Запутанные потоки «горячих» денег в Китае


Китайская экономика и банковская система ощущают последствия нехватки денег. Но, несмотря на строгую государственную денежно-кредитную политику, огромное количество горячих денег почти беспрепятственно двигаются в страну и из страны через подпольные каналы.
Здание Народного банка Китая, центрального банка страны, Пекин, 7 августа 2011 года. Фото: Mark RalstonAFP/Getty ImagesЗдание Народного банка Китая, центрального банка страны, Пекин, 7 августа 2011 года. Фото: Mark RalstonAFP/Getty Images
Валютные резервы Китая в мае и июне снизились на US $37,8 млрд, по данным Народного банка Китая (НБК), центрального банка страны.

За первые три недели июля депозиты в четырёх крупнейших государственных банках Китая уменьшились почти на 1 трлн юаней (US $ 163 млрд), согласно Shanghai Securities News.

Эти события вызвали дебаты в финансовых кругах и средствах массовой информации вокруг оттока «горячих денег» (крупные массы денег, быстро перемещаемые с целью получить краткосрочные выгоды, избежать последствий инфляции и т.д.) из Китая.

Я изучал горячие денежные потоки, которые перемещаются на рынках ради краткосрочной прибыли, много лет. Мои исследования показывают, что за последние 15 лет, горячие деньги постепенно заняли большую часть иностранных инвестиций в Китае. Огромное количество горячих денег продолжает вливаться в экономику Китая, которая, таким образом, продолжает расти.

Однако монетарные власти страны часто намеренно скрывают факты оттока горячих денег, вводя в заблуждение средства массовой информации и бизнес-сообщество. Для выявления замалчиваемых фактов я объясню, что стоит за этими явлениями.

Масштабы

За последние десятилетия Китай заманил огромное количество прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в различные отрасли промышленности для повышения экономики Китая и получения передовых технологий, необходимых для ускорения индустриализации страны.

Независимо от того, куда приходит иностранный капитал, в новые или совместные предприятия, после того, как производственные мощности установлены и протестированы, промышленный капитал иностранных инвесторов становится долгосрочной иностранной инвестицией в рамках национальной экономики, и после этого его трудно вывести из страны.

В отличие от долгосрочных инвестиций в промышленность, горячие деньги известны как спекулятивный краткосрочный капитал. Он стремится к высокому краткосрочному возвращению и не имеет цели развивать промышленный сектор. Таким образом, непрерывный приток горячих денег в Китай может оказать дестабилизирующее воздействие на экономику.

Основные инвестиции в промышленный капитал идут из промышленно развитых регионов, таких как Западная Европа, США, Япония, Южная Корея и Тайвань.

За период с 1997 по 2008 год вливания денег из этих стран колебались от US $21 млрд. до US $ 25млрд. в год. Но в последние годы инвестиции в промышленность снизились с 60% до 20% от общего объёма ПИИ в Китай.

Существенное падение промышленных инвестиций означает быстрое увеличение горячих денег. Можно сказать, что за последние 10 лет акцент ПИИ в Китай постепенно перешёл от промышленных инвестиций в горячие деньги.

Горячие миллиарды вливаются в Китай каждый год. Их совокупный масштаб может достигать сотни миллиардов долларов. Этот вывод, возможно, неприятен, но это факт.

Поток

Недвижимость и запасы Китая являются основными секторами, притягивающими большие потоки горячих денег.

Под строгим валютным контролем центральных властей, китайские граждане ограничены в количестве вывозимой из страны иностранной валюты.

Тем не менее, отечественные предприятия могут переводить средства за границу через внешнюю торговлю. Компании, путём инвестирования за рубеж, могут законно перебросить свою прибыль за границу.

Кроме того, отдельные лица и фирмы могут обойти строгий валютный контроль и переводить иностранную валюту в другие страны через подпольные каналы.

На самом деле, миллиарды горячих денег вливаются и утекают из Китая почти беспрепятственно, потому что подпольные каналы действуют активно уже десятилетия, распределяя спекулятивные деньги всей страны.

Несмотря на государственный контроль и ограничения, спекулянты находят пути для перемещения капитала в Китай или из него.

Данные
Хотя нет определённого метода для измерения масштабов горячих денежных потоков, изменения в национальном валютном резерве позволяют оценить количество спекулятивных денег.

Валютные резервы являются иностранными активами или находятся под контролем центрального банка. Активное сальдо торгового баланса Китая, приток ПИИ и горячих денег в страну способствовали быстрому накоплению валютных резервов.

Обычно, когда нет никаких огромных спекулятивных потоков капитала, валютные резервы медленно увеличиваются. Однако следует учитывать, что квартальные данные по запасам публикуются лишь через месяц после окончания квартала.

Альтернативным показателем оценки горячих денежных потоков является фонд задолженности в иностранной валюте (ФЗИВ). Данные, которые ежемесячно публикует Народный банк Китая, включают в себя куплю-продажу иностранной валюты центральным банком, коммерческими банками и другими финансовыми учреждениями.

Снижение валютных резервов предполагает, что фонд задолженности в иностранной валюте также снижается, что подразумевает чисто спекулятивный отток капитала.

Однако при анализе данных ФЗИВ, для аппроксимации горячих денежных потоков, средства массовой информации и финансовые круги часто попадают в ловушку, не подозревая о лабиринте, порождённом Народным банком Китая.

Данные ФЗИВ рассчитываются с использованием скорректированного курса юаня, что скрывает фактический объём ФЗИВ и снижает точность измерения волатильности потоков горячих денег.

Когда происходит резкое снижение валютных резервов, Народный банк Китая использует меньшее значение обменного курса юаня, рассчитывая уменьшить снижение ФЗИВ, а затем скорректировать ставку в последующие месяцы.

Когда наблюдается увеличение валютных резервов, совпадающих с большим притоком горячих денег, банк использует более высокую ставку, для снижения уровня увеличения ФЗИВ. Следовательно, воздействие горячих денег кажется меньшим, чем на самом деле.

В результате, ежемесячная волатильность ФЗИВ кажется запутанной, и иногда даже профессионалы бывают обмануты.

Скорость перемещения

Мой анализ данных ФЗИВ в период с января 2011 года по июнь 2013 года показывает стремительный отток спекулятивного капитала в течение последних 2,5 года. На самом деле, горячие денежные потоки вливаются и утекают из Китая довольно часто.

Народный банк Китая заявил, что в июне 2013 года ФЗИВ был сокращён на US $6,7 млрд (41,3 млрд юаней). Но применяя фиксированный обменный курс юаня, я подсчитал, что фактическая величина ФЗИВ в мае и июне составила US $51 млрд (314,2 млрд юаней).

Гораздо более удивительно, что огромные оттоки капитала измеряются по тому же принципу. Например, ФЗИВ снизился на US $78,9 млрд (483,4 млрд юаней) в сентябре 2011 года, на US $116,9 млрд (716,4 млрд юаней) в ноябре и декабре 2011 года, и на US $115,8 млрд (709,5 млрд юаней) в мае 2012 года соответственно.

Горячие деньги, составляющие около 10% месячного валового внутреннего продукта Китая, быстро перемещаются в страну или из неё.

Чэн Сяонун получил докторскую степень по социологии в Принстонском университете. Он был советником бывшего китайского премьера Чжао Цзыяна.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Три основные цели богачей Китая
  • Легенда о китайских паровых булочках маньтоу
  • Коренные жители Тибета и Синьцзяна живут как в тюрьме
  • Почему слова «канадский француз» заблокированы на китайском Weibo
  • Почему китайские богачи инвестируют в резные грецкие орехи?


  • Top