Дмитрий Вишневский: Природная среда способствует формированию нравственного характера личности


Член сборной СССР по борьбе самбо, 1980 гг. Фото предоставлено Татьяной ВишневскойЧлен сборной СССР по борьбе самбо, 1980 гг. Фото предоставлено Татьяной Вишневской

Минусинские дзюдоисты — мастера спорта СССР — вместе со своими наставниками, заслуженными тренерами России по дзюдо Владимиром Павловичем Щедрухиным и Дмитрием Сергеевичем Корольковым, 1980 гг. Фото предоставлено Татьяной ВишневскойМинусинские дзюдоисты — мастера спорта СССР — вместе со своими наставниками, заслуженными тренерами России по дзюдо Владимиром Павловичем Щедрухиным и Дмитрием Сергеевичем Корольковым, 1980 гг. Фото предоставлено Татьяной Вишневской

Поход на Тепсей с детьми, 1990 гг. Фото предоставлено Татьяной ВишневскойПоход на Тепсей с детьми, 1990 гг. Фото предоставлено Татьяной Вишневской

На «Аллее звёзд» в Минусинске. Фото предоставлено Татьяной ВишневскойНа «Аллее звёзд» в Минусинске. Фото предоставлено Татьяной Вишневской

Со спутницей жизни – 32 года вместе… Фото предоставлено Татьяной ВишневскойСо спутницей жизни – 32 года вместе… Фото предоставлено Татьяной Вишневской

С супругой Татьяной и сыновьями Константином (слева) и Денисом (справа). Фото предоставлено Татьяной ВишневскойС супругой Татьяной и сыновьями Константином (слева) и Денисом (справа). Фото предоставлено Татьяной Вишневской

Дмитрий Вишневский — директор физкультурно-спортивного центра «Южный» в г. Минусинске, мастер спорта по самбо, мастер спорта по дзюдо, двукратный чемпион СССР и серебряный призёр чемпионата мира по самбо, кандидат педагогических наук — раскрывает психологию спорта и пути самопознания, особенности авторской системы воспитания подростков, которая основана на развивающих возможностях природной среды, разновозрастном подходе, делится планами работы с широкими группами населения, исходя из актуальных проблем оздоровления населения и возможностей современных технологий психофизиологической коррекции развития человека.
— Как Вы из профессионального спорта пришли к решению широкого спектра проблем физического и духовного воспитания подрастающего поколения? С чего начинали, а главное, чем руководствовались и как менялись Ваши взгляды на развитие человека?

Д.В.: Закончив карьеру в профессиональном спорте, я проработал несколько лет в спортивном клубе «Электрон». Работая с детьми, руководствовался теми устремлениями, которые сложились на предыдущем жизненном этапе — познать необычное, докопаться до таких глубин или подняться до таких высот, которые бы раскрыли возможности тела, сознания и воли, способствуя эффективному достижению любых поставленных целей.

Познание себя является одновременно и преодолением себя нынешнего. Я считал, да и сейчас так считаю с некоторыми оговорками, что любые цели достижимы. Понятно, что они должны быть реальными. Условием и одновременно средством достижения поставленных целей является телесная и духовная сила.

Профессиональный спорт позволил мне осознать важное правило, что в победе как одномоментном результате физическая сила задействована всего лишь процентов на 30-40, остальное же приходится на силу духа. То есть важную роль в достижении результата выполняет эмоциональный настрой человека, который зависит от умения управлять своим умом и волей, а они, в свою очередь, напрямую связаны с мировоззренческими ценностными установками человека.

Особенно это показательно, когда на пути возникают значительные трудности, например, приходится выходить на борцовский поединок с серьёзной травмой. Так, однажды во время соревнований я сломал два ребра, а до финала надо было бороться ещё три поединка. Во-первых, это опасно для здоровья, а во-вторых, это очень больно. Но, когда понимаешь, что человек как личность есть прежде всего дух, а потом только тело, то становится возможным преодоление телесных слабостей. Причём тело — это инструмент для формирования человеческого духа, который и есть сущность человеческого «Я». Осознание этого механизма позволяет с помощью разума и воли отодвигать на второй план ту эмоциональную, чувствительную сторону, которая присутствует в человеческом теле, то есть усталость, боль, страх, волнение. Особенно волнение, пожалуй, главное препятствие к достижению цели.

Другой пример. За 14 дней перед Всероссийским турниром, отборочным к чемпионату мира по самбо, мне сделали операцию по удалению аппендицита, но я поехал на турнир. И на четырнадцатый день после проведённой операции я боролся и, вопреки всему, выиграл все пять поединков. Соперники были лучшими борцами, первыми номерами от своих республик, тогда ещё СССР, которые приехали с одной целью — выиграть и поехать на чемпионат мира. Мне в тех поединках, чтобы вывести из-под удара прооперированный бок, пришлось поменять стойку с правосторонней на левостороннюю, существенно изменив технику и тактику поединка. Я удивляюсь, как так получилось, что выиграл все пять поединков у сильнейших борцов. Это не везение, не удача, здесь нечто другое.

Я размышлял над этим и понял, что мне удалось преодолеть чувство опасности, страха: «А вдруг швы разойдутся?», «А вдруг будет плохо, возникнут тяжёлые последствия?». В противном случае, вне всякого сомнения, возникшие эмоции и чувства не дали бы проявить внутренний психологический настрой, волевое усилие, интеллектуальную активность. Я каким-то внутренним чутьём понял то, как нужно вести борьбу, затрачивая при этом значительно меньше физических усилий, чтобы не попадать в такие ситуации, где мышцы живота работали бы с максимальным напряжением.

Однажды в Японии после прошедшего турнира по дзюдо мы ходили по клубам восточных единоборств вместе с японскими друзьями, смотрели их традиционные виды единоборств — кендо, кюдо, айкидо, фехтование на мечах. И я задавался вопросом: «Что происходит в их сознании, когда они занимаются своими восточными практиками?». Искать ответ на вопрос заставляли совсем свежие воспоминания о взгляде японских борцов.

В личном общении японские спортсмены очень добрые, весёлые, действительно отличаются от многих своей добротой, а во время поединка на тебя устремляется стальной взгляд, наполненный решимостью, взгляд самурая: ничего, кроме нацеленности на победу. И противостоять японскому борцу можно только таким же образом, то есть таким состоянием сознания, силой духа, когда ощущаешь перед собой не соперника, которого надо победить, а природное явление, мощную стихию.

Ведь человек, попав под воздействие природной стихии, старается просто выжить, и при этом не возникает агрессивности или раздражения, работает только ум и инстинкты. Поединок с японским борцом — это всегда чрезвычайная ситуация, выйти из которой достойно ты можешь, если нет ни агрессии, ни злобы, сознание при этом должно быть абсолютно пустое, настолько чистое, что не мешает автоматическим проявлениям отточенного мастерства, инстинктам, пробуждению силы рода, помощи предков. Любая возникающая мысль в голове отвлекает и мешает эффективному действию. Другими словами, мозг должен быть абсолютно чистым, тогда можно соперничать с японцами. И я не проиграл ни разу ни одному японцу.

— Вы, минусинец, ощущали, что боретесь с кем-то не из соседнего города, а из Японии? Может быть, чувствовали в себе что-то славянское? Если так, то в чём выражались эти ощущения?

Д.В.: Наверное, чего-то особо славянского я в себе не чувствовал, но то, что я представляю свою страну, русскую землю — это ощущение было очень отчётливым. Чем оно обусловливалось? Здесь, конечно, большую роль играл и гимн Советского Союза, и патриотические взгляды, беседы с тренерским составом в целом. Много раз доводилось слышать: «За вами Россия, за вами СССР». Такие наставления, безусловно, оказывали большое эмоциональное воздействие, хотя и с некоторым обратным эффектом, так как поднималось волнение, и это приводило к эмоциональному перегоранию. Приходилось мобилизовывать сознание, прикладывать силу воли, чтобы освободиться от всех навязанных установок, добиться чистоты сознания.

Здесь очень помогало понимание того, что в глубине тебя есть древние корни, которые являются результатом жизненного опыта многих твоих предков, и этим древним знаниям ничто не должно мешать проявлять себя. С точки зрения психологии, информация, идущая от бессознательного, может проявляться в сознании человека в том случае, если сознание освобождено, очищено от любых посторонних мыслей.

Эта информация настолько глобальна, что может наделить человека существенными возможностями, видением сущности проблем, изменить его мировосприятие, способствовать правильному использованию силы ума и воли. Бессознательное, в глубинах которого живёт совесть, не врёт, и человеку надо научиться пользоваться этим бессознательным. Возникающее волнение — это только один из барьеров, который нужно преодолевать для достижения поставленной цели.

Например, ситуация выбора, когда перед человеком две двери, и он не знает, куда пойти, в правую дверь или в левую. Для начала ему надо просто успокоиться, и в спокойном состоянии он почувствует, какой выбор будет правильным. Профессиональный спорт заставлял меня думать и учиться эффективному использованию того, что во мне есть, в том числе и того, что закладывалось веками на уровне наследственности моими прапрадедами.

— Откуда такое миропонимание? Я знаю многих спортсменов, но далеко не у всех мировоззрение, подобное Вашему…

Д.В.: Я думаю, что исток, причина такого миропонимания обусловлены двумя воздействиями — генетическим и социализирующим. В первом случае имеются в виду не только и даже не столько такие простейшие инстинкты, как поесть, отдохнуть и т. д., а более сложные, глубинные, которые не свойственны животному, а присущи только человеку.

Только человек обладает силой, называемой духовностью. Я помню себя ещё совсем маленьким мальчиком, смотрящим на улицу с какой-то непонятной надеждой, ожиданием того, что кто-то должен прийти и сказать что-то очень важное, необходимое для меня. Я ждал, что этот кто-то откроет мне глубинные смыслы, заберёт меня в таинственные дали, в волшебный мир, существующий, но невидимый для органов восприятия обычного человека. И это ощущение скорой встречи сопровождало мой детский период развития. Позже, уже лет в девять или десять, я вдруг понял или вернее почувствовал, что каждый человек, возможно, такой же, как я, так же как и я ждёт чего-то неведомого, направляющего. Это большое открытие одновременно слегка разочаровало меня, так как не только один я жду этого, а ещё кто-то.

— Такому открытию способствовали взрослые или детская среда?

Д.В.: Детская разновозрастная среда, причём увлечённых спортом ребят. В то время я был классе в третьем, мне хотелось в спортивную секцию, где занимались только взрослые ребята. У них была кроссовая подготовка. Я просился: «Возьмите меня с собой». В ответ учитель физкультуры возражал: «Да куда тебе, маленький ещё, пять километров как ты пробежишь? Ты же в третьем классе, а в секции ребята из шестого, седьмого классов?». Но в конце концов учитель физкультуры сдался: «Беги за ними!». И я побежал, и не отставал.

И вот, общаясь потом со старшими товарищами, как раз и открыл для себя, что некоторые также относятся к жизни, как и я. Движущие мировоззренческие факторы развития человека имеют, на мой взгляд, не столько социальную, сколько природную, генетическую основу. То есть социальная составляющая не является ведущей.

— Кто сыграл в Вашей жизни решающую социализирующую, или, скажем привычнее, воспитательную роль?

Д.В.: Генетический фактор обусловлен тем, что заложено наследственностью. Он проявляет себя в темпераменте, характере, строении мозга, активности клеток и многом другом. Здесь сложно что-то изменить: с какими задатками родился, с тем и приходится жить. В отличие от генетического фактора, социальное окружение очень вариативно.

Многое воспитано во мне моими бабушкой и дедушкой. Они передали опыт отношения к жизни, который можно обобщить фразой: «Во всём, что с нами происходит, воля Божья». Человек многое может изменить в своей жизни, скорректировать, но основные жизненные моменты я считаю предопределёнными. Эта предопределённость, в свою очередь, обусловлена врождёнными человеческими способностями, задатками. Например, какой-либо молодой человек хочет стать врачом, микрохирургом, но если у него от рождения не развиты мелкие мышцы на пальцах, то он просто не сможет с высоким качеством делать операции. То есть в социальном плане большое значение имеет правильный выбор человеком профессии, исходя из его врождённых качеств. И подростку важно как можно раньше и лучше узнать себя, свои предрасположенности, свои таланты.

— Как бабушка с дедушкой передали такое отношение к жизни? Наверное, через общение, совместный опыт какой-то деятельности?

Д.В.: Да, и через общение, и через деятельность. Многие жизненные ситуации, их причины, нам непонятны. Ведь часто стремишься к чему-то, многое делаешь для этого, а в результате получается совсем другое. Почему произошло то, чего не ожидал? Мне для понимания этого, для поиска ответов на смыслообразующие вопросы помогло то, что бабушка была верующей. В то время страна строила коммунистическое общество, но бабушка не скрывала своей веры. Каждый раз, когда садились за стол, она читала молитву, в доме были иконы, одна из них с изображением Божьей Матери. Однажды я серьёзно заболел воспалением лёгких и лежал без сознания. Мама говорила, что температура была выше сорока градусов. И ко мне в этом состоянии явилась Божья Матерь. Я тогда выжил.

И сейчас я не всё могу объяснить для себя, но моё рациональное миропонимание дополнилось знанием того, что существует невидимый для нас мир, существуют причинно-следственные связи всего, что происходит с нами и вокруг нас. Другими словами, мы способны воспринимать окружающую реальность всего лишь на 1%, а 99%, к счастью или к сожалению, мы не ощущаем. А ведь путь судьбы мы создаём сами своими мыслями и поступками. Часто хочется дать совет: «Не спешите мыслить, это может быть небезопасно».

Возникающая мысль — это уже полученный результат причинно-следственных связей, она, в свою очередь, запускает другие причинно-следственные процессы. Мы живём в мире причинно-следственных связей, которые и определяют жизненный путь каждого. Причинно-следственная связь невидима для органов чувств, но именно она и определяет жизненные ситуации, которые как нить ткут судьбу человека.

Плохие поступки приводят к тому, что у человека не складываются задуманные им дела, жизнь приобретает серые тона. Причина таких результатов в нём самом, но понимание этого многим даётся очень трудно. Говорят, посеешь мысль — пожнёшь поступок, посеешь поступок — пожнёшь характер, посеешь характер — пожнёшь судьбу. Поэтому изменять судьбу надо, начиная с изменения способа мышления, необходима осторожность не только в своих словах и делах, но и прежде всего в мыслях.

То, о чём я сейчас говорю, я не осознавал так глубоко в спортивную бытность, тем более в детстве. Но всегда задавался вопросом: «Как научиться познавать этот мир, чтобы раскрывать и максимально использовать имеющиеся у меня возможности?». — Наверняка не обошлось без чтения духовных книг…

Д.В.: Да, конечно. Я много читал про различные духовно-философские системы: Чан-буддизм, Дзен-буддизм, медитативные школы. Медитация очень важна для восточных единоборств. В состоянии медитации человек может успокоиться, настроиться на важный поединок. Медитация способствует открытию для себя пока ещё не познанного, прежде всего собственного «Я».

Поэтому когда закончил с профессиональным спортом и начал заниматься с детьми, то полученное образование, сформированный жизненный опыт, сложившееся мировоззрение и векторы саморазвития и определили моё понимание, как нужно развивать и воспитывать детей. Человек в социальном мире должен быть успешным, получить профессию, продуктивно общаться с людьми, сформировать в себе ту нравственность, которая позволяет правильно мыслить, делать верный выбор в трудных ситуациях. Правильные поступки, доброе отношение важны не только в отношении окружающих людей, но и в отношении природной среды.

— Какая же цель воспитания является первоочерёдной?

Д.В.: Особенно важным является воспитание нравственного характера, который проявляет себя в добром отношении к окружающему миру. В своей работе с детьми я делал упор на формировании нравственного характера через общение ребёнка с природной средой. В социальном мире мировоззрение ребёнка и отношение его к людям, к предметам, к себе формируют детский сад, школа, двор.

С их влиянием бороться мне как отдельно взятому воспитателю очень сложно, так как слишком неравные силы воздействия. Поэтому я понял, что именно природная среда обладает лучшими качествами воспитателя. Она гармонична, в ней нет агрессии, нет насилия. Своей красотой и гармонией она позволяет в человеке формировать то, о чём я говорил — доброе отношение к окружающему миру, как следствие, принимать правильные решения. Один из мудрецов сказал: «Всё выходит прекрасным из рук Творца, и всё вырождается в руках человека». Я с ним полностью согласен, особенно в современных условиях развития общества: качественное содержание социальной среды неспособно формировать нравственность.

— Именно природный путь Вы нащупали для работы с подростками, причём очень разными, часто очень сложными? Что включала в себя Ваша система воспитания?

Д.В.: В течение зимнего периода мы тренировались в спортивном зале, играли, слушали музыку, встречались с интересными людьми, участвовали в разных соревнованиях. У детей были неплохие спортивные результаты. Но главной целью я ставил не победу на соревнованиях, а подготовку к полноте жизни. В связи с этим приходилось обращать внимание и на успешную учёбу в школе, и на конкретные жизненные ситуации. Основной упор физической подготовки делался на борьбе как эффективном средстве физического развития и воспитания характера, закалки тела, укрепления духа.

— То есть зимой занятия в собственноручно обустроенном подвале-спортзале, а кульминация подготовки — это летний период, также на специально обустроенной базе?

Д.В.: У нас есть излюбленное место — побережье Красноярского моря, в районе горы Тепсей. Но как таковой там базы нет. Основная задача летом — чтобы каждый ребёнок оторвался от стихийного влияния социальной среды и опеки родителей. Система подготовки включала в себя прохождение ребёнком четырёх этапов путешествий в природную среду. Первое путешествие у нас было на неглубокие водоёмы с целью обучить детей плаванию, научить понимать и уважать такую природную стихию, как вода.

Второй поход был в скалистую местность. В метре над землёй учились передвигаться по скале. Небольшая высота способствовала безопасности формирования навыков. Третий поход был очень серьёзным и многодневным — в горный район Ергаки. В этих условиях участники похода переживали и страх высоты, и усталость, и жажду с голодом. Ведь во время радиальных переходов в день преодолевали по 30 км. Надо было без рюкзаков пройти маршрут по скальной таёжной местности и успеть в этот же день вернуться к палаткам.

Четвертый поход был в район горы Тепсей на побережье Красноярского моря. Программа пребывания детей в районе Тепсея предусматривала общие мероприятия — общения, игры, тренировки. Однако ночлеги организовывались поодиночке, а также соответствующее самообслуживание: у каждого подростка была своя палатка, котелок, т. е. каждый готовил для себя пищу сам. У каждого ещё были краски, карандаши, бумага, чтобы можно было записывать мысли, стихи, делать зарисовки гор, местности, природных объектов.

— Почему так важно записывать, рисовать, кто помогал ребятам в освоении этого специфичного мастерства?

Д.В.: В голове всё может быть идеально, гармонично, но когда передаёшь мысли на бумагу, то уже не получается. Поэтому очень важно уметь оформить свои мысли, чувства на бумаге. Что касается рисования, то на Тепсее ребята могли общаться и учиться у самых лучших и признанных художников Минусинска — Сергея Бондина и Александра Решетникова, которые проживали там в летний период.

— Почему так важно проживание поодиночке?

Д.В.: Когда двое-трое детей в палатке, то они болтают без умолку и, конечно, не обращают внимания ни на крики ночных птиц, ни на звуки ночных животных, ни на шум ветра, скрип деревьев, ни на свои собственные мысли. В одиночестве человек вынужден о многом думать и многое переживать и чувствовать, что очень ценно.

Кроме того, очень важен опыт самостоятельной жизнедеятельности, начиная с момента пробуждения от сна, заканчивая приготовлением пищи и многими заботами по самообслуживанию. Конечно, могут появиться разные чувства, страхи, кому-то сильно захочется домой. Но эти страхи и желание домой проходят через два-три дня, зато человек начинает слышать природу, понимать её, начинает мыслить, и особенно способствует размышлению ночное время.

Тем более, если перед этим мы все вместе собрались у костра и поговорили о чём-то важном — о жизни людей, стоящих перед ними задачах, о необходимости быть физически и духовно сильным, о чрезвычайных ситуациях, в которых оказывался человек, допустим, во время Второй мировой войны. Также вместе размышляем о духовном мире, о примерах из жизни верующих людей.

Мы говорим на разные интересующие детей темы, таким образом, формируя у них такую картину мира, которая невозможна в городской среде. Достигается осознание подростами необходимости глубоких размышлений, особенно при принятии важных решений, закладывается соответствующая привычка, потребность. Ведь для глубокого осмысления многих мировоззренческих вопросов нужно продолжительное время, а когда дети возвращаются каждый в свою палатку, то размышления и внутренний диалог продолжаются, и это даёт хороший результат, который не может достигаться, если в палатке будет 2-3 человека.

— Вы всегда заканчивали летний сезон Тепсеем?

Д.В.: Да, путешествие в район горы Тепсей — это всегда завершающий летний поход. Если в предыдущих походах всё делается в коллективе, то на Тепсее — упор на одиночном пребывании в условиях природной среды. Моя задача — быть неподалёку и обеспечить детям безопасность пребывания.

В летние походы брали детей, начиная со 2-3 класса (там были и сыновья Дмитрия, Константин и Денис — М.К.). Благодаря примеру старших ребят и полученному в предыдущих походах опыту они уже умели ставить палатку, готовить пищу на костре, терпеть усталость, голод, понимали правила взаимоотношений, особенно когда надо, вопреки усталости, пойти и принести, например, хворост к костру, поставить палатки, высушить вещи.

На Тепсее у таких маленьких ребятишек закреплялись новые навыки, новые мировоззренческие установки, и в школу в сентябре они уже шли с существенно иным настроем, чем прежде: новый опыт позволял им быть более сдержанными, спокойными, уважительно относиться как к себе, так и к другим, они начинали обладать положительным авторитетом среди сверстников. Заметно повзрослев и окрепнув физически, конечно же, они могли и за себя постоять, и за друга заступиться. Как говорится, добро должно быть с кулаками.

— Какие ещё особенности Вашей системы воспитания можно было бы отдельно отметить?

Д.В.: Особенности системы воспитания раскрыты в моей кандидатской диссертации, где основной воспитательной формой выступает игра-тренировка. Специфика игры-тренировки в том, что этот метод объединяет в себе как серьёзные и трудные моменты, присущие тренировке, так и игровые моменты, присущие игре. Игра-тренировка связывается с жизнью, с правом выбора, размышлением о существовании причинно-следственных связей. Если речь шла, например, об игре с мячом, допустим, игре в регби, то основная задача состояла не в выигрыше, а в коллективном взаимодействии, рефлексии коллективных аспектов человеческой жизни, рефлексии возникающего в игре азарта, агрессии, стремления к победе, что заглушает голос разума. А если голос разума заглушён, то ради победы можно всё — ударить, подставить ногу, сыграть подло. Иногда это происходит во время занятий, но это и есть пища для воспитания.

— Система воспитания, о которой Вы рассказываете и которая нарабатывалась в 90-е гг., а потом успешно развивалась в начале нового века, не используется Вами в настоящее время, во всяком случае, в той целостной форме, о которой шла речь. Сейчас Вы возглавляете самый новый в Минусинске и самый современный физкультурно-спортивный центр и просто не можете заниматься тем, чем занимались раньше. В связи с этим два вопроса. Насколько сложно сегодня воплощать в жизнь ту систему, о которой Вы рассказали и которую раньше реализовывали на своём энтузиазме? И второй вопрос: как Вы собираетесь использовать свой опыт воспитания, возглавив спортивный центр?

Д.В.: Действительно, всё, что делалось в 90-е годы, делалось в основном на энтузиазме и относительной свободе. Современное время связано с ужесточением требований к обеспечению безопасности подростков. Сейчас несовершеннолетних детей без родителей вывезти в природные условия чрезвычайно сложно, путь получения разрешительных документов весьма тернистый, вплоть до нотариальной доверенности от каждого родителя. А получение ребёнком какой-то травмы связано с такими неприятностями, что сейчас за организацию серьёзных походов мало кто берётся.

Что касается второго вопроса. Как руководитель физкультурно-спортивного центра я могу влиять на стратегию его развития только в рамках уставной деятельности. Основная стратегия, основные задачи уже оговорены в уставе физкультурно-спортивного центра, которые предусматривают работу с детскими спортивными школами, создание условий для воспитания подрастающего поколения, физкультурную работу и оздоровление населения разного возраста, пола и уровня подготовленности.

С детьми мы начинаем работать, начиная с 6-7 месячного возраста. У нас работает группа «Семейная акробатика», которую и посещают родители с малышами. Специально подготовленный инструктор (Кочеткова Екатерина, которая в своё время занималась у Дмитрия Дмитриевича — М.К.) учит молодых мам разным упражнениям, способствующим развитию у деток координации, психофизиологическому становлению в целом.

Есть детская группа «Крепыш» для 4-6-летнего возраста, задача которой, опять же, развитие координации, ловкости, силы, выносливости. А мы знаем, что психика человека напрямую связана с тонусом мышц. У нас есть цирковая студия, где желающие учатся акробатическим упражнениям, жонглировать, работать с булавами, обручами, мячами. Дети школьного возраста могут прийти и в группу по общей и специальной физической подготовке, включающей приёмы борьбы, бокса, рукопашного боя, спортивные игры — волейбол, баскетбол, футбол. Естественно, что такое дополнительное разностороннее физическое развитие способствует не только физическому, но и мировоззренческому становлению школьников, уменьшению зависимости от компьютера.

— Вы директор спортивного центра с его основания, февраля 2013 г. Как Вы планируете с учётом своих новых возможностей применять природную составляющую воспитания, которая была основой Вашей авторской системы? Я бы ещё задал аналогичный вопрос в отношении разновозрастного воспитания, на котором детально не останавливались, но, на мой взгляд, также заслуживающем популяризации…

Д.В.: Сейчас мы начали искать подходящие формы и методы выезда на природу вместе с родителями. Но здесь сразу возникает проблема: не у всех родителей может оказаться отпуск именно в тот период, когда мы планируем походы. В условиях природной среды от присутствия родителей периодически придётся как то дистанцироваться, иначе воспитательное влияние природы будет снижено. Как это всё реализовать, пока сложно сказать. Но мы работаем в этом направлении.

— Наука не стоит на месте. В вашем спортивном центре всё оборудование новое. Однако это стандартное оборудование, его можно увидеть во всех современных спортивных залах. Я знаю, что, например, коллективом красноярских учёных — Ольгиным, Гуровым, Смирновым — разработаны авторские тренажёры, уникальные развивающие технологии для детей и не только. Их достижения планируется использовать?

Д.В.: Правильно замечено, что современные учёные, в том числе известная мне группа учёных — Ольгин, Гуров, Смирнов — разрабатывают специальные площадки для детей, развивающие тренажёры. Причём ими создано оборудование как для здоровых детей, так и для тех, у кого есть отклонения в развитии. Детей с отклонениями в развитии становится всё больше, поэтому мы планируем у себя в центре отвести место для установки специального оборудования для детей с отклонениями в развитии и провести соответствующее обучение инструкторов.

— И последний вопрос. Вы не ограничиваетесь только функциями управления. Какие занятия и с кем Вы проводите сами, несмотря на свою занятость?

Д.В.: Я провожу занятия по оздоровительной гимнастике, направленные на стабилизацию давления, общего самочувствия, работу с суставами. Контингент — взрослое население от 45 до 60 лет. Занимаемся дыхательными, психофизическими упражнениями. Для этого я объединил элементы упражнений из восточных оздоровительных гимнастик тайцзицюань, цигун, йоги в авторскую систему. На протяжении 25 лет я рассматриваю эти оздоровительные техники и пришёл к выводу, что для оздоровления организма оптимальным будет применение индивидуально отобранных упражнений из йоги, цигун и тайцзицуань, проверенных тысячелетним опытом.

— По всей видимости, Вы взяли из этих систем только техники работы с телом, дистанцировавшись от духовной составляющей, оставляя познание духовных истин на собственное рассмотрение оздоравливающихся…

Д.В.: Да, в основном используется техническая сторона упражнений, направленная на оздоровление тела. Но восточные системы несут в себе и такие понятия, как гармония, добро, здоровье, красота, которые также важны для осмысления и практического применения в своей жизни. Конечно, основной тезис здесь состоит в необходимости относиться к окружающему миру так, как хотел бы, чтобы относились к тебе. Человеку важно научиться в своей жизнедеятельности принципу «не разрушай», «не навреди», что не всегда удаётся. Зачастую раздражение, обида, агрессия формируют негативные эмоции, которые берут верх над силой разума и воли. Разум, соединённый с сердцем, наполненным добрым отношением — вот компас выбора правильных решений и поступков.

— Это как раз те тезисы, которыми символично было бы закончить наше с Вами общение. Спасибо Вам!

*****
Дмитрий Дмитриевич Вишневский родился 9 августа 1960 в деревне Большой Арбай Саянского района Красноярского края. Мастер спорта по дзюдо, самбо. Двукратный чемпион СССР по борьбе самбо; серебряный призёр чемпионата мира по самбо; победитель международных турниров в Японии, Сирии, Испании, Прибалтике, Молдавии по борьбе дзюдо.

Закончил Абаканский государственный педагогический институт по специальности «Учитель биологии и химии». В разные годы работал преподавателем спортивной борьбы и туризма на отделении физвоспитания в Минусинском педагогическом училище им. А.С. Пушкина, заведующим кафедрой физвоспитания в Хакасском государственном университете им. Н.Ф. Катанова, заместителем декана факультета дополнительной подготовки студентов того же университета.

В настоящее время директор физкультурно-спортивного центра «Южный» Южного филиала Краевого государственного автономного учреждения «Центр спортивной подготовки». В 1999 году защитил диссертацию на тему «Социально-ориентированная игра-тренировка как средство воспитания социальной активности школьников», кандидат педагогических наук.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Новая волна репрессий против Фалуньгун началась в Китае
  • Компартия обещала китайцам свободу и демократию
  • Скромная помощь Китая Филиппинам говорит о его «щедрости»
  • Китайский режим держит «реакционную» интеллигенцию под прицелом
  • Китайские идиомы: неоднократно приказывать и объяснять


  • Top