Все новости » Культура и искусство » Искусство » Фото сельского учителя ИЗО

Фото сельского учителя ИЗО

    Фото: Владимир Полонский


    Владимир Полонский – это тот самый сельский учитель ИЗО и фотограф, который не может не фотографировать. Поэтому и получаются у него фотографии, мимо которых не пройти и которые не повторишь… особенные. В них и запах, и свет, и черёд, и судьбина.

    Родился Владимир в Украине в деревне возле Каменец-Подольска в семье рабочих. Затем семья переехала в Полонное, где прошло детство и юность Владимира. В конце 50-х получил от брата подарок — фотоаппарат «Зоркий-5» с выдвижным тубусом. Первый кадр — лес в контровом освещении, т.е. в лоб со светилом. До сих пор хранится отпечаток… история ведь.

    Родители решают переехать в город из деревни, чтоб как-то улучшить быт, но и там сводили концы с концами еле-еле. Владимир окончил школу в 1965 году, поступил в Киевский строительный техникум, отслужил в армии, поступил в Новгородский пединститут и бросил учёбу на первом курсе… по простой причине, которую в те времена считали глупостью, из-за нежелания быть «поплавком».

    И отправился по Союзу работать — специальность строительная везде востребована. Работал в Киеве, в Тюмени, в Ангарске, и осел в деревне на Псковщине. Там Владимира приняли в среднюю школу учителем труда и черчения, со временем добавили ИЗО. И тут началось любимое дело. Разработал учебную программу по развитию творческого потенциала детей. Стандартная программа «Технология», но с новой структурой и наполнением. Она содержала художественный труд (резьба по дереву, плетение из ивового прута, роспись по дереву), ИЗО, черчение, основы экономики¸ как единая образовательная область.

    В 90-х годах, когда обрушился советский строй, и наступили времена на выживание, пришлось забросить фотографию (а она была отдушиной постоянной) и заняться оформлением домов резьбой, плести мебель. Получалось хорошо, до сих пор приезжают люди и просят изготовить набор для дачи.

    – У Вас, Владимир, особенное видение художника, вы можете объяснить эту особенность, что вами руководит или Кто?

    ВП: И не знаю даже, как сказать. Самовыражение… каждый из нас грешит этим. Верно также и то, что хотел быть в детстве художником… не получилось, нет таланта, но зуд «сотворения» остался. А может, фотография — это сублимация каких-то неудовлетворённых творческих устремлений? Знаю точно — не фотографировать не могу. Если бы мог писать, писал бы, пусть даже в стол, слухом Бог тоже обделил… Где-то так.

    Работая учителем, Владимир понял, что каждый человек — особенный и неповторимый, и найти эту особенность стоит большого труда. Владимиру в течение жизни несколько раз предлагали номенклатурные должности (время СССР), он отказывался: много работы, много лицемерия, нужно уметь много пить.

    Понял, что карьера — это не для него. Карьеризм (даже здоровый) — это стремление к власти, он чистым не бывает, а зачем увеличивать количество нечистот сознательно? Посредством фотографии Владимиру удаётся выразить то, что хотелось бы, но не всегда удаётся, и это тоже необходимая часть творчества — неудача.

    «Фотография — искусство намного сложнее, чем считают большинство фотолюбителей. Сегодня снимал крестный ход… ни одной толковой. Фиксация, не тот ракурс, упущен момент, солнышко выглянуло не вовремя и т.д.», — говорит он.

    Владимир Полонский не понимает ревнителей «чистой» фотографии: «Если снимаешь в RAW, так или иначе кадр идёт в Фотошоп. Далее, в зависимости от результата, если вижу, что есть возможность что-либо акцентировать, (усилить-ослабить контраст, свет, цвет), почему бы и нет? Иногда фотография проходит через несколько программ. Здесь важно чувствовать меру, разная она у нас. Иногда тянет что-то запредельное сделать, вроде фантасмагории Дали, но сие уже путь скользкий, от лукавого, легко съехать в подражательство. Но в любом случае содержание кадра не меняю, иначе это уже не фотография»

    — Ваши дети, Владимир, тоже фотографируют?

    ВП: Старший сын Саша — резчик по дереву, служит при храме. Младший… никак не могу убедить заняться фотографией, есть у него искорка. Может, со временем, если успею.

    — А кто сделал ваш портрет, младший?

    ВП: Да, Максим, младший. Не воспринимает он серьёзно фотографию. 30 в этом году. Прагматик, работа — не для души, но ради денег, заниматься чем-то, не приносящим доход, не разумно, и так далее. Поколение молодых не то, что было ранее. Плохо ли, хорошо, наверное, время диктует. Не нам судить. Да и не смущает меня это, он честный, добрый, добросовестный, ответственный, что ещё нужно? Остальное приложится. Есть изначальные ценности, которые мы должны внедрить детям. И они — главное, костяк личности, остальное приобретут сами».





    Top