«Лагерь № 14: зона полного контроля»: обзор фильма


Шин Донг-хук в течение 23-х лет находился в исправительно-трудовом лагере как политический заключённый. Фото: Camp14-film.comШин Донг-хук в течение 23-х лет находился в исправительно-трудовом лагере как политический заключённый. Фото: Camp14-film.com

Хук Квон командует охранниками в лагере № 22, где он пытал, допрашивал и казнил заключённых. Фото: Camp14-film.comХук Квон командует охранниками в лагере № 22, где он пытал, допрашивал и казнил заключённых. Фото: Camp14-film.com

Будучи ребёнком, рождённым в северокорейском трудовом лагере, Шин Донг-хук не видел ничего странного в происшествии, когда 8-летнюю девочку избивали в течение трёх часов всего лишь за то, что она спрятала в своём кармане пять зёрен пшеницы.
Однако любой зритель, которому знакомо хоть малейшее чувство сострадания, будет шокирован историями, рассказанными Шином и двумя бывшими чиновниками из Народно-демократической республики Корея в документальном фильме Марка Визе «Лагерь № 14: зона полного контроля». Картина была продемонстрирована в рамках кинофестиваля Human Rights Watch — 2013.

Эта несчастная девочка скончалась от травм в результате побоев, полученных от её «учителя». Подобный случай скорее норма, чем исключение. Дети, рождённые у заключённых в результате изнасилований, которым подверглись их матери, или свиданий в качестве вознаграждения за хорошую работу, не живут долго. По меркам лагеря № 14 Шину удалось стать долгожителем, но за это он заплатил большую цену. В результате «промывки мозгов» Шин принял решение, которое мучает его до сих пор.

Хук Квон работал охранником в лагере № 22, где он ежедневно занимался пытками и казнями заключённых. О Янгнам был членом тайной полиции, которая постоянно арестовывает и допрашивает заключённых под малейшим предлогом. Оба сумели сбежать в Южную Корею, но они опасаются, что однажды встретятся с людьми, которых они пытали, если две Кореи когда-нибудь объединятся. Их рассказы очень схожи с опытом Шина.

Благодаря их свидетельствам, которые иногда сопровождаются анимационными видео Али Сузанде, фильм позволяет увидеть, насколько сильно и глубоко коммунистический режим контролирует сознание людей. Совершенно очевидно, что такое понятие, как «права человека», абсолютно незнакомо для северокорейцев. Фильм «Зона полного контроля» заканчивается на ироничной ноте, когда Шин выражает своё смешанное отношение к Южной Корее с её свободой. Но из его слов становится понятно, насколько глубоко он сломлен.

Визе сосредоточил своё внимание на изучении проблемы насилия и его долгосрочного влияния на психику человека. Фокус картины сконцентрирован на героях, дающих интервью. В свою очередь зловеще-экспрессивная анимация Сузанде привносит в документальный фильм элемент художественности.

Это очень хороший фильм, но при этом весьма депрессивный. Представленную картину жизни Северной Кореи можно сравнить лишь с сюжетом романа Оруэлла «1984», где описывается антиутопическое государство, полностью пренебрегающее благополучием своих граждан. Но фильм также знакомит зрителей с организацией «Свобода в Северной Корее» (LiNK), занимающейся спасением и защитой прав граждан, членом которой стал Шин. Я думаю, что фестиваль Human Rights Watch должен чаще включать в свою программу подобные фильмы, а не тратить время на полемику вокруг акций «Захвати Уолл-Стрит»*.

* «Захвати Уолл-Стрит» — длительная акция протеста в Нью-Йорке, продолжающая с 2011 г., которая ставит своей целью привлечь внимание к преступлениям финансовых кругов и призывает к структурным изменениям в экономике (прим. пер.).

Джо Бендел живёт в Нью-Йорке и пишет статьи об авторском кино. Прочитать его последние кинообзоры можно на сайте http://jbspins.blogspot.com.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Фильм «Аномалия»: вечная история о любви
  • Показ фильма «Свободный Китай: мужество верить» прошёл в Нижнем Новгороде
  • Маэстро Савари. Штрихи к портрету
  • «Видео-путеводитель» или твой помощник при выборе фильма
  • Что придаёт рекламе возраст?


  • Top