Семь мудрецов бамбуковой рощи — интеллектуалы древнего Китая. Часть 2. Цзи Кан


Цзи Кан (Ди Кан). Фото: absoluteastronomy.com

Цзи Кан (Ди Кан). Фото: absoluteastronomy.com

Семь мудрецов бамбуковой рощи — одни из самых знаменитых интеллектуалов древнего Китая. Они собирались в бамбуковой роще, вели учёные беседы, пили вино и музицировали. Историки считают их литературными гениями, они положили начало метафизической философии — неодаосизму.

Каковы, всё же, эти «Семь мудрецов бамбуковой рощи», и как сложилась их судьба?

Самой выдающейся фигурой среди «Семи мудрецов» был Цзи Кан (Ди Кан), второе (даосское) его имя Шу Е. Он родился в 223 году в уезде Чжисянь провинции Тяодюнь (сейчас уезд Сусянь провинции Анхой). Его отец умер, когда он был ещё ребёнком, и его воспитывали мать и братья. Согласно летописи, он был высок, почти 2 метра ростом, очень красив, благороден и сдержан, сильно выделяясь среди других людей. Кроме этого, он прекрасно знал философию, литературу, владел искусством каллиграфии и был прекрасным музыкантом. Ди Кан был противником конфуцианства и, как приверженец даосизма Лаоцзы, призывал к этому более естественному учению.

В 247(?) году он женился на Чан Вэй Тин — принцессе из императорской семьи Цао, и стал при дворе советником среднего ранга, получал хорошее жалованье и не имел конкретных обязанностей — просто райская жизнь. Женитьба сразу сделала его врагом могущественной семьи Сыма, поэтому он решил уйти в отшельничество. Ди Кан поселился к югу от горы Тайханьшань у скалы Байцзяянь. Гора Тайханьшань — необычайно красивое место, к тому же находится всего в 100 км от Лояна, столицы царства Вэй, что позволяло Ди Кану быть в курсе событий при дворе императора. Из-за того, что Ди Кан был зятем Цао Цао, могущественный полководец Сыма И после захвата власти не собирался переманивать его к себе на службу, как других «мудрецов», а затаил злобу.

Итак, Ди Кан вёл отшельнический образ жизни — он всегда безразлично относился к славе и выгоде. Из «Истории династии Цзинь» известно, что он часто занимался ковкой железа, показывая семейству Сыма, что у него нет интереса к миру и политике. До сих пор сохранился пруд, в котором Ди Кан закаливал мечи, серпы, мотыги. Ди Кан, несмотря на бедность, никогда не брал с людей денег, а получив в благодарность еду, съедал её вместе с дарителями. Чтобы заработать немного денег на еду, Ди Кан иногда полол и поливал огород у своего друга Люй Аня.

В соответствии с даосским учением, Ди Кан уделял большое внимание продлению жизни. Он считал, что человек может жить до 1000 лет и верил в существование бессмертных святых. По его мнению, человек должен воспитывать в себе не только тело, но и дух; для воспитания духа необходим покой и тишина, а для тела — продлевающее жизнь лекарство. Он верил в эликсир бессмертия и пытался его найти.

Ещё больше прославился Ди Кан, как мастер игры на тине (цитре). Больше всего он любил исполнять мелодию Гуанлинсань. Древняя легенда рассказывает, как он ей научился: однажды Ди Кан совершил путешествие к западу от реки Лошуй. В полночь, когда он в одиночестве играл на тине, к нему в хижину пришёл таинственный гость, назвавший себя древним человеком. Всю ночь они проговорили о музыке, и гость, увлекшись, попросил у Ди Кана цитру и исполнил ту самую мелодию Гуанлинсань, отличавшуюся уникальной красотой. Гость научил Ди Кана этой мелодии, повелев на прощанье никому её не передавать.

Ди Кан был выдающимся теоретиком музыки, он написал эссе о звуке, в котором рассказал о сущности музыки, отношении между музыкой и чувствами, и о воздействии музыки на человека. Он считал, что звуки не имеют эмоциональной окраски и не могут быть грустными или весёлыми, поэтому в самой музыке не содержится ни радости, ни грусти. Радость и грусть являются субъективными эмоциями человека, и при сочетании эмоций и звука возможна грустная или весёлая музыка.

К сожалению, большая часть сочинений Ди Кана погибла, до нас дошло 2 письма, 15 эссе — о Вселенной, обществе и жизни, рассматривающие эти вопросы с точки зрения метафизического учения, и 60 прекрасных стихотворений, которые отражают его личность. В эссе он восхвалял достоинства древних правителей, считая, что в идеальном обществе гармонично сосуществуют скромный монарх и покорный народ. Он ненавидел лицемерие и презирал стремление к личной выгоде, полагая, что для благоденствия общества следует возвратиться к настоящей человеческой природе и естественному праву, что и отразил в своих трудах.

Его идеи противоречили взглядам, господствующим тогда в обществе, поэтому его взгляды и критические высказывания, в конце концов, привели к тому, что он был казнён по приказу полководца Сыма Чжао, сына Сыма И.

В 255 году уже Сыма Чжао решил призвать Ди Кана на службу, поэтому Ди Кан оставил бамбуковую рощу и 3 года скрывался на восточном берегу реки. Там он познакомился с легендарным отшельником Ван Ле, который в глубине гор постигал искусство продления жизни — Ван Ле уже было за 330 лет (как считали люди), но он выглядел как юноша. Два мудреца подружились и вместе собирали лекарственные травы в горах.

Спустя три года Ди Кан познакомился с другим отшельников — Сун Дэном. Сунь Дэн жил в яме на горе Сумэнь провинции Хэнань, для защиты от жары он одевался в соломенные одежды, а для защиты от холода кутался в свои длинные волосы. Ничто не волновало мудрого старца. Их общение также длилось 3 года, но Сунь Дэн никогда не отвечал на вопросы, мучившие Ди Кана, и только на прощание Сунь Дэн сказал Ди Кану, что он талантлив, но недальновиден, он должен быть осторожен, не выражать своё мнение, иначе ему не избежать беды. Дальнейшие события показали правоту мудреца.

В 261 году Шань Тао, один из «Семи мудрецов бамбуковой рощи», служивший у Сыма Чжао, став придворным советником, порекомендовал Ди Кана на должность начальника министерства личного состава. Возможно, так он хотел защитить Ди Кана от Сыма Чжао, но Ди Кан отказался от должности и написал Шань Тао крайне эмоциональное письмо о разрыве их связи. В письме он отрицал учение Конфуция, резко высказывался о правителях и чиновниках, и писал, что предпочитает жить в скромном доме, растить детей, пить вино и играть на цине. По сути, это письмо было отказом сотрудничать с Сыма Чжао, что имело трагические последствия.

Повод для репрессий вскоре нашёлся. Друг Ди Кана Люнь Ань был оклеветан своим братом Люй Сюнем, приближённым Сыма Чжао, и отправлен в ссылку. Из ссылки Люй Ань в письмах к Ди Кану изливал свое негодование и недовольство властью. В итоге Люй Аня вызвали на суд, а Ди Кан, как получатель писем, считался соучастником Люй Аня. Благородный Ди Кан отправился в суд, где выступил с пламенной речью в защиту своего друга, и их обоих посадили в тюрьму. Ди Кан выступил против Сыма Чжао, поэтому он должен был умереть.

Заключение Ди Кана вызвало большой резонанс в обществе. Многие вступились за него, но всё же Ди Кана и Люй Аня приговорили к смертной казни. С горечью вспомнил в тюрьме Ди Кан слова отшельника Сунь Дэна. По преданию, в это время к Ди Кану обратились 3000 студентов с просьбой разрешить им считать его своим учителем.

В августе 262 года Ди Кан был казнён. Он был спокоен и сохранил своё достоинство. Перед смертью он попросил дать ему тин и в последний раз исполнил на ней мелодию Гуаньлинсань, которая умерла вместе с ним. Вся интеллигенция Китая того времени опечалились, узнав о смерти Ди Кана.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • В Китае работают десятки миллионов информаторов правительства
  • Китайские самолёты — не покупают дома, разбиваются за рубежом
  • Древняя китайская архитектура: 4 самых известных моста
  • В Китае тайфун унёс жизни двух человек
  • Китайская столица снова задыхается от смога


  • Top