Сексуальное насилие в китайском исправительно-трудовом лагере


Художник изобразил, как последовательницу Фалуньгун пытают полицейские китайского режима. Фото: Minghui.org Художник изобразил, как последовательницу Фалуньгун пытают полицейские китайского режима. Фото: Minghui.org

Инь Липин пережила пытки и страшное сексуальное насилие, сбежала из Китая в Таиланд, а теперь хочет, чтобы мир узнал о том, что китайский режим создал специальный блок в мужском исправительно-трудовом лагере для сексуального насилия над женщинами-последовательницами Фалуньгун. Она опубликовала свой опыт на сайте Фалуньгун Minghui.org.

7 января 2000 года 32-летнюю Инь Липин арестовали и незаконно отправили на 1,5 года в исправительно-трудовой лагерь Телин. Через 9 месяцев её перевели в печально известный лагерь Масаньцзя.

Всё это время к ней применяли различные пытки, лишали сна и заставляли заниматься непосильным трудом. Её вес упал с 75 кг до 61 кг, и у неё начались регулярные приступы рвоты кровью.

Г-жа Инь могла бы выйти на свободу, если бы поддалась давлению и отказалась от своей веры в принципы Фалуньгун: Истина, Доброта, Терпение. Власти называют это «перевоспитанием». Но она не предала свою веру.

19 апреля 2001 года, когда г-жа Инь пробыла в заключении уже 15 месяцев, её и 9 других заключённых, которые отказались быть «перевоспитаны», собрали вместе. Одна из охранниц сказала с усмешкой: «Мы пошлём вас в место, где вы сможете лучше заниматься Фалуньгун».

Инь Липин подошла к одной охраннице, присматривавшей за их группой, и тихо попросила её больше не относиться плохо к последователям Фалуньгун.

Она посмотрела на другую охранницу её возраста, отвечающую за заключённых, и посочувствовала ей. Она обняла её и прошептала на ухо, что ей, в конечном итоге, придётся заплатить за вред, причинённый другим, и она должна остановиться.

Охранница повернулась к ней и сказала: «Скажите, что Вы больны. Вы больны». Г-жа Инь позже поняла, что охранники знали, что ждёт группу заключённых женщин.

Мужской исправительно-трудовой лагерь

Эту группу последовательниц Фалуньгун привезли в мужской исправительно-трудовой лагерь Чжанши.

«Нас построили во дворе лагеря», — вспоминает Инь Липин. Двое крепких полицейских подошли к ним. Один зачитал правила. В частности он сказал: «Если умрёт последователь Фалуньгун, который отказался перевоспитаться, его смерть будет считаться самоубийством». Говорили, что эти правила придумал глава компартии Китая Цзян Цзэминь. Охранник говорил очень жёстко.

Группу женщин доставили в здание, где у них проверили кровяное давление. Одну из них забрали, а 9 осталось. Каждую посадили в отдельную камеру. У г-жи Инь в камере была двуспальная кровать и деревянный шкаф для одежды.

Однако там было ещё четверо мужчин. Когда она шла по коридору в ванную комнату, то увидела большую камеру, где 30 мужчин спали на полу. Г-жа Инь боялась даже подумать, что её ждёт в этом месте.

В 10 часов вечера она попросила мужчин, которые были в её камере, уйти, чтобы она могла заснуть. «Спать? — спросил мужчина средних лет и рассмеялся. — Ты собираешься спать? Никто не даст тебе спать, пока не ‘перевоспитаешься’. Одну женщину ‘перевоспитывали’ здесь 18 дней, не давая спать. В конце концов, она сошла с ума». Ужасные крики

Потом Инь Липин услышала из коридора крики последовательницы Фалуньгун Чжоу Гуйжун. «Она продолжала выкрикивать моё имя, ― говорит Инь Липин. ― Я изо всех сил бросилась из камеры и увидела бегущую по коридору Чжоу. Я обняла её крепко и не отпускала.

Мужчины-заключённые стали нас избивать. Мой правый глаз распух, а одежда была порвана и сорвана. Чжоу и меня растащили обратно в камеры. Меня били 4 или 5 мужчин, я потеряла ориентацию. Меня бросили на кровать. Один мужчина сел на меня и продолжил избиение. Я почувствовала головокружение и потеряла сознание.

Когда я пришла в себя, то обнаружила троих мужчин рядом со мной, их руки и тела были на мне. Двое стояли у меня между ног: один снимал на видео, а другой наблюдал. Они говорили всякую мерзость. Я не знала, сколько их было ещё. Они держали меня за пятки и смеялись. Они говорили грязные слова, а один из них повторял: ‘Не делай вид, что умерла. Ты должна отказаться от Фалуньгун, даже если ты мертва!’

Я не могла поверить в увиденное. Меня рвало кровью, я была вся в крови.

Я слышала ужасные крики Чжоу Гуйжун из камеры. Она кричала: ‘Липин’. Наверное, звала меня. Я чувствовала себя, как во сне. Но это был не сон. Увы, это был не сон. Ужасный крик вернул меня обратно в этот ужасный ад на земле.

Я почти ничего не слышала и не видела. Я изо всех сил попыталась встать и хотела услышать знакомый голос. Моя голова ударилась о деревянную вешалку, и я вдруг почувствовала тёплую жидкость, стекающую по лицу.

Я с трудом поднялась. У меня не осталось никакого ощущения жизни и смерти. Ничто не могло остановить меня. Я ударила дверь камеры как можно сильнее, в то же время заключённые продолжали бить моё тело. Я продолжал звать: ‘Чжоу Гуйжун’. А затем и она вырвалась и прибежала ко мне. Она поддержала меня, а потом мы побежали к двери в конце коридора.

Мы изо всех сил толкали металлическую дверь, которая, в конце концов, открылась. Мы обе были серьёзно ранены. Находясь перед этими полицейскими, мы больше не испытывали страха. Мы спросили их: «Разве это не китайский исправительно-трудовой лагерь? Почему власти относятся к нам, как к бандитам? У вас есть матери, сёстры, дочки, тётушки? Разве ваши действия могут представлять нашу страну?

Если эти люди не оставят наши камеры, я запомню всё, что было сегодня. 19 апреля 2001 года вы дежурили вечером. Если мы выберемся отсюда живыми, мы подадим на вас в суд. Если мы умрём здесь, наши души никогда не дадут вам покоя. Наше терпение не бесконечно’. Полицейский вызвал мужчин-заключённых и сказал им, чтобы мы спали сегодня одни.

Нас оттащили в камеру, и четверо заключённых остались наблюдать за нами. Мы не спали всю ночь, глядя друг на друга со слезами на глазах. Мы могли слышать крики и стуки в двери других комнат».

«Обучение»

«На следующий день заключённые, которые мучили меня ранее ночью, снова окружили меня с видеокамерой. На этот раз с ними была женщина. Они принесли много книг Фалуньгун. Они прочитали абзац, а потом перефразировали его так, чтобы очернить учение Фалуньгун. Потом они читали следующий раздел и опять разъясняли его по-своему.

Один человек, который оскорблял меня прежней ночью, спросил, почему я не учусь вместе с ними. Потом он потащил меня на кровать, стал бить и спрашивать меня, почему я не училась с ними. «Разве вы не хотите быть последовательницей Фалуньгун?’ ― насмехался он.

Я ответила, что не совершала никаких преступлений, и это не место для меня, чтобы учиться. Почему я должна быть в заключении, чтобы учиться?

Заключённые записывали всё, что я сказала, а затем спрашивали, правильно ли они записали. Когда пришло время еды, я не могла ничего съесть, так как моё тело было очень слабым.

А потом настал вечер и произошло то же самое, что и накануне вечером. Они начали пытать меня так же, как прежней ночью, я подверглась сексуальному насилию. Полицейские охранники были уже не те, что вчера.

Чжоу Гуйжун была избита, и она побежала в свою камеру. Я встала и меня вырвало кровью. В этот момент все звуки прекратились. А потом Чжоу Гуйжун плакала и выкрикивала моё имя. Потом Чжоу Гуйжун позволили позаботиться обо мне.

Но они продолжали преследовать Чжоу и продолжали коверкать учение Фалуньгун, пытаясь направить её на путь зла. Чжоу не видела книгу Фалунь Дафа очень долго и собиралась взять её, но я сказала: «Мы не можем учиться здесь, это унижение. Когда мы вернемся домой, мы будем изучать учение Фалуньгун’. Она положила книгу.

Бесы не давали нам покоя ночью. Один из них сказал, что у меня горит голова и тело, и чтобы не давали мне умереть. Эти люди приходили проверять мою температуру, и было всё тихо. Я не помню, что происходило в ту ночь.

На третий день Чжоу и я вдруг вспомнили про Жэнь Дунмэй, которая не была замужем. Её держали в самой дальней камере. К этому времени у Чжоу и у меня уже не осталось мыслей о жизни и смерти. Мы бросились в коридор и стали звать Жэнь. Я увидела охранников и сказала им, что Жэнь была девственницей. Я умоляла пощадить её: «У вас тоже есть дочери, не так ли?’

В течении многих лет, я не решалась написать о том, через что я прошла. Мой разум мог не выдержать, если бы я попыталась. Я не смела и не хотела думать об этом, так как каждый раз, когда вспоминала, я погружалась в глубокий ужас и боль.

Позже я узнала, что до нас там было 33 последовательницы Фалуньгун, которых «перевоспитывали» таким же образом. У некоторых были психические срывы. В течение многих лет в этом лагере не прекращали жестокое преследование последователей Фалуньгун».

Инь Липин знает, что из девяти женщин, которые подверглись сексуальному насилию в мужском исправительно-трудовом лагере Чжанши, Чжоу Гуйжун и Су Цзюйчжэнь позже погибли от пыток. У г-жи Су сначала был нервный срыв.

Эпилог

Доктор Ян Цзиндуань, психиатр из Филадельфии, который лечил людей, переживших пытки в китайских исправительно-трудовых лагерях, также работал с несколькими выжившими после пыток в печально известном лагере Масаньцзя.

Он сказал, что, как и Инь Липин, другим жертвам таких серьёзных злоупотреблений также тяжело вспоминать об этом.

«Это называется посттравматическим стрессовым расстройством, ― пояснил доктор Ян. ― Один из симптомов проявляется в том, что жертвы избегают воспоминаний, чтобы не слышать и не видеть ничего, что напоминало бы о том, что с ними сделали. Они постоянно живут в страхе и тревоге. Эти общие симптомы. Влияние такого рода пыток ужасающее. Вряд ли можно измерить то, что они вынесли. У них разрушена самооценка. Вживлённый в людей страх и ужас изматывает их физически и эмоционально.

Этот страх всегда находится внутри человека и может проявиться в любое время, если хотя бы что-то отдалённо напомнит им о травме. Это постоянно влияет на то, как они реагируют на людей. Даже если они будут далеко от того места, где происходили злодейства, и живут в безопасности, их продолжают сопровождать кошмары, галлюцинации и ужас».

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Китайцы не хотят питаться ГМО-рисом
  • Если очистить воздух Пекина, обанкротится соседняя провинция
  • Искусство чаепития улучшает характер
  • Крик души китайского блогера
  • Мэр Нанкина попал под следствие за коррупцию


  • Top