Елена Генделева-Курилова: Слава был счастливым



13 декабря 1974 года. Советский океанограф, йог-самоучка Слава Курилов прыгает с круизного лайнера «Советский Союз» в открытый океан возле берегов Филиппин. За трое суток преодолевает вплавь расстояние в 100 км до острова Сиаргао. Чудом остаётся жив. Признан преступником и героем одновременно.

Преступником — за то, что сбежал, что заочно осуждён «нерушимым» к десяти годам лишения свободы.

Героем — за то, что сумел прорубить брешь в «железном занавесе», а по сути доказал себе и миру, что человек способен на сверхпоступки, если на то есть воля его и Небес.

Слава Курилов познал взаимную любовь Моря, Бога, Свободы. Написал повесть «Побег» и несколько рассказов. Стал гражданином Канады, затем Израиля. Погиб во время работы в Генисаретском море (озеро Кинерет) в январе 1998 года. Книгу «Путь» собрала, отредактировала, издала его жена — Елена Генделева-Курилова. Благодаря её неутомимому служению памяти любимого человека, книгу «Путь» и позже фильм «Один в океане» прочтут и увидят миллионы людей. И поверят.

Елена: Я могу предположить, что он готовился к уходу из жизни. Меня поразило, что квартиру, которую он снимал в Хайфе вместе с приятелем, убрал так, будто собрался её сдавать. Всю одежду перестирал и аккуратно уложил. Позвонил мне вечером, сказал, что завтра будет трудный, очень трудный день, тяжёлая работа предстоит на озере Кинерет. Он никогда не говорил мне об опасностях своей работы. Сосед потом рассказал, что Слава не спал до четырёх утра, слушал музыку. Спросила — какую? На этот раз не медитативную, которую любил слушать, а какую-то надрывную.

— Книгу он не успел дописать. Вы сделали, вернее, собрали книгу «Путь», расскажите об этом.

Елена: Слава оставил черновики. Он всю жизнь писал эту книгу. Ему было очень важно рассказать о том, что он видел и пережил в океане, о том, чего не видел и не переживал никто. 29 января, ночью, друзья отдали мне его вещи, его рабочую сумку. Среди вещей была стопка чистых листов и отточенный карандаш. То есть, можно сказать, что он писал книгу до последней минуты.

Слава Курилов в юности. Фото из семейного альбомаСлава Курилов в юности. Фото из семейного альбома

Прыжок с лайнера произошёл 13 декабря 1974 года. Три дня в океане, шесть месяцев в филиппинской тюрьме, потом его депортировали в Канаду, там жила его сестра с мужем индусом, она уехала из Союза, выйдя замуж.

У меня на руках оказался чемодан рукописей. Какие-то куски были прописаны, а какие-то куски были совершенно тупиковые, без начала, обрывочные. Я посмотрела на эту стопку, казалось, совсем нереально что-то сделать.

Я совершенно непишущий человек, а тут я оказалась со стопкой рукописей моего мужа, и с ней надо было что-то делать. Сейчас я уже могу сказать, к счастью непишущий, потому что это избавило меня от искушения что-то исправить, добавить от себя. Всё, что есть в книге, написано Славиной рукой. Я только отбирала и соединяла.

— И, главное, берегла, вернее, оберегала Славино Слово.

Елена: Я сначала «монтировала» книгу, переписывая от руки, потом уже впечатывала в компьютер. «Побег» и «Йога» были прописаны Славой начисто, он их по нескольку раз переписывал. Только через два года текст книги «Путь» зажил у меня своей жизнью. Текст мне сам начал подсказывать, какой кусок с каким соединить. Текст чудом становился живым.

— В его жизни были сны, видения. Их трудно назвать чудесами, скорее, реальностью, другой, потусторонней. Видимо. потому, что он умел верить, ему и раскрывалась та, другая реальность. Можно сказать, что Слава был бесстрашным человеком?

Елена: Он как никто другой умел преодолевать страх. Меня до сих пор до глубины души поражают его слова: «Борьба за выживание могла сильно отвлечь меня от наблюдений. Мне хотелось увидеть и понять всё то, что всегда было скрыто от человеческого глаза и внимания. Я терял самообладание только на короткое время».

Елена Генделева-Курилова. Фото: Хава Тор/Великая Эпоха (The Epoch Times)Елена Генделева-Курилова. Фото: Хава Тор/Великая Эпоха (The Epoch Times)

— Он настолько подробно описывает каждое мгновение пережитого, так осознанно и красиво… Лена, Вы чувствовали его присутствие во время работы над книгой?

Елена: Славу рядом физически не чувствовала, но от текста шло сильнейшее излучение счастья, которое всегда было в Славе. Поэтому работа над рукописью была для меня огромным счастьем и поддержкой.

Если бы мне нужно было ответить на вопрос, каким был Слава, я бы сказала: «Он был Счастливый». Он от рождения был наделён этим удивительным и таким дефицитным в наше время даром. А может быть, это была ещё и любовь.

— Как вы с ним познакомились?

Елена: Мы встретились на дне рожденья моей приятельницы, художницы в Яффо, в огромном арабском доме. Шёл июнь 1985 года, тёплые светлые дни. Это было 25 июня. О Славе я слышала, читала отрывок из «Побега» в журнале «22». Он приехал в Израиль для консультаций, на съёмки фильма о его побеге.

Слава был тоже приглашён на эту «тусовку». Он был такой чудный, такой ладный! Мы обменялись телефонами. С фильмом дело застопорилось, и Слава уехал в Канаду.

Где-то в марте Слава появился в Израиле снова. А ровно через год, день в день, 25 июня я встретила его на автобусной остановке около моего дома. Мы разговорились, разговор наш продолжался шесть часов, а потом ещё двенадцать лет. Вскоре Слава начал работать в Институте океанографии в Хайфе. Пять дней в неделю жил в Хайфе, а два — в Иерусалиме. Это было не легко. Нам очень не хватало этого времени.

— Приведу маленький отрывок из книги. Никто, на мой взгляд, так трогательно не писал о море и женщинах, как он:

«Несколько дней назад где-то далеко на северо-востоке прошёл шторм, и оттуда, как с поля боя, с победным шумом приходили крупные волны зыби. Высоко над моей головой раскачивались яркие звёзды, дул тёплый пассат. Я чувствовал себя свидетелем встречи бессмертных — Океана, Луны, Неба и Ветра. Два огромных кучевых облака, медленно сближаясь, образовали просвет, сквозь который проглядывали звёзды, потом пространство между облаками необыкновенно расширилось в глубину вселенной, и казалось, что ты несёшься по нему в бесконечность. Луна, плавно двигаясь между облаками, выглядела ослепительно обнажённой. Когда ярко светит луна, я остро чувствую незримое женское присутствие. Я, наверное, никогда не привыкну к женщинам. Каждый раз, когда я вижу их, мне кажется, что они пришельцы из других миров и в любую минуту могут исчезнуть… Было необыкновенно приятно сидеть на корме, наблюдать за восходом луны и слушать плеск волн за бортом. Луна прошла зенит почти над самой моей головой за облаками. Иногда ей удавалось бросить несколько голубоватых лучей на тёмную поверхность океана, и тогда там появлялись сверкающие озерца».

— На третью ночь в океане со Славой случилось то, что он называл своим вторым рождением.

«След этого события остался во мне на всю жизнь. Я запомнил его, потому что его нельзя было не запомнить, так сильно человека не может изменить ни бред, ни сон, ни видение.

Я оказался в просторном доме, который сначала был пуст. Я обошёл все комнаты — одна была больше других, с длинными лавками вдоль стен. Только я направился к выходу по узкому коридору, как столкнулся с группой людей, мужчин и женщин, одетых в длинные светлые одежды. Я почувствовал себя неловко вначале, я совершенно не помнил, как оказался внутри дома, и не мог бы объяснить им моё вторжение. Но они как будто нисколько не удивились моему появлению и встретили меня сердечно и приветливо.

Я не берусь описать ту жизнь. Я был счастлив там, как никогда и нигде больше. Во всём ощущалось Божественное присутствие — и в этих людях, и в природе, и во всей атмосфере той жизни. Наши души были полны любовью. Мы общались без слов, будто читая намерения друг друга. Понимание было абсолютным. Времени не существовало: не было ни прошлого, ни будущего — всегда одно счастливое настоящее.

Я жил среди этих людей долго, может быть, годы».

— Лена, Слава возвращался к этим воспоминаниям в беседах, или оставил их только на бумаге?

Елена: Да, мы, конечно, говорили об этом. Я расспрашивала его. Он рассказывал, припоминая ландшафт, как бы традиционно-райский: пологие холмы, зелёная трава, голубое небо. Дом, где он жил, деревянные лавки, высокие потолки, большой деревянный стол, много воздуха, много света, люди в белых одеждах. А, главное, что во всём была любовь…

Просматривала комментарии читателей о книге. В основном, все восхищаются Славой, называют его Героем, Божьим человеком, но есть те, кто называет его эгоистом — как мог бросить родных, друзей, как мог подставить их жестоким лапам КГБ. Этому читателю потом ответили, защищая Славу. Ведь он иначе не мог, он человек совсем другой категории, очень высокого полёта.

Один из комментариев: «Наверное, таким людям лучше не жениться и детей не иметь…»

И ещё комментарий: «Поступок Славы, конечно, неоднозначен, особенно в плане семьи. Однако мы не знаем его семьи и не знаем, поддержала бы она его, если бы узнала о планах. Поэтому особо и судить не следует. Поступок, безусловно, геройский и потрясающий. У Славы была идея, мечт,а и он сознательно пошёл наперекор ожидавшим его трудностям. Считаю, что он прожил счастливую жизнь».

И ещё: «Это не просто человек, это безо всякого преувеличения — явление необыкновенной сущности в наш мир, говоря современным языком – Супергерой нашего времени. Он явился живым воплощением сразу целого ряда уникальных срезов реальности, граничащей с мистикой на полном диапазоне разных миров, явление живой, наивысшей удачи в судьбе, которой даже невозможно завидовать, ибо надо знать, чему же завидуют, иметь точку отсчёта в виде той или иной судьбы, и это можно только теперь, после того, когда есть, т. е, была его жизнь и его судьба. То, что тут пишут, что он сбежал из СССР, бросил семью, подставил родственников под удар — наверное, не очень поняли то, о чём вообще книга. За свою жизнь я много чего прочёл, и эта книга, это свидетельство, стоит в самом верхнем ряду всего. Я преклоняюсь, восхищаюсь, завидую и люблю этого человека и мир, отражённый в его свидетельстве».


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Мэр Пекина ответит головой за смог
  • Мёртвые свиньи опять появились в китайской реке
  • Китайцы стали паниковать по малейшему поводу
  • В Китае детей в детсадах втайне кормили лекарствами
  • Китайскую валюту ждёт испытание в ближайшие несколько недель

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top