Россия в плену


Введение.

Изобилие реальных и мнимых врагов России образует в головах россиян гремучую смесь из пресловутых «американских империалистов», «сионистов», «жидовских оккупантов», «чеченских сепаратистов», «международных террористов» и прочих супостатов. При этом неважно, что, например, те же американцы объявлены стратегическими партнерами России в борьбе с международным терроризмом. Ненависть к ним неизменно подогревается «патриотическими» газетами и выступлениями записных «патриотов».

Безбожная страна, не имеющая внятной идеологии не вписывается ни в христианскую, ни в исламскую цивилизацию и оказывается между двух огней. В обществе создается атмосфера страха, недоверия и незащищенности. Компенсацией этого комплекса неполноценности для многих россиян служит ксенофобия, антисемитизм и бешеная агрессия. Эти факторы, в свою очередь, провоцируют терроризм.

На фоне кампании по усилению борьбы с «международным терроризмом» и роста антиамериканских настроений, имеет место явная недооценка значения внутриполитических сил в развязывании вражды и ненависти, борьбы за передел власти и собственности, войны всех против всех. Объединившись в «партию власти», эти силы на протяжении десятков лет ведут террористическую войну против России и других стран.

Вооруженный захват власти в 1917 году; разгон Учредительного собрания; злодейское убийство царя и его семьи; «красный террор» и захват заложников; уничтожение оппозиции и убийство политических деятелей; массовые политические репрессии 30-х – 40-х г.г. расправы с диссидентами; расстрел рабочих в Новочеркасске; террористические акты в Венгрии, Чехословакии и Афганистане; массовые убийства безоружных людей в Вильнюсе, Тбилиси, Баку; кровавые путчи 1991 и 1993 г.г.; почти ежедневные убийства политиков, бизнесменов и журналистов; вооруженные налеты на предприятия, офисы и банки; поджоги и взрывы объектов недвижимости; политические и «коммерческие» аресты конкурентов, заказные судебные процессы; развязывание гражданской войны в Чечне – все это и многое другое – следы пресловутой «генеральной линии» партии, сковавшей Россию цепью по рукам и ногам. Автор пытается раскрыть причины внутреннего терроризма и их возможные последствия.

 

Признаки оккупации России.

Мы живем, под собою не чуя страны

О.Мандельштам

Существует устоявшееся мнение, что оккупация якобы может быть только внешней. Такой подход противоречит фактам и носит характер преднамеренного заблуждения. Если оккупацию рассматривать по признакам содеянного, то она может быть как внешней, так и внутренней.

История знает немало примеров, когда внутренний враг с оружием в руках борется против законного правительства и его защитников, побеждает их и устанавливает на захваченной территории режим террора и репрессий в отношении мирного населения. Таким образом, любая кровавая диктатура, будь то режим Пол Пота в Кампучии, диктатура КПСС или режим Саддама Хусейна в Ираке по существу является оккупацией.

Большевистская оккупация России началась с октябрьского переворота 1917 г. и продолжается по сей день. Изначально в роли оккупантов выступили политические эмигранты во главе с Лениным, входившие в международную коммунистическую организацию. В отличие от варягов, их никто не звал. Они тайно приехали в Россию в опломбированном вагоне и захватили власть силой.

Согласно Указу Президента РФ Б. Ельцина «О деятельности КПСС и КП РСФСР» от 6 ноября 1991 г., большевики создали «особый механизм формирования и реализации политической власти путем сращивания с государственными структурами или их прямым подчинением КПСС, руководящие структуры КПСС осуществляли собственную диктатуру, создавали за государственный счет имущественную базу основу для неограниченной власти».

Факт подчинения государства некоей нигде не зарегистрированной организации «профессиональных революционеров» неопровержимо свидетельствует об оккупации.   Дж. Мэтлок бывший американский посол в РСФСР, писал по этому поводу: «Правда в том, что Россия была… частью метрополией, частью колонией. Ельцин в декабре 1991 года действовал, исходя из того, что Россия была колонией».

Антинародная диктатура КПСС по своей жестокости и разрушительности превзошла татаро-монгольское иго и фашистскую оккупацию. Это подтверждается целым рядом аргументов и фактов.

Оккупанты «до основания» разрушили национальное Российское государство и на его обломках образовали СССР. Эта псевдострана включала в себя 16 независимых государств, многие из которых никогда ранее не существовали и возникли по воле большевистских геополитиков. На территории СССР коммунисты создали псевдогосударство «нового типа, основное орудие защиты революционных завоеваний, строительства социализма и коммунизма». Это «государство» оказалось таким же мифом, как и объекты его защиты. И неудивительно, что СССР распался в одночасье, как карточный домик. При этом были полностью проигнорированы результаты референдума о сохранении Союза. Сегодня мы живем на территории бывшей РСФСР, скроенной сталинскими картографами по только им известным соображениям. РСФСР возникла в непримиримой борьбе с исторической Россией, на тотальном отрицании российских законов, судебной системы, русской армии и других национальных институтов. Таким образом, СССР и РСФСР – это величайший обман народов населявших российскую Империю. Нынешняя Российская Федерация – правопреемник СССР и РСФСР. Это значит, что с момента принятия Конституции 1993 года в РФ невероятным образом уживаются как бы два псевдогосударства: социалистическое и демократическое. Трехцветный и красный флаги, двуглавый орел и советский гимн, восстановленный храм Христа Спасителя и мавзолей Ленина как бы символизируют «согласие и примирение» Бога, Царя и Отечества с Лениным, Сталиным и советской властью. Весь этот идеологический и геополитический абсурд, как нельзя более, подрывает последние остатки российской государственности…

 В истории человечества не было оккупантов, которые бы с таким остервенением уничтожали религию покоренных народов, как это делали большевики в «своей стране». Главный удар они нанесли по православию- духовной основе русского народа. Духовно почившему народу все равно, сколько его будет: 100, 50 миллионов или вообще никого. Поэтому нынешние «россияне» годами безучастно наблюдают по телевизору за гибелью соотечественников в результате войн, терактов, преступлений и катастроф. Они обреченно голосуют за продолжение войны и политику социального геноцида. Мертвому не больно.

«Свято место пусто не бывает». Оккупанты растлили народ коммунистической пропагандой и «советским образом жизни». В 1914 году Ленин считал свободолюбие предметом «национальной гордости Великороссов». Нынешние «россияне» уже не хотят свободы и боятся ее. Едва глотнув свободы, они тут же затосковали по советским порядкам и твердой руке «Лубянки». …По данным  фонда «Общественное мнение» только 1% опрошенных в 2004 году молодых россиян хотели бы обрести свободу и независимость. Согласно тому же Ленину, раб, который не стремится к свободе есть достойный «презрения и омерзения холуй и хам».

В истории человечества не было оккупантов, которые бы осуществляли столь масштабный и безжалостный геноцид покоренных народов, как это делали коммунисты в России. По данным, опубликованной в 1997 г. в Париже «Черной книги коммунизма», в ходе политических репрессий в СССР было уничтожено 20 миллионов человек. Советский ГУЛАГ стал образцом для создателей Освенцима и Бухенвальда, воплощением ада на Земле. Ныне наследникам Сталина и Берии невыгодно обострять обстановку массовыми репрессиями. Для регулирования численности населения достаточно поддерживать и создавать бесчеловечные условия труда и проживания. Опыта и возможностей в этом деле оккупантам не занимать: отравление пищи, воды, воздуха и почвы; отключение тепла и света; недоступность лекарств и медицинской помощи и многое другое. Результаты налицо: население РФ деградирует и вымирает по миллиону человек в год. Согласно данным ООН, по индексу человеческого развития (ИЧР), включая продолжительность жизни, уровень образования и ВВП на душу населения, в 1999 г. Россия занимала 79 место в мире, после Барбадоса, Фиджи и Панамы. В 1980 году славист-советолог Н. Струве в статье «Советский человек, 60 лет спустя» писал, что в ходе «Социобиологической мутации» у советского человека отмирают умственные способности, но зато он «блистает мускулами» на Олимпиадах. Прошедшие в 2004 году Олимпийские игры в Афинах показали, что сегодня у нас и с мускулами дела обстоят неважно.

Оккупанты уничтожили или изгнали из страны цвет русской нации в лице лучших представителей духовенства, офицерства, ученых, писателей, философов. Среди высланных из Советской России оказались выдающиеся философы Н. Бердяев и Н. Лосский, ректор Московского университета биолог М. Новиков. В «лагерную пыль» были стерты ученый-биолог с мировым именем Н. Вавилов, выдающийся экономист  Н. Кондратьев, философ-богослов П. Флоренский; расстреляны поэты Н. Гумилев, П. Васильев, писатель              Б. Пильняк и тысячи других талантливейших людей. В результате большевистской «культурной революции» от «мозга нации», действительно, ничего осталось. Во всяком случае, за 20 лет «перестройки» и «реформ» советская научная и культурная элита не смогла обеспечить духовный, экономический и социальный прогресс нашего общества в условиях рынка и демократии.

Оккупанты уничтожили все самостоятельные и самодеятельные элементы гражданского общества, которые создавались веками и десятилетиями самим народом: казачество, земства, независимые профсоюзы, политические партии, добровольные товарищества, религиозные общины, творческие объединения и т.д. На их месте возникли марионеточные «общественные организации», полностью зависимые от руководящих «органов». Утрата навыков самоорганизации и самоуправления законопослушными гражданами привела к тому, что ныне в России «гражданское общество» в основном представляют организованные преступники. Только они оказались способными действовать независимо от власти, и, в ряде случаев, диктовать ей свои условия.

Оккупанты превратили беспартийных граждан в людей «второго сорта», фактически лишенных политических прав и свобод. В постановлении Пленума ЦК РКП/б/ от 26 апреля 1925 года отмечалось «безответственное и недопустимо-презрительное и незаконное» отношение коммунистов к беспартийным… Спустя 80 лет те же мотивы звучат в избирательной платформе кандидата на должность Президента РФ    Н. Харитонова, который говорит о презрении власти к трудовому народу, русофобии, стремлении превратить народ в «безгласных и бесправных рабов».

Оккупанты отняли у граждан России землю, объявив ее «общенародной собственностью» и поныне абсолютное большинство из них не являются полноправными хозяевами на своей земле. Земельное законодательство до предела запутано, что позволяет оккупантам бесконтрольно распоряжаться землей по своему произволу в целях извлечения «административной ренты». На фоне возни вокруг земельной реформы совершается невиданное на Руси кощунство. «Новые русские», подобно немецким оккупантам на Украине, сдирают плодородные слои земли в ряде областей Центральной России и увозят ее в Москву и ближнее Подмосковье в свои усадьбы. К этому следует добавить бездумное осушение болот, вырубку реликтовых лесов, строительство ядерных и химических полигонов в населенных местах, гибель Арала и многое другое. И если после нашествия орд какого-нибудь Мамая оставалась выжженная земля, то после коммунистов остается бесплодная пустыня.

Оккупанты нанесли сокрушительный удар по экономике России и, в первую очередь, по ее основной производственной силе – человеку. В ходе большевистской «перековки» личность рачительного хозяина и вообще экономически активного человека подверглось уничтожению и деформациям. Само слово «хозяин» за исключением главного «пахана», приобрело в СССР расстрельный смысл, наряду со словами «эксплуататор», «буржуй», «кулак». И не случайно, что после такой «селекции» номенклатурная приватизация не привела к образованию класса «эффективных собственников». Вместо прежних прохоровых, третьяковых и елисеевых, в экономику пришли алчные и циничные временщики: коррумпированные «чиновники», перекупщики, организованные преступники и т.п. Причем имена фактических собственников, источники и размеры их доходов и имущества, как правило, держатся в тайне. Отдельные попытки легализации крупного бизнеса и опубликования достоверных сведений об «олигархах» заканчивается тюрьмой или бандитской пулей. Оно и понятно: из теневых, неформальных отношений в экономике правящая номенклатура извлекает максимум прибыли. Вместе с тем, нынешняя власть упорно не признает прав собственности миллионов законных собственников и их потомков, которые лишились имущества в результате экспроприаций и политических репрессий советской власти. Тем самым, нынешняя «демократическая» власть демонстрирует свою генетическую связь с репрессивным коммунистическим режимом с присущими ему бесхозяйственностью и волюнтаризмом в управлении. В результате из всего огромного количества «барахла», выпускавшегося в СССР, конкурентоспособными оказались преимущественно нефть и газ, которыми щедро наградила  Россию природа.

Оккупанты превратили захваченную ими территорию в плацдарм для завоевания мирового господства и гнездо международного терроризма. Они втянули страну в разорительную и бессмысленную гонку вооружений, осуществили террористические акции против Чехословакии, Венгрии, Афганистана. На их совести лежит поддержка и одобрение террористических и диктаторских режимов на Кубе, Камбодже, на Ближнем Востоке, в Северной Корее и других странах. В итоге некогда честное и доброе имя России стало пугалом для многих народов мира, а прежние «великие победы» обернулись сокрушительными поражениями. Во всяком случае, побежденная Германия объединилась и процветает, а победивший Советский Союз распался и испытывает глубочайший кризис.

Перечень «заслуг» оккупантов перед Россией можно продолжать до бесконечности. Но и приведенных доказательств пагубности антинародной диктатуры КПСС и ее последствий вполне достаточно, чтобы решительно осудить коммуно-большевизм и отречься от него.

 

Оккупанты России: групповой портрет.

Худые сообщества развращают

 добрые нравы /1е кор. 15, 33/ 

Ныне оккупанты России не имеют внешних отличительных признаков как, например, большевистские комиссары или сталинские сатрапы. На вид это вполне приличные люди, среди которых есть немало «заслуженных» и «выдающихся» деятелей. Они научились говорить модные ныне слова: права человека, либерализм, консенсус и т.п.

Сегодня коммунисты не носят партбилет у сердца и в официальных документах предпочитают умалчивать о своем пребывании в КПСС и причинах выхода из нее. Как будто речь идет о пребывании в детском саду, а не о важнейшем факте политической биографии. Оставшись без политической «крыши», коммунисты разбрелись по бесчисленным псевдопартиям, создавая, тем самым, иллюзию многопартийности. На самом деле, в РФ фактически остается одна партия – партия советской номенклатуры.

Действительно, политическое «ядро» большинства ныне действующих партий составляют бывшие функционеры и «активисты» КПСС. «Страшно далеки они от народа». Вступить в эти партии «беспартийному» человеку «с улицы» все равно, что устроиться на работу в аппарат какого-нибудь министерства. Даже адреса офисов партий и фамилии их лидеров в целом ряде случаев недоступны для широкой публики. Практически все партии созданы с ведома и по инициативе администрации на деньги бюджетных организаций и специальных фондов.

Подобно КПСС, новообразованные партии, объявляют себя «народными» и провозглашают своей целью благо «всего народа». На самом деле – это абсурд, поскольку слово «партия» означает «часть». На практике «народное благо» оборачивается благом для самих партийцев в ущерб их беспартийным согражданам. Программы большинства партий являют собой сущий бред «по мотивам» программы КПСС. …

Таким образом, после распада КПСС на глазах всего мира произошла грандиозная мистификация. Миллионы коммунистов каким-то чудом вдруг стали «другими людьми»: члены антинародной партии стали «демократами», чекисты – правозащитниками, «красные директора» — бизнесменами, интернационалисты – национал-патриотами, безбожники – православными христианами. …Невозможно представить, что миллионы савлов вдруг превратились а павлов, а десятки тысяч андроповых – в сахаровых. Однако, в это поверили «глупенькие жертвы обмана и самообмана в политике» не только у нас в стране, но и за рубежом.

В действительности коммунисты и фашисты бывшими не бывают; и те и другие потерпели идейный и моральный крах, на тех и других лежит ответственность за преступления против человечности, которым нет срока давности. Да, сегодня бывшие активисты КПСС не провозглашают коммунистические лозунги. Но при этом они насквозь пропитаны духом коммунистического мессианства, гегемонизма и собственной непогрешимости. Подобно нацистским «сверхчеловекам», коммунисты провозгласили себя «передовой», «наиболее сознательной» частью советского народа, противопоставив «боевой авангард» несознательной «массе» беспартийных. Такое положение остается незыблемым и по сей день.

…Но, при этом не мифические «дяди в пробковых шлемах», а «наши» внутренние оккупанты указывают нам на целесообразность, по которой мы должны жить. Беспартийных в России 140 миллионов, но они, как и в бывшем СССР, — ничто.

Коммунисты остаются верными «генеральной линии» своей партии: отнимать и делить.

…Миф о возможности трансформации коммунистов в демократов и эффективных собственников возник отнюдь не на пустом месте. Вся история КПСС – это история борьбы «хороших» коммунистов с «плохими». Причем, как в сказке, «хорошие» всегда побеждают: сталинисты – троцкистов, ленинисты – сталинистов, «демократы» — «аппаратчиков», «питерцы» — «олигархов» и т.д. Так создается иллюзия постоянного совершенствования партийных рядов при наличии оппозиции и «идейной борьбы».

Результаты борьбы между «хорошими» и «плохими» коммунистами налицо. Мнимая «оппозиция» не представляет никакой опасности для «партии власти» и при этом неизменно кормится из тех же источников. Многие избиратели продолжают надеяться, что «хорошие» коммунисты, наконец, обеспечат им «достойную жизнь». У людей даже мысли не возникает о возможности смены власти номенклатуры кадров КПСС.

В этой до предела запутанной ситуации возникает вопрос: как отличить оккупантов от их ближайшего окружения и обслуживающего персонала. Ведь в КПСС состояло более 19 миллионов человек. Ныне многие «рядовые» члены партии, соблазненные и покинутые своими вожаками, живут не лучше, чем их беспартийные товарищи. Язык не поворачивается назвать этих людей оккупантами.

Единственно возможный способ идентификации оккупантов – это формальная принадлежность к номенклатуре КПСС, согласно ими же утвержденным анкетным данным. В противном случае, любые попытки определить меру ответственности того или иного члена КПСС за антинародную деятельность этой партии неизбежно тонут в мутной воде бесконечных дискуссий, демагогии и крючкотворства. Именно это и продемонстрировал пресловутый «суд» над КПСС в 1992 году.

Напомним, что в 1988 году в состав КПСС входили 307 человек ЦК КПСС; 51300 членов обкомов, крайкомов, горкомов, райкомов и приравненных к ним парткомов; около 2-х миллионов – выборный партийный актив. К ним следует добавить комсомольских работников и профсоюзных функционеров. Именно эти люди «неуклонно проводили в жизнь генеральную линию партии» до последних дней существования КПСС. На них, в первую очередь, лежит коллективная ответственность за деятельность КПСС и ее последствия. Они никуда не делись и по-прежнему решают все.

После распада КПСС коммунисты успешно «внедрились» в систему органов власти и управления Российской Федерации под видом пресловутых «чиновников». На верху – сотни министров, губернаторов, депутатов, генералов, прокуроров и «олигархов». Внизу – сотни тысяч директоров, начальников, инспекторов, методистов, кураторов.

…Итак сверху до низу: «всюду были товарищи, всюду были друзья».

Население РФ, по сравнению с СССР, уменьшилось вдвое, а число «чиновников» увеличилось за счет притока безработных «партаппаратчиков», советских, комсомольских, профсоюзных работников, их родственников и выдвиженцев. Зачастую само пребывание бывшего члена КПСС на руководящей должности говорит о ее ненужности с точки зрения эффективного функционирования организации.

Без чиновников не может функционировать ни одно государство, но РФ – не государство, а номенклатурные бюрократы – не чиновники. Последних коммунисты давно уничтожили «как класс». По сравнению с номенклатурой КПСС, это были благородные люди. Они не состояли в коммунистической партии, не занимались в служебное время политикой и служили Государю. Царь, как и большая часть дворянства не были коррумпированы, уже потому, что им это было не нужно.

Наши «слуги народа» служат только самим себе; их власть бесконтрольна и неотчуждаема. Они сохранили старые партийные связи и сплоченность на основе партийной тайны, аппаратного искусства и общих интересов. Всех их объединяет глубокое презрение к личности, проблемам и нуждам беспартийных граждан.

Коммунисты провозгласили свою партию «умом, совестью и честью нашей эпохи», «боевым авангардом» советского народа. На самом деле это была преступная организация, в деятельности которой содержатся признаки целого ряда тяжких преступлений: геноцид; захват заложников; терроризм; разжигание классовой, социальной и религиозной розни, незаконное предпринимательство, уклонение от уплаты налогов, злоупотребления и множество других. Таким образом, КПСС в полном смысле слова является матерью современной коррупции и терроризма.

Как известно, в основе организации любого преступного сообщества лежат следующие основные элементы: воровской «закон», воровская тайна, воровская круговая порука и тайная воровская касса, именуемая на блатном жаргоне «общаком». Все эти элементы присутствовали в деятельности КПСС как «ленинские нормы партийной жизни».

Формально законами для КПСС служили ее Устав и Программа, но это только для беспартийных товарищей и прочего «прогрессивного человечества». Фактически внутрипартийная жизнь протекала согласно неписаным законам круговой поруки, «телефонному праву», секретным инструкциям и регламенту ЦК. О содержании последних не знает никто, кроме особо «посвященных». Свои решения коммунисты принимали на секретных заседаниях и на закрытых партийных собраниях, втайне от беспартийных граждан. Партийную тайну они возвели в ранг государственной и строго карали предателей за ее разглашение, используя для этого силу государственных законов. В результате мир, по-видимому, так никогда и не узнает, кто отдавал приказы о вводе войск в Чехословакию, Афганистан, Чечню; что произошло с М. Горбачевым в Крыму в августе 1991г. и многие другие тайны «мадридского двора». А ведь за этими решениями стоят судьбы миллионов граждан России и других стран.

Важнейшим элементом партийной жизни являлась круговая порука в соответствии с «основополагающим» принципом коммунистической морали: «Один за всех, все за одного». На практике этот принцип послужил моральным оправданием всеобщей безответственности, взаимного укрывательства и амнистирования плохой работы, ошибок и преступлений. Согласно Устава КПСС, членов КПСС даже нельзя было привлечь к уголовной ответственности за нарушение советских законов без согласия партийной организации. Таким образом партия, а не суд решала, кого судить, а кого помиловать. Такой «порядок» способствовал созданию в партии и государстве касты неподсудных «небожителей», которая существует и в наши дни. Поэтому у нас и сегодня высокопоставленных «товарищей» либо не судят, либо оправдывают.

…В регионах и муниципальных образованиях администрация, суд, правоохранительные органы в полной мере реализуют ленинский принцип единства политического и хозяйственного руководства. В соответствии с этим принципом происходит «стирание граней» между бизнесом, политикой и оргпреступностью. О каком разделении властей и борьбе с коррупцией может идти речь при подобном «единстве»?

Самозваная КПСС была крупнейшим хозяйствующим субъектом и осуществляла незаконную предпринимательскую деятельность в огромных масштабах. При этом она бесконтрольно распоряжалась основными и оборотными фондами, формально принадлежавшими государству. Партия владела крупнейшими издательствами и типографиями, специальными базами промышленных и продовольственных товаров, различными производствами в т.ч. аффинажный завод по производству ювелирных изделий из золота и драгоценных камней. КПСС монополизировала выпуск 65% газет, журналов и книг, издававшихся в СССР. Помимо политической литературы, в партийных издательствах миллионными тиражами издавались произведения Дж. Лондона,                  Р. Бредбери, детские сказки и многие другие популярные издания, пользовавшиеся широким спросом у населения.

Доходы КПСС не облагались налогами, и партийный бюджет был тайной за семью печатями даже для рядовых коммунистов. Указ Президента РФ от 25 августа 1991г. предписывал вернуть государству денежные средства КПСС в рублях и иностранной валюте, помещенные в банках, страховых, акционерных обществах и прочих организациях, расположенных в России и за ее пределами. Однако этот Указ до сих пор не выполнен. Таким образом, огромные средства, награбленные КПСС у народа, остались в распоряжении партийных боссов, их наследников и преемников. Эти средства и по ныне работают на оккупантов, обеспечивая анонимные доходы определенному кругу лиц и организаций. Например, в 1992 году Правительство РФ незаконно передало часть денежных средств и имущества КПСС компартии РСФСР. Ныне нам остается только гадать, кем и в каких целях используются немереные «деньги партии».

В наши дни правящую номенклатуру кадров КПСС принято называть «элитой» общества, т.е. его лучшими представителями. Судя по той яме, в которую угодили народы Советского Союза под руководства коммунистов, это не элита, а «слепые вожди слепых».

Главный исторический аргумент плодотворности «авангардной роли» коммунистов и лично Сталина – это победа СССР над Германией. Но при этом не следует забывать, что советских солдат погибло в четыре раза больше, чем немецких; и 6 миллионов (!) наших воинов попали в плен. Число жертв сталинских репрессий в отношении советских военнопленных и мирных жителей, оказавшихся в немецком плену, сопоставимо с числом жертв холокоста. Поэтому в отличие от Отечественной войны 1812 года, войну 1941-1945г.г. следовало бы называть Великой Истребительной войной XX века. В отличие от большевистского генералиссимуса и его маршалов, русские полководцы А. Суворов и   М. Кутузов мостили дороги к победам подручными средствами, а не трупами своих солдат и мирных жителей. Впрочем, для людоедов – это конечно не аргумент.

В СССР, практически 100% руководителей народного хозяйства, 67% докторов наук, 50% кандидатов наук, 2/3 журналистов, более половины писателей были членами КПСС. Но, если коммунисты такие умные, то почему Россия такая бедная? А потому, что свое превосходство коммунисты, как правило, доказывали не путем реализации своих талантов и способностей, а путем уничтожения тех, кто был талантливее и честнее их.

Конечно, среди членов КПСС было немало толковых руководителей, талантливых ученых, квалифицированных специалистов. Но эти люди не делали политику и не определяли политику партии. Более того, в целом ряде случаев честные и способные коммунисты подвергались преследованию и шельмованию со стороны своих коррумпированных и бездарных «товарищей».

Известно, что неограниченная власть разлагает неограниченно. Со времени установления диктатуры КПСС происходит непрерывная умственная и моральная деградация ее кадрового состава. Уже к концу 20-х годов прошлого века на смену «пламенным революционерам» к руководству партии пришли люди «с волчьими челюстями, бараньими мозгами и моралью инфузории».

Исторический миф о профессиональных революционерах – большевиках трансформировался в миф о профессиональных политиках, которыми, согласно Конституции СССР, могли быть только члены КПСС. На самом деле, нигде в мире таким профессиям не учат. «Профессиональный революционер» звучит столь же нелепо, как профессиональный реакционер или реформатор, а «профессиональный политик» — как профессиональный президент или депутат. …

Берем на себя смелость утверждать, что среди руководителей народного хозяйства СССР практически не было профессиональных управляющих. Не случайно термин «управляющий» по-советски звучит как «управленец». Только в СССР фельдшер мог управлять тяжелой индустрией, химик – культурой, металлург – торговлей и т.д. Главное, чтобы был «свой», номенклатурный. В итоге среди руководителей все меньше становилось людей, обладающих всеми необходимыми деловыми качествами: самостоятельность, обязательность, инициативность и др. Более того, наличие этих качеств не только препятствовало служебному росту, но во многих случаях являлось источником жизненных трагедий. После такой селекции деловая мораль большинства советских «управленцев» свелась к несложному правилу: «Я начальник – ты дурак», и, соответственно, наоборот.

Сказанное выше, вовсе не означает, что в КПСС шли сплошь одни мерзавцы и дураки. В большинстве своем это были обычные люди, не хуже и не лучше других. Более того, автор отнюдь не испытывает личной ненависти к коммунистам и не намерен представлять их какими-то «дьяволами», в отличие от беспартийных «ангелов». Каждый человек, независимо от партийной принадлежности, наделен от природы определенными способностями. И не беда, если кто-то стремится использовать их для достижения личного успеха и богатства.

Беда начинается когда люди движимые честолюбивыми устремлениями, жажды власти и наживы, объединяются в «партию власти» и объявляют себя «руководящей и направляющей» силой, которой нет и не может быть альтернативы. В этом случае даже хороший человек вынужден поступать по законам партийной круговой поруки. Человек слаб, и, если есть возможность, ошибки в работе гораздо легче оправдать или скрыть, чем предотвратить или исправить. Поэтому любая тоталитарная организация неизбежно деградирует. Доказательством тому служат «ленинские принципы работы с кадрами», которые, как нельзя более, способствовали выдвижению худших и задвижению лучших.

Принцип партийности – первейший принцип подбора номенклатурных кадров и вообще любой успешной карьеры в бывшем СССР. Это означало, что в первую очередь – ты коммунист, а уже потом гражданин, ученый, инженер, артист, депутат, прокурор, директор и все остальное. Если, например, члена КПСС увольняли с работы за допущенные ошибки или по причине профнепригодности, партия всегда могла пристроить нужного человека, зачастую даже с повышением. …Вообще же трудно представить кем бы сегодня были многие народные артисты СССР, члены Союза Писателей, президенты, губернаторы, депутаты, известные политики и журналисты, если бы в свое время не вступили в КПСС или не поработали в комсомольских организациях.    С другой стороны будучи исключенным из партии, человек на всю жизнь получал «волчий билет», с которым брали разве только в тюрьму, либо на тот свет. Типичным примером является судьба бывшего начальника производства Московского завода «Динамо»          им. М. Кирова В. Голобокова. Талантливый инженер и организатор, подававший большие надежды, «не так» высказался по поводу ввода советских войск в Чехословакию и был буквально на следующий день исключен из партии и отстранен от должности. Через несколько лет автор встретился с этим человеком, потускневшим и опустившимся, который не мог устроиться даже на должность инженера в отраслевом НИИ. Естественно, что когда у коммунистов возникали коллизии между гражданской совестью, профессиональным долгом и «генеральной линией» партии, выбор в подавляющем большинстве случаев был в пользу последних.

В КПСС существовал негласный закон, по которому каждый коммунист должен быть чекистом, т.е. «проявлять бдительность, хранить партийную и государственную тайну». С учетом методов и традиций КГБ, как «боевого отряда партии» на практике это означало, что каждый коммунист был обязан «стучать» на ближних «Куда надо» и «Кому надо». Такой способ делания карьеры открывал путь к высшим должностям в партии и государства самым гнусным мерзавцам и садистам. Вместе с тем, демократический механизм замены негодяев на людей достойных доверия избирателей у нас напрочь отсутствует и по сей день.

«Хуже нет попа-расстриги», — гласит народная мудрость. Нет худших циников и лицемеров, чем коммунисты, нацепившие маски социал-демократов, патриотов, «государственников и прочих положительных персонажей. На протяжении XX века они уже перепробовали эти роли, и нельзя дважды войти в один и тот же поток. «Но паразиты никогда», — пели коммунисты на своих партийных форумах. На самом деле, нет более алчных паразитов, чем дорвавшиеся до власти коммунисты. Номенклатурные корпорации /ФПГ, холдинги, ЗАО и т.д./ организованы по образцу корпорации КПСС и представляют собой общую долевую собственность всего правящего класса советской номенклатуры. Подобно т.н. «общенародной собственности», «частная» собственность номенклатурных капиталистов остается анонимной и обезличенной. Ее хозяева как и «при социализма» не несут никакой ответственности за бесхозяйственность, но при этом имеют все права на присвоение доходов.

В результате «перестройки» и рыночных преобразований оккупанты построили для себя и коммунизм, и капитализм, где им одинаково хорошо. Прежняя сплошная зона оккупации, огороженная по всему периметру госграницы колючей проволокой и взрыхленной полосой, распалась на локальные зоны «особого режима», где обитают хозяева земли российской. На «архипелаге коммунизма» нет проблем с инвестициями, налогами, отключениями тепла и света и прочими бедами российской экономики. Коттеджи и виллы особо важных персон надежно защищены крепостными стенами, вооруженной охраной и современными техническими средствами. С другой стороны, территории, свободные от оккупантов, представляют собой заброшенные земли с вымирающим населением, где царят безвластие и разруха. Похожая картина описана в провидческом романе В. Войновича «Москва 2042 года». Действительно в пределах 40 километровой коттеджной зоны вокруг Москвы обозначилась «Московская коммунистическая республика» /Москореп/, а вокруг нее – «три кольца враждебности».

Что делают оккупанты? Если коротко и в общем, то заметают следы, путают карты, мутят воду, тянут время своего пребывания у власти.

Под прикрытием законотворческой деятельности оккупанты осуществляют передел собственности, приватизируют землю под своими имениями, захватывают участки заповедных лесов и водоохранных зон. В органах власти и управления они заблаговременно создают «семейные фирмы». Если при Б. Ельцине Была одна «семья», то теперь их множество. В общем захватывают все, что осталось в стране более-менее ценного, действуя по принципу: «после нас хоть – потоп».

Главный организационный ресурс оккупантов – режим чрезвычайщины. Это их «альфа» и «мега», с него они начинали, им заканчивают. Ведь в нормальных условиях паразитизм и бездарность коммунистического руководства становятся очевидными. Режим чрезвычайщины, как нельзя более, способствует созданию ореола непогрешимости и незаменимости коммунистов. Не случайно, что, когда в 1918 году в прессе стали появляться статьи о зверствах ВЧК, было принято решение ЦК РКП/б/  «О непогрешимости органа, работа которого протекает в особо тяжелых условиях». Получается, «чем хуже, тем лучше». Поэтому в ряде мест коммунистические «чиновники» специально создают людям невыносимые условия жизни, чтобы те голосовали за них как за единственных «спасителей» и «благодетелей». Яркий пример тому Чечня.

Мятеж «банд международных террористов» в этой бывшей советской республике возглавил не какой-нибудь наемник или уголовник, а советский генерал, коммунист с 20 летним стажем. Командный состав боевиков сплошь состоит из  бывших партийных, советских и комсомольских работников и сотрудников – советских правоохранительных органов. Используемые ими методы борьбы заимствованы из арсенала КПСС, например, захват заложников. Получается, что в Чечне одни коммунисты воюют с другими. При этом беспартийные граждане, независимо от национальности, в очередной раз становятся жертвами геноцида.

Оккупантам ничего не стоит распространить «чеченскую модель» управления на всю Россию, и тогда фильтрационные лагеря и «зачистки» будут в каждом квартале. Поэтому очаг гражданской войны на Северном Кавказе поддерживается уже более 10 лет.

За последние 20 лет советские коммунисты провалили «перестройку», развалили СССР и в ходе разрушительных «реформ» подтвердили свою патологическую неспособность к какому-либо созиданию. «Красные клопы» в третьем поколении так и не стали рачительными хозяевами «прихватизированной» ими собственности. КПССовцы обречены на политическую смерть и поэтому объективно заинтересованы в развале РФ, дабы навсегда уйти от ответственности «за исторический тупик, в который загнаны народы Советского Союза, и то развал, к которому мы пришли». Кадры КПСС тащат нас на дно.

Криминальная эволюция большевизма.

Более 13 лет Россия переживает т.н. «переходный период». Правда никто толком не знает, от чего и к чему. Бесконечные «реформы» и реформы «реформ», «модернизации», «укрепление вертикали» по существу повторяют путь «дальнейших совершенствований» и «перестройки», проводившихся «в свете решений» ЦК КПСС в 80-х годах прошлого века. В общей сложности мы бредем по этому пути уже более 20 лет, оставаясь при этом заложниками и пассивными наблюдателями распада страны и собственного вырождения, как нации.

«Русские обречены на вымирание», — озаглавил свою статью «выдающийся русский пессимист», бывший диссидент А. Зиновьев. По его мнению, «крах коммунизма в России будет крахом этой страны». В своих похоронных прогнозах этот автор далеко не одинок. Самоубийственная статистика «сверхсмертности» и прогрессирующая деградация населения подтверждает обоснованность подобного пессимизма.

При этом весьма важно уточнить, о каких русских идет речь. Дело в том, что личность исконно русского человека – православного христианина, единоличного хозяина, верноподданного гражданина – была уничтожена в ходе Гражданской войны и коммунистических репрессий, унесших десятки миллионов жизней. В результате большевистской «перековки», оставшегося в живых населения, возникла новая историческая общность – советский народ. Таким образом, произошла подмена русской национальной идентичности социальной идентичностью советского народа, русскую ментальность заменила советская ментальность. Вместе с пережитками «проклятого прошлого» были утрачены многие положительные черты национального характера: здравый смысл, благородство, великодушие, терпимость, доброта, милосердие и другие. «Русский человек добер», — сетовал Ленин, а «надобно бить по головам, быть безжалостным».

Советский человек, в отличие от исконно русского, по своей сути – безбожник, маргинал и «товарищ», т.е. бесправный и недееспособный суррогат гражданина. «Не православный русский, — писал Ф. Достоевский, — даже и не человек, а так… дрянь какая-то». И, действительно, для многих советских людей стали характерными цинизм, двуличие, жестокость, пассивность, эгоцентризм и другие асоциальные черты личности. В целом советские люди «русской национальности» отличаются от русских по духу людей как, например, советские евреи от Народа Божьего, шпана от пролетариев, нахлебники от хлеборобов, квартиранты от хозяев и т.д. В общем: «Федот, да не тот».

Разумеется, что «осовечиванию», помимо русских, подверглись и другие народы Советского Союза, но в меньшей степени. В первую очередь это относится к малочисленным народам: евреи, кавказцы, турки-месхетинцы и другие. По-видимому здесь сыграло роль то обстоятельство, что «национальные меньшинства» не представляли столь серьезной угрозы для оккупационного режима как великий русский народ. Что касается народов Прибалтики, то они вошли в состав СССР значительно позже в результате тайного сговора коммунистического руководства с фашистской Германией. Все 40 лет пребывания в «дружной семье» народов СССР они не переставали чувствовать себя в оккупации и не идентифицировали себя с коммунистическим режимом и советской властью. Как поется в песне: «Любовь без радости была, разлука будет без печали». Так оно и произошло после распада СССР. В итоге «инородцам» в большей степени удалось сохранить свою национальную и религиозную идентичность. Поэтому многие из них легче и быстрее адаптировались к условиям рыночной экономики. Русские люди, которые более всех пострадали от коммунистических репрессий, вынесли на своих плечах основную тяжесть коллективизации, индустриализации, войны с Германией и послевоенной милитаризации ныне в большинстве своем оказались в положении униженных и оскорбленных. Подобное неравенство возможностей не может не служить одной из причин обострения пресловутого «еврейского вопроса», ненависти к «черным» и других проявлений национальной и расовой нетерпимости.

Напрашивается вывод, что советские люди, обладающие столь депрессивной ментальностью, действительно обречены на исчезновение, подобно породившей их «матушке» — КПСС.

Если исходить из того, что длина поколения около 30 лет, то, начиная с 1917 года, сменились три поколения советских людей. Десятки миллионов представителей первого поколения погибли от голода, коммунистических репрессий, на фронтах и в тылу Великой Отечественной войны, в советских и фашистских лагерях. Сегодня это поколение уходит из жизни в силу преклонного возраста. На его долю выпала великая историческая миссия по разгрому гитлеровской Германии. Не случайно, что спустя 60 лет, эта победа стала предметом оголтелых политических спекуляций оккупационного режима как последняя попытка оправдания его плодотворности.

Два последующих поколения советских людей, начиная с 1947 и 1977 годов рождения по сути дела потеряны для истории и, подобно «скотам бессловесным», безропотно вымирают от болезней, алкоголизма, наркомании; пополняют число жертв локальных войн, преступлений и катастроф. Автомат Калашникова, пожалуй, «Лучшее», что создано этим поколением «как нацией».

Ныне наше общество раздроблено на десятки миллионов физических лиц, как ни одно индивидуалистическое общество Запада. В нем царит недоверие граждан друг к другу и к институтам власти. В «этой стране» даже нет общепринятой формы обращения людей друг к другу. Поэтому мы слышим в свой адрес: «эй», «послушайте», «мужчина», «женщина» и т.п. Высокое звание «гражданин», как правило, звучит с добавлением слов «пройдемте» или «предъявите документы». Каждая первичная ячейка общества ведет ежедневную борьбу за выживание, жертвуя ради этого общей свободой. Десятки лет беспартийные граждане обреченно голосуют за коммунистов в надежде: «лишь бы не было войны», лишь бы платили пенсию, лишь бы был «порядок». Таких «граждан» можно сметать с лица земли, как сор: домами, кварталами, и регионами. Следующее поколение, теперь уже «россиян» народится в 2007 году. Если к тому времени в стране не произойдет радикальных изменений, то и это поколение постигнет участь предыдущих.

Одним из первых декретов советской власти был декрет об упразднении всех сословий российского общества. Взамен общества социального неравенства, коммунисты взялись построить «высокоорганизованное общество свободных и сознательных тружеников» с полным социальным равенством. Какое же общество было построено в СССР? До сих пор внятного ответа на этот вопрос нет ни у ученых, ни у политиков.

Выступая с позиций правового государства, мы можем вполне определенно сказать, что в СССР было построено преступное общество, в котором коммунисты играли роли организаторов и подстрекателей преступлений, а беспартийные – роли исполнителей и пособников. Вся история КПСС и Советской власти – это сплошное уголовное дело, которое не закрыто до сих пор.

Преступная власть не заинтересована в законопослушном обществе. Безопасный для нее уровень преступности служит ей стабилизирующим фактором, подобно тому, как повязанность общим преступлением служит гарантией сплоченности банды и авторитета ее главаря. Поэтому советские и нынешние российские законы обладают уникальным свойством порождать, провоцировать  и способствовать росту преступности. Например, закон о минимальном размере оплаты труда толкает миллионы трудящихся на обман и воровство. В противном случае они просто умерли бы с голоду.

В нашем «правовом» государстве, как и 60 лет назад, любого и в любой момент можно упрятать за решетку на вполне «законном» основании. «Был бы человек, а статья всегда найдется», это известно советским людям еще с 20-х годов прошлого века. Поэтому миллионы жертв преступных законов и приказов, вместо того, чтобы плодотворно работать, годами занимаются поисками несуществующей справедливости. При этом миллиарды рублей тратятся на содержание бесчисленных паразитов, порождающих и разбирающих «письма трудящихся».

Судебная система Российской Федерации базируется на декретах Советской Власти, отвергающих все цивилизованные нормы права. «Наш суд» не является органом отправления правосудия, а органом осуществления государственной власти (Конституция РФ п. 1, ст.11). «Право есть ничто, — писал Ленин, — без аппарата, способного принуждать к соблюдению права». Сам же аппарат не нуждается ни в каких законах и правилах. Сегодня, как и во времена «диктатуры пролетариата», наши суды выносят решения не именем Закона, а именем Российской Федерации, т.е. именем беззакония и произвола. Ведь Российская Федерация есть ничто без аппарата власти. По мнению западных журналистов, сегодня Россия представляет собой некую «особую территорию», где с молчаливого согласия глав европейских государств, Европарламента, Совета Европы и ОБСЕ как бы позволено жить по законам, которые остальная Европа не может себе представить даже в страшном сне.

Для защиты оккупационного «правопорядка» коммунисты создали систему «правоохранительных» органов, включающую «судебно-карательные» органы и незаконные вооруженные формирования в составе МВД – КГБ. Ныне внутренние войска по своей численности и обеспеченности превосходят российскую армию. Содержание этой армады крайне обременительно и опасно для общества.

В помощь «правоохранителям» была создана система прямого участия структур КПСС в расследовании уголовных дел, производстве арестов, в подборе кадров судей и прокуроров, в предрешении результатов судебных разбирательств. И сегодня только инопланетяне могут поверить в независимость суда от исполнительной власти. Согласно выводам бывшей судьи Конституционного Суда РФ проф. Т. Морщаковой, выстроенная судебная «вертикаль» — это конец независимой судебной власти.

В результате деятельности советской правовой системы через судебно-лагерный конвейер прошли десятки миллионов людей. Только с 1961 года у нас в стране были осуждены 70 миллионов человек. Уголовный образ жизни и воровской жаргон проникли во все слои общества. Сегодня в России воруют и обманывают практически все, поскольку на легальные доходы прожить невозможно.

При наличии закона о борьбе с отмыванием «грязных» денег, полученных преступным путем, вся страна уставлена вещественными доказательствами наличия таких доходов. Шикарные особняки растут, как грибы после дождя. Особенно это заметно в Московском регионе. Стоимость многих из этих объектов исчисляется сотнями тысяч и миллионов долларов. Вместе с тем, их владельцами зачастую являются скромные служащие или «нищие» пенсионеры.

По отношению к хозяевам особняков российская Фемида, за редким исключением, хранит гробовое молчание. Более того, по нынешним законам, многие из незаконно возведенных строений вообще не существуют в природе и не подлежат налогообложению. И это при том, что Правительство постоянно сетует на недостаток инвестиций в реальный сектор экономики. Невольно вспоминается притча о ленивом и лукавом рабе, закопавшем свой талант в землю.

Во второй половине 80-х годов прошлого века партийно-советские круги начали тесно сотрудничать с криминальными группировками. И это далеко не случайно, альянс коммунистов и уголовников проходит красной нитью через всю историю КПСС. Особенно «плодотворным» этот союз оказался после прихода большевиков к власти. Например, в 1917-1921г.г. уголовники активно привлекались к участию в большевистской кампании по изъятию у населения продуктов питания, денежных средств и личных вещей. В советских концлагерях уголовное «ядро» служило для лагерной администрации орудием подавления и устрашения т.н. «политических» заключенных.

Ныне в ряде регионов возникли коммуно-бандитские режимы власти, именуемые «бандократией». Местные номенклатурные группировки и сросшиеся с ними преступные сообщества переходят к физическому террору и массовому уничтожению людей. Например, согласно опубликованным данным, на счету рязанской «айрапетовской» группировки числятся убийства нескольких сотен (!) бизнесменов и вообще неугодных кому-то лиц. Такая «модель» власти распространяется по всей России.

В итоге некогда Святая Русь превратилась в «вертеп разбойников». Если раньше Россия славилась тульскими пряниками и самоварами, саратовскими гармониками, тамбовскими окороками, то сегодня – одноименными преступными группировками. Русскоязычные преступные группировки действуют в 50 странах мира. Беспартийные граждане оказались втянутыми в систему преступной круговой поруки и остаются ее заложниками. Политическим оформлением этой системы явился пресловутый избирательный «блок коммунистов и беспартийных». Этот блок остается «нерушимым» и по сей день.

Механизм действия коммунистической круговой поруки хорошо виден на материалах публикаций о систематических хищениях средств, направляемых на «восстановление народного хозяйства» Чечни. Думские коммунисты (если угодно, «бывшие») исправно голосуют за выделение упомянутых средств, другие регулярно расхищают эти средства, третьи неутомимо возбуждают уголовные дела по фактам хищений и злоупотреблений. Круг замыкают избиратели, которые неизменно голосуют за представителей бывшего «боевого авангарда» советского народа. Последние, придя в Думу, снова выделяют деньги «на Чечню» и т.д. В итоге виноватых нет, все довольны, каждый делает свой бизнес.

«Бездействие власти перед лицом нарастающей коррупции,- заявляют участники Национального антикоррупционного комитета (НАК), — может иметь катастрофические последствия вплоть до развала российской государственности». Под этим заявлением подписались А. Вольский, Б. Громов, Б. Немцов, С. Степашин, И. Хакамада и другие видные деятели, всего 35 человек. …

На фоне тотальной криминализации власти, общества и бизнеса не умолкает разговор о том, Россия фатально обречена быть могучей, великой, процветающей и т.д. Россия не раз выходила из кризисных ситуаций, так будет и на этот раз. «Наше прошлое, — сказал В. Путин на инаугурации 7 мая 2004 года, — безусловно придает нам силу».

Поводом для подобных заявлений может служить временная стабилизация оккупационного режима. Действительно, «эпоха бурь и революций» 90-х годов XX века ныне сменилась полосой очередного «застоя» с его до боли знакомыми театральщиной, парадностью, казенным оптимизмом и тотальным лицемерием. Политическое господство номенклатуры кадров КПСС остается незыблемым. Они бесконтрольно распоряжаются средствами государственного бюджета, природными богатствами страны и львиной долей приватизированного имущества. За ними стоит сила МВД, ФСБ и других силовых структур. Их волю выполняет Президент.

Судя по выступлениям высоких руководителей и сообщений СМИ, государство укрепляется, экономика растет, реформы идут полным ходом. Что же касается всяких там протестов, голодовок, массовой гибели людей в результате войн, терактов и катастроф, то, как писал «вождь мирового пролетариата»: «Маленькие неприятности не должны портить большого удовольствия». Для «материалистов», привыкших измерять жизнь тоннами, кубометрами, количеством валюты, танков и ракет не существуют такие понятия как совесть, сострадание, человеческое достоинство и прочие «ненаучные категории». Ведь из них «пирогов» не напечешь.

На самом деле, перспективы создания на обломках СССР – РСФСР «эффективного государства» выглядят далеко не столь оптимистично, как утверждает официальная пропаганда. Это можно подтвердить следующими аргументами:

— советское государство «нового типа» не может быть преобразовано в инструмент демократии, также как топор палача невозможно переделать в весы Фемиды;

— номенклатурные «менты» не заинтересованы в создании «полицейского государства», поскольку полиция подчиняется Закону и служит ему;

— номенклатурные бюрократы не заинтересованы в создании правового государства, поскольку оно ограничивает их произвол;

— кадры КПСС и их окружение не заинтересованы в создании демократического государства, поскольку оно ограничило бы их монополию на власть и собственность;

— оккупанты не заинтересованы в развитии гражданского общества, поскольку «товарищами» управлять легче, чем гражданами;

— коррумпированным бюрократам не нужна сильная армия для защиты Отечества, поскольку их «отечество» — это воровская «малина», где можно без труда делать бешеные деньги и при этом ни за что не отвечать;

— коммунистам выгодно расчленить Россию на «независимые» вотчины, чтобы навсегда уйти от ответственности за преступления своей партии;

— награбленные у народа деньги КПСС не возвращены народу и тайно работают на оккупантов.

В этой связи, принимаемые правительством чрезвычайные меры по борьбе с «международным терроризмом» приведут лишь к многократному увеличению цен на «услуги» бюрократии и дальнейшему развитию и без того гипертрофированной сферы теневой экономики.

Коммунисты превратили Российское государство в орудие самоуправства и, тем самым, лишили себя спасительной сени Закона. Они превратили народ в «Социально-однородную» маргинально-люмпенскую массу и, тем самым, лишили себя народной поддержки. Толпа не может быть надежной опорой власти, она может лишь пополнять ряды нищих, террористов и уголовников. «Чем больше людей, лишенных политического правосознания, — писал русский философ И. Ильин, — участвуют в государственной деятельности /хотя бы в форме голосования/, тем большая опасность возникает для государства».

Таким образом, оккупанты оказались в «чистом поле» один на один, с ими же порожденными терроризмом и оргпреступностью. Поэтому все более остро встает проблема передела власти и собственности между коррумпированными «чиновниками», ворующими на «законном» основании и нелегитимными «ворами в законе». Последние все настойчивее заявляют о своих притязаниях на власть и статус «Неприкасаемых». Особенно это заметно в регионах.

В ноябре 2004 года в Екатеринбурге среди бела дня в центре города состоялась сходка криминальных авторитетов. Среди собравшихся, помимо лидеров преступных группировок, были госслужащие разных уровней и депутаты местного законодательного собрания. Милиция присутствовала в качестве наблюдателей. «Почтенное» собрание приняло обращение к федеральным властям с рекомендациями по решению актуальных проблем силами «общественности».

Сообщение об этом сборище в печати вызвало бурю негодования у некоторых высокопоставленных «правоохранителей», что ни в коей мере не способно изменить действительность. Более того, сам федеральный Центр оказывается в заложниках у региональных князьков и сросшихся с ними криминальных групп. Москва вынуждена поддерживать бандитские режимы власти на местах в силу сложившейся системы партийной круговой поруки.

Затеянная в 1917 году большевиками «перманентная революция» переходит в стадию непрерывной криминальной войны всех со всеми. В этой войне в зависимости от ситуации власть и криминал выступают против законопослушных граждан, власть против криминала, криминальные группировки воюют между собой, доведенные до отчаяния граждане выступают против власти и т.д. В ходе этой беспощадной войны номенклатурных экспроприаторов экспроприируют и ликвидируют «как класс». Ведь с одной стороны коррумпированные должностные лица являются для воров и бандитов «партнерами» по бизнесу, а, с другой стороны, в силу занимаемых должностей, остаются «ментами», обязанными сажать воров в тюрьму.

В 30-х годах прошлого века трудящиеся СССР с чувством «поддержки и одобрения» наблюдали как расстреливают и сажают «буржуев» и всех шибко умных и грамотных. Потом пришла война и накрыла всех. Ныне «простые» люди вновь с удовлетворением наблюдают, как убивают и сажают бизнесменов и политиков. Но колокол, как всегда, звонит по всем: богатым и бедным, виноватым и «ни в чем не повинным», умным и глупым. «Чеченская модель» управления может распространиться на всю Россию. В этом случае фильтрационные лагеря и «зачистки» придут на каждую улицу и в каждый дом. …

В итоге приходим к выводу, что оккупационный режим, доставшийся в наследство от КПСС, находится в состоянии необратимого распада и не подлежит реформированию. В этой связи, любая критика идеологов и вождей новой «русской эволюции», публичные дискуссии и дебаты по поводу проводимых ими «реформ» бесполезны и вредны. Создаваемая с помощью СМИ надувная империя готова лопнуть в любой момент.

 

«Большевистская тайна» беззакония.

Фашистская диктатура в Германии просуществовала 12 лет, диктатура КПСС – 74 года. В сегодняшней Европе одна Россия, если не считать еще одного «союзного государства», остается зоной большевистской оккупации, заповедником идей Ленина – Сталина. В чем же секрет феноменальной живучести коммуно-большевизма? В отличие от несгибаемого Мальчиша-Кибальчиша, попробуем  «выдать» эту «большевистскую тайну» читателям.

Во-первых, большевики, в отличие от нацистов сделали ставку не на откровенно людоедскую программу, а на популярную среди трудящихся социалистическую идею. Коммунистическая идеология явилась удобной ширмой для обмана рабочего класса и усыпления бдительности интеллигенции. По словам акад. А. Сахарова, сталинизм «это – гораздо более изощренный заряд лицемерия и демагогии», чем фашизм.

Во-вторых, коммуно-большевики, как никто другой, смогли овладеть особой магией создавать видимость добра и прикрывать любые злодеяния заботой о «благе народа» и «счастье всего человечества». По части изобретения способов и приемов обмана, клеветы, запугивания, лести и прочих инструментов манипулирования сознанием масс они не имеют себе равных. Например, они придумали миф о коммунистическом Робин Гуде, который отнимает деньги у богатых и раздает бедным. Этот миф и поныне пользуется популярностью у значительной части электората, и способствует поддержанию рейтинга новоявленных «Робин Гудов» от политики.

Путем тотальной пропаганды и тотального устрашения коммунистам удалось внушить советским людям, что советская власть – это «высший тип» демократии, и нет другой такой страны в мире, «где так вольно дышит человек». По силе воздействия, изощренности и широте охвата геббельсовская пропаганда – всего лишь бледное подобие коммунистической пропаганды и неудивительно, что одураченными оказались не только «простые» советские люди, но и многие выдающиеся деятели, как у нас в стране, так и за рубежом. Воистину, «сам сатана принимает вид Ангела света» /2е Кор. 11, 14/.                 По-видимому Святая Русь настолько раздражала силы Зла, что для борьбы с ней потребовался особый контингент «бесов».

Действительно, чем, как не вмешательством сатаны, можно объяснить быстрое и массовое отступление миллионов русских людей от православной веры и переход в новую веру, именуемую «научным мировоззрением»? Этот духовный суррогат напрочь отвергает христианские заповеди и дает людям неограниченное «право на бесчестье». Если бы сегодня вдруг ожили наши неграмотные предки времен Ф. Достоевского, то они, наверное, умерли бы от стыда за содеянное их «самыми читающими в мире» потомками.

Благодаря «научному мировоззрению», коммунисты легко и незаметно ушли от ответственности за злодеяния своей партии, «обосновывая» и оправдывая их разного рода «научными» аргументами, типа: «историческая необходимость», «конкретные условия», «интересы большинства народа», «классовая борьба» и т.п. Оболваненные «самым передовым в мире» мировоззрением советские люди перепутали все ориентиры в различении добра и зла. Они, как правило, уже не способны отличить политику от преступлений, бизнес от мошенничества, свободу от рабства, человечность от скотства. Поэтому люди, отсидевшие в сталинских лагерях по 10 и более лет, едва освободившись, бежали восстанавливаться в партии. По той же причине большинство нынешних «россиян» не испытывают ни малейшего сострадания к жертвам политических репрессий, а кумиры молодежи по-прежнему остаются кровавый тиран И. Джугашвили, но не   А. Сахаров и не А. Солженицын.

Налицо тяжелейшая патология общественного сознания. Хорошо сказал по этому поводу поэт – эмигрант Н. Каржавин: «Русский человек на уровне бытовых отношений – хороший человек, хотя на уровне общественных отношений начинается что-то ужасное». Слово «патология» в переводе с греческого означает «страдание». Действительно, изуродованное сознание самым губительным образом сказывается на социальном, психическом и физическом здоровье народа. Ведь недаром говорят: «Рыба тухнет с головы».

Молодежь страдает от безысходности, аполитичности, провалов исторической памяти и нераскаянных грехов отцов. Такая молодежь обречена работать за копейки на оккупантов или пополнять ряды нищих и уголовников.

Бизнесмены лишены классового сознания, неорганизованны и панически боятся коммунистов. Они вынуждены заискивать перед властью, вступать с ней в односторонние сделки и соглашения; неоправданно рисковать, платя при этом огромную дань в виде грабительских налогов, взяток и поборов. Стало нормой, что бизнесменов в России чуть ли не ежедневно безнаказанно убивают среди бела дня как мух или комаров.

Особенно повредилась умом интеллигенция. Примером патологического раздвоения сознания «толпы профессоров» явился Конституционный суд по «делу КПСС». На нем был представлен весь цвет советской юриспруденции. Практически все доводы защиты и многочисленных экспертов были основаны на разделении субъекта ответcтвенности и ее носителей. КПСС дескать плохая, а члены партии – хорошие и никакой ответственности за ее деятельность не несут. Это как если бы судили, например, «солнцевскую группировку», не привлекая к ответственности ее участников. Прекрасный способ быстро «покончить» с преступностью.

Таким образом, три поколения советских людей прошли коммунистическую школу лжи и лицемерия, в которой учителями являлись родители, воспитатели, начальники, парторги, комсорги, профорги, пропагандисты и агитаторы. Отрава содержалась в книгах, газетах, кинофильмах, теле-радио передачах, произведениях советского искусства.

Ныне наряду с традиционными лозунгами «социальной справедливости», правящая номенклатура без зазрения совести использует идейные установки Белого Движения: культ российской государственности, национальное единство, экономическая свобода, отрицание классовой борьбы и другие. В то же время, нынешние «государственники» и «русские патриоты» не отождествляют себя с «белыми» и не признают их историческую правоту.

Пожалуй, нет таких обличий, в которые бы не рядились коммуно-большевики ради достижения своих целей и интересов. В условиях номенклатурной «многопартийности» они и их клевреты заполнили все ниши идеологического спектра российской политики, за исключением антикоммунизма. Ослепленные былым могуществом и имперскими амбициями коммунисты продолжают бредить в духе «основных направлений» совершенствования всего и вся и уже неспособны переосмыслить свое коммунистическое прошлое с позиций демократии и прав человека. Никто из стоящих у власти креатур КПСС, не выступил с политическим заявлением, осуждающим преступления КПСС, и не покаялся за свое пребывание в ней.

Сохранению оккупационного режима в России во многом способствует идейная слабость антикоммунистических движений. После разгрома Белого движения на фронтах Гражданской войны организованное сопротивление коммунистическому режиму вновь возникло лишь в 60-х годах XX века в форме правозащитного движения. С этим движением связаны имена известных советских диссидентов: С Ковалева,  А. Сахарова,  А. Гинзбурга и других.

В конце 80-х – начале 90-х годов получило развитие демократическое движение. В 1988 году был создан Демократический Союз /ДС/. В 1990 году возникло движение «Демократическая Россия». Позднее был создан «ДемВыбор», преобразованный впоследствии в «Союз Правых Сил» /СПС/.

В 1987 году с появлением группы «Гражданское достоинство» начало заявлять о себе либеральное движение. Ныне на позиции либерализма перешли многие демократы из СПС. В 2004 году была создана партия «Либеральная Россия», в которую вошли некоторые известные бизнесмены, получившие титул «олигархов».

Разумеется, все участники этих движений в прошлом советские люди; многие из них состояли в КПСС и ВЛКСМ. Все мы вышли из советской «шинели». Естественно, что сознание этих людей в той или иной степени деформировано коммунистической идеологией. Тот же А. Солженицын пишет, что его диссидентство началось с изучения «диамата». Один из лидеров неформального демократического движения И. Чубайс начинал с создания «Демократической платформы» в КПСС, впоследствии преобразованной в Демократическую партию.

Бесконечные дискуссии, унылые констатации и бесплодная критика сочетаются в этих движениях с политической наивностью и организационным бессилием. Так, например, участники Всероссийского чрезвычайного съезда в защиту прав человека /2001 г./ адресовали свои критические замечания, протесты, призывы и предложения властным структурам в надежде, что там прислушаются и примут надлежащие меры. Получается известный замкнутый круг: жалоба поступает тому, на кого жалуются. К тому же критиковать коммунистов за нарушение прав человека – это все равно, что критиковать волков за то, что они питаются мясом. При этом маловероятно, что номенклатурные «волки» станут есть траву, которую им предлагают правозащитники.

«Страшно далеки они от народа». Ни одно из этих движений не вело серьезной работы среди населения по разрушению мифов и иллюзий коммунистической пропаганды, которые и сами они не смогли полностью преодолеть. Все программы демократов и либералов, как правило, строятся без учета состояния личности советского человека и особенностей восприятия советскими людьми таких понятий как «свобода», «демократия», «права человека» и т.п. В результате пишется одно, а слышится совсем другое.

Идейная, политическая и организационная слабость антикоммунистических движений в России позволяет коммунистам с их огромным опытом пропаганды и контрпропаганды без особого труда дискредитировать эти движения и их представителей в глазах народа. Раньше диссидентов представляли злобными клеветниками, тунеядцами, отщепенцами, сионистами, сумасшедшими, «абстрактными гуманистами», гомосексуалистами. Ныне идет новая волна обвинений правозащитников в пособничестве террористам и «обслуживании сомнительных групповых и коммерческих структур».

В силу указанных особенностей, российские диссиденты и правозащитники не оказали заметного влияния на общество и не вызывают особых симпатий у населения. Их вклад в борьбу с коммуно-большевизмом оказался намного скромнее понесенных жертв и лишений.

Паралич общественного сознания послужил причиной «электорального краха» СПС и либеральной идеи. Все ключевые слова из программы партии «Либеральная Россия»: свобода, человечность, благополучие, мир и т.п. содержатся в программных документах КПСС. Нам со школьной скамьи внушали особый смысл этих слов в условиях социализма. Сегодня эти слова обесценились вместе с программой Компартии. Поэтому лозунги либералов вызывают у людей лишь раздражение и насмешку. Единожды солгавши, кто тебе поверит? Многие бывшие коммунисты и комсомольцы использовали демократические лозунги и либеральные идеи в целях личной карьеры и наживы. Отсюда родился миф о том, что либерализм якобы нам не подходит. Если под словом «нам», имеется в виду оккупанты, то им конечно не подходит.

По нашему мнению, бесконечные споры, подходит ли «нам» демократия или нет, носят преднамеренно беспредметный и бессодержательный характер. Дело в том, что реальная демократия в современном мире может быть только буржуазной. Суммы, затрачиваемые на «раскрутку» одного депутата, могут быть только у бизнесменов или у государства. Если «партия власти», используя служебное положение и бюджетные средства, сама себя выдвигает и избирает – это не демократия.

Именно об этом умалчивают «правые» в своих манифестах и программах, опасаясь потерять на выборах голоса бюджетников и пенсионеров. За 13 лет рыночной экономики у нас не возникло ни одной буржуазной партии, способной последовательно защищать интересы всего «среднего класса» России. Ни одна из ныне функционирующих организаций предпринимателей не представляет реальные интересы  бизнеса. Предприниматели разобщены идейно и политически, и каждый из них стремится урвать побольше выгод для себя, в ущерб остальным. Таковы результаты работы СПС и «Либеральной России» со «средним классом», интересы которого они взялись отстаивать.

Концентрированным выражением идейного бессилия и политической демагогии «правой» оппозиции явился Всероссийский гражданский конгресс «Россия за демократию, против диктатуры», проходивший в Москве в декабре 2004 года. В нем приняли участие более 1000 правозащитников, демократов и либералов. Все они дружно ругали «власть» и предлагали разные способы борьбы с нею. Но, во-первых, сама по себе власть – это необходимый институт, и бороться с ней бессмысленно и преступно. Во-вторых, большинство выступавших сами представляли эту власть, либо до сих пор в ней находятся. Так, что по существу эти люди борются сами с собой или со своей тенью.

Впрочем, сами участники конгресса дружно признали, что ни один демократический лидер или партия не пользуется популярностью среди избирателей. И действительно, за годы «демократии» это слово превратилось в ругательство. Большинство россиян убеждено, что все «дерьмократы» — пустословы и обманщики. Иных известных либералов уже нет, а «те далече». Их пример убеждает в том, что никакие миллиарды долларов не способны заменить идею в политической борьбе.

В 1997 году в Москве была предпринята единственная в своем роде попытка создать общегражданское движение «За демократию без коммунистов». В своем обращении к согражданам, опубликованном в демократической печати, Оргкомитет движения открыто провозгласил своей целью полную и всестороннюю декоммунизацию России. За прошедшие годы участниками движения без какой-либо финансовой поддержки со стороны, были опубликованы целый ряд материалов, проведена первая в истории научно-практическая конференция по проблемам декоммунизации России, организованы политические акции.

Однако, в силу указанных выше особенностей сознания и личных амбиций интеллектуалов, движение не получило должной поддержки и развития. Само слово «декоммунизация» до сих пор вызывает у многих известных нам либерально настроенных и мыслящих людей состояние, близкое к шоку. «А как же без них?», т.е. без коммунистов. В этом вопросе, пожалуй, и есть высшее «достижение» коммунистической пропаганды.

В итоге приходим к выводу, что коммуно-большевизм – это, в первую очередь, система духовного закабаления человека и превращения его в добровольного раба. Не думать, не решать, ни за что не отвечать, во всем полагаясь на власть – вот истинное «счастье» и «свобода» советского человека.

Огромные пласты лжи и лицемерия погребли под собой настоящую человеческую жизнь души и сердца, деформировали личность до безобразия. Охватившая наше общество социальная болезнь сродни алкоголизму и наркомании. Человек болен, а ему кажется, что он здоров. Поэтому большинство россиян и поныне предпочитают оставаться в плену привычных социальных мифов и иллюзий, не хотят знать правду и боятся ее.

В сфере политической идеологии у нас сегодня господствуют два типа невежества: «высокоумие гордых» и «надменность притеснителей» /Ис. 13, 11/. Поэтому за 15 лет «демократии» в России так и не сформировалась реальная оппозиция оккупационному режиму и, соответственно не появились независимые демократические лидеры как, например, электрик Л. Валенса или драматург В. Гавел. …

 

Демократия – это революция «снизу».

Альтернативой эволюции является революция. За годы «демократии» слово «революция» приобрело у нас крайне негативное значение сродни экстремизму и терроризму. Вчерашние наследники «славных революционных традиций», почитатели Павки Корчагина друзья Ф. Кастро Че Гевары ныне шарахаются от этого слова, как черт от ладана.

Между тем, само по себе слово «революция» не содержит в себе ничего плохого и означает лишь «глубокое качественное изменение в развитии каких-либо явлений». Известно, что некоторые современные демократии как, например, во Франции, в Англии, в Америке  возникли в результате революций.

После расторжения Варшавского договора и распада СССР, произошла серия «бархатных» революций в странах Восточной Европы, Балтии, в Грузии и на Украине. Во всех случаях свержение коммунистических режимов произошло относительно мирным путем. В результате – прогресс налицо, во всяком случае, назад в «социалистический лагерь» никто не просится.

Напомним также, что за 8 лет после первой русской революции 1905 года произошел резкий подъем экономики, и к 1913 году Россия достигла наивысшего расцвета в своем развитии. Таким образом, исход революции зависит от того, как люди умеют пользоваться ее плодами.

России в этом плане не повезло. Буржуазно-демократическая революция 1917 года была абортирована большевистской контрреволюцией, которая подвергла народ в еще худшее рабство и привела к регрессу в человеческом развитии.

Последним «революционером большевиком», по его же определению, стал   М. Горбачев. Он провозгласил: «Перестройка – это революция сверху» и призвал советских людей «начать с себя», «почиститься», «все делать по совести». …Однако ни один тоталитарный режим не способен к самосовершенствованию, и революции не происходят без выступлений оппозиции, без народного восстания, без «румынского варианта» и т.п. Естественно, коммунистическая «революция сверху» с треском провалилась.

В конце 80-х годов прошлого века в СССР, по примеру стран Восточной Европы, повеяло антикоммунистической революцией «снизу». Мы хорошо помним сотни тысяч демонстрантов на улицах и площадях Москвы и лозунги: «Требуем отставки кровавого диктатора!», «КПСС – палач!», «КПСС к суду!», «КПСС, тебя ждет Нюрнберг!». До сих пор  ждет, покричали и разошлись. Тем не менее, некоторые восторженные интеллигенты всерьез восприняли события августа 1991 года и последовавший за ними роспуск КПСС как антикоммунистическую революцию.

…Ни один из Указов Президента РФ Б. Ельцина по ликвидации последствий антинародной диктатуры КПСС не был выполнен в полном объеме.

Возвращаясь к теме революции, вспомним пассажи Ленина о том, что во Франции, Англии и Германии потребовались две-три революции, чтобы довести начатое дело до конца. В России было две демократические революции, последняя из них произошла         87 лет назад. Так, что исторический шанс еще есть; как говорится: «лучше поздно, чем никогда».

В настоящее время субъективные предпосылки антикоммунистической революции в России отсутствуют. Причины тому – низкий уровень политического правосознания населения; отсутствие непримиримой оппозиции и лидеров, последовательно стоящих на позициях антикоммунизма; коррумпированность и аполитичность «новой русской» буржуазии и другие.

Вместе с тем, налицо все объективные предпосылки революции. За 20 лет эволюционных преобразований коммунистического режима так и не решены вопросы о власти и собственности и, прежде всего, о собственности на землю.

Предвижу стандартный набор обвинений в стремлении вновь расколоть общество на красных и белых, «раскачать лодку», «дестабилизировать обстановку» и т.п. На самом деле ничего не надо раскачивать и раскалывать. Наше общество и без того расколото, как зеркало, по разным направлениям: национальным, религиозным, социальным. На одном полюсе – «блатные миллиардеры», на другом – нищие пролетарии. Беспартийные избиратели и их партийные избранники – это по сути дела антагонисты, которые живут в разных странах и разговаривают на разных языках. В одном случае – это язык человеческого общения, в другом – «птичий язык» партбюрократии, на котором можно говорить все ни о чем.

Коммунисты давно раскачали «лодку» и раздули мировой пожар «на горе всем буржуям», в т.ч. и самим себе. Гражданская война в России не прекращается с 1917 года, переходя то в «горячую», то в «холодную» фазы. Ныне она переходит от разрозненных акций протеста, бунтов, скрытого саботажа и вредительства в стадию тотального терроризма и междоусобных войн. Российский терроризм – это одно из проявлений бессилия граждан перед тоталитарной властью, следствие невозможности открыто демократическим путем разрешить возникшие противоречия.

В отличие от фронтов Гражданской войны 1917-1922 годов между «красными» и «белыми», линия фронта между оккупантами и оккупированным народом по большей части размыта, либо вовсе не осознается обществом. Такое состояние искусственно поддерживается оккупационными СМИ и кликушествующими интеллигентами. Когда неясно, кто свои и чужие, можно всю жизнь бороться с призраками или друг с другом до полного самоуничтожения.

На фоне стихийных процессов и угрозы криминальной катастрофы, освободительная революция как сознательный акт социального развития была бы величайшим благом для России и всего мира. Уже само по себе политическое размежевание беспартийных граждан с коммунистами позволило бы объединить наиболее здоровую и дееспособную часть населения на основе привнесения в политику совести и здравого смысла, утраченных оккупантами.

Основная идея антикоммунистической революции состоит в том, что освобождение от коммунистического наследия и советской идентичности, является необходимым условием предотвращения национальной катастрофы и воссоздания русской национальной идентичности.

Реализация этой идеи возможна только в случае безоговорочного признания коммуно-большевизма пределом духовного и нравственного падения русской нации. «Народ должен испугаться самого себя, — писал известный русский революционер             В. Чернов, — и от этого проникнуться мужеством». В противном случае, нам просто не от чего оттолкнуться в попытках выйти из затянувшегося кризиса.

Писатель Имре Кортес, бывший узник Освенцима, в своем труде, удостоенном Нобелевской премии 2002 года, высказал мысль о том, что феномен Освенцима есть «конечный пункт» в мировой истории, «нулевая отметка» духовного и нравственного падения человека и человечества, воплощение ада на земле. Ранее русский писатель А. Солженицын получил Нобелевскую премию за роман «Архипелаг ГУЛАГ», в котором описаны ужасы советских концлагерей.

Очевидно, что эти два события – одного порядка по своей значимости. Ведь по сути дела, фашистские концлагеря – это немецкая версия ГУЛАГа, а палачи Освенцима последователи чекистов.

Если признать ГУЛАГ за «нулевую отметку», то всякое общественное развитие возможно для нас в двух направлениях: в ГУЛАГ или от него. В этой связи, возврат к правопорядку, существовавшему в России до 1917 года, был бы для нас торжеством гуманизма и справедливости. Во всяком случае, если бы режим царской тюрьмы и ссылки был подобен режиму ГУЛАГа, то ни о каких большевиках не было бы и речи.

И поныне условия содержания людей в местах лишения свободы в России сохранили основные черты советской исправительной системы. Ее главное назначение – не исправление людей, а подавление и уничтожение личности, превращение людей в больных и озлобленных зверей.

Историческая особенность новой русской революции и ее коренное отличие от большевистской контрреволюции состоит в том, что ее истоки лежат не в материальной, а в духовной сфере.

Это не дано понять номенклатурным «реформаторам», «оппозиционерам», политологам и аналитикам. Ведь у «диалектических материалистов» бытие определяет сознание, а практика – критерий истины. Отсюда, истинным для них является все то, что способствует достижению власти, богатства и успеха. Соответственно творящийся вокруг «беспредел» определяет их общественное сознание.

Гуманитарный смысл антикоммунистической революции состоит в освобождении народов бывшего СССР от духовного рабства и бесовщины, порожденных в душах и сердцах людей октябрьской контрреволюцией. В ходе революции предстоит вернуть российскому человеку его целостный образ, разрушенный в ходе большевистских экспериментов по формированию личности «строителя коммунизма».

При этом мы исходим из того, что нераскаянные: цареубийство, святотатство, массовое уничтожение людей, попрание человеческого достоинства до сих пор лежат тяжелым грузом и проклятием на совести советских людей и их потомков.

Конечно, для бессовестных материалистов «красный террор» — это лишь эпизод классовой борьбы за «счастье трудящихся», который не идет ни в какое сравнение с великими победами и достижениями советского народа». «Лес рубят, щепки летят». С позиций совести  все наоборот: все победы и достижения – ничто по сравнению с абсолютным злом, которому нет и не может быть никакого оправдания.

У нас еще не перевелись разного рода ученые, историки, политологи и прочие эксперты, которые пытаются «объективно» взвесить все «плюсы» и «минусы» коммуно-большевизма с целью его оправдания. Но история – не физика и не бухгалтерия. Лучшим доводом против аргументов палачей и их апологетов служит Нюрнбергский процесс над фашистскими главарями. Эти люди тоже сделали немало хорошего для Германии: укрепили «вертикаль» власти, восстановили разрушенную войной экономику, ликвидировали «олигархов», накормили народ и т.д. Но судили их не за достижения, а за преступления против мира и человечности. Интересно, как бы реагировали отцы и деды нынешних «согласителей» и «примирителей» жертв с палачами, если бы международный трибунал оправдал нацистов по приведенным выше обстоятельствам?

Таким образом, важнейшей составной частью антикоммунистической революции является коренное изменение взглядов и представлений, сложившихся под воздействием коммунистической пропаганды и советского образа жизни. В значительной степени это зависит от изменения отношения к образу И. Джугашвили как «великого вождя» и «отца народов». На самом деле: «Ваш отец диавол…, он был человекоубийца… ибо нет в нем истины /Ин. 8, 44/. Учитывая известные факты биографии и личностные характеристики этого человека, с позиций совести и здравого смысла он предстает как позор России. Таких как он, на Руси называли отребьем, сбродом, злодеями и убийцами.

Разумеется, отречение от советского прошлого отнюдь не означает, что с понедельника всем нам надо начинать жизнь с «чистого листа». В основу нового общественного устройства и образа жизни россиян могут быть положены духовно-нравственные и государственно-правовые традиции исторической России; интеллектуальное наследие русских эмигрантов и советских диссидентов; современный опыт демократического развития бывших социалистических стран, освободившихся от коммунистического ига; наконец, положительный опыт функционирования демократических институтов в самой России. Другое дело, что их эффективность остается крайне низкой, поскольку демократическая власть в основном состоит из коммунистических оборотней.

Таким образом, политический смысл антикоммунистической революции состоит не в борьбе с существующей властью как таковой, а в ликвидации политического господства номенклатуры КПСС, их наследников и приспешников, узурпировавших власть в центре и на местах. В историческом плане это близко к целям движения «Советы без коммунистов», возникшему в 1921-22  г.г. на юге России.

В этой связи, призывы коммуно-патриотов к народному восстанию, партизанской борьбе с «жидовскими оккупантами», «олигархами» и т.п., в лучшем случае – простое сотрясение воздуха, в худшем – могут привести к «бессмысленными беспощадным» бунтам, либо к банальным погромам.

Факт незавершенности антикоммунистической революции – это «осиновый кол», который вобьют потомки в политические могилы разного рода оборотней, болтунов и кликуш, именующих себя патриотами, либералами и демократами. Не следует забывать, что запоздалая буржуазно-демократическая революция в России закончилась крушением Империи, а затянувшаяся «перестройка» — развалом СССР.

Россия как уникальное явление мирового масштаба, не может выбирать между Западом и Востоком, севером и Югом; у нее один выбор: быть или не быть. В этой связи, лукавые призывы оккупационной пропаганды «подвести черту» под прошлым, к «согласию и примирению» красных с белыми на деле означают подведение черты под Россией, как таковой, и согласие с таким исходом; для тех, кто не согласен, следует другой вывод: красные должны уйти.

 

Вместо послесловия: цена «блага народа».

Может сложиться впечатление, что автор все отвергает и ничего не предлагает: где же «конструктив» и «позитив»? Что делать-то? На это можно ответить следующее. Еще со времен Белого Движения 1918-1922г.г. ученые, политики и общественные деятели наработали огромное количество идей, концепций и программ развития России. Взять, например, политическую программу ген. Л. Корнилова, реформаторские планы  А. Косыгина, программу «500 дней», Программное заявление движения «За демократию без коммунистов», законодательные предложения независимых депутатов по реформированию армии, пенсионной системы, ЖСК и т.д.

Однако весь этот интеллектуальный потенциал остается не востребован по причине отсутствия политической воли и откровенного саботажа правящей номенклатуры. Ведь по своей сути – это «ликвидационный комитет», действующий по принципу: после нас хоть потоп.

В условиях сохранения оккупационного режима наиболее реалистичной нам представляется позиция Белого Движения, получившая название «непредрешенчество». Ее смысл сводится к тому, что без отстранения коммунистов от власти любые разговоры о будущем России бессмысленны и вредны.

В отличие от «хлопобудов», т.е. людей, которые хлопочут о будущем, и имперских «возрожденцев», мы считаем, что сегодня главное – это не создание моделей и «сценариев» будущего, а освобождение от большевистской оккупации и ликвидация ее последствий. Будущее само позаботится о себе.

Поэтому, вместо извечного вопроса: «Что делать?» для нас куда более актуальным является вопрос: «Чего не делать?» В этой связи, уместно вспомнить слова русского историка О. Ключевского: «Нам достаточно не думать и не поступать как наши предки, чтобы стать умнее и порядочнее, чем мы теперь». Сегодня нам достаточно не думать и не поступать, как советские люди, чтобы стать свободнее и богаче, чем теперь.

Во-первых, пора перестать думать, что т.н. «благо народа» может быть достигнуто путем отказа от свободы и демократии, благодаря «неустанной» заботе партии и правительства. Во-вторых, не голосовать за креатуры КПСС и производных от нее структур, не соглашаться и не примиряться с их пребыванием во властных структурах. Вот, по крайней мере, два исходных момента на пути к «благу народа», практически осуществимых каждым гражданином.

Газета «Московский комсомолец» /17.12.04/ опубликовала «прейскурант» цен на ряд «услуг», которые за взятки оказывают работники прокуратуры, суда, аппарата правительства, МВД и центрального телевидения. Например, организация нужного постановления правительства стоит от 100 тыс. долларов и выше. Но это только часть всего «ассортимента» взяток и поборов, которые граждане платят при оформлении бесчисленных справок, разрешений, свидетельств, лицензий, регистраций и т.д., и т.п. По опубликованным оценкам, ежегодные доходы от коррупции в сумме составляют порядка 40 млрд. долларов. Такое возможно лишь в условиях тотальной круговой поруки, организованной между ветвями и внутри структур власти в условиях диктатуры КПСС.

К этому следует добавить сумму невозвращенных в казну денежных средств КПСС и средства, идущие на содержание номенклатурных псевдопартий и множества паразитических структур, оставшихся от тоталитарного режима или изобретенных его реформаторами.

В итоге получается сумма, вполне сопоставимая с ежегодными доходами бюджета РФ. В отличие от проектов удвоения ВВП и прочих образов «светлого будущего» — это вполне реальные деньги. Они могли бы пойти на пополнение налоговых поступлений и на инвестиции в реальный сектор экономики.

Очищение структур власти и управления от партийно-советской номенклатуры и повсеместный приход во власть новых людей без старых «связей» уже само по себе есть величайшее благо для народа. Только освободившись от полчищ номенклатурных кровососов, человек действительно сможет «вольно дышать» в своей стране.

Мы отнюдь не собираемся представить дело так, что на смену красным «дьяволам» придут сплошь белые «ангелы». Но даже в условиях тоталитарного режима коммунистам потребовалось не один десяток лет, чтобы создать систему коррупции в масштабах всей страны. В условиях экономической свободы и демократии воссоздать эту систему заново будет практически невозможно, поскольку за такой срок экономика России уйдет далеко вперед. В новых условиях коррупция в ее нынешнем доморощенном виде станет просто невыгодным и опасным делом, как во всех «цивилизованных странах».

Что же касается опасений по поводу отсутствия у новых кадров опыта административной и хозяйственной работы, то у большевиков его тоже не было. Но, в отличие от 1917 года, в стране появилось много молодых специалистов в области права, экономики, менеджмента, многие из которых не могут найти себе достойного применения. А в смысле опыта политического бандитизма и воровства, то избави нас Бог от такого «опыта». Так, что беспартийным гражданам России нечего терять, кроме своих цепей.

М.С. Загулин


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Мирная акция под эгидой газеты "Великая Эпоха" в Израиле
  • Осознание прошлого
  • Футболки с надписью «СССР» – угроза эстонскому государству?
  • Чудовище по имени Маркс
  • В Киеве прошла акция-выставка "Девять комментариев о коммунистической партии"


  • Top