Все разделы
Велика Эпоха мультиязычный проект, эксперт по Китаю
×
Все новости » Мнение » Интервью » Эксклюзивное интервью с Ло Юем: Номенклатурная молодёжь идёт к тому, чтобы порвать с компартией Китая

Эксклюзивное интервью с Ло Юем: Номенклатурная молодёжь идёт к тому, чтобы порвать с компартией Китая


Ло Юй, сын близкого к Мао Цзэдуну генерала НОАК Ло Жуйцина, некогда занимал должность в генштабе армии коммунистической партии Китая (КПК) и дослужился до старшего полковника. Не желая участвовать в грязных делах вместе с армейскими коррупционерами, Ло Юй после событий на Тяньаньмэнь (1989 г.) покинул Китай, за это его изгнали из армии и из партии. /epochtimes.ru/

Недавно Ло Юй опубликовал открытое письмо Си Цзиньпину с призывом положить конец однопартийной диктатуре в Китае. Корреспонденты китайского издания «Великой Эпохи», телекомпании NTD и английского издания «Великой Эпохи» 12 декабря 2015 года взяли у Ло Юя совместное интервью.

Это четвёртая из серии статей, в которой Ло Юй рассказывает о том, как он отказался от службы на высокой должности в армии и от «денежной карьеры». Будучи одним из хунэрдай (номенклатурная молодёжь, сыновья и дочери партийных функционеров КПК), Ло Юй советует другим детям высокопоставленных партийных чиновников выйти из КПК и иметь дело только с честными людьми.

— Будучи сыном генерала армии, одним из хунэрдай, Вы покинули материковый Китай и ушли в отставку. В то время Вы уже были начальником штаба авиационного оборудования (в звании старшего полковника). Если бы Вы остались и продолжили службу, то сейчас были бы замминистра или командующим военным округом. Жалеете, что тогда ушли?

Ло Юй: Не жалею! Абсолютно не жалею! По крайней мере, меня не задушили. Когда людям надо выживать, им приходится приспосабливаться. А я такой человек, что не очень-то умею это делать. Поэтому то, что я, как вы говорите, дослужился бы до такого или иного чина, мне безразлично. По сути, это была ранняя отставка.

— Вы порвали с компартией, покинули эту среду. Как это повлияло на Вашу семью и на Вас лично?

Ло Юй: Разумеется, это не понравилось Дэн Сяопину и Ян Шанкуню (тогдашние верховный лидер партии и председатель КНР соответственно). Они полностью лишили меня пенсии, которая причиталась после ухода в отставку. Ничего мне не оставили. Сейчас я живу за счёт сына, родственников и близких друзей. Во всяком случае, я ничего не беру у коммунистической партии.

Поворот в мышлении и разрыв с коммунистической партией

— Расскажите, пожалуйста, как возник поворот в Вашем мышлении?

Ло Юй: Тогда у власти были Дэн Сяопин и Ян Шанкунь. Они отправили на площадь Тяньаньмэнь танки. После этого я утратил какие-либо надежды на коммунистическую партию Китая.

До этого у меня тоже были определённые расхождения с Дэн Сяопином и Ян Шанкунем. Эти расхождения главным образом заключались в том, что, во-первых, я считал, что армия не должна заниматься бизнесом, а, во-вторых, я знал, что они (Дэн Сяопин и Ян Шанкунь посредством своих зятьёв) получали откаты. Поэтому у меня по отношению к ним сложилось определённое мнение. Но эти расхождения в мнениях были не такие серьёзные, как при учинении бойни над студентами.

Когда-то честные чиновники искореняли продажных чиновников, а потом продажные чиновники стали искоренять честных. «Мы все продажные. Ты ни капли не продажный? Что ты задумал?»

— Благодаря этим случаям Вы осознали порочность КПК, направившей оружие против своего народа, против студентов?

Ло Юй: Да! Это неприемлемый инцидент. Хотя других случаев, когда против протестующих использовали оружие, тоже море. Кроме того, пятеро генерал-полковников написали письмо против этого. Однако после того как оружие действительно применили (4 июня 1989 г. на Тяньаньмэнь), они умолкли. В том числе были несогласны на применение оружия два маршала — Сюй Сянцянь и Нье Жунчжэнь.

— Вы не хотели вместе с ними участвовать в грязных делах?

Ло Юй: Да! Я почувствовал, что больше не могу надевать эту военную форму. Если ты нравственный и принципиальный человек, то как ты можешь оставаться военным?

Коммунистическая партия безнравственна и беспринципна

— Вы коснулись вопроса о том, что в Китае повсюду занимаются фальсификациями, в том числе говорят ложь. В своей книге Вы упоминали, что китайский народ 60 лет живёт во лжи. Можете об этом подробнее рассказать?

Ло Юй: После прихода коммунистов к власти, после 49 года вранья становилось чем дальше, тем больше. От «Упорядочения стиля», «Борьбы с реакционерами» до «Большого скачка» и вплоть до «Великой культурной революции»* лжи становилось всё больше и больше. После того как к власти пришёл Дэн Сяопин, перестали ограничиваться лишь тем, что говорили ложь, но и начали фабриковать ложь.

Всё стало фальшивым, всё наводнилось поддельными алкогольными напитками, сигаретами и поддельными товарами. Сейчас, когда приезжаешь в Китай и приходишь на рынок купить продукты, то прежде всего смотришь, не подделка ли это. В такой ситуации следует задуматься: почему это так? Почему по прошествии 60 лет жизни при коммунистической партии не стало нравственности, не стало принципов? В чём же, собственно, дело?

На мой взгляд, дело в том, что коммунистическая партия безнравственна, беспринципна, она и развратила простой народ. Если бы у партии были нравственность и принципы, то население не испортилось бы. Сейчас, поскольку компартия, совершая любое дело, не соблюдает законы, то простые люди, учась этому, тоже их не соблюдают. «Раз ты, чиновник и погряз в коррупции, я буду поступать ещё хуже».

Бюрократический капитализм не сможет спасти однопартийную диктатуру

— Судя по Вашим словам, КПК находится в бесперспективной ситуации. Дэн Сяопин положил начало бюрократическому капитализму. Экономика, вроде как, развилась, почему же Вы придерживаетесь такой точки зрения?

Ло Юй: Если Китай будет идти по пути бюрократического капитализма Дэн Сяопина, то это путь в никуда. Потому что этот бюрократический капитализм устроен так, что выгоду и пользу получает не народ, а одна лишь партия. Бюрократический капитализм применяли у себя очень многие страны, и ни одна из них не достигла успеха. Да это и невозможно. Поэтому единственный путь — это капитализм в чистом [не монопольном] виде.

В капитализме в чистом виде имеется главное содержание — демократизация, ведь дух капитализма — это свобода. Дэн Сяопин и коммунистическая партия Китая желали задушить этот дух капитализма, но хотели использовать капитал, чтобы спасти однопартийную диктатуру. Они открыли двери и позволили капитализму войти, но осуществляли политику однопартийной диктатуры.

Приведу пример. В провинции Гуандун (Кантон, самый юг Китая), когда только началась политика реформ и открытости, когда пришёл иностранный капитал, чтобы открывать заводы, если за год тысячам людей отрезало пальцы, то это считалось несчастными случаями на производстве.

Один совестливый интеллигент написал статью под названием «40 тысяч отрезанных пальцев». Он провёл сравнение производственного травматизма при однопартийной диктатуре и в демократических странах. По его словам, в демократических странах, если на заводе был отрезан хоть один палец, то сможет ли твой завод продолжать работать — само по себе уже большой вопрос.

Поэтому, хоть, как вы знаете, при капитализме тоже существуют бессовестные люди, они обузданы законом и не могут безнаказанно заниматься плохими делами. Если в Китае появится демократия, появится закон, то чиновники больше не посмеют заниматься коррупцией.

Никакого хаоса при демократии не наступит

— В своей статье Вы упомянули, что в Китае кризис, и его источник — однопартийная диктатура. Если однопартийная диктатура закончится, что будет с Китаем?

Ло Юй: Когда закончится однопартийная диктатура, в Китае наступит демократия. Демократия не может решить все проблемы, но без неё никакие проблемы нельзя будет решить.

— Но, по мнению части людей, если реализовать многопартийную систему, то в Китае может наступить хаос.

Ло Юй: Всё это полная чушь. Во всех демократических странах, в государствах с многопартийной системой нигде ведь не наступил хаос. Ключевой вопрос в том, что упразднение однопартийной диктатуры нужно осуществлять постепенно и надёжно, шаг за шагом. Вон посмотрите на то, как было при Цзян Цзинго [президент Китайской Республики (Тайваня) в 1978—1988 гг.].

Они [тайванцы] просто прошли, даже не используя планирование. Причём прошли очень успешно. Поэтому Китаю сегодня вовсе не нужно ничего изобретать, а просто поучиться передовым мировым методам, и тогда получится решить в Китае проблемы.

— Я помню, в пропаганде КПК говорилось, что у китайского народа не хватает менталитета, а вот если достигнем какого-то уровня цивилизованности, то тогда можно будет осуществить демократию и многопартийную систему.

Ло Юй: Всё это бред. У гонконгцев его хватило, но ведь они всё равно не позволили им проводить выборы. Внутри компартии есть группа людей, которая каждый день фабрикует враньё.

Совет детям партийной номенклатуры выйти из партии

— Господин Ло, Вы уже порвали с КПК, Цзян Цзэминь исключил Вас из партии. Будучи трезвомыслящим и разумным человеком, не могли бы Вы сказать пару слов своим друзьям из числа детей партийной номенклатуры (хунэрдай)?

Ло Юй: Обстановка среди детей партийной номенклатуры сейчас совсем другая. Многие из хунэрдай, подобно мне, недовольны бюрократическим капитализмом Дэн Сяопина, но в разной степени.

До какой же степени пала коммунистическая партия? У неё нет никакого кредо или идеи, а есть лишь стремление к выгоде. Во что верит Чжоу Юнкан? Во что верит Бо Силай? Они просто отребье. Ни во что они не верят.

То, что сейчас делает компартия, можно охарактеризовать китайской поговоркой «на вывеске — баранья голова, а в лавке — собачье мясо» (надувательство, преподнесение одного под видом другого). В то, что она провозглашает, не верит даже она сама, и никто не верит. Подойди к кому-то на улице, покажи ему редакционную статью в газете «Жэньминь жибао» (рупор партии) и спроси, верит ли он тому, что там говорится? Думаю, не найдёшь ни одного человека, который верит.

Эта партия фактически уже развалилась. При устройстве на работу и продвижении в карьере, никто уже не спрашивает, являешься ли ты членом партии, никого это не интересует.

Товарищ по университету рассказал мне, что ужинал вместе с друзьями. Вдруг кто-то из них спросил: «Кто из вас является членом партии?» Несколько членов партии стыдливо ответили: «Мы тогда были молодые, неразумные. В то время вынуждены были вступить».

Мне известно, что хунэрдай крайне недовольны тем, до чего сейчас дошла коммунистическая партия. Но заявить открыто, что выходят из партии, для них пока трудно. Однако если они не хотят быть на стороне компартии в совершении ею грязных дел…

Например, изъятие органов у живых людей — ведь всем этим компартия занимается. Если они не хотят занимать сторону коммунистической партии, когда та совершает такие позорные дела, то им можно использовать псевдоним или другую форму, чтобы выйти из партии. Всё-таки нельзя быть соучастниками её преступлений.

* Названия политических кампаний компартии в Китае  соответственно в 1942—1944, 1957—1959, 1958—1960 и 1966—1976 гг. Все эти политические кампании привели к массовым человеческим жертвам.

Предыдущие части интервью — часть 2 и часть 3

Версия на китайском

Оцените статью:1 - плохо, не интересно2 - так себе3 - местами интересно4 - хорошо, в общем не плохо5 - супер! так держать! (Нет голосов)
Loading...

Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Спецтемы:


Top