Власть любой ценой: Реальная история китайца Цзян Цзэминя. Глава 14


Негодяй, который предал свой собственный народ (конец 1999 г.).

Владивосток, Хабаровск, Нерчинск, Сахалинская область, внешняя часть гор Синань, о. Сахалин, 64 деревни к востоку от реки Хэйлунцзян – эти названия никогда не сотрутся из памяти китайцев. Обширные и плодородные земли на северо-востоке Китая, унаследованные от предков, теперь простираются немым укором, вызывающим боль и чувство оскорбления практически каждому гражданину Китая.

9 и 10 декабря 1999 года – два дня позора, который китайцы не скоро забудут. В те дни президент России Борис Ельцин и глава Китая Цзян Цзэминь подписали в Пекине Протокол по восточному и западному участкам российско-китайской границы между территориями Китайской Народной Республики и Российской Федерации. Земли, оговоренные в протоколе, которые, возможно, могли быть возвращены Китаю, как случилось с Гонконгом и Макао, были отданы Цзяном России. Шаг, предпринятый за спиной китайцев Цзяном ради достижения своих собственных целей, уничтожил перспективы дальнейшего развития.Как известно, спор о русско-китайской границе продолжается уже около ста лет. Если бы соглашение принесло мирное урегулирование столетнего спора, это стало бы знаменательным событием, которое сделало бы стремящегося к величию Цзяна, который хотел в то время сформировать стратегический союз, центром внимания СМИ. История подписания соглашения, опубликованная в Peoples Daily от 11 декабря 1999 года, представляла собой лишь краткую зарисовку в несколько десятков слов.

В книге Роберта Куна вообще не упоминается этот случай. Для такого события, которое должно было оказать значительное влияние на жизнь народа, это, конечно, странно. В книге Куна нет даже намека на встречу Цзяна и Ельцина в Пекине.

Тогда возникает вопрос: почему Цзян хотел, чтобы его биограф и государственные СМИ обошли вниманием эту важную встречу, даже переписав историю? Ответ кроется в том, что за предательским соглашением, которое подписал Цзян, скрываются несколько закулисных сделок. Протокол, подписанный Цзяном, уступал более миллиона квадратных километров драгоценной земли – область, равная суммарной площади трех северо-восточных провинций Китая или десяти Tайваням. Цзян также согласился отдать России выход на реку Тюмень, отрезав северо-восток Китая от Японского моря. В результате этой сделки Китай потерял некоторые северные территории.

Это провинция Вайсин площадью 600 тысяч кв. км к югу от гор Синань и реки Хэйлунцзян, район Удун, занимающий более 400 тысяч кв. км к востоку от реки Уссури, а также Тувинский район площадью в 170 тысяч квадратных километров, и остров Сахалин с территорией в 76,4 тысяч кв. км.Новый протокол опроверг Нерчинское Соглашение о равноправном разделении границ, подписанное Китаем и Россией после того, как китайские солдаты выиграли кровавую войну в годы правления Императора Канси (1661–1722). Кроме того, подписание этого соглашения Цзяном означало, что Китай признает все предыдущие неравноправные соглашения, заключенные между Китаем и Россией до этого, включая Айгуньское соглашение 1858 года, Пекинское соглашение 1860 года и другие.Предыдущие правители Китая, в том числе Националистическое правительство Гоминьдан и предыдущая администрация КПК, отказывались признавать их.

Новый протокол пошел еще дальше в предоставлении России спорных территорий всякий раз, когда Россия занимала их силой. Эти территории включали область Тува, занимающую около 170 тысяч кв. км (сравнимо с размерами провинции Гуйчжоу), которая была оставлена за Китаем голосованием Генеральной Ассамблеи ООН в 1953 году; 64 деревни к востоку от реки Хэйлунцзян, занимающие территорию в 3 600 кв. км (три Гонконга), и еще одну – по несправедливому Айгуньскому Соглашению 1858 года, Сахалин, территория которого равна 76,4 тысячам кв. км (два Tайваня), бывший под юрисдикцией Китая во время правления Династии Цзинь, был официально присоединен к Китаю в соответствии с Нерчинским Соглашением.

Успешные китайские правительства в прошлом упорно боролись, сопротивляясь вторжениям России, и никакие предыдущие правительства со времен утверждения Республики Китай не признавали неравноправные соглашения. Кроме того, коммунистические правители Китая однажды настояли на том, что “все предыдущие правительства Китая никогда не признавали границы, наложенные империалистическими силами, и что Китайская Народная Республика тоже не будет”. Юридическое обоснование этой позиции – Венская конвенция, принятая на основе Закона о соглашениях, в которой, согласно 52-й статье, любое соглашение, “заключенное под угрозой или с использованием силы” является недействительным.

Множество соглашений, по которым уступали территории и платили репарации, подписанные Китаем и царской Россией, и бывшим Советским Союзом, такие, как: Айгуньское, Пекинское и Китайско-российское соглашения относительно северо-западной границы Китая, были типичными неравноправными соглашениями, каждое из которых подписано под угрозой насилия, и таким образом, были недействительными юридически. Другим незаконным соглашением было соглашение относительно Шимоносеки (1895), которое было подписано после того, как правительство Цин проиграло японо-китайскую войну 1894-1895 годов и навсегда уступило Японии Тайвань и острова Пескадорес. Поскольку соглашение относительно Шимоносеки (1895) было неравноправным, правительство Республики Китай восстановило суверенитет Tайваня после того, как Япония проиграла во Второй мировой войне.

Если соглашение относительно Шимоносеки (1895) служит прецедентом неравноправного соглашения, то китайское правительство имело все основания потребовать возвращения земель, переданных царской России и бывшему Советскому Союзу. Правительство Ленина и бывшего Советского Союза само официально признало, что эти территории принадлежали Китаю, и намеревалось их вернуть, подтверждая законные основания Китая впоследствии потребовать эти земли обратно. Что касается таких китайских территорий, как область реки Тува, 64 х деревень к северу от реки Хэйлунцзян и остров Сахалин, по поводу которых обе стороны не подписывали никаких соглашений, у Китая были более законные основания на повторное требование этих земель.

Но вместо того, чтобы их вернуть Китаю, что невероятно, Цзян предпочел их отдать. По этой причине китайцы, которым известно об этих фактах, называют Цзяна “самым большим предателем в современной истории Китая”.Все стало еще хуже, когда предательские соглашения, которые подписал Цзян, фактически уничтожили потенциал для дальнейшего роста Китая как нации. Обширные и плодородные земли, завещанные прошлыми поколениями, изобилующие лесами и богатые полезными ископаемыми, нефтью, являлись важными ресурсами в потенциальном росте и развитии Китая. Из 9 600 000 квадратных километров земли Китая пустыни и опустошенные области составляют приблизительно 33% всей земли, в то время как сильно разрушенная земля составляет примерно 38%.

Таким образом, для жилья пригодно менее 1/3 всей земли.Население Китая переместилось из долины Желтой реки к реке Янцзы на юге и береговым линиям юго-восточного Китая, потому что больше двигаться было некуда, лишь только к океанам. Тем временем, поскольку население Китая продолжает расти, пахотная земля только продолжает сжиматься, а экология страны продолжает ухудшаться. Земля Китая быстро приближается к истощению. Экспансивная и богатая земля, которую Цзян отдал, могла бы быть, в любом случае, надеждой для будущего развития Китая.Немногие люди понимают, почему Цзян подписал столь предательское соглашение. Фактически, ответ содержится во второй главе этой книги. Если бы личность Цзяна как спец агента на Дальнем Востоке, завербованного КГБ, когда-либо была разоблачена, то и он, и КПК, вероятно, потеряли власть за одну ночь.

И фактически, эта та самая причина, по которой КПК не стремилась считать Цзяна ответственным за грубую ошибку даже после того, как обнаружились его закулисные сделки. Российско-китайские территориальные проблемы – смесь сложной антипатии, заложенной в прошлом и национализма — присутствовали всегда. Ввиду того, что измена, в которой повинен Цзян — не какое-нибудь шуточное дело, поэтому вся эта глава посвящена детальному отчету о странном решении Цзяна. Вопросы, раскрываемые здесь – как повлияет на дальнейшее историческое развитие Китая эта позорная уступка государственных территорий, как посмотреть на это событие с точки зрения международного права, какие скрытые причины этих действий?Будут также рассмотрены возможные решения проблемы и другие вопросы. Станет ясно, что Цзян исключительно из личного интереса предложил свободную землю России, землю, которую бывший Советский Союз когда-то намеревался возвратить. Эта территория имеет исключительно важное стратегическое значение для Китая. Эта уступка Цзяна нанесла Китаю серьезный ущерб, это выходит даже за рамки позора.

Территориальный суверенитет

Россия, которая исторически спорила с Китаем за границы, начала свое нападение и экспансию еще в царские времена. Русские агрессоры, внедрившиеся в северо-восточные части Китая и занявшие Яксу (Yaksa) и близлежащие районы в долине реки Хэйлунцзян (Heilongjiang), совершали убийства, поджоги, насилие, грабеж, и практически все возможные преступления, которые только можно представить. В 1685 году китайский император Канси (Kangxi) отправил войска восстановить потерянные территории, которые дважды завоевали Яксу и заставили сдаться пострадавшую в сражении русскую армию.

Седьмого сентября 1689 года после переговоров в Нерчинске царская Россия и правительство династии Цин подписали Нерчинский российско-китайский договор. Согласно договору, Китай и Россия были поделены рекой Горбица – граница, пролегающая от реки Горбица вдоль внешней части гор Синьан (Xing’an) к морю – и реке Эргуна, с занимаемой Россией территорией с севера, а Китаем с юга. Договор был заключен Китаем и Россией на основании равенства и мог быть использован как легальное ограничение в русско-китайских переговорах о границе. Однако Цзян Цзэминь это соглашение попросту аннулировал.

Правительство династии Цин после 1840 было коррумпировано и слабо, и царская Россия воспользовалась возможностью внедриться в Китай. Обзор всех неравных соглашений, которые Китай подписал с западными властями после Опиумных войн (1840–1842) указывает на тот факт, что, в то время, как условия уступки территорий и платежа компенсаций были не редки, никакая другая страна не присвоила себе так много китайской земли, как Россия. Хуже всего еще и то, что большинство китайской земли, занятой другими странами было возвращено Китаю после Второй мировой войны, а прежний Советский Союз стал единственным исключением – он не только не вернул ни сантиметра земли, но и даже продолжил, отхватывая понемногу, присоединять себе территории Китая.

Во время своих вторжений царская Россия вынудила Китай подписать с ней семнадцать неравных соглашений, три из которых отобрали у Китая самые большие куски земли, в целом составившие более миллиона квадратных километров. Айгуньское соглашение (1858), Пекинское соглашение (1860) и Русско-китайское соглашение по северной границе и были теми тремя.

Айгуньское соглашение 1858 года

Вторая Опиумная война разразилась в октябре 1856 года (шестой год периода Сяньфэн Xianfeng). В мае 1858 года британско-французский альянс захватил Дагу, тем самым напугав Тяньцзин и держа в напряжении Пекин. Армия русских казаков под предводительством губернатора восточной Сибири Муравьева воспользовалась возможностью продвинуться к окраинам Айгунь. Под предлогом помощи Китаю против британских атак, Муравьев, сопровождаемый двумя канонерскими лодками, вошел в город Айгунь, чтобы переговорить с Ишанем (Yishan), генералом династии Цин, который находился в Хэйлунцзяне. Он потребовал аннулирования Нерчинского русско-китайского договора и право занять территорию к северу от реки Хэйлунцзян и восточнее реки Уссури. Генерал Ишань сдался под угрозой силы царской России и был вынужден 28 мая 1858 года подписать Айгуньское соглашение с Муравьевым.

Три статьи Айгуньского соглашения предоставляли России более 600 000 квадратных километров китайской территории к северу от реки Хэйлуцзян и к югу от внешних гор Синань, в то время как Китаю было позволено оставить резиденцию и подведомственную область в маленьком районе к юго-востоку от истока реки Цзэя (Zeya) около Айгунь. Китайская территория к востоку реки Уссури должна была управляться Китаем совместно с Россией, и только китайские и российские корабли могли ходить по рекам Хэйлунцзян и Уссури – водам, изначально принадлежащим Китаю.

Нужно отметить то, что правительство Цин не дало свое одобрение на Айгуньское соглашение и впоследствии, вместе с другими, генерал Ишань был наказан.

Пекинское соглашение 1860 года

В октябре 1860 года (на десятом году периода Сяньфэн) французско-британский альянс вторгся и захватил западные окраины Пекина.

Император Сяньфэн убежал со своей императрицей, наложницами, родственниками и высокими должностными лицами во дворец Жэхэ (Rehe). Принц И Синь (Yi Xin), брат императора, остался, чтобы договориться о мире. Сильно желающий мира И Синь попросил русского министра в Китае Игнатьева быть примирителем. Игнатьев воспользовался возможностью заставить правление Цин согласиться на его территориальные требования.

14 ноября под угрозой применения силы И Синь подписал Пекинское русско-китайское соглашение. В добавление к признанию Айгуньского соглашения, Пекинское соглашение перевело совместное управление китайской территории восточнее реки Уссури в полное владение России и поставило условие, что западная китайско-русская граница будет изменена. Таким образом, Китай потерял на северо-востоке около миллиона квадратных километров своей земли. Вместе с примерно 400 000 квадратными километрами прибрежной территории от реки Хэйлунцзян до реки Тюмень, теперь во владениях России, Китай еще больше потерял доступ к Японскому морю.

Русско-китайское соглашение по северо-западной границе

Царская Россия начала домогаться западной части Китая в начале XIX-го века. Во времена правления императора Даогуан (Daoguang) (1782–1850) царская Россия заняла регион в семь рек к юго-востоку от озера Балхаш, включая реки Каратал и Или. На четвертый год правления императора Сяньфэня (1854) русские силой заняли Алма-Ату и захватили территорию в низовье реки Или.

В сентябре 1864 года (третий год правления императора Тунчжи) правление Цин было вынуждено решать вопросы с переходом китайской границы русской армией, а также местным восстанием мусульман в регионе Синьцзян, что привело к началу переговоров с русскими в Тачен. Под угрозой силы и политического шантажа России, правительство Цин было вынуждено подписать китайско-русское соглашение по северо-западной границе, согласно которому Россия получила три озера на западе Китая – озера Балхаш, Зайсан и Иссык-Куль – и соседние территории в целом составившие 440 000 квадратных километров [1].

Другие неравноправные соглашения

Царская Россия вынудила правительство Цин подписать Илийское китайско-русское соглашение на десятый год правления императора Тунчжи (1861–1875), а позднее между восьмым и десятым годом правления Гуансю (1887–1908) оно снова добилось силой от правления Цин заключить пять протоколов по обзору границ с тем, чтобы переместить китайско-русские западные границы. Посредством Илийского китайско-русского соглашения царская Россия прикрепила себе китайские земли к северо-востоку от Тачен и западу от Или и Кашигер, что в целом составило 70 000 квадратных километров.

Земли, занятые силой

Вдобавок к завоеванию китайских земель посредством соглашений коррумпированного и слабого правления Цин, царская Россия также использовала силу, чтобы прикрепить территории, которые были обозначены по соглашениям как китайские территории. 24 июля 1900 года под предлогом восстания антиимпериалистского движения Ихэтуань (Yihetuan), царская Россия с 170 тысячным войском осадила 64 деревни к востоку от реки Хэйлунцзян – китайской территории, согласно Айгуньскому соглашению. Всего было убито 160 тысяч китайцев, причем многие женщины перед тем, как быть убитыми, были изнасилованы. Большинство жертв были сожжены, убежать смогло менее половины населения. Тех, кто пытался бежать к берегу реки Хэйлунцзян, русские солдаты преследовали и убивали; они были либо застрелены, либо утонули, от чего вода в реке была красной. С тех пор шестьдесят четыре деревни к востоку от реки Хэйлунцзян были захвачены царской Россией.

Главный виновник кровавой резни в 64-х деревнях был русский царь Николай II. На похоронах Николая II, проведенных Борисом Ельциным, Цзян Цзэминь, вместо того, чтобы предъявить жалобу и протест, как можно было того ожидать, попытался снискать расположение Ельцина. Активный Цзян дошел даже до того, что к большому смущению русского президента, приветствовал Ельцина широким дружественным объятием. Представление Цзяна, заснятое западным журналистом, не могло быть более постыдным. Цзян, к тому же, лично посетил церемонию в память о казаках-убийцах, которые уничтожили десятки миллионов китайцев. И именно он лично передал России по Протоколу шестьдесят четыре деревни к востоку от реки Хэйлунцзян.

Остров Сахалин, самый большой остров в Китае, расположен к востоку от реки Хэйлунцзян. Он граничит с Охотским морем с востока и севера, возвышается над материком через Татарский пролив с запада и соединяется с Японией проливом Перус на юге. Остров, площадью в 76 400 квадратных километров, размером как два Тайваня, находился под управлением Китая с династии Цзинь. Нерчинское китайско-русское соглашение 1689 года также подтвердило право Китая на остров. В 1789 году русские экспедиционные войска захватили остров и выселили оттуда местных жителей, народность Хэчжэ (национальности Сяньбэй), взяв полный контроль над угольными и нефтяными запасами острова.

Регион Тува, узкая полоса к северо-западу от Монголии, в промежутке между горным хребтом Саянь с севера и горой Тану с юга, занимает территорию в 170 000 квадратных километров – площадь юго-западной китайской провинции Гуйчжоу (Guizhou). В 20-х годах XX-го столетия Россия запланировала освободить его и затем захватила остров в 1944 году. Начиная с китайского правительства династии Цин до правительства Гоминьдан и китайского правительства Мао Цзэдуна – никто не признавал независимость региона Тува, чье население было в основном китайским. В 1953 году Генеральная Ассамблея ООН решила посредством голосования, что регион Тува – китайская территория.

1. Позиции различных режимов КПК

Территория – очень чувствительный вопрос для Китая, и именно поэтому ни один руководитель в современной истории Китая не осмелился действовать поспешно и официально признавать неравноправные соглашения, подписанные в прошлом.

Согласно Венской конвенции о Законе соглашений, соглашения, подписанные под угрозой силы, не имели силы. Поэтому предыдущее правление Китая никогда не признавало неравноправные соглашения, о которых мы упомянули ранее. В 1972 году через Посольство в Пекине, Мао Цзэдун официально проинформировал Советский Союз о том, что Пекин категорически отвергает девять неравноправных соглашений, которые царская Россия наложила на Китай.

После того, как континентальный Китай снова получил место в ООН, Мао также сказал ООН, что Китай не признает девять неравноправных соглашений. «Советский Союз, царская империя и красный Советский Союз захватили слишком много нашей земли, – сказал Мао Никсону, когда они встретились в 1972 году. — Эти захваченные земли даже сложно сосчитать. Некоторые правительства, такие как Гоминьдан и правление династии Цин, сделали заявлений больше меня в этом отношении. То, что я требую назад – это территории, запрошенные вне международного закона и те, которые явно принадлежат Китаю согласно историческим фактам».

В октябре 1978 года докладчик в Пекине отметил, что между 1960 и 1969 годами, Советская Россия захватила 185 квадратных километров китайской территории; другие 1080 квадратных километров были захвачены от Или в регионе Синьцзян в период с 1972 по 1977 годы. Он добавил, что в дополнение к спорным территориям, Россия силой заняла 3 475 квадратных километров китайской земли. 29-го сентября 1979 года Китай раскрыл тот факт, что территории, оспариваемые Россией и Китаем, в двадцати районах региона Синьцзян составляли по размеру от 11 600 до 29 696 квадратных километров. 8 января 1982 года Ли Синянь (Li Xiannian) заявил, что Россия содержала все спорные территории вдоль китайско-русской границы, что составляло 90 000 квадратных километров.

Краткий обзор истории раскрывает то, что, начиная с царской России и до СССР, для России стало привычным делом захватывать китайские земли, как посредством планирования, так и силой. Ни Гоминдан, ни китайское правительство под руководством Мао никогда не осмеливались признать эти соглашения, которые ассоциировались с потерями и российской оккупацией.

2. Советы однажды намеревались вернуть оккупированные земли

Как царская Россия, так и Советский Союз после октябрьской революции 1917 года, сознательно запланировали вторжение и оккупацию на китайскую территорию с одним исключением во времени, когда советские коммунисты заняли власть. Уязвимый из-за риска быть заклейменным силами с Запада, новорожденный режим под руководством Ленина уговорил Китай помочь в противостоянии их врагам, предложив вернуть Китаю оккупированные земли.

В заявлении Китаю, опубликованном в 1919 году, Ленин объявил: «Все земли, отобранные силой, из китайской Манчжурии и других мест во времена правления бывшей русской империи должны быть отданы». 27 сентября, 1920 года, советское правительство снова заявило: «Все соглашения, заключенные с Китаем последующими русскими правительствами в прошлом будут признаны недействительными. Все земли, отобранные у Китая, и все российские концессии в Китае будут отданы; и все, что было варварски отобрано у Китая царским правлением и российским капиталистическим классом, будет возвращено в Китай навсегда без всяких условий» [2].

Ленин умер до того, как выполнил свои обещания. После того, как к власти пришел Сталин, первое, что он отрицал, это то, что заявление, сделанное Китаю, существовало, и потом попытался заставить замолчать свидетелей посредством убийств; таким образом, по обвинению в предательстве был убит Левин Карайен. Карайен подписал заявление как заместитель министра комиссии по иностранным делам.

Но, несмотря на то, признал ли заявление Сталин, обе нации должны были придерживаться его, поскольку то был официально подписанный документ. Тем не менее, Цзян, по пришествию к власти, опроверг заявление и тихо передал земли России, вместо того, чтобы вернуть их Китаю.

3. Подписание соглашения до переговоров

С тех времен, как Китай ввел реформы и начал в поздних семидесятых “открываться”, провинция Цзилинь (Jilin) предприняла попытку получить доступ к морю по реке Тюмень. Доступ принес бы далеко идущие перспективы для экономического развития провинции и сыграл бы важную роль в продвижении экономики.

Поэтому, чтобы ускорить получение доступа к морю, правительство провинции Цзилинь сделало крупное вложение на несколько лет в исправление инфраструктуры провинции (включая муниципалитеты, дороги и железные дороги в городе Хуэйчунь (Huichun) и близлежащие районы) и провело ряд переговоров с Россией. Исходя из того, что «Соглашение о передаче Тюменьцзян» был неравноправным, после более трех лет усилий со стороны Цзилинь, район береговой границы России объявил о своем намерении сотрудничать с Китаем и построить порт.

Но, когда переговоры должны уже были подойти к важной фазе принятия решения, Цзян лично подписал свое предательское соглашение с Россией – «Протокол по восточной секции границы между Россией и Китаем». Этот поступок ошеломил китайцев, уполномоченных вести переговоры. Теперь, когда выход к морю через реку Тюмень был фактически блокирован, стратегический план, на который люди Цзилиня возложили столько надежд, обратился всего лишь в кучу ненужной бумаги.

Китайские представители, которые участвовали в нескольких переговорах по русско-китайскому взаимодействию по выходу к морю через реку Тюмень, раздраженно рассказывали: «Мы упорно настаивали на своем посредством переговоров, основываясь на аргументах, цитируя официальные документы.

Неожиданно на той решающей встрече (русско-китайские переговоры проходили одновременно с подписанием протокола Цзяном) российский представитель, который был вначале уравновешенным и скромным, стал абсолютно несгибаемым после того, как переговорил по телефону. После этого он отказался с нами сотрудничать. Переговоры, которые до того момента проходили в благоприятной атмосфере, столкнулись с непреодолимыми трудностями».

Китайский представитель уже позднее узнал, что Китай и Россия только что подписали земельное соглашение, и что китайское правительство не сочло нужным проинформировать об этом свой народ. Россия, однако, проинформировала своего представителя немедленно, что резко укрепило его позицию. Русские, которые присутствовали на переговорах, как сообщается, были удивлены тем, что Цзян с такой готовностью подписал Протокол.

Стратегия «открыть границу и получить доступ к морю», которую провинция Цзилинь разрабатывала пять лет, вкладывая огромное количество человеческих, материальных и финансовых ресурсов, теперь сводилась к нулю.

Правительство Цзилинь, которое сформулировало многословный отчет «Десятый пятилетний план экономического и социального развития провинции Цзилинь» после подписания Протокола не осмелилось упомянуть хоть слово о своих бывших стремлениях.

4. Цзян ограбил каждого китайского гражданина на один му земли

Согласно седьмой статье китайского Закона о процедуре заключения соглашений от 1990 года, шесть типов соглашений не может быть подписано непосредственно президентом; поскольку они должны быть подтверждены Постоянным комитетом Народного конгресса. Из них первый тип относится к «политическим соглашениям по дружественному взаимодействию и миру», а второй – к «соглашениям по территории и установлению границ».

В данном случае здравый смысл нам говорит только об одном. Во-первых, учтем, что Цзян Цзэминь добрался до верхушки китайской политической власти не по избранию людей, а по выбору нескольких старшин-консерваторов КПК. Поэтому, едва ли можно сказать, что у Цзяна было право подписывать соглашения от лица китайского народа. Во-вторых, китайская территория принадлежит всем людям этой национальности (не зря же она называется Китайская Народная Республика), а не только Цзяну. Поэтому, по такому важному вопросу, как решение владения китайской землей, недостаточно будет даже освидетельствования и одобрения Постоянного комитета Народного конгресса, поскольку такие вопросы должны быть вынесены на обсуждение всей нации и, если необходимо, должен быть проведен референдум.

Тем не менее, китайцев держали в неведении в отношении недавнего соглашения по русско-китайской границе, которое подписал Цзян. До сегодняшнего дня едва ли кто вообще знает, что произошло.

Чрезмерное концентрирование коммунистического правительства Китая на экономическом развитии привело к постоянным экологическим проблемам. Количество пахотной земли в Китае уменьшилось от двух му на человека в 1980-х до 1,4 му на человека сегодня, и все еще продолжает уменьшаться. Большая часть от миллиона квадратных километров земли, отданной Цзяном, была плодородной. Хорошо известная в Китае песня рисует богатые земли в трех северо-восточных провинциях Китая следующим образом: «Мой родной дом – река Сунхуа на северо-востоке, где поля и угольные шахты, есть и просторные соевые поля, можно найти и согру (хлебный злак – прим.пер.)…»

А земля, отданная Цзяном, была еще богаче. Многие люди живописуют это так: «Нефть выходила из земли лишь при легком нажатии». Исходя из расчета, что 1 кв. км равен 1 500 му, можно сказать, что Цзян ограбил каждого из 1,3 миллиарда граждан Китая на один му плодородной, пахотной земли.

5. Из-за Цзяна Китай рискует безопасностью

Линь Цзэсюй (Lin Zexu), великий патриот и герой современной китайской истории, сосланный императором Даогуан в область Синьцзян, раскрыл амбиции царской России по оккупации Китая. За несколько месяцев до своей смерти Линь воззвал к нации: «Самая большая угроза Китаю – Россия! Я стар, но вы должны помнить об этом». Грустно, но благодаря предательству Цзяна, наше поколение стало свидетелями тому, как реализовались опасения Линя.

Войска отступают, большие территории остаются беззащитными

Цзян, находясь в должности председателя Центральной Военной Комиссии (ЦВК), приказал убрать войска с китайской границы, так что 500 километров границы с Россией, Казахстаном, Таджикистаном и Киргизией были оставлены без охраны. Однако территории России, Казахстана, Таджикистана и Киргизстана были оставлены без защиты только на 100 километров от границы (за исключением нескольких территорий вдоль российских прибрежных границ). В 100 километрах вдоль линии границы четыре нации расположили военные силы, по подсчетам составившие 130 000 войск (120 000 из которых русские), 3 900 танков (90% из которых русские), 5 800 боевых машин (90% из которых русские), 4 500 единиц артиллерии, 290 самолетов-истребителей и 434 вертолета.

Но Китай мог расставить войска только за 500 километров от границы. Вышеуказанный секрет был раскрыт в 2002 году Виктором Литовкиным, военным комментатором российского новостного агентства. Он написал статью, в которой Россия отображена как главный победитель в деле по Протоколу, в противоположность предположениям некоторых других русских специалистов. Интерпретация Литовкина была в действительности точной, поскольку, если бы война началась, Россия и другие могли бы начать атаку за 100 километров от границы, тогда как Китай мог ответить лишь на расстоянии в 500 километров.

В своей статье Литовкин пишет: «Чтобы усилить значительное доверие в военной зоне, Пекин предпринял серию беспрецедентных мер и взял односторонние обязательства. Что характерно, он согласился, что в областях вдоль границы в пределах 500 километров с теми странами не будут расставлены войска, за исключением пограничного персонала. Для России и нескольких других стран в Содружестве наций независимых государств, «незащищенная площадь» вдоль границы составляет 100 километров в ширину».

Статья, будто терзающая ранимого противника, заявляла: «“Неравенство” в различных применениях 100 и 500 километров по ширине в отношении «незащищенной площади» России и Китая заложена в одном простом факте, что причина, по которой мы не можем вывести наши войска на 500 километров от границы, как сделали китайцы — это слишком высокая для нас цена[…] Китай выразил понимание обстоятельств».

Незащищенные территории для России – все дикие леса и отвод войск не будет стоить слишком многого, тогда как незащищенные территории для Китая содержат много дорогих военных установок. Их разрушение стоило бы Китаю очень дорого. Почему же Цзян не пошел на «равное» соглашение? Отвод войск для России, как было сказано, дорогого стоил. Тогда что же это стоило Китаю? Китай тоже не так уж богат. В любом случае, подписание неравного, скандального соглашения такого рода не имеет никакого смысла. Статья Литовкина раскрывает для своих русских читателей суть: «Уменьшение [русских] сил на границе с Китаем, особенно, когда их расходы сравнимы с теми, которые тратятся на выводы военных из Восточной Европы и трех Балтийских государств, нам, по сути, стоить ничего не будут».

Другими словами, Россия и объединенные республики бывшего Советского Союза полностью вооружены, войска численностью более 100 000 человек расставлены на границе, тогда как Цзян оставил Китай без защиты. Что еще осталось в отношении национальной защиты? Расположенные на границе китайские войска, узнав о соглашении, исполненные негодования, отказались подчиниться приказу удалиться.

Цзян тогда переместил все отряды защиты, которые знали правду, к южной провинции Фузцян (Fujian), желая порадовать Россию выполнением быстрого передвижения. Что же тогда стояло за скоропалительными действиями Цзяна? Непрямой ответ на этот вопрос дает книга Куна.

Во второй части книги Куна, которая рассказывает о периоде 1989-1996 годов, иронично озаглавленной «Руководство», Кун объясняет, что Цзян находился в сомнительной политической позиции в то время. В 14 главе он пишет: «Цзян основывался по нарастающей инерции на серии стратегических шагов» [3]. Он провел тайное совещание офицеров Генерального штаба и региональных командующих, чтобы спланировать стратегию обороны; более продуманный план обеспечивал лояльность армии после всплеска далеко идущих изменений в составе персонала» [4].

Отрывки из выше обозначенной главы оголяют страх Цзяна. Цзян, боявшийся, что Дэн лишит его власти в любой момент, пытался установить базу в среде военных, предлагая военные чины офицерам и обирая армию. Цзян далее надеялся, что он получит помощь от России и других соседей, чтобы утвердить свою власть. Это самые главные причины, по которым жаждущий власти Цзян секретно подписал неравноправное соглашение, которое оставило Китай с 500 километрами незащищенной земли у границы.

Геополитика

По географическим причинам Россия всегда желала китайских земель и искала возможности присвоить китайские территории, так же как и собрать информацию о Китае во имя «кооперации и обмена». На двадцать втором году правления императора Гуансю (Guangxu) династии Цин (1896), царская Россия, во имя общей безопасности от японской гегемонии в Азии, получила права построить железную дорогу Чжондун (Zhongdong); Россия силой заставляла правительство Цин подписать китайско-русское секретное соглашение, также известное как «Соглашение на Союз безопасности». Необходимо было проложить дорогу от Сибири через провинции Хэйлунцзян и Цзилинь до Владивостока.

Целью стало «завоевать политику посредством железной дороги» и принести России в ее интересах влияние в северо-восточных частях Китая, включая Монгольско-Маньчжурскую область, частями которой были провинции Хэйлунцзян и Цзилинь. Конечной целью было присоединить три северо-восточные провинции. Схема провалилась из-за русско-японской войны 1904 года.

В начале 1945 года, когда Вторая мировая война приближалась к концу, Советский Союз, Соединенные Штаты и Великобритания провели саммит в Ялте.

На саммите США и Британия убеждали Советы отправить войска на северо-восток Китая, чтобы поторопить японцев сдаться. Сталин воспользовался возможностью принудить правительство Гоминьдан признать независимость Монголии. Генерал Гоминьдан Чян Чин-куо (Chiang Ching-kuo), который был в Москве для переговоров, спросил Сталина: «Почему Вы настаиваете на том, чтобы Монголия стала независимой? Монголия, хотя и занимает большую территорию, редко заселена и имеет неадекватную систему дорог.

Кроме того, ей нечего предложить на экспорт». Сталин ответил: «Если быть с вами откровенным, я хотел получить Монголию из-за ее военной и стратегической ценности». Указывая на карту, Сталин добавил: «России бы это пригодилось, если бы военные силы стали атаковать Советский Союз со стороны Монголии и отрезали бы железную дорогу в Сибири».

В статье, опубликованной People’s Daily 31-го июля 2001 года была рассказана следующая история. В июле 1958 года советский посол в Китае Евгений представил Мао Цзэдуну, Лю Шаоци (Liu Shaoqi), Чжоу Энлай (Zhou Enlai) и другим китайским лидерам советское предложение. Суть его заключалась в том, чтобы сформировать китайско-советский объединенный флот против Соединенных Штатов на основании, что территория операций для советского флота была ограничена географическими обстоятельствами, а Китай имеет длинное побережье.

Мао был еще больше расстроен, потому что вспомнил другое советское предложение, сделанное лишь за день до этого — построить совместными усилиями длинноволновую радиостанцию. 31 июля 1959 года Первый Секретарь Советской Коммунистической партии Никита Хрущев прибыл в Китай, и в тот же день встретился с Мао для разговора. Во время разговора Мао несколько раз просил Хрущева объяснить, что он имел в виду под «объединенным флотом». Неспособный дать прямой ответ, Хрущев ходил вокруг да около, и, наконец, признал, что немыслимо иметь один флот под руководством двух государств.

Статья российского новостного агентства от 18-го декабря 2002 года далее раскрывает: «Интересно, что даже когда Игорь Родионов, бывший российский министр безопасности, назвал Китай «сильным соперником для России в XXI веке» во время его визита в Пекин в 1997 году, климат взаимного доверия между Россией и Китаем никак не был затронут. Пекин только принял во внимание слова генерала, как целесообразное средство, с помощью которого он «мог оказать давление на собственное правительство, чтобы больше средств было вложено на развитие вооруженных сил».

Очевидно, Россия никогда не считала Китай другом. Наоборот, она постоянно рассматривала Китай, как «сильного соперника России в XXI веке». Цзян Цзэминь, однако, не проявил ни малейшей осторожности в своих обязательствах перед Россией и подписал с Россией соглашения по пограничному разоружению. Разоружением, то есть приказом отойти войскам от границы на 500 километров, оставив ее незащищенной. Цзян помог России установить защитную зону, поставив под угрозу безопасность Китая. Этот шаг проложил путь для потенциального бедствия в руках российской армии – сценария, описанного в книге «Основы геополитики» профессора Дуцзиня (Dujin).

6. Тупиковая сделка

Пока в настоящий момент, может, трудно предположить, как много вреда, в конечном итоге, принесет Китаю договор, скорее это скажется в дальнейшем и будет грозить не только потерей лица, суверенитета и территориальной целостности. Соглашение может также стать фатальным для Китая, как размышлял один писатель в своей статье от 28-го декабря 2000 года: «из всех несчастий, бедствий, опасностей, которые случаются периодически в Китае – эта [соглашение] самая плохая» [5]. Это, конечно же, преувеличение.

Хотя Китай, имеющий площадь 9 060 000 квадратных километров — третья нация по численности в мире, на каждого человека приходится лишь 1,4 му пахотной земли – что составляет 1/3 от среднего в мире и 1/9 от США. Китай, с равнинами на западе, пустошью на северо-западе, полями и пустыней на севере, и морями на юго-востоке, не имеет благоприятных природных условий. Только лишь 3 миллиона квадратных километров этой земли подходят для обитания – всего лишь 29% всей территории. В то время, когда патриоты-китайцы охвачены идеей, что «двадцать первый век – век Китая», китайское правительство должно принять во внимание в своих политических целях вопрос о стабильности и распределении населения в новом веке, поскольку его население уже близко к количеству, превышающему то, которое могут обеспечить природные ресурсы.

На центральных встречах по экономическому развитию в 1999 году китайское правительство развернуло стратегию развития западных областей Китая. Якобы правительство желало продвинуть экономический рост на запад, улучшить там сравнительно изолированное и отсталое положение, и обратиться к разрыву в развитии между восточными и западными областями Китая, сосредотачиваясь на трех ключевых областях: улучшение окружающей среды, построение инфраструктуры и развитие специальных местных отраслей промышленности. Эксперты, однако, поняли эту политику по-другому.

Демографические образцы остались неизменными с тех пор, как Ху Хуаньюн (Hu Huanyong) мог построить в 1930-х практически прямую линию, которая простирается от Айхуэй (в северо-восточной провинции Хэйлунцзян) до Тэнчун (на юго-западе провинции Юнань) – линия, которая разделяет восточные густонаселенные территории от редко заселенных западных территорий.

Территория к северо-западу от линии Ху Хуаньюн, как ее стали называть, насчитывает 64% земли ото всей территории, хотя лишь 5,6% населения живет там. К юго-востоку от линии с другой стороны территория занимает 36% земли, тогда как население составляет критическое число – 94,4%. Поэтому китайское общество в основном смещено к юго-востоку. Практически полвека центр населенности понемногу смещался по узкой прибрежной полосе к юго-востоку – территории, которая имеет около миллиона квадратных километров.

Из-за смешения многих факторов, таких как прирост населения, дополнительная эксплуатация, разрушение окружающей среды, китайское население и развитие продолжило двигаться к более обеспеченному юго-востоку. Поскольку юго-восточные районы теперь были более развитыми, людям, как бы они не хотели расширяться в этом направлении, теперь некуда было двигаться, кроме как в Тихий океан.

Поможет ли Китаю «развитие западных областей» выйти из этого затруднительного положения – призыв, который часто слышится сегодня.

Незадолго до того, как Государственный совет Китая выдвинул эту стратегию, один исследователь из Народного университета опубликовал статью, которая называется «Распределение населения и устойчивое развитие в Китае». В одном из отрывков говорится: «Поскольку западные регионы, наиболее равнинные и менее плодородные и сильно удалены от моря […], возможность этих районов поддерживать население гораздо меньше, чем способность центральных и восточных районов. Вызовы природы, такие как эрозия почвы и опустынивание, гораздо хуже, чем в центральных и восточных областях […].

В отношении соотношения выживаемости населения и давления населения, западная область, хотя достаточно редко заселенная, имеет гораздо более серьезную проблему перенаселения. Поэтому концентрация населения на западе должна вместо возрастания, снизиться до показателя востока. Люди западной области должны выехать, поскольку в стороне продвижения на восток их встретит лишь Тихий океан. Куда же они тогда смогут переселиться?»

Единственный вариант – северо-восток Китая. Если Китай мог действительно обнаружить территорию, которая была отдана в результате мирных переговоров и согласии с международным законом, двадцать первый век мог бы стать многообещающим для Китая. Территория в один миллион с лишним квадратных километров, потерянная по Айгуньскому и Пекинскому соглашениям составляют полностью размер трех провинций и в настоящий момент составляют северо-восток Китая. Площадь не маленькая. К тому же, эти земли, расположенные к югу от внешних гор Синьань (Xing’an), северу реки Хэйлунцзян и востоку реки Уссури – лесные и плодородные земли, завещанные еще с древних времен. Они представляют последнюю надежду для роста Китая.

Отсутствие подходящей земли, самых элементарных условий жизни – судьба миллиардного населения Китая, становятся основной причиной для беспокойства. Тем не менее, без каких бы то ни было колебаний, Цзян Цзэминь отдал России огромные территории плодородной земли – земли, жизненно необходимые для китайской экономики, если не будущего. В прошлом Китая трудно найти соглашение более предательское, чем это.

7. Земли, которые Цзян отдал другим нациям»

Что касается урегулирований территориальных споров Китая с Вьетнамом, Индией и странами бывшего Советского Союза, пекинские власти никогда не осмеливались сообщать о содержании таких соглашений. Переговоры, которые противоречили территориальным интересам Китая, скрывались от людей.

По соглашениям, которые Цзян подписал с Таджикистаном, Кыргызстаном и Казахстаном – китайско-таджикистано-кыргызстанское соглашение по разделу границ и китайско-кыргыстано-казахстанское соглашение по разделу границ, – все обсуждаемые территории, фактически, были отданы. Например, по соглашению, которое Цзян подписал с Рахмововым, президентом Таджикистана, было отдано 27 000 квадратных километров обсуждаемой земли вблизи Памирского региона, а сохранена только одна тысяча квадратных километров. Это стало известным во всем мире только после того, как таджикское агентство новостей гордо сообщило об этом.

Во время посещения Филиппин Цзян предложил оставить требование суверенитета островов Спрэтли (the Spratly Islands) и согласился на их совместное ведение.

В конце ноября 1996 года Цзян посетил Индию и подписал «Соглашение о секретном строительстве в военной области подконтрольной зоны в китайско-индийских пограничных областях», устанавливая рамки для размещения границ, базировавшихся на текущей линии управления. Это означало, что теперь Китай признает линию Мак Махона и отдает 90 000 квадратных километров плодородной земли к югу от Гималаев.

30 декабря 1999 года Цзян одобрил «Китайско-вьетнамское пограничное соглашение», отдав Вьетнаму области Лаошань (Laoshan) провинции Юньнань (Yunnan) и Факашань (Fakashan) провинции Гуанси (Guangxi) – земли, которые сотни китайских солдат защищали ценой своей жизни во время китайско-вьетнамской пограничной войны 1979 года. Теперь преисполненные патриотизма души погибших солдат из Либобо (Libobo) будут захоронены во Вьетнаме.

Проблема островов Сенкаку (Senkaku) заслуживает более детального обсуждения. Право собственности на острова Сенкаку – вопрос довольно тонкий. С точки зрения истории, острова Сенкаку естественным образом принадлежат Китаю. Но и Тайвань, и материк требуют суверенитета на них. Было несколько основных событий, произошедших вокруг островов Сенкаку. Одно из них – Соглашение Шимоносеки (Shimonoseki) 1895 года, которое правительство Цин (Qing) подписало после своего поражения в китайско-японской войне 1894-1895 годов, надолго уступив Тайвань и смежные острова Японии, включая и острова Сенкаку.

Таким образом, Япония всегда ссылалась на соглашение Шимоносеки 1895 года как на законное обоснование своего права на острова. Другой случай произошел в 1945 году, когда соглашение Шимоносеки 1895 года было аннулировано после поражения Японии во Второй мировой войне, в результате чего Япония потеряла свои «законные права» на оккупацию островов Сенкаку. Однако вместо того, чтобы вернуть острова Сенкаку Китаю, во время возврата Tайваня и островов Пескадоры, Япония отдала их под управление округа Окинава, тем самым посеяв семена раздора в сегодняшних китайско-японских спорах относительно суверенитета.

Хотя это только группа пустынных островков, которые в целом имеют территорию в 6 кв. км, острова Сенкаку включают 740 000 кв. км «эксклюзивных экономических зон» в соответствии с Морским законом ООН. ООН обнаружила в результате исследования в 1967 году под этой территорией запасы нефти, около 80 миллиардов баррелей, стоимостью 4 триллиона американских долларов – что по сумме равно китайскому национальному валовому продукту, умноженному на четыре, если считать исходя из текущей международной цены на нефть – 50 долларов за баррель.

Раз ставки так высоки, то, если бы Цзян относился серьезно к национальным вопросам, он должен был бы постараться вернуть острова во владения Китая. Китай мог законным и правомерным образом восстановить свой суверенитет по отношению к островам Сенкаку либо из-за неравноправного изъятия, которое случилось исторически, либо опираясь на международные соглашения, такие как декларация Кайро, Постдамская декларация или Объединенное соглашение между Китаем и Японией. Цзян даже не попытался это сделать, придерживаясь принципа «Лучше отдать дружелюбному соседу, чем кому-то из врагов внутри страны», часто высмеивая и блокируя все попытки Тайваня снова получить право на острова.

Цзян не мог полностью уклониться от вопроса по островам Сенкаку, поскольку, являясь частью Тайваня, острова имеют общую судьбу с Тайванем. Более того, власти Тайваня заняли более сильную позицию по этому вопросу, чем КПК. Заместитель министра обороны Тайваня Чэн Чжаоминь (Chen Zhaomin) в начале 2003 года заявил, что острова Сенкаку – «территория Тайваня», и что тайваньские вооруженные силы будут защищать территориальное единство, даже если будет война.

Таким образом, Цзян был вынужден упомянуть об островах Сенкаку, требуя суверенитета по Тайваню, хотя он сделал это с большой неохотой. Цзян никогда не отказывался от использования силы против Тайваня. Но когда Япония послала полицию и вертолеты на острова Сенкаку, чтобы окружить китайцев – жест, равнозначный арестам на китайской земле – Цзян всего лишь объявил общественности через своего докладчика: «Что касается расхождений между Китаем и Японией по этому вопросу, мы всегда выступали за стремление к урегулированию путем мирных переговоров».

В 2003 году 50 активистов, защищающих острова Сенкаку, обратились с просьбой перед посольством Японии в Пекине, желая отметить историческую дату 18 сентября. По распоряжениям Цзяна, милиция отклонила просьбу на основании того, что это «нарушит общественный порядок».

Так что было очевидно, что Цзян уступал все обсуждаемые территории в форме равных соглашений, при этом, никогда не спрашивая одобрения Народного Конгресса. Он даже не поинтересовался общественным мнением и не провел какой-нибудь референдум. Нелепо то, что в то время, как Цзян провозглашал «патриотизм» и «национализм» на «домашнем фронте» и предупреждал относительно предполагаемых «антикитайских сил», возможно, самой большой «антикитайской» силой являлся никто иной, как сам Цзян.

8. Цзян предлагает уступить территорию Китая

Когда в конце 1999 года Цзян подписал позорное соглашение, уступив так много земель, он был верховным лидером Коммунистической партии Китая, правительства и вооруженных сил. Он один мог решать, подписывать ли соглашение. Даже если предположить, что подписание соглашения было бы предложено политическими деятелями или уполномочено Народным Конгрессом, Цзян все еще мог отказаться его подписывать. Следующие два примера проиллюстрируют эту проблему.

К концу Второй мировой войны лидер Гоминьдана Чиан Кай-шэк (Chiang Kai-shek) послал Чиан Чин-ко (Chiang Ching-kuo) и Сун Цзывэня (Song Ziwen) в Москву для переговоров со Сталиным. Чиан надеялся, что можно убедить Советский Союз послать отряды на борьбу с вторгшимися японскими войсками. Когда стало похоже на то, что нет никаких альтернатив, Чиан послал Суну телеграмму с инструкцией подписать соглашение с Советами. После прочтения этой телеграммы оскорбленный Сун сразу же ушел с поста министра иностранных дел. Соглашение, которое Суна попросили подписать, требовало просто референдума в Монголии, не ее уступки. И все же Сун чувствовал, что подписание этого документа сделает его преступником, предавшим свою нацию. Исторически сложилось так, что соглашение, в конечном счете, подписал человек по имени Ван Шицзе (Wang Shijie), преемник Суна.

Другая похожая история – это случай с Ян Жу (Yang Ru), министром Династии Цин (Qing) в России. 15 августа 1900 года Союзная Восьмерка захватила Пекин. 19 августа русские, давно жаждущие заполучить северо-восток Китая, предположили, что «абсолютно необходимо включить в нашу территорию правый берег реки Эргуна (Erguna) и реки Амур и часть Маньчжурии на левом берегу реки Уссури». 11 сентября сто пятьдесят тысяч российских солдат перешли китайско-российскую границу, утопили тысячи жителей приграничной зоны, согнав их в реку Хэйлунцзян (Heilongjiang), и быстро заняли всю северо-восточную часть Китая. Город Шеньян (Shenyang) пал 1 октября, и Цзэн Ци (Zeng Qi), генерал Шэнцзина (Shengjing), был вынужден подписать Временное соглашение о земле. Помимо других требований, в Соглашении значилось, что отряды, развернутые в Шеньяне, должны быть демобилизованы, чтобы Инкоу (Yingkou) временно был отдан под российское управление, и чтобы дивизионы и оружие были уничтожены.

4 января 1901 года королевский суд Династии Цин назначил Ян Жу полномочным представителем и проинструктировал его «говорить с русскими в Санкт-Петербурге по вопросу возвращения трех северо-восточных провинций Китая». Во время переговоров Ян изо всех сил боролся за государственный суверенитет. 25 марта русские посадили Яна под домашний арест в здании Российского Министерства Иностранных дел и применили к нему тактику «кнута и пряника». Они угрожали тем, что, если Китай не примет российские условия, они объявят Маньчжурию областью России.

В то же время они соблазняли Яна обещанием: как только он подпишет соглашение на условиях России, Россия немедленно пожалует ему участок земли и усадьбу в Санкт-Петербурге – место, где можно наслаждаться жизнью до конца своих дней. Ян с негодованием отклонил предложения русских. Потерпев поражение, русские сбросили Яна с крыши, оставив его в луже собственной крови. 28 марта разгневанные китайцы провели массовые митинги против России, и королевский суд получил многочисленные ходатайства по всей стране против любой замены суверенитета для трех северо-восточных провинций. При этих обстоятельствах, опасаясь других возможных угроз законным правам России в Китае, Россия неохотно объявила, что она «временно отложит соглашение». Ян Жу, как оказалось, был одним из немногих должностных лиц в довольно позорном периоде истории Цинь, которые отдали свою жизнь за преданность родине

В отличие от тех времен, когда Китай подписывал несправедливые соглашения в прошлом, период подписаний Цзян Цзэминя не был отмечен войнами с Россией, Таджикистаном, Индией, или с кем-то еще. Цзян не подписывал соглашения под какой-либо формой принуждения. И, кроме того, это был Китай, а не иностранные государства, исторически имевшие право. Восстановление неотъемлемой части территории Китая должно было быть долгом для Цзяна, особенно когда не было никаких связанных с этим рисков. Таким образом, учитывая позицию, которой придерживался Цзян, находясь на посту лидера Коммунистической партии Китая, правительства и вооруженных сил, можно сказать с абсолютно твердой уверенностью, что Цзян отдал земли Китая по своему собственному желанию.

Тогда как Цзян ответил на волну обвинений в предательстве, которую он встретил от китайцев из-за границы? Он нашел козлов отпущения? Нет. Скорее, как было упомянуто выше, Цзян полностью скрыл события, связанные с территориальными соглашениями. В его биографии стерты все доказательства. Это наиболее ясно подтверждает вину, лежащую на совести Цзяна.

9. Сокрытие путем измены своего предательского прошлого

Остается открытым вопрос, почему Цзян пошел на подписание предательских соглашений. Осмотр восточной границы начался в 1991 году, когда КПСС только пала, и экономика России испытывала спад. В Китае, наоборот, после Южного турне Дэн Сяопина (Deng Xiaoping) начался экономический рост, и отношения с западными странами начали оттаивать после нескольких лет холода из-за резни на Тяньаньмэнь (Tiananmen). Россия в то время нуждалась в помощи Китая, и не было никакой необходимости для Китая признавать все несправедливые прошлые соглашения. И все же Цзян сделал именно это.

Многим сложно было понять, почему Цзян так себя вел. Во второй главе рассказывается о том, как во время набега на северо-восток Китая в 1945 году Советская Красная Армия завладела всеми личными досье специальных агентов под командованием Кенджи Доихара, генерала японской армии, который заведовал шпионажем. И среди них, конечно, были документы и архивы фотографий молодых кадров, которые учились вместе с Цзяном. Позже, когда Цзян учился в Советском Союзе, советская разведка обнаружила в архивах предательское прошлое Цзяна и завербовала его как советского шпиона для Дальневосточного Бюро.

В мае 1991 года Цзян продолжил свой визит в бывший Советский Союз в качестве Генерального Секретаря КПК. Во время экскурсии на автозавод Лигачева, КГБ подстроило, чтобы Цзян столкнулся с бывшей советской шпионкой – красавицей Клавой, которой Цзян был очень увлечен. Столкновение было мощным напоминанием для Цзяна, что если вдруг информация о его принадлежности к шпионам КГБ просочится, он мигом слетит со своего поста и будет приговорен к смерти. Полностью осознавая губительные последствия, Цзян был готов независимо от ставки идти на любые соглашения с русскими.

Как только Цзян подписал Протокол, отдавая землю, и это действие уже невозможно было исправить, КПК, в свою очередь, испугалась, что подробности соглашения станут известны. Правда была бы одинаково губительна и для режима КПК. Именно поэтому КПК не стала бы (да и не стала) дальше вести расследование по поводу Цзяна после того, как она раскрыла правду. Цзян знал, что, если он совершал ошибку, она должна была быть настолько серьезна, что, если бы КПК попробовала позже ее исправить, это привело бы к развалу КПК. Только идя таким путем можно было не отвечать за свои поступки.

В 2005 году Чэн Сян (Cheng Xiang), ведущий журналист из Гонконга, который когда-то работал в Wenhui Daily заместителем главного редактора (и позже ушел с этого поста после резни на площади Тяньаньмэнь в 1989 году), был задержан в Китае. Согласно сообщениям международных СМИ, Чэн был арестован потому, что написал несколько статей под псевдонимом Чжун Гожэнь (Zhong Guoren) в колонку для Mingpao. Статьи обнародовали подробности китайско-российского соглашения о границах и назвали это предательское подписание самым смехотворным фарсом XXI века.

Гонконгская пресса подтвердила, что имя Чжун, используемое в колонке Mingpao, действительно было псевдонимом Чэн Сяна. Чжун в одной из своих статей перечислил три причины, почему китайское правительство не посмело дать публике знать о подписанном с Россией соглашении или объяснить его. Во-первых, по его словам, КПК решал вопросы о границах хуже, чем правительство Гоминьдан – режим, свергнутый КПК и высмеянный ею как «предательский». Во-вторых, Цзян решал вопросы хуже, чем любые предшествующие ему лидеры КПК. В-третьих, соглашение, согласно которому официально была передана большая часть китайской территории, никогда не предоставлялось вниманию общественности ни в какой стадии переговоров, включая даже заключительное его подписание.

Раздражаемая людьми, стремившимися разоблачить деяния Цзяна, КПК поместила в черный список слова «китайско-российская граница» как запрещенную фразу на форумах многих официальных вебсайтов. Фактически, официальные лица закрыли форум Mapfan на вебсайте China Maps из-за того, что люди говорили о тех шестидесяти четырех деревнях к востоку от реки Хэйлунцзян и о других землях, которые отдал Цзян.

10. Привлечение Цзяна к суду – надежда на возвращение земель

Учитывая все вышесказанное, существует единственно возможная надежда на возвращение территорий, которые отдал Цзян Цзэминь. И это, согласно Венской Конвенции о праве международных договоров, принятой ООН в мае 1969 года – призвать Цзяна к публичному суду.

Статьи 49, 50, 51 и 52 Венской конвенции о праве международных договоров предусматривают, что соглашения, заключенные с применением «мошенничества», «взяточничества» и «применения силы» являются недействительными.

Цзян разбазаривал территории Китая, чтобы Россия не разоблачила его принадлежность к шпионам КГБ, и таким образом смог остаться на посту Генерального Секретаря. При этих обстоятельствах, какие бы соглашения Цзян ни одобрил, либо подписал, они будут являться недействительными на основании Венской конвенции о праве международных договоров. Если бы Китай призвал Цзяна к суду за свои договоры о землях, то подписанные им соглашения не принимались бы во внимание.

То есть, в интересах Китая, чтобы полностью исследовать причины, которыми мотивировал Цзян при подписании соглашений, а также исследовать целый процесс, предшествующий им, с целью показать общественности его предательство и призвать Цзяна к юридической ответственности. Помимо этого, возможно, для Китая мог бы быть небольшой шанс возвратить свою северную территорию.

11. Разглашение об островах Хэйсяцзы (Heixiazi) с целью  скрыть предательство

Тот факт, что 9 декабря 1999 года Цзян тайно подписал Протокол, оставался тайной даже для Министра Обороны Китая Чи Хаотяня (Chi Haotian). Позже, когда до него уже дошли слухи о том, что с Россией было заключено такое соглашение, Чи спросил об этом. Единственным ответом ему была поверхностная, заказанная государством статья в People’s Daily от 12 декабря 1999 года.

В октябре 2002 года, как раз перед поездкой Цзяна в Соединенные Штаты, Независимая Федерация Китайских Студентов и Ученых в Соединенных Штатах (IFCSS) провела пресс-конференцию в Национальном пресс-клубе (Вашингтон, Округ Колумбия), требуя, чтобы Цзян доложил общественности о соглашении. Было выдвинуто заявление, что китайцы имели право знать, какие территории принадлежали Китаю. Газеты и вебсайты по всему миру сообщили об этом событии и его призыве.

Несколько дней спустя, 14 и 15 октября 2002 года, КПК отреагировала самым странным образом. На первой странице раздела фото-новостей вебсайта People’s Daily – глашатая Цзяна и государства, раздела, предназначенного для освещения главных международных и внутренних новостей, два дня подряд публиковались около дюжины фотографий, со следующими названиями: «Обширные территории с таинственными границами – изображения китайско-российско-монгольских границ» и «Длинный путь по китайско-российско-монгольским границам и новые заключения по различным пунктам статьи». Фотографии не имели никакого пояснительного текста или сопровождающих статей. Возможно, это была своеобразная реакция на призыв Федерации Китайских Студентов и Ученых.

Многие критики долго осуждали Цзяна за то, что он держал людей в неведении относительно переговоров о китайско-российской границе (в конце концов, это затрагивало национальные интересы), запрещая им спрашивать, либо говорить об этом.

Ситуация внезапно изменилась после 17 октября 2004 года, когда КПК начала публично сообщать о вопросах, связанных с китайско-российской границей. СМИ в Пекине говорили, что Министр иностранных дел КНР Ли Чжаосин (Li Zhaoxing) и его российский коллега Лавров подписали в Пекине Дополнительное Соглашение по восточному участку границы между Китайской Народной Республикой и Российской Федерацией, которая, вместе с предварительно подписанным Соглашением по восточному участку границы между Китайской Народной Республикой и Союзом Советских Социалистических Республик и Соглашением по западному участку границы между Китайской Народной Республикой и Российской Федерацией, «полностью уладив этот вопрос», – как выразились СМИ, – «о более чем 4 300 километрах китайско-российской границы».

Эти сообщения озадачивали. Дополнительное соглашение теперь предавалось гласности, и все же не было ни слова о первоначальных соглашениях, которые были дополнены. До сих пор наиболее интригующим является то, к какому именно времени относятся эти два «предварительно подписанных» соглашения по восточным и западным участкам границы между Китаем и Советским Союзом? И с тех пор, с этой даты, никакие детали этих четырех соглашений не были открыты для общественности, только вот насколько полностью была «решена» проблема границы? Ключ к этой тайне, конечно, находится в руках Цзяна.

КПК осторожно приняла меры против любого упоминания о более раннем соглашении по восточной границе, хотя оно затрагивает 98% китайско-российской восточной границы, и вместе с этим, Цзян отдал более миллиона квадратных километров китайской территории. Тогда, в 2005 году КПК подвергла широкой огласке дополнительное соглашение, которое затрагивает только 2% границы. Она даже пробовала утверждать, что, согласно новому соглашению, была возвращена «половина Острова Хэйсяцзы». Такой масштаб был просто вводящей в заблуждение уловкой КПК.

31 мая 2005 года Шен Шилян (Sheng Shiliang), член Исследовательского центра по развитию Государственного совета, был приглашен управляемым государством агентством новостей Синьхуа (Xinhua) на диалог в прямом эфире. Шен выступил со следующей идеей: «Это действительно определяющее событие – вернуть более 100 квадратных километров нашей прежде потерянной земли. В прежние времена Китай всегда терял территорию и никогда не востребовал законными средствами даже малую ее часть. Это случилось первый раз».

Но какая в этом логика? Это похоже на то, когда кто-то отнимает у вас 10 тысяч долларов, вы имеете полное право возвратить их полностью. Затем однажды грабитель возвращает вам один доллар, и вы говорите: «Отлично! Меня больше не волнуют оставшиеся 9 999 долларов. Возвращение этого доллара имеет большое историческое значение!» Трудно вообразить более слабовольное рассуждение, чем это.

Того факта, что остров Хэйсяцзы был оккупирован в 1929 году Красной Армией под командованием Сталина лишь в результате инцидента Чжундунлу (Zhongdonglu), вполне достаточно, чтобы доказать, что у КПК есть давнее желание покорно следовать за Россией и предавать народ Китая.

27 мая 1929 года в главном консульстве России в Харбине собрались все главные члены Партии Дальнего Востока и провели Международную коммунистическую конференцию с целью обсудить их планы вторжения в Китай. Их сбор был обнаружен китайским правительством, которое арестовало больше тридцати девяти членов русской и китайской коммунистической партии, были конфискованы десятки тысяч документов о том, как уничтожить порядок в китайском обществе и произвести раскол в Китае.

В июле 1929 года местные органы власти на северо-востоке, действуя согласно Правительству Республики Китай, ведомому Гоминьданом, начали постепенно принимать суверенитет земли в пределах китайской границы. Согласно публично изданному заявлению Советского правительства, вышедшему в 1919 и 1920 гг.: «Все соглашения, в прошлом заключенные с Китаем следующими российскими правительствами, должны быть лишены законной силы; все земли, забранные у Китая, и концессии всей России в пределах Китая должны быть оставлены; и все жестоко отобранное у Китая царским правительством и российским капиталистическим классом должно быть возвращено в Китай безоговорочно и навсегда».

Местный орган власти объявил намерение захватить власть на управления железной дороги Чжундун (Zhongdong), которая находилась в пределах границ Китая. В августе 1929 советское правительство не только не соблюло его предыдущую декларацию, но также и объявило нарушение дипломатических отношений с Китаем. Они подняли армию в десять тысяч человек в ожидании крупномасштабного вторжения. Правительство Республики Китая подготовилось защищать себя, приказывая Чжан Сюэлян (Zhang Xueliang) защитить границу Китая и отправляя солдат и на восток и на запад, чтобы затруднить и противостоять вторжению. Это то, что историки назвали «Инцидент Чжундунлу».

Тем временем, 26 сентября 1929, Сталин отправил КПК инструкции: «Только те, кто вооружается самостоятельно, чтобы защитить Россию без каких-либо отговорок, кто защищает Россию лояльно, твердо, и по-настоящему – истинные революционеры и интернационалисты». 26 октября 1929 коммунисты-интернационалисты отправляли частые телеграммы, указывающие в каких-либо условиях: «защищать Россию, начать вооруженные бунты по всей стране».

В ноябре 1929 года, Ли Лишань объявил на Втором китайском коммунистическом съезде, как его назвали, что «Призыв центрального Правления «защищать Россию оружием» означает вооруженные мятежи по всей стране». В то время секретарь компартии в провинции Маньчжу, Ли Шаоци заявил: «Инцидент Чжундунлу» – империалистическое вооруженное вторжение России». 8 декабря, 1929 года, КПК опубликовало Заявление №60, в котором было сформулировано следующее: «Выполнить защиту коммунистической России, практическая стратегия – начать вооруженные мятежи по всей стране».

Поэтому китайские коммунисты начали вооруженные мятежи по всем наиболее важным китайским провинциям на юге, удерживая армию правительства Гоминьдан и усложняя войскам КНР продвижение на север и сопротивляясь вторжению России. Поэтому китайские коммунисты активно скооперировались с русской армией на севере. Таким образом, был проигран и занят Россией остров Хэсяцзы.

В течение всего времени, что Россия вторгалась в Китай и захватывала остров Хэйсяцзы, КПК пыталась быть рабским последователем России. Это было сделано только в интересах КПК и целой китайской нации в целом. Теперь КПК выставляет возврат маленькой части острова Хэсяцзы как «большое достижение» [6].

Еще хуже то, что, согласно утверждению репортера из Nanfang Daily, который посещал западную часть острова, установленную как китайская территория – что она совсем не развита, заросла густой травой и кустами на болотистой почве. В то время как русская «Правда» доложила, что земли, которые возвращались Китаю, были характерны сухой землей и свежей рыбой. Россия запланировала поделить остров Хэйсяцзы на четыре зоны: экологическую, сельскохозяйственную, спортивно-развлекательную и жилую. Часть, которую они вернули Китаю, была той, что в России планировалась как экологическая зона, которая была наименее заселена. Ли Чуаньсюня, директор Института изучения России в Университете Хэйлунцзяна, охарактеризовал быструю реакцию КПК на этот инцидент, сказав: «развитию острова Хэйсяцзы все еще нужно время и достаточный анализ осуществимости».

И что же Россия получает от сделки? Кажется больше, чем она заслуживают. «Эти островки на самом деле не принадлежат России», – говорит историк Александр Вишневский. Пуликовский, уполномоченный Президента по дальневосточным федеративным территориям, даже заявил, что, основываясь на двустороннем договоре, все удобства, которые жители Хабаровска построили и использовали на острове, останутся на территории России.

Согласно сообщениям российских медиа, остров Хэйсяцзы, с площадью в более чем три сотни квадратных километров, богат природными ресурсами, а 70% земли могут быть использованы для сельского хозяйства и пастбищ. Говорили, что на этом острове можно было найти пушного зверя и водоплавающих птиц. Река Хэлунцзян и ее притоки, так же как и озера и реки острова, были богаче рыбой, чем бассейн реки Волги.

Это земля, на которой находится 15 000 садов и огородов, которая каждый год встречает десятки тысяч туристов, производит более 4 000 тонн картофеля в год и выращивает 1 500 крупного рогатого скота летом, имея при этом ежегодно 1 700 тонн молока. Как говорится в отчете, на острове находятся десять ферм, так же как и места отдыха для туристов и две вновь образовавшиеся деревни. Конечно, все эти желаемые черты были правдивыми, но только для одной половины острова — той, которую по сделке получила Россия

Русские сами признали, что остров Хэйсяцзы должен быть возвращен Китаю. Но то, что Китай получил под управлением Цзяна, было не что иное, как неплодородная земля; ценная часть ее была навсегда отписана России. Снова КПК изображает себя героем, тогда как в действительности ее действия были неуклюжие, неумелые и предательские.

Также как и Чин Гуэй Qin Gui), печально известный предатель южно-китайской династии Сун, Цзян Цзэминь продал свою собственную нацию за личную славу. Он пожертвовал национальными интересами Китая, чтобы защитить себя, боясь, что запись о том, что он был русским шпионом, где-то просочится и его политическая власть будет в опасности. Цзян применил крайне прискорбную стратегию, чтобы достичь своих целей. Самой последней чертой в переговорах между КПК и Россией стало то, что Цзян действовал со скрытыми мотивами за завесой линии Дэн Сяопина и секретно попытался получить его способ, блокируя новости и скрывая правду на своем пути, когда то было необходимо.

Таким образом, даже вышестоящие начальники КПК оставались в неведении. Но слухи распространяются быстро. Когда люди из высших кругов власти, особенно военные генералы, такие как Чи Хаотянь, узнали часть правды, Цзян был уверен, что встретится с проблемой. В ответ, что довольно предсказуемо, он попытался привязать свою виновность выживанию КПК и тем самым предотвратить чьи-либо высказывания. Поэтому, встретившись с предательскими действиями, которые могли бы вызвать протесты по всей стране, КПК испугалась. Но оставаться у власти для партии было наивысшей целью.

Поэтому в июне 2005 года, когда Китай получил маленькую подачку от России на острове Хэйсяцзи (и отдал желанную часть острова России), машина пропаганды Китая действовала по приказам Цзяна, чтобы преувеличить незначительные достижения. Остров, который насчитывал всего лишь 1/10 000 часть земли, которую он проиграл России, в СМИ был отражен, как монументальное историческое достижение. КПК восхваляла «достижение» в СМИ каждого уровня, скрывая, что на самом деле, то было ужасающее предательство. Цзян и КПК схожи как две капли, нашли общее основание для этого дела, поскольку оба участвовали в тайных сговорах.

«« Предыдущая         Следующая »»

Перейти на главную страницу: Власть любой ценой: Реальная история китайца Цзян Цзэминя

__________________________

[1] Обратите внимание, что начиная с падения Советского Союза, контуры России отличаются от контуров царской России. Прежние северо-западные части Китая теперь находятся в Казахстане и Кыргызстане, в отличие от настоящей России.

[2] Чтобы увидеть весь текст, см. Декларацию Правительства Советских Социалистических Республик Российской Федерации Правительству Китая.

[3] Роберт Лоренс Кун “Человек, изменивший Китай: жизнь и наследие Цзян Цзэминя” (Нью-Йорк: Корона, 2004), стр. 231.

[4] Там же., стр. 231.

[5] Из статьи «Новое соглашение относительно китайско-российской границы – тупиковая сделка».

[6] Должно быть отмечено для ясности понимания, что Остров Хэйсяцзы на самом деле состоит из нескольких островков. По-русски остров называют Большим Уссурийским островом.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • В Украине 226 населённых пунктов остались без света
  • В Киеве выпал первый снег
  • Скорпионы, с днем рождения! Юмореска.
  • Комиафрика. Очерк.
  • В следующем году Украина планирует потратить 6 миллиардов гривен на перестройку дорог общего пользования


  • Top