Преследование в Китае теряет силу


Исправительно-трудовой лагерь Масанцзя в северо-восточном Китае будет закрыт. Здесь были совершены многочисленные злодеяния в отношении последователей Фалуньгун. Фото: Minghui.orgИсправительно-трудовой лагерь Масанцзя в северо-восточном Китае будет закрыт. Здесь были совершены многочисленные злодеяния в отношении последователей Фалуньгун. Фото: Minghui.org

Задержание протестующих последователей Фалуньгун на площади Тяньаньмэнь, Пекин, 2000 год. Последователи Фалуньгун, рискуя жизнью, без устали рассказывали китайским людям правду о гонениях. Фото: AP Photo/Chien-min Chung Задержание протестующих последователей Фалуньгун на площади Тяньаньмэнь, Пекин, 2000 год. Последователи Фалуньгун, рискуя жизнью, без устали рассказывали китайским людям правду о гонениях. Фото: AP Photo/Chien-min Chung

Преследование Фалуньгун раньше было наивысшим приоритетом для руководства коммунистической партии Китая. Оно было начато по приказу бывшего генсека Цзян Цзэминя в 1999 году.

Теперь, 14 лет спустя, с утратой политического влияния Цзяна, гонения, кажется, вступают в новую фазу. Цзян считал кампанию преследований личным крестовым походом, но теперь его контроль над ключевыми позициями в аппарате безопасности подорван политической междоусобицей.

По статистике основного сайта Фалуньгун Minghui.org (Минхуэй), число последователей учения, отправленных в исправительно-трудовые лагеря и тюрьмы, неуклонно снижается в течение последних 18 месяцев.

По данным «Минхуэй», несколько трудовых лагерей в различных регионах Китая закрываются. В некоторых случаях были освобождены последователи Фалуньгун.

Эта тенденция — разрыв с прошлым, в котором «искоренение» мирного духовного учения было главным политическим приоритетом для коммунистической партии Китая: на улицах городов публично сжигались книги Фалуньгун, а государственное телевидение 24 часа в сутки вещало лживую пропаганду, очерняя учение.

Тем не менее, изменения в течение последнего года не означают, что преследование прекратилось, как считают эксперты. Они указывают, что на кампании теперь не делается политический акцент, как раньше.

Закрытие исправительно-трудовых лагерей

В этом году лидер коммунистической партии Китая (КПК) Си Цзиньпин объявил о реформировании, либо ликвидации исправительно-трудовой системы. Заявление было первоначально встречено с некоторым скептицизмом, но правозащитные группы зафиксировали некоторые изменения и ликвидацию нескольких лагерей. В других случаях они просто переименовывались в центры реабилитации для наркоманов, там злоупотребления продолжаются.

В середине июля 2 исправительно-трудовых лагеря на юге Пекина освободили несколько последователей Фалуньгун, согласно «Минхуэй».

Женский исправительно-трудовой лагерь в Пекине начал освобождать последователей Фалуньгун с мая, а лагерь в Синань выпустил большое количество последователей Фалуньгун 5 июля, по данным «Минхуэй». Однако по сравнению с общим числом заключённых узников совести это небольшая цифра.

Из лагеря Сидаинцзы в городе Чаоян провинции Ляонин в июле были освобождены более 10 последователей учения, согласно «Минхуэй».

Некоторые приверженцы Фалуньгун были освобождены из «прославившегося» жестокостью лагеря Масанцзя на северо-востоке Китая. «Минхуэй» сообщил в конце августа, что все заключённые мужчины в Масанцзя были отпущены на свободу, и что лагерь не принимал новых задержанных с октября прошлого года. К концу августа, как было заявлено, там осталось 8 последовательниц Фалуньгун.

«Моя младшая сестра была освобождена из Масанцзя 30 августа, — пишет Ма Чуньмэй, последовательница Фалуньгун из Вашингтона, в электронной почте. — Трудовой лагерь Масаньцзя почти закрылся». Epoch Times (Великая Эпоха) ранее сообщала о попытках Ма Чуньмэй освободить свою младшую сестру (http://www.epochtimes.ru/content/view/70921/0/).

«Минхуэй» предупреждает, что, несмотря на эти изменения и обещания режима реформировать систему исправительно-трудовых лагерей, «коммунистическая партия Китая не перестанет творить зло».

По словам Леви Броуда (Levi Browde), руководителя Информационного центра Фалунь Дафа (ИЦФД), мирное сопротивление, которые оказали последователи Фалуньгун, сильно повлияло на ситуацию.

«Буквально сотни тысяч последователей трудились изо дня в день в течение многих лет, рассказывая о ситуации окружающим. Они разъясняли положение дел всем, от домохозяек до высокопоставленных чиновников», — пояснил г-н Броуд.

В прошлом году сообщалось о нескольких петициях жителей разных частей Китая. Под одной из них жители провинции Хэйлунцзян на северо-востоке Китая поставили примерно 15000 отпечатков пальцев, требуя освобождения последователей Фалуньгун. (http://www.epochtimes.ru/content/view/63785/4/)

В последние годы китайские адвокаты стали чаще защищать последователей Фалуньгун в судах, что было немыслимо в начале преследования, когда их даже не пускали в зал суда.

«Минхуэй» регулярно приводит слова китайских чиновников, которые отказываются участвовать в преследовании.

«Китайский народ и члены КПК постепенно отворачиваются от этого преследования», — сказал г-н Броуд.

Несмотря на множество сообщений, по-прежнему невозможно получить полное представление о кампании преследования в Китае, и даже к известиям о закрытии исправительно-трудовых лагерей следует относиться с некоторой осторожностью, как считает Коринна-Барбара Франсис из правозащитной организации Amnesty International.

«Я думаю, мы должны быть очень осторожными с выводами о том, что там происходит. Действительно ли идёт реформа и закрытие лагерей, или они просто переименовываются в места реабилитации для наркоманов?» — сказала она в телефонном интервью, ссылаясь на то, что реабилитационные центры в некоторых случаях могут быть использованы для содержания политических заключённых.

Меньше приговоров

Наряду с уменьшением количества отправленных в лагеря последователей Фалуньгун за последние 18 месяцев, число приговоров к тюремному заключению и зарегистрированных случаев преследования в этом году также снизилось.

«Минхуэй» зарегистрировал 785 и 745 приговоров к тюремному заключению в 2010 и 2011 годах соответственно, 509 — в 2012 году, и 218 — в 2013 году, на начало сентября.

В 2010 и 2011 годах в лагеря было отправлено 1452 и 1327 последователей Фалуньгун, соответственно. В 2012 году и к сентябрю 2013 года — 1065 и 351.

В целом, количество случаев преследований несколько снизилось, по сравнению с предыдущими годами. За 2013 год, на начало сентября, зарегистрировано 1727 случаев, по данным «Минхуэй». В последние пять лет, за тот же период, в среднем, показатель был близок к 6000.

Данные «Минхуэй» охватывают лишь часть случаев преследования в Китае, но статистика действительно помогает выявлять тенденции. Однако смещение во времени («Минхуэй» может получать данные через месяцы или года после события) усложняет картину.

Следует отметить, что вся поступившая информация не доказывает, что сама политика преследования Фалуньгун в настоящее время пересматривается. «Мы продолжаем отмечать некоторые очень длительные сроки тюремного заключения. Пока нет значительного отступления от общих правил», — сказала Коринна-Барбара Франсис.

Внутреннее сопротивление

Одним из главных препятствий, с которым столкнулись партийные чиновники в реформировании системы исправительно-трудовых лагерей, это сопротивление со стороны Политико-юридической комиссии (ПЮК), скрытного и мощного органа партии, который осуществляет надзор за всем аппаратом безопасности режима, как считает Иян Ся. Он является сотрудником правозащитной организации Human Rights Law Foundation из Вашингтона, которая инициировала судебный процесс против китайских чиновников за нарушение прав человека.

Большая статья в Caijing, известном деловом журнале в Китае, также намекает на это: «Среди тех, кто содержится в исправительно-трудовых лагерях, есть большая группа “еретических религиозных элементов”. Борьба с этой группой стала серьёзной проблемой для проведения реформ. Эксперты в судебной системе считают, что существование этой группы может быть причиной того, что полностью избавиться от системы исправительно-трудовых лагерей не получится».

Как пояснил г-н Ся, под этой группой подразумевается Фалуньгун.

«Аппарат безопасности использовал вопрос Фалуньгун, как повод, чтобы не делать никаких реформ, — сказал он. — Но теперь, кажется, что решение (по реформам) было принято».

Из лагеря в центр промывания мозгов

Помимо вышеуказанных случаев, наблюдается преобразование лагерей в центры промывания мозгов, и условия в них по всей стране отличаются, от региона к региону. Во многих случаях насилие по-прежнему совершается.

Как сообщил «Минхуэй», женский исправительно-трудовой лагерь в Чунцине просто изменил название. Он теперь называется «Реабилитационный центр вынужденной изоляции», но те же охранники продолжают пытать последователей Фалуньгун.

Последовательницу Фалуньгун Юэ Чуньхуа, например, раздели догола, избили и пытали, засунув зубную щётку ей во влагалище, как сообщил «Минхуэй» (на английском: en.minghui.org/html/articles/2013/7/19/141120.html).

Лю Юнпин, последовательница Фалуньгун из Пекина, недавно отказалась подписать заявление об отказе от своей веры. Она была переведена в пекинский центр промывания мозгов, которым заправляет местный «офис 610», совместно с «цзунчжи бань».

«Офис 610» является надзаконным органом компартии, созданным для руководства преследованием последователей Фалуньгун. «Цзунчжи бань» — это часть аппарата безопасности режима, которая располагается в жилых районах, для управления местными делами компартии. Цзян Цзэминь, бывший лидер КПК, лично курировал создание «офиса 610» и дал ему неограниченные полномочия. Никаких изменений в политике

«Именно Цзян Цзэминь развязал преследование, способствуя продвижению верных людей, — сказал г-н Броуд из ИЦФД. — Преследование стал лакмусовой бумажкой для определения верности Цзяну и компартии. Теперь аппарат безопасности передан в другие руки».

Г-н Броуд так же осторожен в отношении политической динамики в стране, но считает: «Если есть места, где притесняют меньше, это может говорить об уменьшении влияния Цзяна и его фракции».

Остатки группы Цзяна, в частности, чиновники в службах безопасности, которые построили свою карьеру на преследовании Фалуньгун, продолжат гонения, несмотря на отсутствие подпитки от нового центрального руководства, убеждён эксперт Иян Ся.

«Сама политика не изменилась», — сказал он в телефонном интервью. По его мнению, преследования официально закончатся только тогда, когда Постоянный комитет Политбюро КПК проведёт совещание и заявит о новой политике в этом вопросе.

Сильно политизированный характер кампании и злоупотребления, совершённые в ходе преследований, таковы, что любое партийное руководство вряд ли захочет развязать этот узел. «Этого не произойдёт до пересмотра событий на площади Тяньаньмэнь, потому что данный вопрос (Фалуньгун) намного сложнее».

Г-жа Фрэнсис из Amnesty International заявила, что вряд ли будет «какой-либо официальный разворот» в этой кампании, потому что он чреват «огромными последствиями для всей системы и всякого рода вопросами ответственности». Она пояснила: «Существует большое количество чиновников и начальников тюрем, которые могли бы стать объектами судебного преследования за пытки и жестокое обращение, если появится официальное признание “ошибок”. Это является «огромным сдерживающим фактором для любых формальных опрокидываний в политике».

Иян Ся сказал: «Пока политика не изменится, чиновники в аппарате безопасности, у которых руки в крови и которые увязли в злодеяниях, будут продолжать преследования».

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Анна Фокина: Я чиновник, но езжу на работу на велосипеде
  • Статистические данные местных властей в Китае снова оказались фальшивыми
  • Гонконгской учительнице угрожают смертью
  • Власти Китая ведут с народом борьбу за идеологию
  • Китайский чиновник попал в тюрьму за неуместную улыбку


  • Top