Что получил Китай от покорения Тибета?


В последние месяцы пресса широко освещает манёвры китайских военных в Восточно-Китайском море, играющих мускулами перед Японией и Филиппинами. Однако необходимо отметить, что мировые средства массовой информации в основном игнорируют действия Китая на западном направлении.
Тибет. Фото: Diana Hubert-Benedetti/Epoch TimesТибет. Фото: Diana Hubert-Benedetti/Epoch Times
С апреля 2013 года Народно-освободительная армия Китая (НОАК) сделала несколько вылазок в Индию и Бутан, разворачивая военные лагеря, устанавливая китайские флаги и мешая индийским патрулям. Хотя эти инциденты могут показаться небольшими стычками, они являются частью более крупной китайской военной экспансии в Южной Азии, которая началась 60 лет назад, когда председатель Мао захватил Тибет.

О Тибете мало что известно в мире, но любая карта показывает наличие огромных ресурсов и стратегических преимуществ. Тибет граничит с Бирмой, Бутаном, Индией, Непалом и Кашмиром. Он имеет крупнейшие в регионе месторождения полезных ископаемых и позволяет контролировать верховья великих рек Азии.

Эти реки текут от Тибетского нагорья через 11 стран, поддерживая жизнедеятельность 3 млрд людей. Если начнутся «водные войны», Пекин будет иметь жёсткий контроль над водонапорной башней Азии.

Председатель Мао в Непале

В 1950 году Мао вторгся в Синьцзян, а в 1951 году — в Тибет, удвоив размеры коммунистического Китая. Мао навязал всем «демократические реформы», отбирая имущество у людей и втягивая их в политические кампании, в которых погибли миллионы человек.

Индийские военные говорили о кризисе и умоляли премьер-министра Джавахарлала Неру принять меры. Но в пост-колониальную эпоху Неру искал дружбы с Мао и инвестировал политический капитал в великий индийско-китайский союз.

Вера Неру в Мао закончилась в марте 1959 года, когда Далай-лама и тысячи тибетских беженцев бежали в Индию, а Мао заявил, что имеет право на нетронутые богатства Тибетского нагорья. Более миллиона тибетцев погибли, более 6000 монастырей разграблены и разрушены. Пекин систематически разрушал древнюю буддийскую цивилизацию Тибета.

Франк Морарес, автор книги «Восстание в Тибете», писал: «Неру сильно недооценил мощь ханьского экспансионизма, подкреплённого целенаправленным агрессивным коммунистическим империализмом. Он не может утверждать, что не был предупреждён».

Китайско-индийская война

10 октября 1962 года Мао вторгся в Индию из Тибета. Китайско-индийская война была короткой, и жертв было немного, но последствия беспокойного месяца стычек были огромны.

Мао одержал ошеломляющую победу, а Неру пережил сокрушительное поражение. Война уничтожила мечты Неру об азиатском единстве. Пекин же значительно продвинулся вперёд в гегемонистских амбициях в регионе. Война была недолгой, но значимой.

Она отрицательно сказалась на всём Гималайском регионе. Старые торговые пути и тропы паломников, которые на протяжении веков связывали Тибет, Непал, Бутан, Сикким и Индию, были перекрыты красной гвардией. Непал и Бутан, ища защиты, объединились с Индией. И по сей день Индия обеспечивает безопасность Бутана.

Однако теперь, 50 лет спустя, китайский режим создал в Тибете грозную военно-промышленную инфраструктуру, с дорогами, городами, военными базами и массовым заселением китайцев.

Укрепив стратегическую власть в Южной и Юго-Восточной Азии, режим способен выполнить пророчество Мао, данное после победы в войне 1962 года, что Китай в один прекрасный день может прибрать 5 тибетских мест: Ладакх (в северной Индии), Непал, Сикким ( Индийский штат между Непалом и Бутаном), Бутан и Аруначал (на северо-восточной оконечности Индии).

Председатель Мао в Тибете

В 1996 году председатель Мао, во время движения агрессивных непальских маоистов, появился в Непале, крупнейшем государстве в гималайском поясе. Непальская «народно-освободительная» армия быстро наводила «порядок»: грабила местные банки, пытала и убивала беспомощное сельское население и забрала тысячи детей в свои ряды.

В январе 2000 года молодой Кармапа Лама совершил смелый побег из Тибета, скрытно перебравшись через Непал в Индию. Пекин отреагировал быстро, стараясь подавить поддержку Тибета в Непале.

1 июня 2001 года король Непала Бирендру и 15 членов его семьи были убиты во время семейного ужина в своём дворце. Воспользовавшись возникшим хаосом, Маоисты Непала захватили власть, параллельно расширив влияние Китая в регионе.

Сегодня китайское присутствие в Непале масштабно: китайские инженеры строят дороги, связывающие Тибет и Непал, и разрабатывают проекты на Тибетско-непальской границе. Китай поставляет военное снаряжение и обучает армию Непала.

Образовавшийся в последнее десятилетие плацдарм Китая в Непале позволяет перебрасывать оружие и наличные маоистам в Индии, которые стали сильнее и агрессивнее. В настоящее время они представляют наибольшую угрозу для внутренней безопасности Индии.

Покорение «пяти тибетских мест»

В 2000 году Пекин начал проект «Си Бу Дай Фа», осваивая огромные природные ресурсы и территорию Тибета, чему способствовали железные дороги и шоссе. Проект также ускорил милитаризацию Тибетского нагорья.

В 2010 году режим объявил, что он увеличил военный контингент вдоль границы Тибета и завершил строительство шести военных аэродромов в Южном Тибете, оснащённых новыми беспилотными летательными аппаратами.

С 2009 года более 120 тибетцев, живущих под властью китайского режима, принесли себя в жертву в знак протеста против китайской оккупации, и призывая к возвращению Далай-ламы. Пекин отреагировал усилением гнёта в Тибете и демонстрацией военной мощи перед Индией, Непалом и Бутаном, где находятся последние остатки тибетской цивилизации.

Сохранение контроля над Тибетом является стратегическим и экономическим — приоритетом для китайского режима. Он изо всех сил пытается удержать в подчинении своих этнических подданных, чтобы избежать краха империи. Оккупация Тибета обеспечивает режиму жизненно важное окно для его имперских амбиций.

Недавняя волна вторжений НОАК в Индию и Бутан — вряд ли случайны. Пекин провёл тестирование, чтобы выяснить, возможен ли захват Непала, Бутана, Ладакха и штата Аруначал-Прадеш, которые Пекин называет «Южным Тибетом». Он рассчитывает таким образом погасить сопротивление китайскому правлению в беспокойном Тибете.

В январе 2011 года министр обороны Китая Лян Гуанле заявил: «В ближайшие 5 лет наши военные будут отрабатывать варианты военных конфликтов в каждом стратегическом направлении. … Мы можем жить в мирное время, но мы будем наготове».

Маура Мойнихан — журналист и исследователь, которая работала в течение многих лет с тибетскими беженцами в Индии и Непале.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Всемирный опрос Q&A: Заменяют ли покупки в Интернете посещение обычных магазинов?
  • Я с нетерпением жду судного дня для компартии
  • Китайские лакомства: «засахаренная тыква на палочке»
  • На севере Китая сотни горожан выступили против преследования Фалуньгун
  • СМИ Гонконга предсказали крах компартии Китая в 2016

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top