Бывшую учительницу в Китае пытками довели до потери памяти

Ли Янь, последовательница духовной практики Фалуньгун, рассказала, каким пыткам её подвергали в Китае, чтобы заставить отказаться от её духовных убеждений. Она прошла через всё, от физических пыток до лекарств, разрушающих психику, и «промывания мозгов».

Инсценировка пытки «сидение на твёрдом полу». Фото: minghui.orgИнсценировка пытки «сидение на твёрдом полу». Фото: minghui.org Сейчас Ли 46 лет, она уроженка города Чанчнуя провинции Цзилинь. Работала преподавателем в средней школе, её фотография была на доске почёта.

После того, как в июле 1999 года бывший генсек КНР Цзян Цзэминь развернул масштабную кампанию преследования десятков миллионов сторонников Фалуньгун, Ли поехала в Пекин с апелляцией к властям в защиту своего конституционного права на свободу веры.

21 октября 1999 года её арестовали и отправили в центр заключения № 1 города Чанчуня. Ли рассказывает, что после начала кампании преследования Фалуньгун этот центр стал использоваться исключительно для заключения сторонников Фалуньгун. В начальный период репрессий их там было около тысячи.

«В то время Цзян Цзэминь разослал приказ во все администрации тюрем, лагерей и центров заключения в отношении последователей Фалуньгун: если они умрут во время пыток или избиений, то за это никто не будет отвечать, их смерть надо оформлять как самоубийство. Эта политика полностью развязала руки тюремщикам», — рассказывает Ли.

Таким образом, в центре задержания, где она находилась, жестокие пытки и избиения были обычным делом. Ли неоднократно подвешивали голой на крюки и избивали палками, заставляли по многу часов неподвижно сидеть на твёрдом полу, сковывали наручниками в неудобных позах и так далее. Иллюстрация пытки «сковывание в кандалах и наручниках в неудобной позе». Фото: minghui.orgИллюстрация пытки «сковывание в кандалах и наручниках в неудобной позе». Фото: minghui.org «Сидение на твёрдом полу было одной из самых популярных пыток в центре заключения», — вспоминает бывшая узница.

Каждый день последователей Фалуньгун заставляли сидеть со скрещенными ногами и ровной спиной практически без движения с 5 часов утра и до 20 часов вечера. Когда кто-то пытался поменять положение тела, его жестоко избивали надзиратели, или же забирали для других пыток. Инсценировка пытки «укладывание макрелещук». Фото: minghui.orgИнсценировка пытки «укладывание макрелещук». Фото: minghui.org Ещё одной пыткой, которую часто применяли, было заковывание в наручники и кандалы особым способом. На ноги надевались тяжёлые кандалы, которые соединялись с наручниками короткой цепью. Человек оказывался в согнутом положении, в котором его держали более двух суток.

По словам Ли, раньше эту пытку применяли только для мужчин и обычно не более 48 часов. Но после начала репрессий Фалуньгун ей также стали подвергать и женщин, причём время пытки было значительно продлено.

«Я лично была свидетелем того, как эту пытку применяли к бывшей банковской служащей, стороннице Фалуньгун Ван Кэфэй в течение 11 дней. В результате она была так истощена, что не могла ходить. Но при этом её продолжали ежедневно допрашивать. Потом её перевели в исправительный лагерь «Хэйцзуй» и через 4 месяца мы узнали, что она там умерла. Ей было всего 35 лет», — рассказывает Ли.

Ещё одна пытка называется «укладывание макрелещук». В маленькую камеру, где могут спать только пять человек, заталкивают более 20 заключённых, заставляя их ложиться на бок, очень тесно прижавшись друг к другу. Так они лежат всю ночь, периодически приходят охранники и пинают тех, кто лежит с краю или близко к краю, до кого могут достать. Те инстинктивно сгибаются от боли, что создаёт ещё больший дискомфорт всем остальным.

«После проведённой в таком положении ночи всё тело становится деревянным, сильно болят кости», — поясняет Ли.

Условия содержания заключённых сами по себе тоже были пыткой. По словам Ли, камеры были тёмные, на стенах, полу и потолке была плесень разных цветов. У многих заключённых, сторонников Фалуньгун через две недели на теле появлялись различные нарывы и фурункулы, которые сильно болели или же чесались.

Через несколько лет, так как эффект от физических пыток не оправдал ожидания режима компартии (изначально планировалось полностью искоренить Фалуньгун за 3 месяца), в местах заключения стали применять методы усиленной психологической обработки, а также лекарства, разрушающие центральную нервную систему.

7 июля 2005 года несколько полицейских агентов в штатском во главе с председателем партийной ячейки школы, в которой работала Ли, зашли к ней в кабинет и увезли её в «центр промывания мозгов» (учреждения в КНР, созданные для усиленной идеологической обработки людей).

В этом Центре Ли пробыла более 40 дней. Её держали в маленькой комнате, где всё время горел свет. Она находилась под круглосуточным видеонаблюдением.

«Полицейские практически целые сутки не давали мне заснуть. Постоянно кто-то приходил и начинал со мной беседовать и заставлять читать материалы, порочащие Фалуньгун. Они также включали на всю громкость телевизор с видеозаписями против Фалуньгун. В мою сторону постоянно сыпались угрозы и грязная брань. Мне говорили, что если я не откажусь от практики Фалуньгун, то я никогда не выйду отсюда, или же что меня отправят в тюрьму. Давление было таким сильным, что временами казалось, что я уже на пороге сумасшествия», — говорит Ли.

«Но самым страшным была еда, — продолжает собеседница журналиста. — В неё добавляли таблетки, разрушающие нервную систему. Тарелку с такой едой мне приносили полицейские прямо в комнату и следили, чтобы я съедала всё без остатка. Если я отказывалась, меня били. Примерно через неделю у меня начались головокружения, помутнение рассудка и частичная потеря памяти. Восстановиться я смогла только через полгода после освобождения».

Препараты нанесли вред не только её психическому здоровью. Когда Ли освободили из заключения, она практически не могла ходить, двое полицейских буквально вели её под руки. Когда приехавшая её встречать мать увидела, в каком она состоянии, она горько заплакала. Но сама Ли никак на это не отреагировала, она даже не узнала свою мать.

«Мама прижалась ко мне и горько плакала, называя меня по имени. Но, как она мне потом рассказывала, я была абсолютно безучастной к этому и не понимала, что происходит, и кто эта женщина», — продолжает рассказ Ли.

После освобождения председатель партийной ячейки школы лишил её права преподавания и её перевели работать в библиотеку, где зарплата была примерно в три раза меньше.

К ней домой и на работу часто наведывались сотрудники различных спецслужб и полиции, проводили обыски и допросы.

В августе 2013 года Ли удалось уехать в США. Она прилагает все усилия, чтобы остановить преследование своих единомышленников в Китае. Она рассказывает широкой общественности свою историю, а также о том, что очень много других сторонников Фалуньгун подвергаются в КНР ещё более жестоким репрессиям, чем она.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Известный гонконгский актёр обвинил компартию в мании величия
  • В Шанхае тысячи петиционеров протестуют против коррупции
  • Китайцы посмеялись над «основными ценностями» режима
  • Китай стал лидером по раковым заболеваниям
  • В Китае коррупционеров вместо тюрьмы отправляют домой на лечение


  • Top