Художник Елена Варшавчик: Историческая архитектура должна стать заповедной


Елена Варшавчик — известный художник, член московского и российского союза художников, участник многочисленных выставок. Многие её работы посвящены исторической архитектуре Москвы, Санкт-Петербурга, старинных европейских городов. Сегодня художница расскажет о своём творчестве и о картинах, на которых можно видеть московскую усадьбу Кусково, улицы Парижа, Праги, Таллинна и других городов Европы.
Елена Варшавчик (слева). Фото предоставлено Еленой ВаршавчикЕлена Варшавчик (слева). Фото предоставлено Еленой Варшавчик

— Елена, расскажите, как начинался Ваш творческий путь?

Е.В.: Основа моего творчества это, конечно же, семья. Что, впрочем, не удивительно. Моя мама — художник-живописец, родилась в семье художников. Её отец и мой дед Давид Нюренберг — известный в прошлом живописец. Его родной брат Амшей Нюренберг работал вместе с В. Маяковским в «Окнах РОСТА» и создавал плакаты и иллюстрации. Моя мама многое унаследовала от своего отца, например, оригинальную живописную манеру письма. Со временем и я продолжила семейную династию.

К нам в гости часто приходил Андрей Владимирович Васнецов, потомок известного рода Васнецовых, профессор и академик. Он, безусловно, повлиял на моё решение стать художником. У нас дома он ставил нам с братом натюрморты и помогал воспроизводить увиденное на холсте, находить нужный ракурс и цвет.
Мой старший брат стал журналистом, второй брат (мы с ним двойняшки) — дизайнером, а я, окончив Академию печати, получила диплом художника-графика и какое-то время иллюстрировала детские книжки. Со временем я перешла на живописные полотна и масляную живопись. Можно сказать, что вся наша семья творчески состоялась.
Теперь уже моя 13-летняя дочь Стефания с интересом наблюдает за моим творчеством и учится рисовать сама. У неё уже достаточно большое количество интересных живописных и графических работ, чему я несказанно рада.

— То есть семья и её окружение оказали большое влияние на выбор Вашей профессии?

Е.В.: Мой папа был известным в своё время врачом невропатологом, ему довелось лечить многих актёров, писателей и других известных деятелей культуры. Он мечтал, чтобы я пошла по его стопам и тоже стала врачом. Но при этом он всегда говорил: «Либо ты будешь хорошим врачом, врачом от Бога, либо нужно выбирать другую профессию». И я решила, что я лучше буду художником от Бога. По крайней мере, я стремлюсь приблизиться к этому.

После окончания школы мы с братом поступили на курсы при Полиграфическом институте, а потом уже и в сам институт. У нас были очень хорошие педагоги. Это Андрей Владимирович Васнецов, профессор Э. Жаренова, А. Бугаков. Со мной на курсе учился внук художника Мая Митурича-Хлебникова — Савва Митурич, дочка известного кинооператора и режиссёра Георгия Рерберга Катя Рерберг. Компания у нас на курсе собралась очень интересная.

Большинство педагогов в Академии печати были монументалистами, что накладывало свой отпечаток на их живописную манеру, их палитра была несколько монохромна и включала такие основные цвета, как чёрный, серый, белый, коричневый и охру. Мне же хотелось яркости и праздника жизни на полотнах.

По окончании института постепенно я стала вводить в свои картины цвет. Большое влияние в этот период на меня оказали импрессионисты — Мане, Дега и другие. Но со временем реалистические полотна моего деда дали новое направление моему творчеству, что проявилось в моих графических и живописных полотнах в изображении архитектурных объектов.

Основа моих работ — юмор, фантазия и, конечно, цвет. Например, одна моя приятельница, художник и педагог, часто интересовалась, откуда у меня такая фантазия и где я беру темы для своих работ? Я отвечала, что как это ни смешно, просто из головы. Она очень этому удивлялась, потому что фантазия — вещь довольно индивидуальная. Обычно она гостит у детей, а к взрослым является не часто. Поэтому мои живописные полотна «Голубая корова» или «Кошачья прогулка» смотрятся забавно и по-детски непосредственно.

— На многих Ваших картинах изображена историческая архитектура. В частности, исторические центры городов Европы. Как Вы пришли к такому направлению и каковы планы на ближайшее время?

Е.В.: Я много путешествовала. Брала с собой этюдник, холст, кисти, краски и не просто смотрела на архитектуру, но мечтала запечатлеть её на бумаге. В дальнейшем у меня получилась серия работ: города Хорватии, Прага. Есть и Париж, но эта картина, к сожалению, уже продана в Париже.

Очень интересная архитектура усадьбы графа Шереметьева в Кусково в Москве. В данном случае ходить далеко не надо, мы живём недалеко от усадьбы. Архитектурная тематика мне очень близка и интересна. Я хотела бы сделать каталог всех городов мира, в которых побывала.

Что касается планов на этот год, то сейчас у меня проходит персональная выставка в культурном еврейском центре, которая называется «От великого до смешного», она продлится до 17 марта. Удивительно, но некоторые посетители смотрели картины и, не зная меня, думали, что автор картин — мужчина. Наверное, потому, что я не изображаю какие-то цветочки-букетики. Мне это не интересно. У меня очень мужская манера живописи. Возможно, отчасти потому, что моим преподавателем был А.В. Васнецов. Основа моих картин — сюжетная композиция, цвет зачастую вторичен.

— Расскажите поподробнее, где Вам удалось побывать, какие исторические места изобразить?

Е.В.: Например, Прага. В этом городе преобладает готический и романский стиль архитектуры, то есть смешение стилей. Графические полотна с изображением архитектуры Праги можно сейчас увидеть на выставке в залах культурного еврейского центра. Во время открытия выставки ко мне подошёл один из посетителей и удивленно сказал: «А Вы знаете, что это интересное здание на картине – старая синагога в Праге?» Так что моя картина пришлась здесь как нельзя кстати…

Во время работы на пленере я стараюсь найти какой-то необычный уголок природы или старинной архитектуры. В передаче композиции зданий меня в первую очередь привлекает их красота и причудливость исполнения: мелкие детали, шпили, различные образцы декора, барельефы, балкончики и т. п. Это всё очень интересно воплотить на листе бумаги или холсте.

Вот, например, у меня есть работы, сделанные в Нижнем Новгороде и Ярославле. В Ярославле я писала одно очень красивое историческое здание, когда какой-то прохожий, подойдя ко мне, тяжело вздохнул и сказал: «Пишите это здание быстрее, потому что на следующий год оно будет разрушено, его будут сносить». Поэтому, если я вижу что-то интересное, то стараюсь не упускать такой возможности. Причём современные строения и серые пеноблоки я обычно не изображаю, мне нравится архитектура до XX века. Как, например, мне очень понравился дом Саввы Морозова с атлантами в Лялином переулке в Москве.

— Елена, что ещё Вы писали и хотели бы написать? Какие наиболее интересные исторические места хотите запечатлеть на холсте?

Е.В.: Кривоколенный переулок, например. Есть замечательный особняк на Тургеневской. Мне очень понравился вход с оригинальной ажурной решёткой парадного подъезда. Я стараюсь находить в Москве подобные незабываемые места и изобразить их. Я изобразила ансамбль Московского Кремля в иной технике исполнения, в технике гризайль.

К сожалению, не так много остаётся исторических зданий в Москве, а хочется успеть запечатлеть их как можно больше. В Москве, кстати, очень много старинных мостов. В дальнейшем я планирую написать серию картин, посвящённых этой теме. Ведь это тоже наше культурное наследие. В моих планах объехать ещё полмира и найти множество архитектурных объектов.

— Елена, расскажите, пожалуйста, здания каких исторических периодов Вам больше всего нравится рисовать?

Е.В.: В основном XVIII-XIX века, т. к. в то время уделяли большое внимание не только удобству и комфорту, но и эстетической стороне архитектуры. Чтобы это было приятно глазу. Я знаю, были дизайнеры интерьеров и архитекторы, которых специально приглашали из других стран в Россию, в частности из Италии. И зачастую семья, которая жила в доме, просила выполнить ионические или дорические колонны, барочную лепнину. Добавляли в интерьер декоративные элементы из греческой мифологии, восточный орнамент или орнамент в стиле итальянского возрождения, в стиле барокко. Всё это было оригинально и красиво, но в ХХ веке такие изыски уже никому не были, к сожалению, нужны.

— Елена, я видел у Вас несколько картин, на которых изображена усадьба Кусково. Что Вас связывает с этим местом?

Е.В.: Когда мы в начале 70-х годов переехали в Вешняки, усадьба графа Шереметьева в Кусково находилась в очень плачевном состоянии. Там не было даже ограды, и мы с братьями ходили туда кататься на санках.

В Кусково во дворце были великолепные изразцы XVIII века, которыми облицовывали каминные печи. Что самое обидное, их бесцеремонно сбивали и просто выбрасывали, чтобы наклеить новые. Мы даже набрали какое-то количество изразцов и принесли домой. Они были очень красивые, в голландском стиле, в бело-голубой гамме с изображениями растений, животных.

В дальнейшем усадьба Кусково стала восстанавливаться. Говорят, что один из потомков рода Шереметьевых побывал в Москве и принял участие в восстановлении усадьбы. На эту усадьбу сейчас приятно взглянуть. Кстати, известный всем фильм «Здравствуйте, я Ваша тетя» снимался напротив «Голландского домика» в Кусково. Сейчас это место всё больше расцветает. Причём восстановительные работы проводятся по репродукциям прошлых лет.

В этих местах у меня прошло и детство, и юность, и в колясочке я катала там своего ребёнка. Сейчас моя дочка подросла и вместе со мной выходит на этюды, мы пишем на противоположной стороне озера. Пишем и дворец, и окружающие павильоны. Причём Стефания очень хорошо знает историю этого места. Ведь мы постоянно здесь бываем, нам интересно посмотреть, как усадьба восстанавливается. Когда приезжала знакомая из Прибалтики, моя дочка водила её на экскурсию и рассказывала всё о дворцовом комплексе.

А когда мы возвращаемся сюда из поездок, то чувствуем, что здесь какая-то необыкновенная аура, очень приятно и хорошо находиться. Может быть, не зря граф Шереметьев выбрал для постройки усадьбы именно это место.

Раньше вокруг была деревня, называлась она Вешняки. В этих местах были яблоневые сады. Мы ещё застали время, когда потомки тех крестьян, которые жили вокруг этой усадьбы, продавали нам овощи и фрукты. Мы частенько покупали у них яблоки.

Кусково — очень тихое и спокойное место, а творческая атмосфера буквально вдохновляет. Когда я иду на этюды, то обязательно захожу и в «Грот», и в «Голландский домик». Бываю в «Американской оранжерее», там, кстати, сейчас проходит очень интересная выставка фарфора. Я была в Версале и думаю, что по красоте «Кусково» не уступает Версалю.

— У Вас есть картина под названием «Аллея кусковского парка», на ней изображены женщины в пышных платьях XVII века. Что вдохновило Вас на её создание?

Е.В.: Это как бы иллюстрация того времени. У меня любая архитектура ассоциируется с тем временем, которое она отражает. И в связи с этим наряды должны быть также той эпохи. Я писала её год назад, летом. На территории усадьбы каждые выходные проходят свадебные гулянья. Было много дам в пышных платьях со шлейфом, что как раз подходит к эпохе и архитектуре дворцового комплекса.

Эпоху XVI-XVII веков мне нравится передавать в технике гризайль. Например, работа с гравюры XVI века, на которой изображена Спасская Башня московского Кремля, выполнена мною как раз в этой технике.

— Архитектура Кусково очень напоминает петербургскую. Вы писали Санкт-Петербург?

Е.В.: Собственно, архитектура Санкт-Петербурга — это работы зодчих итальянского возрождения. Петербург — вообще город-музей, столько там прекрасных памятников архитектуры!

Я изобразила лошадей барона Клодта на Аничковом мосту. В Петербурге всюду, куда не пойдёшь, удивительное архитектурное великолепие! Один Петергоф чего только стоит! И елизаветинский дворец, и Зевс! Возникает ощущение, словно ты попадаешь в другой век. В этом городе смотришь уже не на магазины, не на машины, а на великолепную архитектуру! Поэтому рука сразу тянется за карандашом и кистью, чтобы сесть где-то и нарисовать всё это великолепие.

К сожалению, не так часто удаётся съездить в этот город. У меня есть изображение Аничкова моста, Петергофа, Исаакиевского собора. Хотелось бы также поездить по окраинам Петербурга, там очень много дворцов. Писать в этом городе можно бесконечно. Причём в разные сезоны этот город также воспринимается по-разному.

— Очень интересно! Елена, расскажите немного о Ваших творческих планах.

Е.В.: В ближайшее время планирую провести выставку в российском союзе художников. Летом хочу отправиться в путешествие, дабы написать новые работы.

Сейчас я участвую в групповой выставке в ЦДХ, где в технике литографии представлено несколько моих работ с изображением архитектуры Таллинна.
Планирую поехать в Вену, писать новые архитектурные объекты, а также продолжить писать московскую архитектуру, т. к. здесь тоже очень много неохваченного.
Мне нравится создавать архитектурно-жанровые вещи. У меня есть картина, посвящённая Парижу, на ней можно увидеть известное кафе «У двух макак», где изображены дамы и господа в туалетах XIX века.

— Елена, а какие у Вас увлечения?

Е.В.: Недолгое время я училась в джазовой студии, поэтому немного пою и играю на гитаре. Как-то в Париже случай завёл меня, дочку и мужа в небольшое музыкальное кафе на Монмартре и я экспромтом исполнила с местным музыкантом знаменитый романс «Очи чёрные». Посетители кафе были в восторге, а для меня это был необычный эксперимент. Вероятно, как говорила моя бабушка, «талантливый человек талантлив во всём». Кстати, и моя дочка тоже играет, только на арфе. Я хожу на её концерты, принимаю участие в её музыкально-школьно-олимпиадной жизни, а в свободное время встречаюсь с друзьями, езжу на пленэры, постоянно нахожусь в поисках себя и своего творческого пути, участвую в различных выставках в России и за рубежом.

— А что предпочитаете из живописи и музыки?

Е.В.: В плане живописи очень люблю импрессионистов — Мане, Ренуара, Матисса. Из реалистической школы — Коровина, Серова и моего дедушку Давида Нюренберга.

В плане музыки мне очень нравится джаз. Когда я начинаю писать, музыка меня настраивает на определённый лад. Я включаю джазовые вариации, и под них у меня рождаются новые гениальные идеи.
Неравнодушна я и к рок-н-роллу. Ну, и классическая музыка, безусловно, занимает важное место в моём творчестве, создаёт творчески-медитативный настрой.

— Как Вы думаете, каким образом можно сохранить культурно-исторический центр в Москве, в Петербурге, других городах России?

Е.В.: Возможно, через какие-то фонды. Они есть, но необходимо, чтобы они развивались. Также новые законы, и не просто на бумаге, а чтобы они действовали. Потому что эта гонка за застраиванием городов очень мешает. Вложение денег — это, конечно, хорошо, но хотелось бы, чтобы нашим потомкам досталось что-то красивое, а не только эти скучные многоэтажные коробки.

Это как в своё время были хрущёвки, вроде бы временные, но они остались навсегда. Хрущёвки можно убирать, вместо них строить. А здания, которые построены на века, я думаю, необходимо отгородить красной ленточкой, чтобы они стали буквально неприкосновенными, заповедными. Как существуют заповедники для редких животных, так и для исторических домов должны быть свои заповедники.

Такие дома даже сломать не сразу получается, настолько это качественные постройки! Так, как строили раньше, уже вряд ли кто-то построит, это, безусловно, высочайший уровень мастерства и фантазии.

В Европе исторические здания очень берегут. Например, я была в Люксембурге, крошечная страна, и всё архитектурное наследие, которое досталось им с прошлых веков, они ни в коем случае не трогают. Даже выделили отдельный кусочек земли, чтобы построить высотку, и то строительство дома разрешили далеко не сразу. А что касается исторического центра, он там неприкасаем, его очень берегут.

— Как Вы думаете, каким образом можно привить любовь к культуре современной молодёжи?

Е.В.: Пропаганда. Передачи на радио, на ТВ. Их сейчас очень мало. У нас только канал «Культура» пропагандирует эти ценности. Книжки, буклеты, журналы. Чтобы были журналы не только о моде и мебели, а связанные с историей, историческими памятниками.

Должна быть постоянная пропаганда вечных ценностей, которые действительно важны людям! А не только показывать сиюминутные вещи, еду, моду и прочее.

— Елена, спасибо Вам большое за замечательную беседу! Что Вы пожелаете нашим читателям?

Е.В.: Читателям я пожелаю больше читать рубрики газеты «Великая Эпоха», они очень интересные. Как художник, хочу пожелать, чтобы читатели больше ходили на выставки, интересовались искусством и культурой, покупали книги и смотрели фильмы на эту тему, посещали музеи Москвы и других городов мира. Это колоссально много даёт для саморазвития человека, расширяет его кругозор. И это важно не только для взрослых, но и в первую очередь для детей, за которыми наше будущее.

— Большое спасибо, Елена!


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Супер-повар России готовит шаурму за минуту
  • Заключительные тесты «Формулы-1» стартовали в Бахрейне
  • Роналду установил новый рекорд в разгромном матче «Реала»
  • «Спартак» потерпел 18-е поражение в турнире КХЛ
  • Выставка Motorcycle Show 2014 прошла в Торонто


  • Top