Стихи Баха Ахмедова. Поэты по субботам


Бах Ахмедов – поэт, прозаик, физик, обожатель музыки, особенно классической. Всё вместе – никак не случайно, вернее, закономерно. А ещё точнее – полифонично. Неповторимая Ахмедовская полифония: мудрая, тонкая, вопрошающая, одновременно собранная (ничего лишнего) и бережливая.

Поэт Бах Ахмедов. Фото со странички фейсбук поэтаПоэт Бах Ахмедов. Фото со странички фейсбук поэта

Баходыр (Бах) родился в семье учёных, в 1967 году, в Ташкенте– Хлебном городе, и живёт там с семьёй по сей день. Папа – физик, закончил МГУ, мама всю жизнь преподавала сопромат. Бах тоже закончил МГУ. В физику его естественно тянула и причинно-следственная связь – потомственность, и любовь к удивительному народу – физикам. Стихи и прозу стал писать с 14 лет, называя этот способ самовыражения хобби.

Но у полифонии есть свои законы. И сила естественного сокращения имени Бахтияр в Бах сыграла свою закономерную роль. Хобби становится профессией. Бах Ахмедов – лауреат конкурсов «Пушкин в Британии». Печатается в Литературной газете (Россия), «Звезда Востока», «Гармония», «Мегаполис», «Сегодня», «АРК» (Узбекистан), «Северная Аврора», «Новая Юность», «Урал», «Аргамак», «Иерусалимский альманах» (Израиль), «Лондон-ИНФО», «Новый стиль» (Великобритания), «Таллинн» (Эстония), «Книголюб» (Казахстан).

В книжной лавке.

Слепая кошка гуляет между полками книжной лавки. Находит еду по запаху, посетителей не боится. Говорят, она различает свет и тьму.

Одинокий старик застыл между стеллажами в поисках нужной книги. Он находит её на ощупь, ошибиться он не боится. Говорят, он различает добро и зло.

Заблудившаяся бабочка летает между стеллажами, садится на плечо Чжуан Цзы. Она его не боится. Говорят, она различает сон и явь.

Но есть ещё кто-то четвертый…. Кто-то, кто прячется в книгах. Кто видимым стать боится, и воплотиться снова…

Может, лишь осень помнит его забытое имя. Но она никому не скажет – умеет хранить секреты.

Подводное

…Но однажды становишься рыбой, Видишь мир через толщу воды Искаженным иной перспективой, Уменьшающей облик беды. И теряя свои очертанья, Проплывают навстречу тебе Бесконечные сны и желанья, Тяжело оседая на дне. Где-то там, над тобою, надежды. Им неведом твой тайный маршрут, И к далеким своим побережьям Корабли их устало плывут. А тебе – глубина и свобода, И коралловый лес немоты. Может, Бог сотворил эту воду, Чтобы в ней сотворил себя ты.

*** Разумеется, сон непрочен… Разумеется, мир неточен. И надежды рисунок зыбок. И любовь – это клад ошибок. Разумеется, мир двоится. Разумеется, он нам снится. Только что из того? Мы верим, что однажды откроем двери… А за ними – светло и тихо. И табличка в полнеба: «Выход»

Разумеется, сон прервётся… Но пока не устал он длиться, пусть восходит надежда солнцем, согревая сердца и лица.

*** Долгие переговоры с осенью… Временное перемирие. День передышки.

Пожилое солнце близоруко щурится, изучает Землю сквозь линзу облака. Пытается вспомнить.

Холодные дожди достигли будущего, и набухают медленным временем. Ждут сигнала.

А люди покупают колбасу на ужин, спят в телевизоре или в книгах… Пытаются жить.

*** Я странный человек, живущий тем, что сам себя не знаю я совсем. Но может, в этом и таится суть: себя найти и время обмануть.

Всю жизнь иду к себе, за шагом шаг. И проступает медленно душа, как сквозь туман – неясный силуэт, хранящий чистоты далекой свет.

Но как мне совладать с попыткой снов размыть во мне границы всех основ, и поселить мучительно и странно другое имя, что болит, как рана…

*** Гомеопатия редких снежинок… Нет, не зима, лишь попытка зимы. Город становится новой картиной, Или открыткой, где спрятаны мы.

Несколько слов, безупречно случайных. Адрес обратный, которого нет. Всё, что мы можем, – притронуться к тайне На острие исчезающих лет.

Гомеопатия робкого снега… Белая сказка ещё впереди. Что там, в рецепте осеннего неба? Томик Верлена, надежда, дожди…

*** Разве сбивчивость ритма не свидетельство внутренней бифуркации? Ночь отплясывает на окне похудевшим квадратом Малевича, а ты замираешь над точкой утраченной простоты и вновь умираешь на острие своих вымыслов о жизни, длящейся в компьютерном ящике.

Впрочем, что рассуждать, искать рифму, смеяться, если падение неизбежно, вопрос лишь: в какую надежду.

Так, говоришь ты себе, продолжаться не может! Так, говорят тебе, продолжаться не может! И тем не менее, продолжается.

Год, два, жизнь… И ещё жизнь. И еще несколько жизней. Пока, наконец, не перестаешь кружить вокруг точки своего «я», которого нет.

И тогда некий Будда включит для тебя свет. И ты увидишь, что…

Да что рассказывать — сам увидишь!


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Мои австралийские друзья — попугаи какаду. Часть 1. Знакомство
  • Архитектура деревьев или искусство арбоскульптуры
  • Новинки в мире сериалов: «Царство»
  • Осень
  • Выставка современных японских художников открылась в Эрмитаже


  • Top