Что происходит сегодня за Великой Китайской Стеной?

Предлагаем Вашему внимание интервью с Сергеем-предпринимателем, несколько лет безвыездно прожившим в Китае. Особенности его бизнеса в Китае и откровенные ответы на вопросы, на наш взгляд, позволяют немного приблизиться к пониманию того, что происходит сегодня за Великой Китайской Стеной. Безусловно, предлагаемая точка зрения лишь «взгляд изнутри», небольшой срез, не претендующий на всестороннее освещение темы Китая.

НЕМНОГО О СЕБЕ И СВОЁМ ДЕЛЕ

М.К.: Откуда Вы родом, что и когда Вас привело в Китай?

- Родился я в 1962 г. на Украине, где и проживал вплоть до 1987 года. В 1987 году приехал в Приморье работать на рыболовецком флоте. Постепенно осел «на суше» во Владивостоке, где в постперестроечное время пытался найти свою нишу в бизнесе, первый раз женился. Занимался многим – строительством, организовывал торговлю по ряду товаров с Китаем. Достаточно регулярно «челночил», начиная с 1991 года.

Постепенно обзавёлся широким кругом деловых знакомств во Владивостоке. В 1999 году мне предложили стать, говоря современным языком, менеджером сети ресторанов и игровых заведений в приграничном  китайском городке. Занимался этим делом, не выезжая из Китая, с 2000 по 2003 годы.

М.К.: Я знаю, что Вы имеете  ввиду казино, но ведь и до сих пор этот бизнес в Китае под запретом. Как Вам позволили заняться чем-то подобным?

- Там и проституция под запретом. Однако проституция там, можно сказать, процветает. Помню, как только мы приехали, нам в гостинице сразу один из служащих, конечно, не официально, предложил услуги массажа, намекнул на девочек. Мы отказались. Чуть позже уже напрямую спросил: «Может, нужны мальчики?». В Китае, как и многое в современном мире,  построено на двойных стандартах.

Поэтому подпольно казино там действовало и до нас, причём относительно беспроблемно. Естественно, всё это было возможно благодаря покрывательству со стороны милиции, которая, в свою очередь, исполняла волю определённых чиновников. Как и у нас, там всё поделено на сферы влияния, в результате чего сплав чиновничества, криминала и представителей силовых органов получает доход из незаконных источников.

О МЕНТАЛИТЕТЕ И ДЕЛОВЫХ КАЧЕСТВАХ СОВРЕМЕННЫХ КИТАЙЦЕВ

М.К.: Китайцы азартный народ?

- Да, исключительно азартный.

М.К.: Что, азартнее русских?

- Да, гораздо. Русский хоть в трусах останется, а китаец, если увлечётся, то и без трусов уйдёт. Я, конечно, утрирую, но это действительно близко к истине. Они становятся очень импульсивны, агрессивны. В течение игры кричат, жестикулируют, «отрываются» по полной программе.

М.К.: Странно. У меня впечатление о китайцах, как о людях очень сдержанных, безэмо-циональных…

- Это маска, свойственная восточным людям. Никогда не понятно, о чём они думают. На лице одно, а в мыслях совсем другое.

М.К.: Как же с ними вести бизнес, что Вы посоветуете в этом смысле?

- Надо быть исключительно осторожными. Всегда знать, что если будет возможность – могут обмануть. Китаец думает одно, говорит другое, делает  третье… Мои хорошие знакомые из Красноярска семь лет выстраивали бизнес по отправке леса в Китай. Семь лет прекрасно сотрудничали с одним китайцем. Всё уже было отлажено, сложилось полное доверие. И через семь лет он получает большую партию леса и «кидает» их с оплатой… По-хожие ситуации были и в моей практике.

М.К.: Вернёмся к игорному  бизнесу. Сами чиновники приходили развлекаться в Ваше казино?

- Конечно, правда, я далеко не всегда представлял – кто пришёл в заведение. Однажды один человек сильно проигрался. После этого начались большие проблемы, казино пришлось закрыть на два месяца. Как потом выяснилось, это был мэр города…

М.К.: Разве это большие проблемы, ведь закрыли не на совсем, а временно?

- Да, убытки ведь серьёзные.

М.К.: Ему деньги  вернули?

- Нет, проиграл – обратного пути нет.

М.К.: Откуда появилась такая деловая жилка у китайцев?

- Наверное, природное. Конечно, они натосковались по частной собственности за годы коммунистической власти, все кинулись в последнее время обогащаться. Следует отметить, в этом процессе роль государства. Сам смотрел интереснейшие и подробнейшие передачи по центральному телевидению, где китайцев обучали занятию различными видами пред-принимательства, например, как организовать рыбное хозяйство, хозяйство по выращиванию морских гребешков, ежей, различных видов грибов, овощей, фруктов и т.д. 

ОСОБЕННОСТИ БИЗНЕСА В КИТАЕ

М.К.: Насколько коррумпировано чиновничество, можно это сравнить с ситуацией у нас?

- Наши чиновники коррумпированнее. Там берутся взятки, но фиксированные, что, по сравнению с ситуацией у нас, не создаёт впечатления разбойного вымогательства, во всяком случае, по отношению к иностранцам.

М.К.: Может быть, только по отношению к Вам, так как за Вами кто-то стоял?

- Нет, я общался со многими русскими. Иностранный бизнес там всячески поддерживают, развивают. Иностранцев там очень много.

М.К.: Так что, чем выше уровень, тем меньше «кидают», вымогают, берут взятки?

- Трудно ответить. Бесспорно то, что коррупция восходит именно к государственному уровню. Но по сравнению с нами, – там не составляет проблемы начать большой бизнес в стране, это всячески приветствуется, создаются все условия.

М.К.: В Китае больше иностранцев, чем у нас, если брать в относительных единицах?

- Ну, например, в Шанхае компактно проживает порядка трёхсот тысяч иностранцев, а город – порядка шестнадцати миллионов. Это только информация относительно компактно проживающих иностранцев. Причём это характерно для всех городов, где всячески создают условия для комфортного пребывания иностранцев. В местах проживания очень удобно, администрация интересуется – не было ли какого-либо давления со стороны каких-нибудь структур, всё ли устраивает.

Причём я не только слышал, но и у меня интере-совались подобным образом. Не дай Бог, если кто-то посягнёт на иностранца – отреагируют очень быстро и население это прекрасно знает. Чувствуется заинтересованность в положительном имидже государства. Конечно, есть свои нюансы. Так, на севере страны к русским относятся хуже. Это, видимо, связано с их притязаниями на наши территории, которые всегда присутствовали и никуда никогда не девались, а также далеко не всегда достойным поведением наших туристов. В общем – всё способствует развитию бизнеса, хорошему проживанию.

Другое дело, что на уличном уровне, например, уровне негосу-дарственной мелкой торговли, никто не будет стремиться сохранить имидж страны. Совсем наоборот – видят, что ты не местный, плохо разбираешься в ситуации, и сразу делают попытки тебя обмануть. Например, дать сдачу монетами другого достоинства, включить счётчик в такси раньше положенного, «подсунуть» не тот товар или товар ненадлежащего качества и т.д. В общем, «держи ухо в остро» – народу, ведь, немерено, множество бедных, незанятых или зарабатывающих мизер.

М.К.: Чем наши туристы так себя недостойно проявляют?

- Очень многие наши туристы приезжают «оторваться» по полной программе – с дебошами, пьянками, оргиями.

М.К.: Прямо-таки оргиями?

- Да, причём наши девушки лёгкого поведения едут зарабатывать не только в Западные страны, но и в Китай. И их в Китае очень много. Сказать, что им там хорошо живётся нельзя, так как их часто обманывают – отбирают паспорта, деньги, бьют. Много пропадает девушек без вести, возвращаются в Россию в гробах. В дальневосточной прессе не раз писали об этом. Сам лично спасал нескольких русских девушек, помогал вернуться обратно. Однако практически все, несмотря на горький опыт, возвращались обратно с вновь оформленным паспортом...

Справедливости ради следует отметить, что после встречи Владимира Путина и Цзян Цзэминя  году в 2002 или в 2001, молодых девушек, вызывающих подозрения у пограничников, перестали пускать в Китай. Не знаю, насколько эта ситуация сохраняется сейчас.

М.К.: А каким бизнесом, как правило, приезжают заниматься в Китай?

- Самым массовым был и остаётся челночный бизнес. Очень много направлений, тяжело сразу ответить.

М.К.: А можно сравнить с тем, чем занимаются китайские бизнесмены у нас?

- Большой бизнес заинтересован в наших природных ресурсах. Кто угодно приезжает к нам заниматься розничной торговлей. Там Вы так свободно, как у нас на рынке, торговать не сможете, просто не дадут. Со стороны государства стимулируется создание совместных предприятий, капиталовложения.

М.К.: Значит, правильно у нас делают, что будут препятствовать розничной торговле не гражданам России?

- Да, абсолютно правильно, нельзя было вообще допускать такой ситуации, когда самое прибыльное в плане первоначальных капиталовложений направление бизнеса фактически отдано на откуп всем желающим. И здесь проблема не столько в китайцах, сколько в вы-ходцах из стран СНГ. Я могу объяснить сложившуюся ситуацию тем, что чиновники легче и охотнее берут взятки и договариваются не с коренными жителями. Кроме того, известно, что приезжие в массе своей всегда проявляют бóльшую активность, чем аборигены.

Посмотрите на русских за рубежом, или на русских представителей провинции в Москве.  Однако в Китае, в отличие от России, несмотря на схожую ситуацию, именно государство не допустило иностранцев в розничную торговлю. Исправлять то, что уже сложилось в России, во многом уже поздно. Сегодня на российских рынках большинство китайцев, азербайджанцев и т.д. самостоятельно не торгуют, а нанимают русских.

М.К.: Интересно сравнить, как там и у нас работают налоговые органы, иные регистрирующие и контролирующие структуры?

- Первое время открытия бизнеса они тебя просто не трогают – по закону первые три месяца не имеют права к тебе приходить. Потом представитель налоговых органов сам к тебе является, оформление всяких документов и отчётностей не вызывает того отторжения и не становится нередко непреодолимым препятствием, как это сложилось у нас. Всё совсем по-иному. Под моим управлением было несколько ресторанов. Раз в год появлялись представители санэпидемнадзора. Смотрели, и если всё было сделано по уму – больше я их весь год не видел, никаких намёков на взятки.

Помню, что при оформлении документов, как с представителем налоговых органов, так и с представителем санэпидемнадзора, не потерял даже получаса. По поводу санэпидемнадзора следует сказать, что ты сам заинтересован в том, чтобы у тебя было всё чисто, привлекательно. Особенность ресторанного бизнеса в том, что там колоссальная конкуренция. Каждый день в городе открываются де-сятки ресторанов и соизмеримое количество закрывается. 

Цены очень низкие и окупаемость достигается за счёт оборота. Поэтому «проходимое» место и расторопность служащих ресторана – главное в этом деле. Именно в связи с отмеченными особенностями, наверное, понятно – почему те люди с Владивостока, представителем которых я являлся, развивали бизнес казино, так как иначе сложно рассчитывать на хороший по российским меркам доход.

М.К.: Под Вашим управлением работало много китайцев. Что Вы можете сказать о них как о работниках?

- Очень трудолюбивы. Если ты их вразумил тому, что от них требуется – будут делать. Со стороны китаянок-официанток за всё время не было ни одного случая обсчёта клиентов, а со стороны русских – регулярно, в связи с чем и приходилось от них избавляться. В результате оставил только одну русскую – администратора, которая не распоряжалась денежными ресурсами, а занималась тем, что «разруливала» текущие вопросы работы заведения непосредственно с клиентами и поставщиками.

М.К.: А с Вами работали россияне?

- Да, поначалу приехало поднимать бизнес несколько человек. Постепенно приходилось от них избавляться, привлекая к работе китайцев.

М.К.: Почему?

- Пьянки, необязательность, элементарная недисциплинированность.

М.К.: Так, получается, можно с китайцами работать?

- Когда они в твоём подчинении – это одно, а когда ты с ними работаешь на партнёрских началах – это совсем другое… Что имею в виду? Например, даже если уровень бизнеса не позволяет тебя «кинуть», китайцы пытаются со временем «выдавить» тебя из дела. Поэтому очень серьёзно надо подходить к заключению договоров. Чуть что-то допустил дву-смысленного – всё, так как китайские партнёры обязательно за это «уцепятся» и будут «тянуть одеяло на себя». Это не только по отношению к русским.

Так, по всей стране множество зданий и предприятий построено сингапурцами, японцами. Знаю, что было очень много споров и разбирательств. Общая схема такая. Год, два, три всё работает нормально. Допустим, что-то незначимое было сделано или делалось не правильно, если вдаваться в детали местного законодательства. Китайские партнёры об этом знают, но молчат до поры до времени. Проблемка, незначительная вначале, постепенно разрастается и на определённом этапе, когда она вдруг вскрывается, её решение увязывается со стороны китайских партнёров с изменением, допустим, долей в уставном фонде.

Вообще, говорить об особенностях бизнеса в Китае можно бесконечно. И каждый раз сказанное будет звучать очень противоречиво. В конкретной ситуации всё может сложиться вполне удачно, китайские партнёры будут проявлять себя безупречно. Также много случаев абсолютно противоположных. И сложно однозначно сказать – почему? Таковы особенности Востока…

О НАРУШЕНИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

М.К.: Говорят, что в Китае сильно нарушаются права человека. Что Вы можете сказать по этому поводу?

- Лично для меня показательно, что по отношению ко мне никаких прав не нарушалось. Не было инцидентов с милицией. Однажды проверили паспорт. Увидели, что всё в порядке, и никаких проблем.

М.К.: А как милиция относится к местным жителям?

- У кого с паспортом всё в порядке – также никаких проблем. Однако в городке, где я жил, периодически тысячи китайцев вылавливали за нарушение паспортного режима и отправ-ляли обратно в сельскую местность. Причём перед отправкой  в сельскую местность их заставляют пару месяцев отработать на общественных работах, бесплатно. Дело в том, что жители села, а их бóльшая часть населения Китая, находятся фактически на правах крепостных, как и у нас в стране в послевоенные годы.

Ведь им нельзя без каких-то особых причин переселяться из сельской местности в город. Жить в сельской местности очень тяжело – крайне сложно себя прокормить, земля истощена, все рвутся в город на любых условиях. Конечно, если сельчанин покупает в городе квартиру, то проблем не будет. Со слов знакомых-китайцев имеются ограничения по приезду и пребыванию в Пекине в от-ношении жителей Синдзянского автономного округа. Также общеизвестно, что без отдельной визы закрыт доступ на Тибет. Иностранных журналистов стараются туда по возможности не пускать.

М.К.: Милиция вас не тревожила, чувствовали ли Вы себя абсолютно свободно, никто за Вами не наблюдал?

- Профессиональной слежки, если Вы это имеете в виду, на мой взгляд, не было. Там и без этого везде глаза и уши – очень развито информирование милиции о соседях, тем более об иностранцах. Скрыть что-либо от соседей очень трудно. Они стараются узнать всё о тех, кто рядом с ними. Помню, только мы поднялись в подъезде в квартиру,  которую сняли для жительства, только зашли, участковый тут как тут. Пришёл, узнал – откуда и зачем? Попросил о содействии в сохранении порядка и вообще в разных делах, и ушёл. Мы, конечно, удивились, посмеялись. Случившееся совсем не «напрягло».

М.К.: Из чего чувствуется, что это страна с коммунистическим режимом?

- Из характера телевизионных передач, из атмосферы кондового приглядывания друг за другом. Пионеры там маршируют, как у нас раньше, – с флагами, барабанами. Причём любят маршировать пораньше – часов в 6 или 7 утра, когда идут на какой-нибудь праздник, а праздников там хватает. Так что пионеры по утрам оставляют неизгладимое впечатление…

М.К.: Расскажите более подробно о работе СМИ…

- В любой деревне у них больше тридцати телевизионных программ. Вообще, средства связи и передачи информации очень развиты. Сразу к новым домам прокладывают оптико-волоконный кабель. Интернет там стоит копейки и работает очень быстро. Однако Интернет там жёстко контролируется, не разрешают иметь «тарелки» спутникового телевидения. У нас, конечно, была, однако это было нелегально. Китайский язык я знаю очень поверхностно. Телевизор, конечно, смотрел, но понимал самый общий смысл.

Цензура там, безусловно, жёсткая. Прославляют свои достижения, как раньше у нас по телевизору. Фильмы пуританского характера. Содержание фильмов в большинстве своём наивное. Тематика – про руководящую и направляющую роль партии, доблестный характер армии и милиции, «сказки» на фоне каких-либо исторических событий Древнего Китая. На гра-нице также следят за тем, какую литературу провозишь. Если, например,  на обложке жур-нала изображена обнажённая женская грудь, то не дадут провезти. Интерес у таможенников сразу вызывают провозимые диски, кассеты.

Стопроцентная вероятность того, что, если находят их у тебя в ходе таможенного контроля, будут тщательно всё просматривать, изымут материал, не отвечающий установленным требованиям. Соответствующее оборудование у таможенников имеется и всё делается очень быстро. С другой стороны, в Китае не составляет труда купить кассеты порнографического содержания – фактически в любом салоне видеопроката, конечно, нелегально.

М.К.: А что касается притеснения инакомыслящих?

- Я мало могу сказать, так как был ограничен в круге общения из-за слабого знания языка и погружения в работу с определённым кругом людей, хотя и достаточно широким. В связи с нарушением прав человека вспоминается один эпизод. Однажды заметил, что китайцы в округе очень взволнованы, как муравейник растревожены. Спрашиваю своего товарища-китайца «Петю»: «Что случилось?». Он говорит – «Фалуньгун, Фалуньгун».

Я тогда так ничего и не понял, так как когда начал расспрашивать, он мне с трудом смог пояснить, что Фалуньгун – это последователи какой-то духовной практики. Так вот, эти последователи вклинились в телевещание и на несколько провинций Китая передавали информацию о себе, которая развенчивала распространяемые о ней со стороны государства сведения. Я понял, что, как сказал «Петя», Фалуньгун под запретом: «Фалуньгун – это тюрьма». В этот же день в новостях диктор говорил что-то очень агрессивно и звучали слова «Фа-луньгун», «Тайвань».

Гораздо позже, уже в России, и то специально задавшись этой целью, я выяснил причины притеснения в Китае духовной практики Фалуньгун. Практика-то хорошая, это одно из направлений цигун, опирающееся на очень древнее учение. Практика Фалуньгун без проблем развивалась в Китае до 1999 года, а потом, из-за того, что последователей стало очень много, оказалась неугодной коммунистическому режиму с его стремлением к полной идеологической подконтрольности всех граждан, подавлению верующих.

КИТАЙЦЫ И ИХ ВЕРА

М.К.: Что Вы можете сказать о занятиях в Китае цигун, ушу, иных свойственных для этой страны практиках, связанных с физическими упражнениями?

- Да, действительно, нередко наблюдал, как рано утром люди делают в парках какие-то плавные упражнения. Не могу сказать – к какой системе они относились, но это действительно характерно для Китая. Вечерами в городе, где я жил, на центральной площади ки-тайцы регулярно танцевали с веерами – практически всегда, когда позволяла погода. Очень красиво. Всем нравилось. Они, видимо, ещё и готовились к праздникам, так как на праздниках, сопровождаемых массовыми шествиями, всегда проходили красочные колон-ны с большими фонарями, колонны из людей, танцующих с веерами, причём многие оде-ты во всякие экзотичные для нас костюмы – в виде драконов, львов и т.д.

М.К.: А встречали ли Вы там христианские храмы?

- В моём городе их не было. Знаю, что в Шанхае был один храм. Христиан в Китае во время Культурной революции, как и всех верующих, жесточайшим образом преследовали. Их и раньше-то было немного. Однако если после Культурной революции что-то начало воз-рождаться, то только не христианство. Более того, христианству препятствуют развиваться. Знаю от своих русских знакомых, что среди двух харбинских православных храмов, построенных русскими, один представляет собой музей, другой – фактически не функционирует, кажется, из-за невозможности приехать священнику… Знаю русских, родившихся уже в Китае и живущих в Пекине, которые хотели бы иметь Библию, но нигде не могут её приобрести. Видимо, провоз Библии в Китай также под запретом, хотя утверждать не возьмусь.

М.К.: Какие предметы культа характерны для китайцев, в кого они верят?

- Во всех домах, где я бывал, много всяких Божеств, символизирующих долголетие, здоровье, богатство и т.п. Практически во всех домах есть статуи Будд, Бодхисаттв, может быть ещё кого-то из их Святых. Развито воскуривание благовоний. Однако я бы не назвал их набожными. У меня сложилось впечатление, что это больше внешнее проявление, как и у нас – все через одного православные, однако не идут дальше нерегулярного исполнения некоторых традиций.

ПРЕСТУПНОСТЬ В КИТАЕ

М.К.: Уличная преступность развита?

- Да. Не зря в китайских такси шофёр отделён от пассажиров решёткой. Есть районы, куда в вечернее время суток лучше не показываться не только иностранцам, но и самим китайцам из других районов. Следует отметить, что по телевидению постоянно демонстрируют судебные процессы, осуществляется пропаганда успешной деятельности правоохранительных органов.

М.К.: Можно сравнить с ситуацией у нас? У нас ведь тоже в некоторых районах лучше не появляться…

- Наверное, там это выражено сильнее.

М.К.: С кем-то из Ваших знакомых случались проблемы?

- С российскими туристами постоянно случаются проблемы, в том числе были проблемы и с моими знакомыми. Там ведь много бедных, жить надо, и, несмотря на очень строгие законы, жулья хватает. Поэтому если туристы оказываются где-нибудь в тёмном переулке, то их, скорее всего, ограбят. Были случаи, когда нападали на русских туристов, срывая специальными крючками с шеи цепи, вырывая поясные сумки. Знаю случаи, когда наши начинали упираться, например, спасая свою цепь, и едва не выли, задушенные этими специальными приспособлениями для срыва.

М.К.: И что, даже смертная казнь не помогает? Эффективна ли эта мера наказания?

- Как необходимая мера наказания – об этом судить не буду. Скажу лишь, что психологически сильно воздействует демонстрация осуждённых преступников на площадях, их провоз с небольшими плакатами на шее по улицам города.  На плакатах написано – за что и на сколько осуждён человек. Считаю, что если уж к людям применяется наказание, даже не столь радикальное как смертная казнь, то важно, чтобы люди, особенно молодёжь, имели больше стимулов задуматься над своими поступками, как настоящими, так и будущими.

КУХНЯ КИТАЯ

М.К.: Как вам китайская еда?

- Наша лучше.

М.К.:???

- Это первое время кажется, что китайская кухня разнообразнее, вкуснее. Оно, конечно, может быть и так. Но какая-то она не калорийная. Не зря они постоянно что-нибудь жуют, конечно, из тех, кто совсем не бедствует. Порции вроде бы большие, а голод приходит быстро. Русские, которые живут в Китае более-менее долго, как раз и предпочитали пи-таться в моих заведениях, так как у нас была пища, адаптированная к российским вкусам.

М.К.: А что там является национальной едой, есть какие-то особенности питания?

- Много там всяких особых блюд и даже продуктов, которые в России, даже в китайских ресторанах на территории России, никогда не попробуешь. Экзотичны для русских сладкие блюда, где присутствуют продукты, казалось бы, совсем не подходящие для приготовления в сладком варианте. Китайцы многое предпочитают есть горячим, варёным, во всяком случае множество блюд готовится в кипящем растительном масле. Конечно, много острых блюд, всяческих соусов. Следует сказать, что у них практически нет молочных продуктов.

М.К.: Как так?

- Совсем. Может быть, и появляются в последние годы. Наверное, это потому, что у них просто нет территориальных возможностей широко развивать животноводство, чтобы по-лучать молочные продукты.

М.К.: Какое же они там едят мясо?

- Множество морепродуктов, в том числе рыбы. Большое предложение свинины, куриного мяса. В то же время, во всех колбасах, конфетах «голимая» соя. Да и натуральные мясные продукты, извините за каламбур, какие-то ненатуральные. Помню, в один из первых приездов купил свежей свинины и стал её жарить. А с неё вода вытапливается и вытапливается так, что кусок мяса быстро уменьшается в размерах. Не знал, что с этим мясом делать, хотел выкинуть.

Выяснилось, что они там поросёнка забивают месяца через три, причём он очень быстро набирает за это время вес за счёт того, что находится фактически без движения, выпивает много воды. Вообще, впечатление от многих продуктов, как будто они какие-то не натуральные. Причём, чем больше узнаёшь о том, как они выращивались или производились, тем больше утверждаешься в своей правоте.

Практически, уверен в том, что сельское хозяйство вообще не обходится без применения химикатов, причём, в значительнейших количествах. Они ж к нам, в Россию, приезжают, им дают земли, так на этих землях после их использования китайцами вообще ничего невозможно вырастить без применения химии, да и с химией уже тяжело, настолько земля истощена. Откуда такая ситуация? Так они ж у себя по другому уже не могут… Как научились делать у себя, так и у нас выращивают.

М.К.: Китайцы любят поесть?

- В любое время на улице, за прилавками магазинов видишь китайцев, усердно поглощающих пищу. Такое впечатление, что народ навёрстывает упущенное в прошлые десятилетия недоедания. В обеденное время множество народу устремляется в кафе и ресторанчики. За счёт очень большой проходимости и получается доступная для многих цена обеда.

М.К.: Что они пьют?

- Конечно, традиционным является чай. И это целая наука, которую, родившись в России, видимо, уже не освоить на их уровне. Но веяния времени таковы, что очень многие упот-ребляют пиво. Употребление пива начинает носить всё более повседневный и повсемест-ный характер. Проблема пьянства характерна и для Китая, правда, не в такой мере, как по отношению к России.

ОТДЫХ В КИТАЕ

М.К.: Что Вы можете сказать об отдыхе в Китае?

- В Китае очень много живописнейших мест, причём как с горным и лесистым рельефом, так и с морским пейзажем. Современные города просто впечатляют своими высотными зданиями, темпами строительства и обновления. В целом, китайцы очень быстро осваивают новые технологии, причём такое впечатление, что они сразу повсеместно внедряются. Конечно, это не относится к сельской местности – там нищета.

М.К.: Вы говорили, что в сельском хозяйстве особенно сказывается экологический кризис, уменьшается размер пахотных земель, наступает пустыня и т.д. Откуда же тогда множество живописнейших мест?

- Да, количество пахотных земель действительно уменьшается, потому, что в своё время безжалостно уничтожались лесные массивы. Поэтому сегодня во время сильных дождей плодородный слой смывается в реки. С расширением пустынь китайцы пытаются бороться, высаживая заградительные лесополосы. Однако наступление пустыни пока сохраняется. По поводу живописных мест.

Китай – огромная страна. Ради развития туристического бизнеса, многое просто воссоздано заново, я имею в виду лесистую местность. Страна имеет выход на несколько морей, где благодаря этому бурно развивается пляжная инфраструктура. Пять тысячелетий Китай развивал свою культуру. За это время было построено множество красивейших храмов, памятников и т.п. В период Культурной революции большинство культовых сооружений пострадало или было разрушено. Однако сегодня – это объекты прибыли благодаря развивающемуся туризму, поэтому многое воссоздано и воссоздаётся.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top