Подборка цитат из китайской блогосферы


Фото с epochtimes.comФото с epochtimes.comБлогосфера, которая с большой скоростью набирает в Китае популярность, особенно выделяется своим оригинальным содержанием на фоне жёсткого контроля информации в китайских СМИ.

Китайские пользователи Сети создали специфический блогерский язык и различными непрямыми формами выражения успешно обходят партийную цензуру, показывая своё отношение к происходящему в стране, политике и даже к правящей партии. В этих мнениях, особенно в отношении к правительству, есть много схожего между рядовыми китайцами и россиянами.

Цитаты китайских блогеров:

«Что же это за эпоха настала! Эпоха, когда эмигранты говорят о патриотизме, когда бандиты говорят о главенстве закона, когда босяки говорят о цивилизованности, когда коррупционеры говорят о борьбе с коррупцией, когда те, кто удаляет сообщения в Интернете, говорят о свободе высказывания, когда те, кто допускают производство отравленных продуктов, говорят о важности контроля над безопасностью продуктов, когда правящие элиты говорит о борьбе с монополиями…»

«У нас это так: самое опасное для журналиста — сказать правду; самое опасное для судьи — верить в законы; самое опасное для чиновника — быть чистым на руку; самое опасное для врача — не принимать подарки; а самое опасное для простых людей — верить в справедливость».

«В Гонконге если СМИ не будут писать правду, то лишатся дохода. У нас — наоборот, работы лишаются те, кто сообщает правду. Это называется «одна страна – две системы»».

«Обнародован список тех, кто осмеливается трогать Китай, и тех, кого осмеливается трогать Китай за 2012 год.

В первую десятку тех, кто осмелился тронуть Китай, вошли: Япония, Филиппины, Северная и Южная Кореи, Таиланд, Республика Палау, Индонезия, Мьянма, сомалийские пираты, Нигерия.

В первую десятку тех, кого осмелился тронуть Китай, вошли: китайские рабочие-мигранты, жильцы определённых для сноса домов, временные рабочие, сельские врачи, уличные лоточники, петиционеры, Бо Силай, пожертвования, резервный фонд, пенсионные страховки».

«Учился по самым дорогим в мире учебникам, а в итоге оказалось, что мне промывали мозги. Купил самую дорогую в мире квартиру, а оказалось, что мне её всего лишь сдали в аренду на 70 лет (в Китае квартиры не являются частной собственностью, прим. ред.). Ел самые некачественные в мире продукты, но мне даже запрещают пожаловаться на это. Мой рабочий день самый длинный, а зарплата самая маленькая. Мы платим больше всех налогов, но нам нельзя спрашивать, на что эти налоги тратятся. У нас меньше всех в мире прав, но мы должны быть благодарны за такую милость. Мы содержим наибольшее в мире количество чиновников, но в итоге всего они коррумпированы».

«Голодомор у нас называют смертью от недостатка питательных веществ; безостановочное печатание банкнот у нас называют смягчением кредитно-денежной политики; подавление народного гнева называют поддержанием стабильности; критику называют фабрикацией лжи, а того, кто критикует — представителем враждебных сил. Тайвань называют Китаем, но Гонконг и Тайвань считаются заграницей; фабрикацию лжи называют пропагандой; бедных называют ожидающими богатства, а богатых называют людьми с высокой чистой стоимостью».

«В двух уездах одновременно поменялись руководители. Глава первого уезда в первую очередь мобилизовал все силы и средства на ремонт гидротехнических сооружений и через несколько месяцев всё было отремонтировано. Руководитель второго уезда ничего не ремонтировал. Летом пошли сильные дожди. В первом уезде водостоки работали исправно, и вся вода сразу была отведена. А во втором уезде началось сильное наводнение. В этот уезд съехалось множество журналистов, которые сообщили на всю страну, как местный руководитель самоотверженно борется со стихией, как он лично возглавил руководство спасательными работами и так далее. В результате он прославился на всю страну и его быстро повысили в должности, а руководитель первого уезда понял свою ошибку, приказал забить все водостоки и принялся ждать наводнения».

«Когда разоблачили Хэшэня (известный коррумпированный чиновник, фаворит императора времён династии Цин, прим. ред.), всё его богатство перешло к императору и осталось в Китае; императрица Цыси на деньги для военных нужд отстроила сад Ихэюань, но после краха династии Цин этот парк стал местом отдыха для китайцев. Подобные виды коррупции в Китае были всегда, но всегда награбленное оставалось в Китае. В настоящее время коррупционеры за награбленные деньги строят и покупают себе недвижимость за границей, переводят туда свои богатства и переезжают сами. Такой вид коррупции является небывалым и самым разрушительным в истории Китая».

«Журналист официального партийного СМИ берёт интервью у прохожих:

Журналист: Скажите, если новые руководители страны действительно начали бороться с коррупцией, что вы думаете по этому поводу? Прохожий: Вы хотите сказать, что раньше борьба с коррупцией была просто развлечением?

Журналист: Скажите, если бы у вас был гектар земли, вы согласны были бы отдавать половину урожая партии? Прохожий: Согласен. Журналист: А если бы у вас было два дома, согласились бы подарить один партии? Прохожий: Согласился бы. Журналист: А если бы было два автомобиля? Прохожий: Согласился бы. Журналист: А если бы было две коровы? Прохожий: Не согласился бы. Журналист в недоумении: А почему? Прохожий: Потому, что у меня действительно есть две коровы.

Журналист: Мэра нашего города захватили в заложники бандиты и требуют выкуп в размере 10 миллионов, в противном случае они угрожают облить его бензином и сжечь заживо. Мы сейчас проводим акцию сбора пожертвований, сколько вы хотите пожертвовать? Прохожий: 10 литров бензина.

Проходит запуск очередного космического корабля, на улицах вывешены большие экраны, на которых идёт прямая трансляция этого события. Вокруг столпились люди.

Журналист центрального телевидения подходит к мужчине возле экрана и с гордостью спрашивает: Мы успешно запустили очередную космическую миссию, что, по-вашему, это означает? Мужчина: Это означает, что решить проблемы коррупции, образования, доступности недвижимости, здравоохранения, качества продуктов и экологии для властей труднее, чем подняться на небо!

Журналист: Раньше крестьяне жили хуже, чем домашний скот, а как вы живёте сейчас? Крестьянин: А сейчас мы уже достигли уровня жизни домашнего скота!»


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Китайские юристы называют новые наказания за ложь в Интернете незаконными
  • Фотографии с места взрывов заставили китайцев задуматься о своём равнодушии
  • От некачественных инъекций в Китае ежегодно умирает около 400 тысяч человек
  • Сергей Цой: Для того, чтобы быть компетентным веб-разработчиком, требуется постоянное самообучение
  • «Горы» предположений: дни руководителя Гонконга сочтены


  • Top