В мастерской графини Татьяны Бобринской

Маунт-Вернон, Нью-Йорк. В доме, расположенном в нескольких шагах от станции, на втором этаже находится тихая пыльная студия, пропитанная запахом скипидара. Солнечный свет падает на предметы, накопившиеся здесь за два десятилетия творческой работы.

Графиня Татьяна Бобринская в своей мастерской по производству дизайнерских обоев Zina Studios, Маунт-Вернон, штат Нью-Йорк. Фото: Samira Bouaou/Epoch Times Графиня Татьяна Бобринская в своей мастерской по производству дизайнерских обоев Zina Studios, Маунт-Вернон, штат Нью-Йорк. Фото: Samira Bouaou/Epoch Times

Чертёжные столы завалены стопками счетов, почтовых открыток, написанных от руки записок и распечатанных электронных писем. На трёх столах длиною 18 метров лежат образцы обоев ручной печати из шёлка, хлопка и бумаги. По сравнению с коммерческими производителями обоев, которые используют столы длиною 45 метров, Zina Studios выглядит небольшой и уютной.

Свыше 1200 образцов шелкографии с такими названиями, как «Люмьер», «Листья дуба» и «Пятнистые раковины», написанных на деревянных рамах, заполняют полки до самого потолка. У окна располагаются банки с красками и кисти. Телефон на стене, радио и старинная русская пишущая машинка придают месту патриархальный вид.

Фото: Samira Bouaou/Epoch Times Фото: Samira Bouaou/Epoch Times

Продукция мастерской Zina Studios  украшает стены музеев и дома Вандербильтов, Рокфеллеров, Коуков и Фордов через посредничество легендарных дизайнеров интерьеров, таких как Элизабет Дрейпер, Sister Parish и Альберт Хэдли.

В субботний день там можно встретить только графиню Татьяну Бобринскую и Шона Столла, который начал работать в мастерской ещё на первом курсе колледжа. Сейчас в его волосах появилась седина, но он всё же приходит сюда каждую субботу печатать обои, имея постоянную работу в сфере компьютерной графики, медицины и ядерной физики.

Хотя основной продукцией Zina Studios являются рисунки XVI и XVII веков, клиенты — домовладельцы, музеи или дизайнеры интерьеров, могут также предложить свои разработки. Некоторые из них классические, другие минималистские. Почтовая открытка, изображающая кирпичную кладку старинного английского аббатства, которую клиент прислал по почте, явилась основой для одного проекта.

Образцы обоев в Zina Studios, фирме по производству обоев, принадлежащей графине Татьяне Бобринской. Фото: Samira Bouaou/Epoch Times Образцы обоев в Zina Studios, фирме по производству обоев, принадлежащей графине Татьяне Бобринской. Фото: Samira Bouaou/Epoch Times

Леди у руля

Графиня Бобринская является душой фирмы и посредником по контактам с клиентами. Она решительная, дерзкая и, несмотря на то, что ей за 90, всё ещё может с одного взгляда определить неуловимое отличие между голубым оттенком яйца малиновки и голубым цветом торговой марки «Тиффани». Натренировав на протяжении десятилетий глаз на различных нюансах тканей, красок и цветов, она может легко предугадать, как будет выглядеть определённый оттенок на разной основе, в зависимости от её фактуры и цвета.

Графиня Бобринская родилась в 1923 г. в Германии. Когда ей было два месяца, семья эмигрировала во Францию,где люди всё с большим опасением относились к молодой зарождающейся партиинацистов.

«Мой отец убедил судью, что в возрасте двух месяцев я не могла иметь что-то общее с нацистами, — шутит графиня. — Такова бюрократия».

Слишком ярко, считает графиня. Фото: Samira Bouaou/Epoch Times Слишком ярко, считает графиня. Фото: Samira Bouaou/Epoch Times

Когда она была подростком, семья перебралась в Соединённые Штаты, её отца, Николая Тимашева, пригласили преподавать социологию права в Гарварде. Отец Тимашева был министром торговли и промышленности при царском режиме.

Потомок старинного дворянского рода, Татьяна стала графиней, выйдя замуж за Николая Алексеевича Бобринского, прапраправнука Екатерины Великой. Они поженились в Нью-Йорке, и у них двое детей.

Николай, художник, родился во Франции

«После окончания Второй мировой войны его семья вернулась во Францию, и им нечего было есть, — рассказала графиня. — У него была тётя, которой принадлежал очень модный магазин в Нью-Йорке, и она пригласила его разрисовывать шарфы. Так он перешёл из мира искусства в мир дизайна. Затем его пригласили заниматься дизайном на фабрике, но ему это не очень понравилось, потому что трудно было всё время придерживаться шаблона. К счастью, мы знали пожилую женщину, которая содержала студию, она становилась старше и нуждалась в более молодом партнёре; он вошёл в дело и разработал много, много узоров».

Графиня также работала, чтобы помочь содержать семью. Она преподавала русскую литературу в Marymount Manhattan College и является соавтором книг по этому предмету. В 2006 г. граф умер, и с тех пор графиня Бобринская продолжает дело своего мужа.

Фото: Samira Bouaou/Epoch Times Фото: Samira Bouaou/Epoch Times

За счёт этого бизнеса Бобринские снова оказались вхожи в богатые особняки, хотя они и принадлежат уже другим людям.

Магия ручной работы

В настоящее время большинство обоев производятся массово на конвейере цифровым способом. Это то, что вы найдёте в магазинах. Есть ещё дизайнерские обои, которые, хотя и сверхмодные, производятся в основном тем же способом. Напечатанные и раскрашенные вручную обои относятся к особому классу.

Zina Studios принадлежит к последней категории. Во время нашего визита Столл трудился над смешиванием краски. Все цвета смешиваются вручную на месте в достаточно большом количестве, чтобы хватило на всю работу. Длинный рулон хлопковой ткани был развёрнут для нанесения изображения стрекоз.

Шон Столл смешивает голубую краску. Фото: Samira Bouaou/Epoch Times Шон Столл смешивает голубую краску. Фото: Samira Bouaou/Epoch Times

Процесс начинается с того, что узор переводится с предварительного рисунка на плёнку. Сильный свет пропускается сквозь плёнку на шёлковую сетку, покрытую фоточувствительной эмульсией. Места, подвергшиеся воздействию света, затвердевают, образуя трафарет.

Затем на сетку наливают краску. Используя большой резиновый валик, краску выдавливают через открытые участки шёлка на ткань или бумагу.

Очень важно проследить, чтобы узор повторялся с одинаковым интервалом при каждом наложении сетки. Для многоцветных узоров точность наложения сетки ещё более существенна.

Но здесь отсутствуют направляемые лазером механические рычаги, выравнивание осуществляется при помощи простой cистемы. Металлические рейки ограничивают каждую сторону стола. Чтобы наложить сетку, к ним с равными интервалами привинчены деревянные блоки.

Имея многолетний опыт, Столл уверенно движется вдоль узких проходов, но остерегается сделать неверное движение. В самом деле, если он размажет краску на последнем метре заказа, ему придётся начинать снова, цвет за цветом, трафарет за трафаретом.

Я спросила, что его держит здесь. На мгновение он замялся, размышляя над вопросом, и снова взялся за валик.

«Ты увековечиваешь себя, Шон», — пошутила графиня.

Шон Столл и графиня Татьяна Бобринская в Zina Studios, Маунт-Вернон, 7 декабря 2013г. Фото: Samira Bouaou/Epoch Times Шон Столл и графиня Татьяна Бобринская в Zina Studios, Маунт-Вернон, 7 декабря 2013г. Фото: Samira Bouaou/Epoch Times

Гуманитарная работа

«Это малый бизнес, поэтому мы здесь, как одна семья, — отвечает Шон.— У каждого из нас своя роль».

Хотя в студии работают несколько дизайнеров, большую часть времени, говорит Столл, там проводят только он и графиня.

«Госпожа Б», как называет её Столл, делит своё время между Zina Studios и волонтёрской работой в Мальтийском ордене православных рыцарей-госпитальеров св. Иоанна.

Брошка в виде креста, которую она носит на своём шарфе, представляет Орден. В своё время её покойный муж был избран Великим Магистром американского подразделения ордена. В настоящее время графиня Бобринская носит титул Великого Канцлера.

Орден координирует усилия по оказанию помощи людям, оказавшимся в беде, от жертв урагана Фифи в Гондурасе в 1974 г. до больных полиомиелитом детей в Сирии.

«Невозможно не заниматься этим. Вот почему я так занята. Я занята 26 часов в день, 8 дней в неделю. Мне некогда стареть, хотя мои кости напоминают иногда о себе», — сказала она, улыбнувшись.

Материалы для производства обоев: шёлк, хлопок и бумага. Фото: Samira Bouaou/Epoch Times Материалы для производства обоев: шёлк, хлопок и бумага. Фото: Samira Bouaou/Epoch Times

Старомодный оверлок для обработки кромок образцов. Фото: SamiraBouaou/Epoch Times Старомодный оверлок для обработки кромок образцов. Фото: SamiraBouaou/Epoch Times

Дизайн в стиле Шинуазри (подражание китайскому стилю), два из множества цветовых предложений. Фото: Samira Bouaou/Epoch Times Дизайн в стиле Шинуазри (подражание китайскому стилю), два из множества цветовых предложений. Фото: Samira Bouaou/Epoch Times

Шон Столл вручную наносит краску на обои, используя шёлковый сетчатый трафарет. Фото: Samira Bouaou/Epoch Times Шон Столл вручную наносит краску на обои, используя шёлковый сетчатый трафарет. Фото: Samira Bouaou/Epoch Times

Образцы обоев в Zina Studios, Маунт-Вернон, Нью-Йорк. Фото:Samira Bouaou/Epoch Times) Образцы обоев в Zina Studios, Маунт-Вернон, Нью-Йорк. Фото: Samira Bouaou/Epoch Times

Образцы обоев в Zina Studios, Маунт-Вернон, Нью-Йорк. Фото:Samira Bouaou/Epoch Times) Образцы обоев в Zina Studios, Маунт-Вернон, Нью-Йорк. Фото: Samira Bouaou/Epoch Times

Образцы обоев в Zina Studios, Маунт-Вернон, Нью-Йорк. Фото:Samira Bouaou/Epoch Times) Образцы обоев в Zina Studios, Маунт-Вернон, Нью-Йорк. Фото: Samira Bouaou/Epoch Times

 

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Фестиваль ледовых скульптур возобновил свою работу в Санкт-Петербурге
  • Опера «Князь Игорь» в новой интерпретации звучит в «Метрополитен-опера» Нью-Йорка
  • В Москве открылась выставка «Истина, Доброта, Терпение»
  • В Большом театре будут созданы стоячие места
  • Выставка «Дагестан глазами Евгения Лансере» проходит в Коломенском


  • Top