Китайский режим начал «Последнюю битву»


И в холодных северных равнинах Хэйлунцзян, и в отдалённых западных районах Тибета, по всей стране коммунистическая партия Китая (КПК) активизировала кампанию по принудительному промыванию мозгов миллионам последователей традиционного духовного учения.

Китайский адвокат по правам человека Тан Цзитянь, Пекин, 29 апреля 2010 года. Он сообщал Epoch Times о новой кампании промывания мозгов в начале этого года. 16 октября он был задержан после попытки договориться китайскими властями об освобождении последователя Фалуньгун. Фото: Olli Geibel/AFP/Getty ImagesКитайский адвокат по правам человека Тан Цзитянь, Пекин, 29 апреля 2010 года. Он сообщал Epoch Times о новой кампании промывания мозгов в начале этого года. 16 октября он был задержан после попытки договориться китайскими властями об освобождении последователя Фалуньгун. Фото: Olli Geibel/AFP/Getty Images

Каждая ячейка общества должна участвовать в репрессиях, согласно десяткам партийных распоряжений, размещённых на сайтах местных властей. Даже учреждения образования и лечения, такие как средняя школа Цзянмэнь и Пекинская больница «Дружба», обязаны в этом участвовать.

«Охватывайте деревни. Заходите в дома, в школы. Привлекайте государственные органы, партийные ячейки и бизнес», ― говорится в уведомлении на сайте посёлка в пригороде Чунцина. Проведение с 2013 до 2015 года «финальной битвы по преобразованию и трансформации является научным решением, принятым ЦК партии на основе текущей борьбы», как объясняется в другом распоряжении.

Последователи духовного учения Фалуньгун (также известного как Фалунь Дафа) подвергаются преследованиям в Китае с 1999 года. Кампанию гонений начал Цзян Цзэминь, тогдашний лидер компартии. До конца 2012 года он и его сторонники поддерживали репрессии. В этом году, в первый раз при новом лидере Си Цзиньпине, власти снова начали общенациональную «последнюю битву» с последователями мирного учения.

Политические вопросы

Ключевые руководители служб безопасности, которые служили политическим интересам бывшего лидера компартии Цзян Цзэминя, в 2013 году были смещены со своих постов. Учитывая, что преследование Фалуньгун было организовано и поддерживалось лично Цзяном, предполагалось, что после ухода его сторонников из политики преследование пойдёт на убыль.

Неполные статистические данные, получаемые Minghui.org (веб-сайт Фалуньгун), действительно указывают на уменьшение количества арестов, тюремных заключений и пыток. А исправительно-трудовые лагеря, в которых более десяти лет держали огромное количество последователей Фалуньгун, в некоторых районах Китая были потихоньку ликвидированы.

Однако новая кампания показывает, что Постоянный комитет Политбюро, высший орган компартии, пока не собирается заявлять о прекращении преследования, а только стал меньше уделять этому внимания, как считает Иян Ся, старший директор по исследованиям и политике в отношении Китая из правозащитной организации Human Rights Law Foundation.

«Кроме «Культурной революции», которая почти разрушила саму компартию, почти ни одно подобное политическое движение не было отменено», ― напомнил он.

Группы интересов

По официальным данным, расходы коммунистической партии на внутреннюю «безопасность» в 2013 году составили более $ 120 млрд.

Для должностных лиц, осуществляющих борьбу с мирными последователями Фалуньгун, это жирная кормушка. «Есть несколько сотен тысяч силовиков, чьи средства к существованию и выгоды зависят от масштаба преследования, поэтому они хотят новых кампаний», ― пояснил Иян Ся.

Он добавил, что за 14 лет после начала гонений в партии сформировалась большая группа бенефициаров, активно продвигающих политические кампании, за счёт которых они получают власть и деньги.

Лян Сяоцзюнь, адвокат по правам человека из Китая, который занимался случаями, связанными с Фалуньгун, сказал, что есть три причины продолжения преследований: «Во-первых: преследование длится давно, но никто из власть имущих пока ничего не сказал о его прекращении. Во-вторых, как тоталитарный правитель, компартия нуждается в создании врагов.

В-третьих: люди, которые непосредственно занимаются преследованием Фалуньгун, получают из этого финансовую прибыль».

Фалуньгун является духовным учением, основанным на принципах Истина, Доброта, Терпение. Оно включает в себя 5 плавных упражнений. На пике популярности, в конце 1990-х, по официальным данным, им занималось более 70 миллионов китайцев. Их число превысило количество членов коммунистической партии. Сами последователи утверждают, что практиковало более 100 миллионов человек.

Промывание мозгов

Главный метод, который китайская полиция и силы безопасности будут использовать в новой «последней битве», называется: «Правовое просвещение», или попросту промывание мозгов.

Последователей Фалуньгун задерживают и заставляют читать и смотреть коммунистическую пропаганду, очерняющую их учение. Для «убеждения» также используются лишение сна и физические пытки, в том числе удары электрическими дубинками и прижигания.

Коринна-Барбара Фрэнсис из организации «Международная амнистия», отметила, что трудовые лагеря были главными инструментами по «преобразованию» последователей Фалуньгун. После закрытия некоторых трудовых лагерей, по её мнению, людей будут отправлять в центры промывания мозгов, которые обычно создаются местными властями.

Группа по правам человека Duihua, которая отслеживает ситуацию в Китае, заявила, что эти центры ещё хуже, чем исправительно-трудовые лагеря, которые хоть как-то регулировались юридически, так как там нет вообще никаких официальных правил.

Вне закона

«Последняя битва» является официальной кампанией, начатой по распоряжению Главного управления коммунистической партии Китая. Скорее всего, считает Иян Ся, изучавший приёмы органов безопасности КПК, основной документ подготовил «офис 610», незаконный орган компартии, который был создан для «искоренения» Фалуньгун. Однако, несмотря на официальное заявление о начале кампании, она полностью является нелегальной, согласно китайскому законодательству, как говорят юристы.

«Такой документ является свидетельством нарушения прав человека, ― считает адвокат Лян Сяоцзюнь. ― Государственные чиновники, которые хоть немного знают законы, понимают, что подобные распоряжения противоречат законодательству. Согласно китайской конституции, люди имеют право на свободу религии и свободу слова».

Тан Цзитянь, китайский адвокат по правам человека, сказал: «Нет абсолютно никаких сомнений, что кампания не имеет правовой основы», добавив, что деятельность сил безопасности правильнее было бы классифицировать как «похищение людей».

Небрежность на местах

Эксперты, изучающие деятельность коммунистической партии, говорят, что директивы, распространившиеся по всем сайтам местных властей, на самом деле не должны были публиковаться.

«Я в этом не участвую. Я просто слежу за размещением информации, ― сказал администратор сайта города Цзиньхэ провинции Шэньси, с которым удалось связаться по телефону. ― Документ приказывал довести его до всех уровней властей. Государственный совет требует открытости, поэтому любая правительственная информация, которая не отмечена как секретная, публикуется на сайте».

Иян Ся отмечает, что многие чиновники низкого уровня не понимают правил игры, поэтому, не задумываясь, разместили информацию на своих сайтах.

Тем не менее, те, кто осуществляет кампанию, требуют, чтобы они выполняли свою работу хорошо. «Есть строгие оценки … ежегодных действий (против Фалуньгун), ― говорится в одном документе властей уезда Юньян Чунцина. ― Если сообщество не будет активно организовать … деятельность (против Фалуньгун) и не сможет обучить студентов, то виновные лица будут серьёзно наказаны».

Тао Дэцай, возглавляющий кампанию в средней школе Чжуншань города Сюйчжоу провинции Цзянсу, с которым удалось связаться по телефону, сообщил: «Мы дали школьникам анкеты, чтобы они отнесли их домой». То есть дети должны были проверить, есть ли в их семье кто-то, кто занимается Фалуньгун. Тао отказался отвечать на дополнительные вопросы и прекратил разговор.

Квоты

Как в любой общенациональной мобилизации, проводимой компартией, в последней кампании есть много квот.

В уведомлении парткома улицы Дуньжэнь в городе Чунцин говорится: «Каждый год более 20% упрямцев (тех, кто не отказался практиковать Фалуньгун) должны пройти обучение. Рецидивы (возврат к своей вере) должны составлять менее 3%».

Власти Юньяна требуют охватить 90% районов и довести количество трансформированных до 90%.

Администрация города Синьтуньцзы в провинции Цзилинь, на севере Китая, поставила более амбициозную цель: «Преобразовать всех необращённых приверженцев Фалуньгун к концу 2015 года. Продолжить пропаганду, которая разоблачает и критикует Фалуньгун».

Просто смешно

Серьёзность попыток компартии психологически преобразовать большую группу мирных людей, в сочетании с постоянными провалами подобных кампаний, вызвала недоумение и сарказм наблюдателей.

Китайский адвокат Лян Сяоцзюнь посчитал кампанию просто смешной: «Компартия никогда не сможет преобразовать всех последователей Фалуньгун».

«Они так стараются, чтобы эта группа исчезла, но после стольких усилий получили обратный эффект, и теперь это стало международной проблемой, ― сказал Тан Цзитянь. ― Они пытались это сделать не раз, но им не удалось, и теперь у них есть ощущение кризиса».

Он добавил: «Их требования очень высоки, но они хотят, чтобы работа велась энергично и с энтузиазмом. Тут есть некоторые смешные аспекты. В реальности, использование насилия для изменения мыслей и идей людей на самом деле не работает».

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • 10 вещей, которые можно приобрести только в Китае
  • Решения пленума ЦК в Китае могут встретить сопротивление
  • Для заключённых в Китае закрытие исправительно-трудовых лагерей стало плохой новостью
  • Дамба Дуцзянъянь — уникальное сооружение древнего Китая
  • Западный журналист рассказал о специфике работы в Китае


  • Top