Я думала о том, что такое жизнь


Был поздний вечер. Я ждала автобуса на остановке, чтобы поехать на место трагедии в Риге, где рухнула крыша торгового центра «Максима» под тяжестью мешков с землёй, погибло более полусотни людей. На момент написания репортажа их было 51. Точное число ещё неизвестно. Да и какую роль это играет для них?

Я думала о том, что такое жизнь. Фото: Лариса Чугунова/Великая Эпоха (The Epoch Times)Я думала о том, что такое жизнь. Фото: Лариса Чугунова/Великая Эпоха (The Epoch Times)

На остановке рядом со мной стояла женщина, Вероника Хафстад из Норвегии, как я узнала потом. Мы разговорились. Оказалось, что она живёт недалеко от злополучной «Максимы». Рига – её родной город, а замуж она вышла за норвежца.

«В тот вечер я возвращалась домой с работы на своём «Ягуаре» и думала, что стоит заехать в «Максиму» за кофе. Это было примерно за полчаса до трагедии. Но я была такая усталая после работы и решила, что за кофе можно сходить позже. Что-то внутри меня говорило: «Надо домой. Кофе подождёт». Повинуясь своему уставшему телу и внутреннему голосу, я добралась до своей квартиры и села отдохнуть, перекусить и просто расслабиться перед телевизором.

Каково же было моё удивление, когда в новостях передали о трагедии. Тогда ещё не говорили о жертвах. Говорили, что, возможно, пострадали люди. Потом появились цифры о погибших. Сначала сообщили, что это один человек, потом, что двое… И я онемела от ужаса, ведь я могла оказаться там именно в это злополучное время. Но Бог миловал», – тихо рассказывала Вероника. Я думала о том, что такое жизнь. Фото: Лариса Чугунова/Великая Эпоха (The Epoch Times)Я думала о том, что такое жизнь. Фото: Лариса Чугунова/Великая Эпоха (The Epoch Times)

53-й маршрут автобуса должен был довести нас до «Максимы». За целую остановку до места дорога оказалась оцеплена. Мы вышли и направились вместе со многими пассажирами на место происшествия. Кто-то нёс цветы, кто-то доставал свечи. Это оказалось недалеко.

Действительно, вокруг «Максимы» было много пожарных машин, скорые и полиция. Площадка с завалом была огорожена специальным заграждением. Там работали люди и техника, арендованные дэс . Вокруг находилось много машин и сотрудников телевидения и СМИ, транслирующих репортажи с места события. Видны были палатки, где работали психологи, и палатки с питьём и едой для пострадавших и близких, чьи родные могли быть в завалах. А люди всё подходили и подходили с цветами и свечами. Слышалась и русская, и латышская речь. Здесь не было равнодушных, только сочувствующие… Уставшие полицейские и рабочие, разгребающие завал, сменяли друг друга. Осталось ещё 300 м не расчищенных завалов. Я думала о том, что такое жизнь. Фото: Лариса Чугунова/Великая Эпоха (The Epoch Times)Я думала о том, что такое жизнь. Фото: Лариса Чугунова/Великая Эпоха (The Epoch Times) У открытой двери спецмашины местного телевидения скопились люди, они смотрели уже отснятые записи и интервью. «Живу рядом. Хотела в магазин зайти. А тут всё случилось. Не успела внутрь зайти. Жуть что было. Грохот. Люди мечутся. Мужчина, кровью залитый. Женщина в истерике мать зовёт. Мужчина мечется, жену ищет. Минут 30 темнота и крики. Ни один фонарь по соседству не горит. Здание видно только в свете фар. Первыми скорые приехали, потом почти сразу полиция. Потом минут через 7-10 и спасатели подтянулись. Парковка рядом с магазином вся битым стеклом и обломками засыпала. И машины, разъезжаясь и давая место спасателям, шуршат шинами по битому стеклу, как по снегу. И не стихают сирены».

Густой туман висел вокруг, готовый расплакаться мелким дождём, сочувствуя человеческому горю. Кому-то повезло, кому-то – нет. Люди предлагали свою помощь, предлагали даже кровь, если надо. Какая-то девочка сказала: «Мама, а я могу тоже сдать кровь, чтобы помочь людям?»

Несмотря на большое скопление народа, все переговаривались тихо, печально. Сетовали: «Как же так, не рассчитали?!» И всё несли и несли цветы… Я думала о том, что такое жизнь. Фото: Лариса Чугунова/Великая Эпоха (The Epoch Times)Я думала о том, что такое жизнь. Фото: Лариса Чугунова/Великая Эпоха (The Epoch Times)

До дома я добиралась долго, так как автобусы полицейские останавливали уже за две остановки до трагического места. Водитель тоже слушал трансляцию с места событий. Передавали, что многие дети из микрорайона Золитуде за эти сутки потеряли своих родителей, кое-кто – одного, некоторые обоих. Передавали, что заботу о них возьмёт на себя руководство «Максимы». Я думала о том, что такое жизнь. Фото: Лариса Чугунова/Великая Эпоха (The Epoch Times)Я думала о том, что такое жизнь. Фото: Лариса Чугунова/Великая Эпоха (The Epoch Times)

Я ехала и думала, что любая случайность может оборвать человеческую жизнь, думала о судьбе, о Веронике, которой повезло, о сиротах, которых жизнь поставила перед страшными вопросами. Я думала о том, что такое жизнь!


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Всемирный опрос Q&A: Есть ли у печатных СМИ будущее?
  • Украина делает шаг на Восток, но с надеждой поглядывает на Запад
  • Олимпийские игры тщеславия
  • Экологи называют вырубку лесов в мире преступлением
  • Как сохранить достойное историческое наследие?


  • Top