая лихорадка», в Австралию хлынули люди со всего мира — и многие осели там. Но отношение к мигрантам сильно менялось со временем. В начале ХХ века в Австралии проводилась позорная «белая политика», когда от мигрантов требовали писать диктант на английском языке. Это был завуалированный запрет на въезд неевропейцев.

Ещё в 50-е годы отношение к приезжим было настороженным, от них ожидалось, что они ассимилируются, как в США, и забудут свою культуру. Сейчас всё по-другому, теперь австралийцы гордятся тем, что у них мультикультурная страна.

— С чем был связан такой поворот в сознании?

А.Х.: До середины ХХ века австралийское общество оставалось консервативным во всех областях жизни. В 60-е начался подъём либерального движения, и общество постепенно оттаивало, появились свободы.

— Какое самое характерное отличие Вы видите между нашими странами?

А.Х.: В среднем жизнь в России намного труднее. Здесь человек чувствует себя менее защищённым, расслоение общества гораздо глубже. Много людей живёт за чертой бедности, что не способствует дружелюбию к окружающим. Австралийцам проще: у них всё более благополучно, исторически существует средний класс, а общество, по сути, не знало тяжёлых переломных этапов, какие были в России.

Когда спустя три года я впервые приехала в Россию, то испытала сильный стресс. Все куда-то бегут, спешат, московское метро переполнено, очень шумно. В Австралии комфортная среда, не бывает пробок на дорогах, плотность населения намного меньше. У людей открытые лица, все улыбаются, показывая этим, что не испытывают агрессии. Мне в этом плане надо было делать усилия, я в себе до сих пор замечаю последствия советского воспитания.

— А как живут русские мигранты в Австралии?

А.Х.: Многие из тех, кто приехал давно, живут в русских районах, ходят в русские аптеки, одним словом, держатся обособленно. Очень интересна харбинская волна, которая много повидала и пережила в миграции, но они сохранили русский язык. А вот те, кто приезжает сейчас, намного быстрее ассимилируются, их дети уже не говорят по-русски. Для современных мигрантов ни церковь, ни язык не являются объединяющими факторами, отсюда идёт неприятие друг друга.

Для меня русский язык имеет колоссальное значение, особенно после моего переезда в Австралию. Раньше мне нравился английский язык, меня тянуло в Европу. И только переехав в страну, где кругом говорят по-английски, я поняла, насколько важен для меня родной язык. Это то, чем я хорошо владею, это мой инструмент, который представляет для меня большую ценность. Я не думаю, что он будет сколько-нибудь востребован в Австралии: австралийцы достаточно далеки от остального мира.

России надо выбираться из своего кокона, не изолироваться от внешнего мира, надо брать хорошее из опыта других и, возможно, перестать себя жалеть. Позитивный взгляд на мир может изменить очень многое. Если мы сами себе не поможем, то никто нам не поможет.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Кухня Германии: что попробовать
  • Mir-Sosedei.ru: карты любого города страны по первому клику
  • Анапа привлекательна для туризма круглый год
  • Финляндия: информация для туристов
  • За восхождение на Фудзи начнут брать плату


  • Top