Знаменитая Умка — Анна Герасимова: Хотелось бы, чтобы обошлось без войны…



Анна Герасимова — певица, рок-музыкант, поэтесса, литературовед, литературный переводчик. Начиная с 1995 года, она бессменный лидер знаменитого музыкального коллектива «Умка и Броневичок» (после 2005 года «Умка и Броневик»). Творчеству Умки принадлежат культовые песни «Автостопный блюз», «Дети цветов», «Стеклянная рыбка», «Господа пункера».

А.Г.: Да как-то сразу, как писать научилась. Конечно, это была не проза и не стихи. Но я-то этого не знала. Очевидно, родители пытались так заинтересовать меня процессом обучения письму и чтению. У них даже как-то слишком хорошо получилось — до сих пор разучиться не могу.

— Как Вы считаете, кто из писателей оказал на Ваш творческий путь основное влияние?

А.Г.: Я могу назвать своих любимых авторов, но на то, чем я занимаюсь, они вряд ли повлияли. Самым замечательным прозаиком в моей жизни был Достоевский. Могу из любимых называть также Хемингуэя, Воннегута. Из современных лучше всех Пелевин, но это уже общее место. Вообще, я так много читала в детстве и в юности и так мало читаю сейчас, что даже трудно вычленить самое главное. Любимых поэтов называю всегда одних и тех же — Введенский, Мандельштам, возможно, еще Ходасевич. Ничего особо оригинального.

В детстве любила детские книжки — Винни-Пух, Маугли, Буратино, Три мушкетёра.

— Какие музыкальные группы Вы слушали в детстве, в юности? Что предпочитаете сейчас?

А.Г.: В детстве музыкальных групп не было. Были советские песни из радио. К сожалению. В юности начала слушать нормальную музыку типа «Битлз»-«Роллинг Стоунз»-«Дорз»-«Криденс» и т. д. Так и продолжаю, в общем-то, с некоторыми вариантами. — Ваши стихи и проза вчера и сейчас? Что изменилось в творчестве за длительный период?

А.Г.: По поводу прозы. Я написала в детстве (в старших классах) два романа — подражательных, из жизни русской интеллигенции XIX века. На этом моя проза, к счастью, закончилась. Я категорически не в состоянии придумать сюжет, фабулу. Мне это неинтересно. Я веду дневники уже много лет, их набралась целая полка. Я отдаю себе отчёт, что у меня не будет времени их все расшифровать и набрать, и всё же продолжаю. Видимо, скорее, для себя, чем для кого-то. Материал там крайне интересный (я иногда перечитываю), но вряд ли кто-то сможет расшифровать мой почерк.

Стишки я пишу исключительно для себя, довольно редко. Лет 10 назад меня уговорили сделать из них самиздатский сборник. Книжка, которая всё время дополняется, называется «Стишки». Тираж неучтённый. В сокращённом виде и под названием «Стишки для детей и дураков» с иллюстрациями Кристины Радовой была напечатана пару лет назад в издательстве «ОГИ» небольшим тиражом, который сразу же разлетелся.

Стишки хорошие, но серьёзной поэзией я это не считаю. Хотя на общем современном уровне, конечно, «вышак».

— Расскажите вкратце, как родилась идея создания коллектива «Умка и Броневичок»?

А.Г.: Всё получилось случайно. Я пела и играла свои песни, вокруг собралась кучка музыкантов, надо было уже записать кассету, как-то назваться. Умка — моё прозвище. Название группы, вполне идиотское, придумалось случайно и прилипло.

— Как, по-вашему, меняется творчество Умки?

А.Г.: Ну, как-то развивается постепенно. Возможно, какой-нибудь критик ответил бы более квалифицированно. Я только одно вижу: что песен новых практически нет. Но это меня как-то перестало пугать и расстраивать. Значит, так надо. — Почему изменилось название? Как я понимаю, раньше название звучало «Умка и броневичок», сейчас «Умка и броневик»?

А.Г.: Ну, как-то так посолиднее, вроде.

— Назовите самые известные Ваши песни.

А.Г.: Не знаю. Я автор, а не фанат.

— А наиболее яркие выступления, которые запомнились как Вам, так и зрителям?

А.Г.: Даже не знаю, что запомнилось зрителям. И смотря каким зрителям. Мы играем не меньше 200 концертов в год, в самых разных городах и странах, больше пятнадцати лет. Не знаю, кому что запомнилось. — Как родилась и о чём повествует композиция «Я знаю, где живёт Сид Баррет»?

А.Г.: Песня родилась в метро, по дороге на студию. Я ехала и читала книжку про Сида Барретта, и там было написано, что какой-то современный музыкант сочинил песню I Know Where Syd Barrett Lives. Моя голова решила написать.

— Часто ли проводите концерты с чтением стихов?

А.Г.: Довольно часто, да. Мне, правда, не очень нравится слово «мероприятие». Собственно никаких мер на них не принимается, как мне кажется.

— Насколько близка Вам фраза «поэт в России больше, чем поэт»?

А.Г.: Как когда. В основном, в шуточном контексте. — Расскажите о зарубежных гастролях. Часто ли выезжаете? Как происходит диалог с иностранной публикой?

А.Г.: Выезжаем часто, по крайней мере, выезжали в прошедшие десять-пятнадцать лет. Диалог проходит успешно. Поём на русском, а если приходят иностранцы, я им объясняю на языке оригинала, что к чему.

— Какие у Вас творческие планы?

А.Г.: Нет у меня никаких планов. Хотелось бы, чтоб обошлось без войны.

— Нравится ли Вам исторический облик Москвы? Какие у Вас любимые места в Москве?

А.Г.: Исторический — нравится. Нынешний — не очень. Я когда-то очень любила этот город, хорошо его знала. К сожалению, сейчас центр постепенно превращается в нежилую декорацию, муляж.

— Культура каких стран Вам наиболее интересна?

А.Г.: У разных стран интересно разное. Нравится американская музыка, немецкая поэзия, японская живопись, итальянская кухня… Ничего оригинального, в общем.

— Ваше отношение к здоровому образу жизни?

А.Г.: Практическое. Я много лет занимаюсь йогой и постепенно прихожу к отказу от разных излишеств. С возрастом понимаешь, что выбор был сделан правильный. Очень помогает при больших нагрузках.

— Что пожелаете нашим читателям?

А.Г.: Вот этого и пожелаю, наверное.

— Большое спасибо!


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • В Москве задержана банда автомобильных вымогателей
  • Музы Петербурга
  • В Хакасии инспекторы ГИБДД подарили автолюбительницам цветы
  • В небе над Якутией взорвался неопознанный объект
  • Митинг в поддержку крымско-российской дружбы начался у Госдумы


  • Top