Китайский магнат тесно связан с коммунистической партией


В Китае много богатых бизнесменов, но лишь немногие из них так же мастерски используют прессу, как Чэнь Гуанбяо. Он поставил многочисленные рекламные трюки: дарил седаны владельцам японских автомобилей, которые были повреждены в националистических беспорядках; раздавал деньги пешеходам в Тайване и банки с чистым воздухом в Пекине. Теперь он привёз свою весёлую группу в Нью-Йорк.
Китайский филантроп Чэнь Гуанбяо держит велосипед на крыше нового автомобиля, 10 октября 2012 года, Пекин. Он подарил новые «легковушки» 43 владельцам японских автомобилей, которые были повреждены месяцем ранее, во время общенациональных протестов против Японии. Фото: STR/AFP/GettyImagesКитайский филантроп Чэнь Гуанбяо держит велосипед на крыше нового автомобиля, 10 октября 2012 года, Пекин. Он подарил новые «легковушки» 43 владельцам японских автомобилей, которые были повреждены месяцем ранее, во время общенациональных протестов против Японии. Фото: STR/AFP/GettyImages

Все эти трюки позволяют Чэню называть себя китайским меценатом №1. Его щедрость обеспечивается бизнесом по переработке и сносу. Предприятие утилизации, которое он основал в 2003 году, заработало около 7 млрд юаней ($1,16 млрд) в течение двух лет.

Его благотворительность также помогла его бизнесу, как шутят в китайской прессе. Говорят, что, когда Чэнь стал первым филантропом в Китае, мэр Нанкина хлопнул его по плечу и сказал: «Гуанбяо, в Нанкине снос только начался. Я отдаю вам этот проект. Все жители Нанкина доверяют вам». После этого Чэнь возглавил в городе более 80% работ по сносу.

Как же Чэнь Гуанбяо так быстро разбогател? Многие эксперты отмечают, что с начала 2000-х лидеры коммунистической партии Китая начали налаживать связи между богатством и властью. Таким образом, предпринимателям в Китае трудно стать богачами, если они не заявят о своей лояльности к компартии. В свою очередь, те, кто лоялен к властям, вознаграждаются.

«Практика привлечения на свою сторону предпринимателей стала неотъемлемой частью стратегии выживания компартии», ― пишет эксперт Брюс Диксон в своём исследовании 2007 года. Г-н Диксон называет тех, кто возглавляет политическую и экономическую элиту, «красными капиталистами».

Обзор заявлений и акций Чэня показывает, что у него глубокие и обширные связи с коммунистической партией Китая.

Сам Чэнь, например, является членом партии «Чжи Гун», одной из восьми политических партий, которые официально разрешены (кроме правящей компартии) в Китае. Эти партии являются частью «единого фронта», который восходит корнями к гражданской войне. Они должны создавать впечатление, что Китай является демократической страной.

Он потратил $30 000, заняв 31 августа 2012 года полстраницы в The New York Times на правах рекламы, где утверждал, что спорные острова Сенкаку принадлежат Китаю.

Чтобы отпраздновать 90-летие со дня основания компартии, в 2011 году он провёл кампанию «Красные песни партии», пропагандирующую революционные коммунистические напевы.

На многих страницах веб-сайта его компании можно часто встретить, как Чэнь выражает благодарность и признательность коммунистической партии Китая и её политике реформ. В других местах компания перерабатывает уведомления Центрального отдела пропаганды, призывающие членов партии изучать марксизм и теорию «социализма с китайской спецификой».

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • В Китае прокатилась предновогодняя волна забастовок
  • Уловка с «покупкой» New York Times помогла привлечь внимание СМИ
  • Жертвы китайских исправительно-трудовых лагерей требуют компенсаций
  • Китайская столица становится похожа на зону газовой атаки
  • Китайские идиомы: развернув карту, увидишь кинжал


  • Top