Осознание новой формы зла


Приведенный ниже разговор — с “Форума, посвященного незаконному изъятию органов в Китае”, который проводился в Ethical Center в г. Сент-Луисе. Одним из спонсоров форума была группа последователей Фалуньгун Сент-Луиса и Ethical Action Committee of the Ethical Society. Форум также поддержал “Комитет взаимодействия еврейских общин”.

Я хотел бы начать с цитаты.

«Заявления, приведенные здесь, шокируют настолько, что в них почти невозможно поверить. Эти утверждения, будучи правдивыми, выявляют неестественную форму зла, которая, несмотря на всю безнравственность и порочность, которым человечество когда-либо было свидетелем, является все же новой на этой планете. Настоящий ужас заставляет нас в неверии отшатнуться. Однако оно вовсе не означает, что данные утверждения ошибочны».

Цитата взята из заключения отчета, опубликованного 6 июля Дэвидом Килгуром, в прошлом Госсекретарем Канады по Азиатско-Тихоокеанскому региону, и международным адвокатом-правозащитником Дэвидом Мэйтасом о том, что в Китае происходит широкомасштабное извлечение органов у последователей Фалуньгун. Отчет установил, что эти факты действительны.

Эти заявления впервые были изложены в статье, опубликованной 9 марта в газете “Великая Эпоха”, в которой я работаю. Статья содержала интервью с китайским журналистом под псевдонимом “Питер”, бежавшим из Китая для того, чтобы раскрыть информацию о тысячах тайных операциях, имеющих место в клинике г. Суцзятунь. По его словам, эти операции “ужаснее любого кошмара”.

Со времени этого первого интервью, репортажи “Великой Эпохи” не только подтвердили первоначальное сообщение Питера, но показали, что ужасы, происходящие в Суцзятунь, являются только вершиной айсберга, — частью системы, которая существует на территории всего Китая. Я полагаю, что доказательства, найденные Килгуром и Мэйтасом, будут убедительны для любого беспристрастного читателя.

Однако мировая общественность медленно реагирует на эту информацию – на настоящее время имеется лишь несколько отчетов, опубликованных не “Великой Эпохой”, раскрывающих злодеяния, в то время как можно было ожидать, что подобные известия будут на первой полосе каждой серьезной газеты в мире.

Я верю, что опасения, выраженные Килгуром и Мэйтасом, помогут объяснить молчание мировых СМИ. Эти опасения порождают определенный скептицизм. Килгур и Мэйтас прокомментировали этот скептицизм, который они сами испытали, столкнувшись с изложенными в их отчете находками, вспоминая тот факт, что судья Верховного Суда США Феликс Франкфуртер ответил Яну Карски по поводу холокоста 1943 г. Говорят, Франкфуртер сказал: “Я не говорю, что этот молодой человек лжет. Я сказал, что трудно поверить в его слова. Это – разные вещи”.

В случае извлечения органов у живых практикующих Фалуньгун подобный скептицизм усиливается недостатком сообщений о текущей ситуации в Китае. Чуть больше фактов об обстоятельствах, в которых совершаются эти преступления, помогают им легче в них поверить.

Сегодня вечером я попытаюсь рассказать о текущей ситуации c извлечением органов, объяснив сложившиеся обстоятельства в Китае, которые сделали эти преступления не только возможными, но вполне реальными. Я сравню ситуацию с извлечением органов, проводившимся в Китае у казненных заключенных в течение последних десятилетий, с нынешним.

Затем я объясню, как преследование Фалуньгун создало условия для появления новой формы извлечения органов. И в заключение, я поговорю о роли Коммунистической партии Китая. Но я должен сказать, что не могу дать исчерпывающий ответ на данный вопрос. Помимо этих сложных вопросов, мы, наконец, поговорим о понимании того, насколько человек может быть подвластным злу.

*****

Давайте начнем с рассмотрения системы извлечения органов, существовавшей ранее в Китае.

До того, как у живых практикующих Фалуньгун стали извлекать органы, в Китае практиковалось извлечение органов у казненных заключенных. В начале образования системы трансплантации органов в Китае заключенных, подвергшихся казни, использовали в качестве главного источника органов для пересадки.

Существовавшая ранее система трансплантаций сама по себе представляет нечто ужасное. Она рассматривала заключенных как сырье, которое можно использовать ради выгоды. Она полностью свела на нет роль судей и врачей. Трансплантационный бизнес поощрял суды приговаривать людей к казням. Врачи де факто стали членами преступной судебной системы. Вместо выполнения основной задачи – лечения болезней, врачи стали пособниками палачей.

Что отличает извлечение органов у последователей Фалуньгун от этой системы? Я вижу четыре существенных отличия.

Во-первых, система трансплантаций, существовавшая ранее, являлась частью уголовной судебной системы, тогда как извлечение органов у практикующих Фалуньгун – нет.

Судебная система Китая едва ли имеет право носить такое название. Она следует политике Коммунистической партии Китая (КПК), и отдельные казни часто случаются в большей степени ради политических целей, чем на законных основаниях. Более того, периодические кампании “тяжелого удара”, повлекшие за собой тысячи казней ежегодно, несомненно являются частью системы террора, используемой КПК для управления Китаем.

Судебная система предоставляет обвиняемым очень слабую защиту, а ее приговоры зачастую произвольны и несправедливы. Смертные приговоры в Китае выносятся за многочисленные преступления из длинного списка, в который включены даже коммерческие правонарушения, такие, как хищение и контрабанда сигарет. Но все-таки, несмотря на то, какой бы ошибочной не была эта система, среди казненных также есть и те, кто действительно совершал преступления, причем иногда довольно серьезные.

Последователи Фалуньгун стали объектами извлечения органов не из-за того, что совершали преступления. Они не участвовали ни в каких судебных разбирательствах. Их ссылали в трудовые лагеря и тюрьмы на основе административного задержания, которое сотрудники правопорядка могут налагать без суда.

Они были выбраны для извлечения органов из-за их веры – из-за того, что они практикуют Фалуньгун. А извлечение органов – это часть запланированных усилий для искоренения этой веры. По словам Эдварда МакМиллан-Скотта, вице-президента Европарламента, извлечение органов – это форма геноцида.

Во-вторых, поскольку прежняя система извлечения органов является частью уголовной судебной системы, она открыта обществу только до определенной степени. Родственников информируют о смерти заключенных обычно после казни.

Последователей Фалуньгун содержат тайно, и, по-видимому, за пределами тюрьмы ничего неизвестно о месте пребывания тех из них, кого отобрали для извлечения органов. Их семьи не осведомлены об их местонахождении и им ничего не сообщается о смерти их родных после процесса извлечения органов. Они просто исчезают.

В-третьих, в прежней системе извлечения органов заключенных казнили до того, как их органы будут извлечены; обычно это делалось с помощью выстрела в голову.

В случае с последователями Фалуньгун извлечение органов у них само по себе представляет собой форму проведения смертной казни. Имеющиеся у нас отчеты говорят о том, что по отношению к последователям Фалуньгун применяют малые дозы анестезии для того, чтобы сэкономить затраты на их казни. Можно предположить, что они умирают, испытывая мучительную боль.

В-четвертых, масштаб осуществляемых сегодня операций по пересадке органов намного больше, чем когда-либо раньше. В то время как Китай ежегодно занимает первое место в мире по числу смертных казней, их количество незначительно увеличилось с начала преследований Фалуньгун в 1999 г. Однако количество операций по извлечению органов резко возросло. Официальная статистика операций по трансплантации печени это подтверждает.

За период с 1991 по 1998 гг. в Китае было проведено 78 операций по пересадке печени. Репрессии Фалуньгун начались в июле 1999 г., и только в этот год количество трансплантаций печени составило 118 – больше, чем за предыдущие семь лет. К 2003 г. количество пересадок печени превысило отметку в 3 000.

Прежняя система извлечения органов предоставила КПК готовую инфраструктуру, которую можно было использовать против практикующих Фалуньгун. Но почему мишенью оказался именно Фалуньгун? И как эти злодеяния могли вообще произойти? Для того чтобы понять причины извлечения органов у практикующих Фалуньгун, нам нужно рассмотреть его место в рамках репрессий Фалуньгун.

*****

Позвольте мне начать наши рассуждения с небольшого введения о том, что такое Фалуньгун. На протяжении тысяч лет неотъемлемой частью жизни китайцев были различные практики совершенствования тела, ума и души, более известные, как “цигун”. Фалуньгун – одна из таких практик.

Последователи Фалуньгун следуют принципам Истина, Доброта, Терпение в своей повседневной жизни, а также выполняют пять несложных медитативных комплексов упражнений. Достоверно известно, что эта практика приносит большую пользу и физическому, и психическому здоровью. Практикующие Фалуньгун быстро избавляются от всех болезней, снимают стрессы, улучшают взаимоотношения с членами своих семей и коллегами по работе, а также обретают более глубокое понимание смысла жизни.

После того, как практика впервые была представлена публике в мае 1992 г., она быстро распространилась из уст в уста, насчитав в 1999 г. приблизительно 100 млн. своих последователей.

После того, как число последователей учения Фалуньгун превысило количество членов компартии, Цзян Цзэминь, занимавший пост главы КПК в 1999 г., почувствовал угрозу своей власти из-за популярности Фалуньгун. Говоря подробнее, он боялся того факта, что большое число высокопоставленных членов партии практиковали Фалуньгун.

Согласно данным Информационного Центра Фалунь Дафа, семьи нескольких членов Постоянного Комитета Политбюро – семи наиболее влиятельных деятелей Китая – занимались Фалуньгун; кроме этого, несколько других членов этого комитета читали главную книгу Фалуньгун – “Чжуань Фалунь”. Цзян испугался, что партия может потерять власть над умами китайцев, нашедшими духовную независимость в мирной практике Фалуньгун.

20 июля 1999 г. Цзян Цзэминь развязал репрессии против Фалуньгун. Приняв во внимание прежний опыт подавления КПК своего народа, он самонадеянно заявил, что Фалуньгун будет уничтожен за три месяца.

Я хотел бы отметить три особенности этого преследования: во-первых, оно было распланированным и всесторонним; во-вторых, КПК очерняла и порочила практикующих Фалуньгун; и, в третьих, компартия не гнушалась самыми жестокими пытками, наихудшим образом обращаясь с последователями Фалунь Дафа.

Статья, опубликованная в The Washington Post в 2001 г., наглядно разъясняет, как китайские власти “санкционировали систематичное применение насилия против группы людей, организовав систему классов по “промыванию мозгов” и приложив титанические усилия для истребления последователей Фалуньгун во всех жилых районах и на рабочих местах”.

Перед началом репрессий Цзян Цзэминь основал надсудебный карательный орган – “Офис 610”, чьей задачей является “уничтожение” Фалуньгун. “Офис 610” стремится распознать всех до единого последователей Фалуньгун и вынудить каждого из них отречься от практики.

The Washington Post пишет о том, что КПК использует трехсторонний подход: жестокость, пропаганда и идеологическая обработка. Насилие совершается в тюрьмах, трудовых лагерях и центрах “промывания мозгов”. По оценкам Информационного Центра Фалунь Дафа, арестованы сотни тысяч практикующих.

Позвольте мне привести небольшой пример пропаганды, используемой для нападок на Фалуньгун. Я процитирую отрывок статьи из газеты “Синьхуа” за сентябрь 2003 г., предоставленный BBC. Синьхуа – официальное информационное агентство коммунистического режима Китая, задающее тон всем СМИ в стране.

«Народные массы все больше узнают о еретической природе Фалуньгун, идущей против науки, человечности, общества и уродливых чертах… [Фалуньгун], выраженных в причинении вреда человеческим жизням и вызывании бедствий для страны и людей. Население сознательно ринулось в борьбу с Фалуньгун…” По всей стране все преследовали “Фалуньгун”, словно крыс, перебегающих улицу».

Ситуация, когда китайские граждане преследуют последователей Фалуньгун, будто ловят крыс, напоминает мне нацистскую пропаганду дискриминации (очернения) евреев. В действительности, некоторые эксперты в Китае отметили, что со времен “Бойни на площади Тяньаньмэнь” в 1989 г. пропаганда КПК стала похожей на нацистскую пропаганду “крови и земли” 1930-х гг.

В центре этой пропаганды стоит восхваление патриотизма. Нападки на Фалуньгун изображают его находящимся в услужении антикитайским силам и противостоящим Китаю. В соответствии с КПК, быть патриотом значит презирать Фалуньгун.

Такое опорочение открывает дверь жестокому обращению.

Г-жа Чэнь Цзысю из Вэйфана умерла от пыток 21 февраля 2000 г. Тысячи практикующих Фалуньгун умерли от пыток. По данным Информационного Центра Фалунь Дафа, установлено 2 932 случая смерти. В прошлом году бывший посол в Китае Марк Палмер оценил, что количество смертей в результате пыток находилось в пределах 10 тысяч.

В государственных архивах нет записей об этих случаях смерти, и эту информацию иногда бывает очень трудно достать. Мы знаем подробности гибели г-жи Чэнь из статьи Яна Йонсона, опубликованной в журнале Wall Street Journal и получившей Пулитцеровскую премию. Он описал последние события ее жизни.

«Той ночью г-жу Чэнь привели обратно в камеру. После того, как она повторно отказалась бросить Фалуньгун, ее избили полицейской дубинкой, как сообщили трое заключенных, двое из которых наблюдали инцидент, а третий мельком увидел через дверь. Ее сокамерники слышали, как она проклинает полицейских и говорит им, что они будут наказаны центральным правительством, как только их действия будут разоблачены».

Но последователи Фалуньгун из разных частей страны неоднократно слышат в свой адрес то же самое, что сотрудники тюрьмы Вэйфан сказали г-же Чэнь, согласно установке центрального правительства, “никакие меры не могут быть чрезмерными” в деле истребления Фалуньгун.

По словам двоих заключенных, подслушавших инцидент, побои продолжатся и прекратятся только тогда, когда она изменит свое мышление. “Никакие меры не могут быть чрезмерными”. Во всем Китае полиция говорит практикующим, что, несмотря на то, что бы они с ними не сделали, если они умрут, то их смерть будет расцениваться как самоубийство.

Офицеры, контролировавшие пытки г-жи Чэнь, были продвинуты по службе. Власти применяют сильное давление на местных чиновников для ускорения ликвидации Фалуньгун. Никто не задает вопросов о том, какие используются методы для этого, и те, кто добиваются результатов, вознаграждаются продвижением по службе и повышением зарплаты. Тех, кто не добивается “успеха”, штрафуют или понижают в звании.

Систематический характер репрессий предоставил китайским властям огромное количество заключенных, которые потенциально могли стать жертвами извлечения органов. КПК с помощью пропаганды пыталась представить Фалуньгун изолированной от общества группой людей, являющейся объектом для издевательств. КПК в процессе незаконного преследования этой группы людей поощряла использование крайних мер, чтобы вынудить практикующих отказаться от практики.

В этом контексте, извлечение органов просто является логическим продолжением репрессий. После всего этого, если правительство закрывает глаза на убийство людей, при котором они испытывают ужасные мучения, тогда почему бы кому-нибудь не вырезать у них органы и немного на этом не заработать?

Конечно, возможность получения большой выгоды способствовала росту масштабов извлечения органов. Вовлечены большие деньги. Почка продается за 56 тыс. долларов США, а печень – за 100 тыс. Деньги, зарабатываемые клиниками на продаже органов, распределяются по всей системе, так что каждый, кто участвует в извлечении органов до самого конца, получает свою долю. Все обогащаются.

*****

Однако, тот факт, что врачи, принимающие в этом участие, могут извлекать из этого определенную выгоду, не отвечает на вопрос, которым, я знаю, мы все задаемся: как могут врачи, дававшие клятву применять свои знания только для поддержания здоровья других, могут с охотой участвовать в таких преступлениях?

Китайский адвокат-правозащитник Гао Чжишен, который, кажется, христианин по вероисповеданию, представил исследовательский отчет о репрессиях Фалуньгун. В заключении доклада он говорит:

“В чем наша система потерпела неудачу? Она породила так много порочных государственных служащих, живущих среди нас, которых мы содержали, которых, как и нас, воспитывали их родители и у которых также были свои семьи! Трагический опыт… [практикующих Фалуньгун] полностью показывает, что в нашем обществе есть группа чиновников, которые упорно пренебрегают моральными ценностями человеческого общества и постоянно используют методы, противоречащие фундаментальной человеческой нравственности и природе человека. Они украдкой замышляют свои грязные делишки, основательно разрушающие человеческую природу, моральные устои, доброту и совесть нашей нации”. Мы должны понять, что в Китае уничтожаются “человеческая природа, моральные устои, доброта и совесть”.

КПК управляет Китаем с помощью террора и лжи. Она несет ответственность за убийство приблизительно 80 млн. человек. Никто не может убить 80 млн. человек просто по невнимательности. С тех пор как КПК захватила власть, ее политикой были убийства и массовые убийства.

КПК убивает для того, чтобы вызвать у людей страх и навязать абсолютную веру в свои доктрины. Однако, несмотря на то, сколько людей КПК убила, она знает, что ей необходимо изменять свои доктрины, чтобы удержать власть.

Восхваление крестьянством Мао Цзэдуна никогда не могло обеспечить страну средствами и вооружением, необходимыми для защиты Китая от вторжения извне. С течением времени КПК постоянно демонстрировала несостоятельность своей собственной идеологии. Сама партия, первоначально основанная с целью убивать капиталистов, теперь приглашает их пополнить ее ряды.

Результатом этих 57-летних убийств стало то, что все в Китае боятся КПК, но никто, особенно члены КПК, не верят в коммунизм. В конечном счете, террор КПК служит только одной цели – поддержанию тирании и власти компартии.

В это время, когда в Китае никто больше не верит в коммунизм, КПК также уверена, что никто не поверит и во что-то другое.

Как и все тираны, КПК крайне завистлива. Она стремится сделать так, чтобы никакая вера, за исключением санкционированной ею идеологии, не смогла завоевать сердца китайцев. С самого своего основания она пыталась искоренить буддизм, даосизм, конфуцианство и христианство. Лишив эти религии их прежней силы, КПК оставила им только внешнюю форму, удовлетворяющую лишь крайне малую долю духовных устремлений китайцев.

Преследование Фалуньгун – лишь часть нескончаемой враждебности КПК по отношению к любой вере. Эта враждебность вырвала с корнем из китайцев все истоки традиционной морали. Сейчас в Китае отсутствует всенародная религия, способная сдержать страсти человека и заложить фундамент общества.

Террор КПК неизбежно преподнес китайцам неизгладимый из памяти урок морали – разумеется, отрицательный. Она научила всех быть подозрительными, никому не доверять, ставить свои интересы превыше всего и быть равнодушными к страданиям других.

Единственная позитивная директива КПК за последние двадцать лет – это призыв к своим гражданам становиться богаче. Однако, как считает Адам Смит, человеческая душа едва ли нуждается в том, чтобы ее призывали к наживе. В Китае погоня за богатством происходит в таком масштабе, когда уже ничто не сдерживает желание приобретать.

В китайской прессе регулярно можно прочитать о подделке продовольствия и лекарств, иногда приводящей к летальному исходу. Промышленные предприятия загрязняют окружающую среду в катастрофических масштабах.

Строительство и разработка месторождений сопровождаются конфискацией домов у городских и сельских жетелей без какой-либо компенсации. Население разоряется, в результате чего застройщики и разработчики извлекают немного большую прибыль на своих проектах.

Блестящие небоскребы Шанхая и Пекина часто строились крестьянами, которым так и не выплатили заработанные ими деньги. Есть душераздирающие истории, когда перед завершением строительства здания такие рабочие, не желая оказаться перед позором возвращения в свои деревни без гроша в кармане, бросались вниз с самого верхнего этажа.

Горнодобывающая промышленность Китая имеет самую большую статистику несчастных случаев в мире, так как горнодобывающие компании не тратят достаточно средств на обеспечение безопасности рабочих.

Чиновники КПК занимают лидирующие позиции в этой системе коррупции, они крадут у всех и каждого – в прошлом году сообщалось, что свыше 4 000 служащих КПК сбежали из Китая, прихватив с собой десятки миллиардов долларов.

Когда китайский хирург смотрит в глаза пока еще живому практикующему Фалуньгун перед тем, как разрезать его на части и вынуть его почку, он просто поступает в соответствии с нормами поведения, которые, к несчастью, являются общепринятыми в современном Китае.

Короче говоря, широкомасштабное извлечение органов у живых практикующих Фалуньгун, в конечном счете, явилось следствием влияния 57-летнего правления КПК на сердца людей.

Ужас, который мы переживаем по поводу извлечения органов, испытывает вовсе не наши сомнения, но именно добрую природу в нас. Он заставляет нас проверить самих себя. На протяжении десятилетий мы, западные люди, полагали, что приносим пользу Китаю тем, что пытаемся обогатиться там как можно быстрее. Мы чувствовали себя очень уютно, не находя противоречий между своей беззаботностью и тем, что, как мы думали, было благоприятным для китайцев.

Тем не менее, тот факт, что мы покупаем дешевую китайскую продукцию, так же как миллиардные инвестиции в Китай, не изменили сути КПК. Эдвард Макмиллан-Скотт в своем отчете для Европарламента сказал, что “коммунистический режим в Китае до сих пор остался жестокой, деспотичной и фанатичной системой”.

И, наконец, извлечение органов у живых последователей Фалуньгун призывает нас осознать всю чудовищность господства КПК над Китаем.

Спасибо.

Версия на английском The Epoch Times


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:


  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top