Перспективы демократии в Китае


Выступавшие на Шестой международной конференции по глобальной поддержке демократизации в Китае и Азии, Торонто, Канада, 18-21 октября 2013 года. Справа налево: модератор Йоран Линдблад, Швеция; Маркус Колга, Торонто; Глория Фун, Торонто; Дэвид Килгур, Оттава; Хуан Пабло Карденал, Испания; Туменулзи Буяненд, США. Фото: David KilgourВыступавшие на Шестой международной конференции по глобальной поддержке демократизации в Китае и Азии, Торонто, Канада, 18-21 октября 2013 года. Справа налево: модератор Йоран Линдблад, Швеция; Маркус Колга, Торонто; Глория Фун, Торонто; Дэвид Килгур, Оттава; Хуан Пабло Карденал, Испания; Туменулзи Буяненд, США. Фото: David Kilgour

Ниже приведена выдержка из речи г-на Дэвида Килгура, произнесенной на 6-ой международной конференции по глобальной поддержке демократизации в Китае и Азии (Sixth International Conference on Global Support for Democratization in China and Asia), которая проходила в Sheraton Toronto North Hotel, Торонто, Канада, 18-21 октября 2013 года.

Для меня большая честь на этой важной конференции присоединиться к такому большому количеству делегатов от 30-ти организаций и из 20-ти стран.

В Азии есть 4 ключевых государства, имеющих стабильную консолидированную демократию: Индия, Япония, Южная Корея и Тайвань. Индонезия, Филиппины, Монголия и другие предприняли важные шаги, чтобы построить или восстановить демократическое правление. Апологеты режима в Пекине всячески мешают этому, утверждая, что демократия и общечеловеческие ценности у азиатов не работают как надо.

С конца Первой мировой войны многопартийность и демократическое управление было принято во многих странах мира, хотя и с периодическими неудачами, как лучшее средство для создания улучшенных условий жизни граждан и политического равенства. Недавнее движение к демократизации в арабском мире разрушило многие региональные стереотипы и укрепили мнение, что народы во всём мире хотят определять, кто и каким образом будет ими управлять. Авторитаризм получил мощные удары от 340 млн арабов, помогавшим «Аль-Джазира», Face Book и другим социальным медиа «делать» новости.

Посторонние не должны предпочитать статус-кво в облике «стабильности» больше, чем политическую свободу. Перед 33 членами Лиги арабских государств — все с преимущественно мусульманским населением, стоит важный вопрос, как рассматривать демократическую форму правления с точки зрения Священного Корана. Когда в Индонезии, крупнейшей мусульманской демократии, прошли парламентские выборы в 2009 году, поддержка экстремистских партий сократилась. Большинство избирателей были озабочены правильным управлением, рабочими местами и экономическим ростом. В целом, поддержка фундаменталистов упала.

Брюс Джейкобс

Брюс Джейкобс, профессор азиатских языков в Университете Монаш в Австралии, недавно озвучил на региональной конференции по безопасности некоторые реалии о Пекине. Он выразил глубокую тревогу по поводу сходства китайского режима с режимами в Германии и Японии в 1930-х и 1940-х годах:

• Лидеры … Китая используют национализм, поскольку считают, что это даёт им внутреннюю легитимность, так как у них нет никаких планов по свободным и справедливым выборам. Все 3 режима были или являются сильной диктатурой, в которой даже ненасильственный протест приводит к аресту.

• Расизм является или являлся основой всех трёх режимов. Партийно-государственный аппарат Китая сегодня часто говорит тайваньцам, что они из «одной плоти и крови», и у них «общие кровеносные сосуды». Так называемые «этнические меньшинства», как тибетцы и уйгуры, постоянно сталкиваются с политической, экономической и социальной дискриминацией от властей Китая.

• Все три страны создавали огромные лагеря для размещения политических заключённых и других лиц, кого государство считает угрозой.

• Партийно-государственный аппарат Китая ведёт территориальную экспансию и воспринимает «примирение», как слабость. В ответ на примирение, все 3 режима настаивали на своих претензиях ещё с большей твёрдостью и жесткостью.

Страдающие сообщества

Ни для кого не секрет, почему в Китае демократы/защитники прав человека, последователи Фалуньгун, христиане, тибетцы, уйгуры, монголы и некоторые другие, из приблизительно 50 культурных/религиозных сообществ преследуются партийно-государственным аппаратом.

Пользуясь случаем, я прошу вас здесь присоединиться к движению по всему миру, для оказания давления на Пекин, чтобы тот прекратил грабёж жизненно важных органов у последователей Фалуньгун для коммерческих целей. После обширных исследований, Дэвид Мэйтас и я сделали вывод, что органы тысяч узников совести, в основном последователей Фалуньгун, продаются китайским гражданам и иностранным «трансплантационным туристам». (Для получения дополнительной информации см. независимый доклад г-на Мэйтаса, доступный на 18 языках: www.david — kilgour.com)

В книге «Органы для государства» (2012), автор/исследователь Этан Гутман утверждает, что 65000 последователей Фалуньгун были убиты ради органов с 2000 по 2008 года. Полицейским достаточно только подписи, чтобы в любом месте Китая отправить любого гражданина в исправительно-трудовой лагерь на срок до 3-х лет. В 2007 году в одном американском докладе сообщалось, что, по крайней мере, половина заключённых в 340 китайских лагерях были последователями Фалуньгун. Вседозволенность и торговля человеческими органами распространились по всему Китаю.

Режим Си Цзиньпина

Многие китайские граждане, и все мы здесь сегодня, выражаем надежду, что новые лидеры во главе с Си Цзиньпином поддержат реформу управления. Несколько дней назад, влиятельный партийный журнал Qiushi (по иронии судьбы переводится как: «В поисках истины») осудил призывы к проведению политических реформ, утверждая, что подобное давление направлено на подрыв компартии и её лидеров.

Qiushi осудил «западную модель демократии», заявив: «В действительности, конкурентные выборы означают игру по правилам западной демократии, экспортируемую в незападные страны, что приводит к социальным разногласиям, этническому антагонизму, политической борьбе и бесконечной политической нестабильности. Это … можно было бы назвать ловушкой демократии».

Журнал настаивает на том, что западные ценности будут способствовать политической нестабильности, большей коррупции и межнациональной розни в Китае. «Они говорят, что у Китая будет будущее, если только он примет так называемые общечеловеческие ценности, — сообщается в Qiushi. — Этот мощный светский универсализм всегда помогал внешней западной экспансии и обеспечивал идеологическую основу, чтобы завоёвывать мир».

Нападки на общечеловеческие ценности, верховенство закона и демократии происходит во время устойчивой партийно-государственной кампании против политического инакомыслия. Журналисты, юристы и активисты по защите прав человека были в последние месяцы задержаны или арестованы, в усиливающемся разгоне инакомыслия. Власти начали кампанию против «распространения слухов» в Sina Weibo (китайский Твиттер), ставшим платформой для критики властей. Многопартийная демократия

В многопартийной демократии граждане добровольно дают правительству власть, но продолжают участвовать и хорошо информированы о политическом процессе, что обеспечивает наилучшее управление. Цель состоит в том, чтобы все жители участвовали в улучшении жизни и создании социального, регионального, национального и международного согласия.

Независимые СМИ в демократических странах играют жизненно важную роль в информировании граждан. Как сказал Далай-лама около 1 года назад перед большой аудиторией в Канаде, китайские и тибетские люди были братьями и сёстрами, но СМИ компартии манипулируют общественным мнением, стремясь разделить два народа. Недавно я услышал, как одна «высоко интеллектуальная» китаянка защищала однопартийный авторитаризм в своей стране на том основании, что это необходимо, чтобы Далай-лама не получил независимость Тибета силой. Когда я сказал ей, что Его Святейшество всегда выступало против насилия и стремится получить только ограниченную автономию для тибетцев в Китае, она была поражена.

Некоторые демократические правительства используют собственные принципы и преследуют экономические интересы. Они считают, что так будет безопасней. Они относятся к жестоким и тоталитарным режимам терпимо, и даже хвалят их. Сколько раз те, кто борется за верховенство закона и основные свободы, были брошены демократическими правительствами, поскольку помощь им могла нанести ущерб?

Поддержка демократии может помешать торговле, инвестициям и предполагаемой безопасности. Мир восхищается Нельсоном Манделой из Южной Африки; Аун Сан Су Чжи из Бирмы, и Гао Чжишеном, Лю Сяобо, Ван Бинчжаном, Ли Бэфэном и многими другими демократами, которые томятся в тюрьмах по всему Китаю. Однако большинство из нас редко помогают им осмысленно.

Известный индийский экономист Амартия Сен отметил, что голод редко настигает нормальные демократии, потому что лидеры должны оперативно реагировать на требования граждан.

Негосударственные организации могут стать хорошим подспорьем для гражданского общества в странах, ещё не достигших полной демократии. Одной из них является «Дипломатическое руководство по развитию демократии» (Diplomat’s Handbook for Democracy Development, www.diplomatshandbook.org/). Как показали события в Египте, очень важно, чтобы граждане в новых демократиях поняли её принципы.

Демократия должна всегда стоять против угнетения, террора, коррупции и сегрегации, при ней процветают разнообразие, различия и уважение ко всем лицам культурных/религиозных общин.

Давление на Пекин

Международное сообщество должно по-прежнему в полной мере заниматься Пекином, несмотря на трудности, возникшие в его модели управления и недавними заявлениями в Document 9 и Qiushi. Китайский народ должен знать, что другие страны поддерживают его, а не правительство.

Правительства, инвесторы и бизнесмены в стране и за рубежом должны разобраться, почему они поддерживают такие серьёзные нападки на общечеловеческие ценности, ради увеличения торговли и инвестиций от Китая. В течение многих лет это вело к утечке рабочих мест в Китай и продолжающемуся росту торгового дефицита. Многие из нас настолько сосредоточены на доступе к недорогим потребительским товарам, что мы игнорируем человеческие, социальные и природные потери, понесённые многими китайскими гражданами ради производства.

Демократии сегодня существуют во всех регионах мира. Многопартийная демократия является лучшим гарантом для граждан, который хотят иметь уважаемые люди во всём мире. Универсальное желание, иметь выбираемое правительство, человеческое достоинство и верховенство закона, не уменьшило импульс. В настоящее время есть программы развития ООН, которые работают в 166 странах. В 2011 году они помогли более 130 странам, выделив им 1,5 млрд долл. США на развитие демократического управления.

Как уже сказали многие на этой конференции, китайский народ хочет того же, что и мы все: уважение, образование, охрана и безопасность, хорошие рабочие места, верховенство закона, демократическое и подотчётное управление, охрану природной среды. Если партийно-государственный аппарат Китая прекратит систематические и грубые нарушения прав человека в стране и за рубежом, и начнёт относиться к своим торговым партнёрам в прозрачной и равноправной основе, то новый век может принести гармонию и согласие для Китая и всего мира.

Первый шаг — это призвать компартию Китая, переориентировать своё мышление на рост благосостояния китайского народа в целом, а не только членов компартии.

Спасибо.

Дэвид Килгур является директором вашингтонского Совета сообщества демократических государств. Он был членом парламента Канады с 1979 по 2006 года, а также занимал должность государственного секретаря (Азиатско-Тихоокеанский регион) в течение 2002 и 2003 годов. Дэвид Килгур был номинирован в 2010 году на Нобелевскую премию мира. Для получения дополнительной информации см. www.david-kilgour.com.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Реставрация китайской фрески проходит крайне небрежно
  • В китайском городе от репрессий пострадали более 600 сторонников Фалуньгун
  • Китайские идиомы: чрезмерная радость порождает горе
  • Добьётся ли зона свободной торговли в Шанхае успеха?
  • Как в Китае проходит урбанизация


  • Top