Когда искусство и наука были одним целым


В одной из капелл церкви Санта-Мария-Маджоре в Риме посетители могут увидеть изображение Девы Марии, стоящей на лунном полумесяце. По обеим сторонам от неё находятся апостолы и небесные ангелы, смотрящие на неё с изумлением.

Любопытно, что Дева Мария стоит не на гладкой сфере. Поверхность под её ногами схожа с изображением Луны через телескоп: она покрыта кратерами.

Фреска, написанная между 1610 г. и 1612 г. стала последним заказом знаменитого флорентийского художника Лодовико Карди, также известного как Чиголи (название места, где он родился). Это произведение стало ярким воплощением европейской культуры XVII века, когда наука и религия говорили на одном языке.

Всего за два года до открытия потолка капеллы близкий друг Чиголи, астроном Галилео Галилей опубликовал свой трактат Sidereus Nuncius («Звёздный вестник»). В работу были включены сделанные Галилеем рисунки телескопических наблюдений фаз Луны (Собэл, 1999).

Астроном состоял в хороших отношениях с известными флорентийскими мастерами, одним из которых был Чиголи. Вместе с Чиголи и его соотечественниками он был членом Академии изящных искусств Флоренции, его считали хорошим рисовальщиком.

Достоверно известно, что Галилей обучался кьяроскуро — виду изобразительного искусства, использующего контрасты света и тени. Понимание того, каким образом свет падает на предметы, позволило ему сделать выводы о физических свойствах Луны. Он также дал определение круглым объектам на поверхности Луны. Галилей назвал их кратерами, такое название имели древние сосуды для вина похожей формы.

Современник Галилея, англичанин Томас Харриент, который не занимался изобразительным искусством, тоже видел в телескоп «странные пятна» на Луне, но не догадался, что наблюдаемая картина — это тени горных хребтов и долины.

На протяжении веков интерьер церквей строился в форме купола, чтобы отразить форму и природу небес. Предпосылкой для этого стала публикация первого закона планетарного движения Кеплера: орбита каждой планеты имеет форму эллипса. Это открытие совпало с модой на эллипсообразную планировку зданий и садов — одно из нововведений архитектурного дизайна эпохи барокко XVII века.

Один из самых ярких представителей данного стиля — архитектор Франческо Борромини, использовавший эллипс как во внутреннем интерьере, так и в планировке барочных церквей, которые он построил в Риме (Сан-Карло алле Куатро Фонтане и Сант-Иво алла Сапиенца). Весьма вероятно, что эта идея была позаимствована у Кеплера.

Европейская астрономия в Китае

Однако эти идеи оказали влияние не только на Европу, но и на Азию, в особенности на Китай. К началу XVII века иезуиты получили полный контроль над китайским императорским астрономическим центром. Это влияние проявлялось в использовании европейской астрономии в культовых целях. В каком-то смысле они узурпировали власть у местных специалистов по геомантии (фэн-шуй), которые до этого состояли при дворе династии Мин.

Это было связано с тем, что основателем иезуитской миссии стал Микеле Руджери со своим соотечественником Маттео Риччи. Руджери считал, что даосизм имеет некоторые аспекты, схожие с христианством. Руджери полагал, что в концепции стоицизма о логосе, даосизме и христианстве есть нечто общее. Это помогло иезуитам занять прочное место при дворе Мин.

Галилей посвятил трактат «Звёздный вестник» великому герцогу тосканскому Козимо II династии Медичи, а также назвал спутники Юпитера, которые он открыл, планетами Медичи. Это посвящение получило отклик в Китае благодаря существовавшему при династии Мин культу Тай Суя — покровителя Юпитера, одного из божеств религиозного даосизма, который становится особенно почитаемым в этот период.

Всего лишь поколением раньше во Флоренции отец Козимо, позаимствовав идеи у китайцев, предпринял первую попытку производства фарфора в Европе на построенной специально для этой цели фабрике Медичи.

В заключение хочется упомянуть высказывание художественного критика Роберта Хьюза о том, что искусство XX века не в состоянии отразить обширный макрокосм современной эпохи.

Примеры Чиголи и Борромини, живших в раннюю эпоху современной культуры, опровергают подобное утверждение. Живописец и архитектор сумели приспособить своё искусство для эстетического воплощения существовавшей в то время науки.

В реальности именно импрессионизм, а затем модернизм ограничили влияние науки на искусство. Раннее искусство современной Европы, как и любое традиционное искусство, служило для того, чтобы отражать все аспекты человеческой культуры.

Доминик Миллар — профессиональный художник и искусствовед.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Юбилейные гастроли Большого театра пройдут в Лондоне
  • Великолепный Берлинский музей азиатского искусства
  • Художник Эрик Марч передаёт неповторимую атмосферу Нью-Йорка
  • Детская фотовыставка «Мой мир» открылась в Иркутске
  • Международный фестиваль современного искусства пройдёт в Ростове-на-Дону


  • Top