Прошлое, которое никогда не останавливало свое преследование


Г-жа Мо Бэй выступает на собрании в Сиднее в поддержку 15 миллионов китайцев, вышедших  из коммунистической партии Китая. Фото: Великая ЭпохаГ-жа Мо Бэй выступает на собрании в Сиднее в поддержку 15 миллионов китайцев, вышедших из коммунистической партии Китая. Фото: Великая ЭпохаВыступление на собрании в Сиднее в поддержку 15 миллионов китайцев, вышедших из КПК

  Каждый раз мы приветствуем все новых людей, вышедших из коммунистической партии Китая (КПК), мы приветствуем постепенное пробуждение все большего количества китайцев.

Китайцы страдали в течение многих десятилетий под давлением тирании КПК. Я одна из бесчисленных жертв компартии, чья жизнь была и все еще является кошмаром из-за террора компартии. Сейчас, когда я нахожусь в свободной стране, я не хочу оборачиваться назад, в мою прошлую жизнь. Однако ужас прошлого никогда не прекращал преследовать меня.

Я родилась в богатой семье, которая согласно мнению КПК была «эксплуататорским классом», из-за чего мне пришлось нести это «клеймо» всю мою жизнь. Вдобавок к этому, я была свидетелем того, как члены моей семьи были заключены в тюрьмы или убиты, либо им приходилось жить за границей. В те времена в коммунистическом Китае, человек, носящий это «клеймо», был обречен на ужасное существование, независимо от того, как старательно он пытался показать свое усердное повиновение КПК.

Компартия провозглашает насилие. Она поддерживает свой кровавый террор, чтобы поселить ужас и страх среди людей. Нескончаемая «классовая борьба» осуществлялась посредством жестоких «движений», они были главными инструментами подавления. Посредством этих кампаний компартия успешно нагнетала страх среди китайцев.

Теперь позвольте мне раскрыть правду о «классовой борьбе». Мой муж и я работали в научно-исследовательском институте, в котором были только научные работники. До Культурной Революции институт был взят под контроль командой, посланной центральным комитетом КПК, а позже контроль возглавляли военные. После этого компартия прислала так называемую «пропагандистскую команду рабочих» или «команду пропаганды рабочих за мысли Мао Цзэдуна».

Команда, состоящая из огромного количества рабочих, была прислана для установления своей власти над институтом, чтобы гарантировать, что рабочий класс контролирует все и вся. Военнослужащие были очень жестокими, и по желанию могли грубо ругать людей. Они тщательно следили за каждым, пытаясь выяснить возможных «классовых врагов». С другой стороны Команда пропаганды рабочих первым делом напоминала каждому утром: «Мы рабочий класс. Мы здесь, чтобы управлять вами, вонючей интеллигенцией».

Постепенно мы привыкли к таким оскорблениям и научились не обращать на них внимания. Я до сих пор помню срочное собрание администрации и рабочих, которые возглавляли институт. Солдаты, охраняющие место собрания, заставили нас нервничать. Людей заставляли кричать снова и снова: «будь снисходительным к тем, кто сознается в своих преступлениях. Строго покарай тех, кто отказывается это делать».

Затем толпа вопила: «приведите контрреволюционера и секретного агента Гоминдана на трибуну». Сразу же несколько солдат силой тащили очередного «врага народа» на трибуну, где заставляли его встать на стол. Мы смотрели друг на друга в испуге, так как не ожидали, что этот человек будет обвинен как контрреволюционер. После этого от каждого отдела потребовали провести внутреннее собрание, чтобы каждый сделал «признания».

Сначала никто не знал, в чем признаваться. Тогда кто-то, наконец, нарушив мертвую тишину, признался, что пил вино со своими друзьями, когда в 1953 году умер Сталин. Другой человек, последовав за ним, признался, что работал клерком в офисе “East Garden” у японского начальника в городе Наньцзин во время оккупации Китая Японией. Каждый ломал голову над тем, в чем ему нужно признаться, а в это время глава собрания угрожал, что он знал некоторых людей, которые что-то скрывали.

Таким образом постоянно находили и арестовывали классовых врагов. Люди были в панике, так как каждый не чувствовал себя в безопасности. Те, кто имели плохое семейное происхождение или сложные социальные связи, находились в еще гораздо большей опасности. Никто не знал, будет ли он следующим объектом для преследования.

В середине ночи дверь нашего дома была взломана, это была проверка по месту жительства. Наша семья часто подвергалась проверкам. Так как мой муж был против произвольного преследования со стороны рабочего класса, он был обвинен как злостный контрреволюционер. Поэтому наша семья, от самого младшего до самого старшего, находилась под наблюдением и преследованием.

Однажды в столовой для служащих один старый инженер увидел, как несколько человек вычерпывали овощные листья из супа в большой деревянный бочонок, он пошутил: «Чем больше вы вычерпываете, тем больше вы получаете». Эта фраза была расценена как антиправительственная по отношению к распределению ресурсов в социализме. Из-за своего высказывания, он подвергся серьезным нападкам. Каждый был напуган и не осмеливался что-либо говорить, думая, что это будет более безопасно.

В моем отделе коллега взял цитату из высказываний Мао Цзэдуна, где он осуждал  бюрократию, а затем положил этот отрывок на стол. Рядом лежала газета с изображением председателя Мао. Это было расценено как использование слов Мао, чтобы атаковать председателя. Его дом немедленно подвергся обыску, а имущество было конфисковано. Это напугало всех еще больше. Мы убрали со столов все, включая ручки и бумагу, в выдвижные ящики. Весь отдел выглядел очень странно при наличии пустых столов.

Во время этого ужаса самоубийства стали частым явлением. Это рассматривалось как «совершение  самоубийства из-за осознания ужаса своих преступлений». В один вечер после ужина послышался громкий шум. Старый инженер спрыгнул с третьего этажа и погиб. Другой коллега, который был очень незаметным и осторожным и который не подвергался преследованию, повесился у себя дома.

Единственной причиной было то, что он являлся милиционером Гоминдана, когда потерял свою работу в Шанхае. Некоторые принимали яд или резали себе артерии. Некоторые умирали сразу же, некоторых удалось спасти. Другой характерной чертой в нашей среде было то, что многие люди страдали нарушением психики из-за сильного давления КПК. Некоторые твердые личности направлялись в психиатрические больницы несколько раз. Каждый отдел имел людей с нарушенной психикой. Другими словами, каждый страдал от этого. Единственное различие состояло в том, что от умственных нарушений каждый страдал в разной степени.

Да, находясь под тиранией КПК, целая страна превратилась в дом сумасшедших или тюрьму. Моя семья находилась перед лицом большой опасности, поэтому нам пришлось пойти на рискованный шаг. Все члены семьи обращались за получением разрешения на эмиграцию. Если бы нам не предоставили разрешение, то нас бы обвинили в том, что мы «напрасно пытаемся предать страну, чтобы перейти на сторону врагов». Это было время конца Культурной Революции, введения реформ и политики открытых дверей для мирового сообщества.

Наша семья наконец-то смогла эмигрировать в Гонконг. Мы ценили эту свободу, которую с трудом получили; мы боролись за это и радовались этому. В 1997 году щупальцы злой  КПК достигли Гонконга. Даже в возрасте 60 лет мы решили переехать куда-нибудь подальше. Мы были глубоко разочарованы, что свободный и преуспевающий Гонконг потерял свою былую славу.

Наши 1,3 миллиарда соотечественников, живущих в тяжелом положении, должны отказаться от КПК, чтобы узнать свободную и достойную жизнь. Пожалуйста, выйдите из компартии как можно скорее. КПК, которая совершила огромные преступления, конечно, будет наказана в соответствии с волей небес и принципами вселенной. Боги не позволят необузданно продолжать ей свои преступления.    The Epoch Times (Великая Эпоха)


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Владимир Кличко одержал победу в поединке с Калвином Броком
  • «Атеизм» КПК является ядом, который уничтожает наследие китайской культуры (часть 1)
  • В Севастополе восстановлено водоснабжение
  • В Украине 102 дома остались без отопления
  • Правительство утвердило программу, которая обеспечит стабильную положительную ситуацию на рынке нефти и нефтепродуктов Украины


  • Top