Все разделы
Велика Эпоха мультиязычный проект, эксперт по Китаю
×
Все новости » Китай » Извлечение органов » Госпиталь, предназначенный для убийств. Журналистское расследование

Госпиталь, предназначенный для убийств. Журналистское расследование


Десятки тысяч человек, возможно, были убиты, чтобы центральный госпиталь № 1 в Тяньцзине мог получать прибыль от операций по пересадке органов. /epochtimes.ru/

К 2006 году Шень Чжунъян, заведующий отделением трансплантации в центральном госпитале города Тяньцзинь, сделал более 1600 операций по пересадке печени, как хвастливо сообщали китайские СМИ. Этот госпиталь получил новое здание, построенное на средства муниципалитета. Шень запатентовал свой хирургический метод быстрой перфузии и изъятия печени, а официальные СМИ называли его «великим пионером трансплантации».

Однако китайская пресса, восхваляющая достижения Шеня, уделяла мало внимания источникам огромного количества органов. Возникает вопрос — откуда они взялись?

Официальное объяснение — органы получены от казнённых заключённых, таким образом, количество операций должно соответствовать числу казней. В Тяньцзине производится около 40 казней в год, но центральный госпиталь Тяньцзиня, один из самых известных в стране, пересаживает во много раз больше органов, чем получено от казнённых заключённых. Кроме того, судя по всему, пересаживают во много раз больше, чем указано в отчётах.

госпиталь

Центральный госпиталь города Тяньцзинь. Фото: Hospital files

В ходе детального изучения деятельности госпиталя на основе общедоступных документов, Epoch Times нашла достаточно доказательств того, что официальные данные об источниках органов в Китае вызывают большие сомнения. Число трансплантаций слишком велико.

Это означает, что подавляющее большинство органов, пересаженных в Тяньцзине и других крупных больницах по всей стране, не могли быть получены от казнённых заключённых. Они не могли поступить и от добровольцев, так как добровольная система донорства принята в Китае недавно и находится в стадии формирования.

Неизбежно возникает другой вопрос, на который китайские власти никогда не отвечают: откуда же берутся органы? Что за секретный источник органов, который позволил в 2000 году сделать неожиданный общенациональный прорыв в сфере пересадки органов?

В течение многих лет исследователи в области прав человека утверждают, что истинным источником органов являются последователи Фалуньгун, преследуемой китайской компартией духовной практики. Огромное несоответствие в случае с центральным госпиталем в Тяньцзине, наряду со множеством других косвенных доказательств, делает эти заявления убедительными.

Эта проблема в значительной степени замалчивалась в международном медицинском сообществе. Но косвенные улики подтверждают, что организованное массовое убийство медиками узников совести в самой населённой стране мира продолжается.

Начало карьеры хирурга

В конце 1990-х годов Шень Чжунъян, хирург, специализирующийся по пересадке печени, переживал трудный период в своей карьере. Сфера трансплантации в Китае была мало развита, операции были рискованными, количество органов ограничено.

Шень Чжунъян

Шень Чжунъян, директор Центра трансплантации в центральном госпитале Тяньцзиня. Фото: Kanzhongguo

В мае 1994 года он сделал первую операцию по пересадке печени, убедив 37-летнего мигранта, страдающего от цирроза, согласиться на пересадку. В то время трансплантаты были бесплатными, так как успешных операций было мало.

Несколько лет прошло без каких-либо заметных событий, а в 1998 году Шень вернулся из Японии, где получил степень доктора. Он вложил собственные деньги (100 000 юаней или $15 000), чтобы создать небольшое отделение по пересадке в центральном госпитале Тяньцзиня.

Прогресс был медленным сначала: к концу 1998 года он провёл только семь операций по пересадке печени, в 1999 году — 24.

В 2000 году всё ускорилось после того как в Интернете увеличилось предложение органов. В течение следующего десятилетия Шень активно занимался трансплантационным бизнесом.

Количество операций быстро росло: 209 пересадок печени к январю 2002 года; 1000 — к концу 2003 года, согласно сообщению Enorth Netnews, рупора властей Тяньцзиня.

Тяньцзиньский госпиталь — отражение всей китайской системы трансплантации органов: его операции являются непрозрачными; военизированные связи скрываются; обеспечение органами остаётся необъяснённым и быстрым, что наводит на мысль о некоем банке доноров, а хирургические методы позволяют извлекать органы у живых людей.

Расширение отделения трансплантации

Наиболее важной причиной для расширения отделения трансплантации Тяньцзиньского госпиталя, была, по-видимому, твёрдая уверенность в поставке органов. В декабре 2003 года Тяньцзинское муниципальное управление здравоохранения инвестировало 130 млн юаней ($20 млн), чтобы построить новое 17-этажное здание для центра трансплантации.

Центр назвали Orient Organ Transplant Center (Восточный центр трансплантации органов), он рассчитан на 500 коек, его плошадь составляет 36 000 квадратных метров. Это «комплексный центр трансплантации печени, почек, поджелудочной железы, костей, кожи, волос, стволовых клеток, сердца, лёгких, роговицы и трансплантатов горла», согласно Enorth Netnews.

К 2004 году, в то время как строилось новое здание центра, империя Шеня расширилась до пяти филиалов: в Тяньцзине, Пекине и провинции Шаньдун. Шень официально заявил, что его центр будет производить наибольшее количество операций по пересадке печени в мире и по пересадке почек в Китае.

Пекинский филиал расположен в главном госпитале Народной вооружённой полиции, миллионного полувоенного формирования компартии, где Шень был директором отделения трансплантации.

Госпиталь с историей

Писатель Этан Гутман в результате многолетнего исследования написал книгу «Бойня», в которой рассказал о массовом убийстве последователей Фалуньгун, узников совести, ради их органов. Он упомянул сайт центра трансплантации в Тяньцзине.

«Я бы предложил тем, кто имеет какие-то сомнения, посетить веб-сайт со своих смартфонов», — сказал он в интервью Epoch Times вскоре после того, как реклама услуг госпиталя была закрыта в июне 2014 года.

Гутман

Этан Гутман держит копию своей книги Slaughter («Бойня»). Фото с разрешения автора

Международное общество по трансплантации в начале 2014 года написало возмущённое письмо по поводу деятельности этого центра, в котором уличало китайскую сторону в невыполнении обещания не изымать органы у казнённых заключённых.

«Сайт в Тяньцзине продолжает набирать иностранных пациентов, которые ищут информацию о пересадке органов, — говорится в письме Общества по трансплантации. — Базовое злоупотребление и широкий сговор медиков с целью получения прибыли является неприемлемым».

Богатым клиентам предлагали очень редкий продукт: свежие человеческие органы и быстро, без долгого ожидания, не задавая никаких вопросов.

Строительство такого огромного центра, его укомплектование, оснащение и работа в течение почти десятилетия, когда Китай практически не имел добровольных пожертвованиий органов, имеет ужасающие последствия, говорят исследователи.

«Это означает, что они абсолютно уверены, что найдут доноров и получат органы, — сказала в телефонном интервью Мария Сингх, профессор медицины в Университете Сиднея, член правления международной организации «Врачи против насильственного извлечения органов».

Сколько же органов пересадили в центральном госпитале Тяньцзиня?

Чрезвычайно трудно получить точное число трансплантаций, проведённых по всему Китаю на протяжении многих лет или даже в одной больнице. В закрытом обществе информация такого рода является политически чувствительной.

В Соединённых Штатах, например, выяснить количество трансплантаций просто. Там существует сеть, аффилированная с Департаментом здравоохранения и социальными службами США, которая ведёт базу данных. Общее количество пересадок, выполненных в Соединённых Штатах с января по сентябрь 2015 года, например, составило 23134. Можно получить любую информацию по пересадке, о тех, кто на очереди, о типах доноров, о стоимости трансплантации и многое другое.

Такого рода информация недоступна в китайских больницах, это государственная тайна.

Хуан Цзефу, китайский чиновник, который взаимодействует с остальным миром по вопросам пересадки органов, был удивительно откровенен в том, почему число пересадок так трудно отследить, в одном из редких интервью китайским журналистам в прошлом году.

Хуан

Хуан Цзефу на конференции в Тайбэе, Тайвань, 2010 год. Фото: Bi-Long Song/The Epoch Times)

«Смертная казнь является государственной тайной, — сказал Хуан. — Органы были получены от казнённых заключённых. Если вы узнаете количество трансплантаций, то будет разглашена государственная тайна. Вопрос, о котором вы говорите, слишком чувствителен. Вот почему я не могу вам ответить ясно. Страна не имеет прозрачности, вы не знаете, как были получены органы, количество выполненных трансплантаций также секрет».

Но информация неизбежно просачивается в результате работы грозной машины пропаганды коммунистической партии.

В случае центрального госпиталя Тяньцзиня, есть несколько способов получения данных. Рассмотрим каждый из них.

Официальный график

График на ныне несуществующей, но заархивированной странице, принадлежащей центру трансплантации Тяньцзиня, показывает совокупные цифры по пересадке печени с 1998 по 2004 гг. Ежегодное число растёт почти в геометрической прогрессии: 9, 24, 78, 129, 272, 289 и 800. Эти цифры, однако, не соответствуют данным из других официальных источников.

На той же странице рекламируется время ожидания пересадки печени — две недели — неслыханно для страны, где отсутствует система добровольного донорства.

Печень является жизненно важным органом, и пересадка печени требует смерти донора. Учитывая, что казни в Китае традиционно были единственным источником трансплантации органов, вопрос количества становится существенным.

Проблема в том, что в графике представлены данные только до 2004 года.

СМИ

Другой способ — просто посмотреть в СМИ, которые предоставляют цифры. В этом случае, в 2000 году тоже 78 пересадок. Science and Technology Daily опубликовала статью о Шене под названием «Он вывел технику трансплантации печени на вершину мировой медицины». Позже источник в 2000 году даёт итог 100.

В 2001 году годовая сумма составила 109 трансплантаций печени и 80 трансплантаций почек, согласно Китайской медицинской энциклопедии и информационным сообщениям.

В 2002 году кумулятивный показатель составил 300, в соответствии с официальной биографией Шень Чжунъяна.

В 2003 году — в самом Тяньцзине 645, плюс 400 в филиалах по всему Китаю, согласно официальным новостям. В это время утверждался бюджет на строительство 17-этажного центра трансплантации органов.

В 2004 году в итоге — 1000, согласно отчёту китайской медицинской энциклопедии онлайн.

В 2005 году годовая сумма составила 647 (по словам чиновника, опубликовавшего в 2014 году хвалебную биографию Шеня).

В 2006 году — 655 трансплантаций, согласно официальному документу, написанному Шенем, в котором он говорит, что его центр превзошёл мировой рекорд по пересадке печени, поддерживаемый Университетом Питтсбурга в течение 10 лет.

А потом … молчание.

Центр трансплантации органов в Тяньцзине официально открыт 1 сентября 2006 года. Неясно, почему именно тогда, когда число пересадок должно было возрасти, годовые данные исчезли.

В марте 2006 года стали появляться заявления о том, что заключённые последователи Фалуньгун были основным источником торговли органами в Китае. Китайские чиновники назвали это «гнусной пропагандой», хотя никогда серьёзно не опровергали такие обвинения.

Официальная биография (профайл)

Официальный профайл Шень Чжунъяна опубликован на ttwj.gov.cn., рупоре властей Тяньцзиня.

В профайле описан невероятный успех Шень Чжунъяна, его предпринимательский дух, способствовавший развитию индустрии трансплантации в Китае и некоторые цифры.

После 2006 г. не указана точная статистика, но есть заметка: «В следующие два года Восточный трансплантационный центр стал лидером по пересадке печени и крупнейшим трансплантационным центром в Азии».

В профайле указаны две цифры: общее число пересадок печени за 2010 г. составило 5000, а общее число пересадок на конец 2014 г. ― «почти 10000», что составляет четвёртую часть всех трансплантаций в Китае. Графически это выглядит следующим образом:

график

Таблица: рост числа трансплантаций в центральном госпитале Тяньцзиня.

Эти высокие показатели не соответствуют официальному заявлению китайских властей: о том, что органы для пересадок берутся у казнённых заключённых.

Также неясно, почему ежегодное число пересадок перестало расти после строительства нового здания трансплантационного центра. Это ставит под вопрос правдивость статистики.

Согласно другим источникам, реальное число пересадок намного выше. Это подтверждают сообщения о наплыве корейских пациентов; статистика по проведённым пересадкам коллег Шеня; данные в документах по реновации центрального госпиталя Тяньцзиня.

Связи с Кореей

Корейские пациенты устремились в Китай и в Тяньцзинь в частности в 2002 г. Перелёт из Сеула в Тяньцзинь занимает 90 минут. С 2002 г. по 2006 г. госпиталь провёл трансплантацию более чем 500 корейским пациентам, рассказала Ли Ляньцзинь, главная медсестра первого центрального госпиталя Тяньцзиня в интервью Phoenix Weekly. Статья называлась «Расследование о десятках тысяч иностранцев, едущих в Китай для пересадки».

Эти операции проводились до создания Восточного трансплантационного центра в 2006 г. Поэтому врачам приходилось импровизировать. Треть 12-этажного здания больницы отвели для пациентов, нуждающихся в пересадке.

Первый центральный госпиталь Тяньцзиня

Тяньцзинь стал желанным местом для корейских туристов, потому что в Корее обычно делают только частичную пересадку печени: часть печени берётся у живого донора. А в Китае они получали целую донорскую печень и «доноры печени были отличного качества», говорится в докладе.

Процедура проходила по ускоренной схеме: иностранные пациенты отсылали по факсу историю болезни, а затем прилетали сами. Время ожидания донорского органа было невероятно коротким по международным стандартам. «Обычно пациентам нужно было ждать примерно неделю. Теперь из-за наплыва пациентов ждать приходится дольше. Самое долгое время ожидания ― чуть больше трёх месяцев», ― говорится в докладе.

Три месяца ― это тоже очень небольшой срок для получения донорской печени.

В декабре 2004 г. центральный госпиталь Тяньцзиня провёл 44 пересадки печени за одну неделю, сообщила Chosun Ilbo, крупная корейская газета. Из них 24 операции были сделаны за один день, говорится в отчёте Phoenix.

Кроме Кореи в госпиталь Тяньцзиня прилетали пациенты из других стран: Японии, Малайзии, Египта, Пакистана, Индии, Саудовской Аравии, Омана, Гонконга, Макао и Тайваня. Кафе на четвёртом этаже превратилось в «международный клуб», где общались пациенты разных национальностей, пишет Chosun Ilbo.

«Хирурги в больнице заняты каждый день, мотаясь между палатами и операционными. У них нет времени даже, чтобы поприветствовать друг друга. Каждый день они бормочут одно и то же: “Я так занят сегодня, десять операций в день”. Некоторые врачи проводят в операционной всю ночь», ― пишется в статье.

В статье не указана статистика по проведённым операциям, но из этого описания ясно, что персонал госпиталя был загружен работой.

Персонал

В Восточном трансплантационном центре работает 110 докторов, участвующих в пересадке печени и почек, из них 46 ведущих хирургов и 13 штатных врачей, говорится в отчётах Всемирной организации по расследованию преследования Фалуньгун (ВОРПФ).

Согласно сообщениям СМИ, а также информации на сайте и другим свидетельствам, многие из них сделали огромное число пересадок.

Например, вице-президент госпиталя Чжу Чжицзюнь к 2011 г. сделал 1400 пересадок печени. Из них только 100 были частичной пересадкой печени от донора-родственника, указано на сайте We Doctors Group, каталоге китайских врачей.

Пань

Доктор Пань Чэн. Фото: WOIPFG

К июлю 2006 г. хирург Пань Чэн лично провёл свыше 1000 пересадок печени. Главный хирург Гао Вэй за десять лет практики сделал 800 пересадок печени, Сун Вэньли провёл 2000 пересадок почек, Мо Чуньюо ― 1500, указано в их профайлах.

Не во всех этих случаях речь идёт об убийстве донора, для сотен операций органы были взяты у живых родственников.

хирург

Главный хирург Гао Вэй. (WOIPFG)

Если распространить среднее число пересадок, сделанных этими врачами, на остальной персонал, то общее число пересадок будет значительно больше официальных данных (10 000 пересадок на 2014 год).

Конечно, есть вероятность, что врачи завысили число проведённых ими операций или участвовали в совместных операциях. Но даже с учётом этого личные данные врачей по операциям заметно превышают официальные данные.

Реновация в трансплантационном центре

Муниципальные власти потратили $20 миллионов (130 миллионов юаней) на строительство Восточного трансплантационного центра. Новое здание центра сразу же начали использовать.

госпиталь

Первый центральный госпиталь Тяньцзиня. Снимок с воздуха.

Об этом свидетельствуют данные о строительстве и реновации в строительной базе данных Китая. Этот документ содержит интересную информацию: «Амбулаторное лечение в среднем ежедневно проходят 2000 пациентов; больничные койки заняты на 86%; койки для пациентов, нуждающихся в пересадке почек и печени, заняты на 90%».

Общее число коек в центре в это время составляло 500, а общее число коек в госпитале ― 1226. Таким образом, пациенты, нуждающиеся в пересадке, занимали 450 коек.

Согласно рекламным материалам госпиталя, для иностранных клиентов время пребывания в больнице составляло от 1 до 2 месяцев. Если пациенты в среднем оставались на 30 дней, это означает, что в Восточном трансплантационном центре с 2006 г. по 2008 г. в год проводилось 5400 пересадок. Если они оставалось на два месяца, то число пересадок составляло 2500.

Возможно, такое большое число операций было временным бумом после открытия нового центра? Нет, согласно другим документам по реновации, это стало нормой.
Другой доступный источник по использованию коек ― профайл больницы на Enorth Netnews, официальном рупоре правительства Тяньцзиня.

Там говорится, что в 2013 г. коэффициент использования коек составил 131,1%, что на 5,7% выше по сравнению с 2012 г. В сообщении не уточняется, каким образом процент использования может превышать 100%. Но добавление раскладных кроватей между койками ― распространённое явление в китайских больницах.

В 2013 г. добавили ещё 1500 коек, и их общее число составило 1500. Сложно сказать, сколько из 1500 коек больницы или 500 коек трансплантационного центра использовалось с 2012 г. по 2013 г. Но данные по коэффициенту использования в документах стабильны: 90% в 2009 г. и 130% в 2013 г.

В 2015 г. в госпитале началось новое строительство. Он сможет амбулаторно обслуживать от 6000 до 7000 пациентов в день. Центр неотложной помощи способен принимать 1200 пациентов в день. Подземная стоянка рассчитана на 2000 машин, у госпиталя также есть вертолётная площадка.

Строительные работы, начавшиеся в июле 2015 г.. завершатся к концу 2017 г. Новый корпус будет рассчитан на 2000 коек. Неизвестно, сколько из них будет отведено под трансплантации.

Учитывая, что с 2007 г. по 2013 г. 500 мест в Восточном трансплантационном центре использовались на 90%, общее число пересадок за эти годы должно составлять от 20 000 до 60 000 в зависимости то того, как долго оставались пациенты.

Это больше, чем 10 000 пересадок печени за 15 лет, указанные в официальной статистике. Даже 10 000 ― уже огромная цифра, которая требует некоторых объяснений.
Конечно, есть вероятность, что документы по реновации просто лгут. Но тогда неясно, с какой целью госпиталь фабриковал данные для государственной базы данных годы спустя после окончания строительства.

Площадь помещений или количество коек ― материальная инфраструктура, которую не так легко подделать. Данные по использованию коек из двух разных официальных источников демонстрируют постоянное увеличение с конца 2006 г. по конец 2013 г.

Где же они брали органы для такого числа трансплантаций?

Количество трансплантаций невозможно объяснить казнёнными заключёнными

Согласно официальным объяснениям, единственный источник органов в эти годы ― органы казнённых заключённых.

В интервью China Health News в январе 2015 г. Хуан Цзефу, глава трансплантационной ассоциации, заявил: «Уже долгое время Китаю не удаётся создать систему пожертвования органов. Начиная с 80-х годов по 2009 г., было лишь 120 случаев пожертвования органов. Китай ― страна с самым низким показателем по пожертвованию органов в мире».

Число приговорённых к смертной казни в Китае ― государственная тайна, статистика не публикуется. Но различные организации проводили оценки. Число казнённых колеблется от 12 000 до 2400 в год, сообщает правозащитная организация Duihua.

Если количество казнённых заключённых в Китае составляло 6000 человек, то количество казнённых в Тяньцзине равнялось всего 42 (численность населения Тяньцзиня 7 миллионов человек).

Но многие смертники не подходят на роль доноров из-за возраста, наркотической зависимости, заражённой крови и других заболеваний. Смертная казнь в Китае осуществляется под руководством провинциальных судов и тюрем, которые в свою очередь поддерживают связи с местными больницами и врачами. Учитывая китайскую бюрократию, маловероятно, что госпиталь Тяньцзиня мог по желанию получать органы от заключённых, казнённых в других регионах Китая.

К тому же госпиталь Тяньцзиня ― не уникальное явление для Китая. Десятки, если не сотни китайских больниц организовали программы обучения для трансплантологов, строили новые корпуса и рекламировали услуги ― возможность получить донорский орган за несколько недель или месяцев.

По данным государственного новостного агентства «Синьхуа», в 2014 г. в Китае 600 больниц проводили пересадки. Все эти трансплантационные центры нуждались в донорских органах. Кроме того, китайские больницы на своих сайтах рекламировали подозрительные услуги, которые позднее были сняты.

«В Китае донорские органы доступнее по сравнению с западными странами», ― говорится на странице одного из сайтов на английском языке в 2008 г.. Сайт предназначен для иностранных пациентов.

В нём расписаны шаги по получению донорского органа для потенциальных реципиентов. Не существует списка ожидания. Сначала надо отправить медицинские документы, заплатить $500 и купить билет на самолёт в Китай. Девятый пункт гласит: «Пациент остаётся в госпитале для детальных проверок и лечения, пока ждёт подходящего органа (± 1 месяц)».

На китайской версии сайта указывалось время ожидания в две недели.

В отделе ответов-вопросов написано: «Каковы первоначальные процедуры по прибытию?». Ответ: «Как только будут получены ваши данные, госпиталь начинает искать по всему Китаю подходящий орган».

«Это просто шокирует, ― говорит в телефонном интервью Мария Сингх, профессор Сиднейского университета и член организации «Врачи против насильственного извлечения органов», ― “мы будем искать орган по всей стране”. Искать донора в стране, где не существует регистра доноров. Что это значит? Это означает, что они ищут парня, которого убьют для получения органа. Это не вписывается ни в какие рамки. В это трудно поверить».

«В США, в Европе, чтобы стать донором, вам сначала надо умереть. В Китае вас сделают мёртвым», ― говорит Артур Каплан, директор отделения медицинской этики центра при Нью-Йоркском университете, в документальном фильме «Трудно поверить».

Невероятно быстрый подбор органов подтверждает теорию об использовании органов у казнённых заключённых и узников совести.

Но смертники не покрывают спрос на органы, необходимый Тяньцзиню. Сам по себе этот факт ничего не доказывает, кроме одного: у органов должен быть источник. Если органы взяты не от добровольных доноров или казнённых преступников, значит, их брали в другом месте.

Лаве

Профессор Якоб Лаве, директор отделения пересадки сердца в израильском медицинском центре Шеба. Фото: Alex Ma/ Epoch Times

«Любой, кто знаком с системой пожертвования органов в мире, не поверит в заявления о том, что за один год можно заменить органы от казнённых заключённых добровольно пожертвованными донорскими», ― говорит д-р Якоб Лаве, президент трансплантационного общества Израиля и директор отделения пересадки сердца в израильском медицинском центре «Шеба». ― Если органы от официально казнённых заключённых стали недоступны, то для большого числа трансплантаций, которые по-прежнему проводятся в Тяньцзине и других китайских городах, необходим альтернативный источник органов. У него должно быть объяснение».

Из-за этого несоответствия исследователи начали говорить о тайном и скрытом массовом убийстве. Существует ряд других доказательств того, что в Китае совершаются преступления против человечности, врачи становятся убийцами.

Дэвид Мэйтас, соавтор доклада об извлечении органов у последователей Фалуньгун, сказал в телефонном интервью: «Наше исследование не отвечает на вопросы, оно задаёт вопросы. Но оно ставит под сомнения официальные ответы, которые мы получили».

Запретный вопрос

Возможная разгадка источника органов заключается в одной из личин, которые, как обнаружилось, носит доктор Шень Чжунъян: его показали в полной военной форме на сайте Пекинского центрального госпиталя военизированной полиции, где он служит директором трансплантационного отделения. Народная вооружённая полиция — это внутренняя регулярная армия, которая насчитывает 1,2 млн человек, развёрнутая по всей стране и мобилизуемая для подавления массовых беспорядков.

Шень Чжунъян

Доктор Шень Чжунъян даёт интервью на китайском телевидении в военной форме. Надпись в субтитрах гласит: «Человечество всегда будет двигаться по пути прогресса».

Самое основное препятствие для выполнения большого количества операций по пересадке — это источник органов. Учитывая, что в Китае не было добровольной, открытой системы трансплантации, единственным способом получить тела были политические связи, которые зачастую использовались через посредников.

Хуан Цзефу заявил в одном из интервью в начале 2015 года: «Наша страна очень большая. Этот источник — использование органов заключённых — разумеется, привёл бы к возникновению всевозможных тёмных и сложных проблем. Понимаете, что я пытаюсь сказать? Он стал грязным, стал мутным и хроническим. Он стал крайне щекотливой, крайне сложной областью, по сути, запретной сферой». Затем Хуан Цзефу возложил вину за злоупотребления в сфере трансплантации в Китае на Чжоу Юнкана, низложенного бывшего главу службы безопасности. Об узниках совести он, разумеется, так и не упомянул.

Следовательно, теории о том, откуда в первом центральном госпитале Тяньцзиня взялся непрерывный поток органов, строятся вокруг политических связей, в том числе связей Шень Чжунъяна, ставшего в 2013 году членом псевдоконсультативного органа компартии — Народного политического консультативного совета Китая. Шень Чжунъян также является членом постоянного комитета Крестьянско-рабочей демократической партии Китая, одной из восьми узаконенных политических партий в Китае, которые создают показуху существования демократии и жёстко следуют линии коммунистической партии.

Но самым важным для установления источника органов является полувоинское звание Шеня, учитывая, что военные и полувоенные госпитали подключены к аппарату государственной безопасности, в распоряжении которого имеются сотни тысяч политических заключённых. Эти госпитали, как полагают, замешаны в большей части незаконной торговли человеческими органами.

Несколько исследователей уже много лет отслеживают связь между армией и получением человеческих органов. В вышедшей в 2014 году книге «Бойня: массовые убийства, извлечение органов и тайное решение Китаем диссидентской проблемы» американский журналист Этан Гутман приводит собранные почти за десять лет доказательства того, что главными мишенями извлечения органов были последователи традиционной духовной практики Фалуньгун.

Фалуньгун

Последователи Фалуньгун, требуя привлечения к ответственности бывшего китайского лидера Цзян Цзэминя, проводят 15 октября 2015 года пикетирование со свечами перед китайским консульством в Лос-Анджелесе, в память о погибших в Китае в ходе продолжающихся уже 16 лет репрессий. Фото: Benjamin Chasteen/Epoch Times

Фалуньгун, практика самосовершенствования, которая включает в себя упражнения и нравственное учение, подвергается в Китае преследованиям с 1999 года, с тех пор, как тогдашний лидер партии Цзян Цзэминь заявил, что Фалуньгун бросает вызов правлению партии. К концу 1990-х число людей, практикующих Фалуньгун, похоже, превысило количество членов коммунистической партии.

Сотни больниц по всему Китаю, как и тяньцзиньский госпиталь, в 2000 году продемонстрировали резкий всплеск числа трансплантаций — через год после начавшегося в июле 1999 года преследования Фалуньгун.

«На данный момент национального распределения органов не существует. Системы донорства не существует. Официальный ответ (гласит, что источник органов) — это смертные казни, — говорит Дэвид Мэйтас. — Но в таком случае возникают такие проблемы, как совместимость органов и группы крови, (распространённость) в тюрьме гепатита, очень краткое время ожидания — всё перечисленное».

При отсутствии официального объяснения и ответов на целый комплекс вопросов, подозрений и растущих косвенных доказательств «приходится возвратиться к тому, что говорили я, Дэвид Килгур и Этан Гутман, — это узники совести», говорит Мэйтас. Он отметил: «Чем шире масштабы, тем больше необходимость объяснения всего этого, а такого объяснения никто не даёт. Какой-либо другой очевидный источник органов отсутствует».

Когда Гутмана в телефонном интервью спросили, каков, по его мнению, вероятный источник органов в Тяньцзине, он сказал: «Думаю, источник большинства этих органов — Фалуньгун. В каждый момент времени всего этого периода в лаогай (исправительно-трудовой) системе содержалось от полумиллиона до миллиона последователей Фалуньгун».

Дэвид Килгур, Дэвид Мэйтас и Этан Гутман.

(Слева направо) Дэвид Килгур, Дэвид Мэйтас и Этан Гутман. Последний является автором книги «Бойня: массовые убийства, извлечение органов и тайное решение Китаем диссидентской проблемы». Фото: Simon Gross/Epoch Times

«С точки зрения цифр, это единственный потенциальный источник, откуда могли бы брать органы. В их числе могут быть и некоторые уйгурские мусульмане и тибетцы, но показатели исчезновений в тех общинах не столь высоки», — добавил Гутман.

Опрос Гутманом сотен беженцев показал, что одному из пяти, а иногда и двоим из пяти содержавшихся под стражей последователей Фалуньгун в заточении делали анализ крови. Освобождённые из трудовых лагерей также описывают исчезновения тех, кому анализ крови проводился. В тайно записанных зарубежными тссследователями с 2006 года телефонных разговорах врачи и медсёстры в Китае, полагая, что они разговаривают с работающим с ними доктором или родственником человека, который срочно нуждается в пересадке печени, признались, что источник, откуда они берут органы, — это заключённые последователи Фалуньгун.

В своей книге Гутман описывает медосмотр, на который его интервьюер, беженка-последовательница Фалуньгун, не обратила особого внимания: «Описанное ею было ужасающим и непостижимым — это не было похоже на то, что врач проводит обычный физический осмотр, а больше походило на то, что он уже отбирал себе свежий труп… Я помню, что у меня появилось незнакомое до этого гнетущее чувство, когда на какое-то мгновение с меня спала безопасная страховочная маска скептицизма».

Тяньцзиньские анализы крови

Как в тюрьмах и трудовых лагерях по всей стране, имеются примечательные сообщения об узниках совести в Тяньцзине, которых отбирали, чтобы сделать им анализы крови и мочи, в период, когда центральный госпиталь был на пике операций по пересадке органов.

Эти сообщения взяты с Minghui.org, координационного центра информации из первых рук о Фалуньгун в Китае. Статьи на этом сайте, как правило, предоставлены последователями Фалуньгун, их друзьями или членами семьи, которые документируют пережитые ими случаи преследования. Этот сайт широко используется учёными и исследователями в области прав человека, которые изучают эту духовную практику и её преследование, и считается надёжным источником о положении последователей Фалуньгун в Китае.

тюрьма

Тяньцзиньская женская тюрьма находится имеет связи с первым центральным госпиталем. По рассказам заключённых, в этой тюрьме много последовательниц Фалуньгун, там им проводят анализ крови. Фото: Minghui.org

Поиск на сайте Minghui.org по ключевым словам «анализ крови» и «Тяньцзинь» даёт 9720 результатов.

Одно из типичных свидетельств  от 9 ноября 2007 года под названием «Преследование, свидетельницей и жертвой которого я стала в Тяньцзиньской женской тюрьме». Как и многие другие на Minghui, это сообщение по понятным причинам является анонимным. В нём говорится: «Третий отряд в тюрьме сделал своей мишенью конкретно Фалуньгун… лидер Третьего отряда каждого блока тюрьмы вызывал последовательниц Фалуньгун по одному и делал им анализы крови и мочи. Они не вызывали уголовных преступниц. По словам главы отряда, это потому, что они хотели позаботиться о заключённых последовательницах Фалуньгун». Эта тюрьма расположена в 30 минутах езды от госпиталя.

Автор, вспоминая о том, что пережила, пишет: «Я до сих пор беспокоюсь о том, что стало с теми исчезнувшими последовательницами».

Сообщалось, что в других случаях анализ крови проводился в исправительно-трудовом лагере Цинбова. Цинбова расположен в 23 минутах езды от тяньцзиньского госпиталя. Ещё одним лагерем, в котором, согласно сообщениям сайта Minghui, по заявлениям последователей Фалуньгун, им делали анализ крови, является исправительно-трудовой лагерь Шуанкоу. Последовательница Фалуньгун Хуа Лянью описывает, что в июне 2013 года у неё брали кровь в тюрьме Биньхай. Последовательница Фалуньгун Сюй Хайтан заявляет, что ей проводили анализ крови в июне 2006 года в женском трудовом лагере Баньцяо.

Базирующаяся в Вашингтоне медицинская правозащитная группа «Врачи против насильственного извлечения органов» провела собственный предварительный анализ этих сообщений Minghui об анализах крови: «В ходе проверки показаний выживших отмечено, что медосмотры не были единичными случаями. Данные свидетельствуют о большом количестве заявлений потерпевших, что даёт основания утверждать о систематическом проведении различных медицинских обследований заключённых последователей Фалуньгун».

Конечно, ничто из этого не доказывает, что анализы крови проводились для пересадки органов. Но верно также и то, что действительная причина проведения анализов крови и мочи остаётся неясной и даже сбивающей с толку: ведь заключённые сидят в тюрьме в результате кампании преследований, которую проводит компартия. Как правило, таких заключённых подвергают пыткам, бьют электротоком и избивают, пытаясь заставить их отказаться от своих убеждений. Фалуньгун оклеветали в государственных СМИ, а его приверженцев очернили, высмеяли и объявили врагами государства. Зарегистрированы тысячи смертей от пыток, не проводится никакого расследования или привлечения за это к ответственности, поскольку эта кампания преследований одобрена государством. В таком случае, зачем делать заключённым анализ крови?

Именно этот контекст привел аналитиков к мнению, что анализы крови и исчезновения заключённых последователей Фалуньгун, наряду с трансплантационным бумом, возникшим вскоре после начала репрессий, лучше всего объясняются массовым извлечением органов.

Молчание по щекотливому вопросу

Даже если бы международное медицинское сообщество пожелало воздержаться от преждевременных заключений по поводу этого массового преступления против человечности, можно было бы ожидать, по крайней мере, требования обратить более пристальное внимание и расследовать, откуда же всё-таки берутся органы. Это одно из самых массовых преступлений XXI века, вызывающих беспокойство.

Ряд уважаемых организаций и частных лиц дали понять, что они видят серьёзную проблему, и что утверждения о массовом извлечении органов у Фалуньгун не будут низведены до теории заговора и научной фантастики. Комитет ООН против пыток в 2008 году заявил: «Государству-участнику следует немедленно провести или поручить независимое расследование заявлений о том, что некоторые последователи Фалуньгун были… использованы для пересадки органов, и принять меры, и в случае необходимости гарантировать, что лица, ответственные за такое жестокое обращение, будут преследоваться в судебном порядке и наказаны».

Артур Каплан, специалист по этике в Медицинском центре Нью-Йоркского университета, поддержал петицию 2012 года к Белому дому «Расследовать и публично осудить извлечение органов у последователей Фалуньгун в Китае». В одном из тогдашних интервью он сказал: «Думаю, нельзя молчать об убийстве ради органов. Это слишком отвратительно. Это уже совершенно неприемлемо. Это нарушает все идеи прав человека».

Каплан

Доктор Артур Каплан, глава факультета биоэтики Медицинского центра Лангоне при Нью-Йоркском университете. В 2012 году Каплан был соинициатором петиции к правительству США о расследовании убийств узников совести на органы. Фото: New York University

 

Документальный фильм Human Harvest («Извлечение органов у людей об извлечении органов у последователей Фалуньгун получил в 2014 году престижную премию «Пибоди», телевизионный эквивалент Пулитцеровской премии. Для присуждения «Пибоди» требуется единодушная поддержка 17 членов жюри, которые в своём заключении о документальном фильме описали «весьма прибыльную, чудовищную систему насильственного донорства органов».

Некоторые страны, в том числе Израиль и Тайвань, приняли законы, направленные на предотвращение поездок их граждан в Китай ради получения органов, после появления заявлений об извлечении органов у Фалуньгун.

Всё это делает реакцию некоторых ключевых игроков в области международной трансплантации — лиц, чьё одобрение придаст общественного веса этим заявлениям, чтобы вызвать более широкое международное осуждение и призывы к расследованию — всё более раздражённой. Их не интересует вопрос о преступлениях против человечности, наоборот, они принимают любезную позицию и предпринимают попытки в стиле Киссинджера помочь проекту китайской трансплантационной реформы.

Доктор Фрэнсис Делмонико, бывший глава Общества трансплантологов и ранее ключевое международное контактное лицо по связям с Китаем по вопросам трансплантации, написал в электронном письме: «Единственный мой комментарий — поощрить санкционирование того, чтобы центральный госпиталь Тяньцзиня сообщал поддающиеся проверке данные». Слово «единственный» было выделено жирным шрифтом.

Джереми Чепмен, живущий в Сиднее бывший глава Общества трансплантологов, и Майкл Миллис, хирург по пересадке печени в медицинской школе Чикагского университета, который работал в тесном контакте с китайскими официальными лицами, тоже дали понять, что их мало интересует выяснение сложных вопросов. Когда Миллису задали настойчивый вопрос о Фалуньгун как вероятном источнике органов, он заявил в интервью Мартине Келлер, журналистке немецкого журнала Die Zeit: «Это находится вне моей сферы влияния. В мире есть много вещей, которые не вызывают моего внимания или интереса».

Нынешний глава Общества трансплантологов, доктор Филипп О’Коннелл и контактное лицо по связям с Китаем по вопросам пересадки органов Всемирной организации здравоохранения доктор Хосе Нуньес не ответили на электронные письма. Руководящие принципы ВОЗ в отношении пересадки органов требуют, чтобы весь процесс пересадки органов был прозрачным и открытым для проверки. Но чиновники ВОЗ мало что сделали, чтобы выдвинуть такие публичные требования к Китаю.

По поводу относительного дефицита внимания к вопросу об отсутствии органов со стороны врачей, Кёрк Эллисон, директор Программы по правам человека и здравоохранению при университете Миннесоты, написал в электронном письме: «Такого рода странность имеет значение. Во-первых, потому, что важна истина; важен моральный риск; важны права человека и важны жизни тех, кого использовали, даже если они уже мертвы».

Доктор Лави, известный израильский кардиохирург, написал в электронном письме: «Я чувствую себя неловко от того. что мои коллеги по всему миру не ощущают, как я, своего морального долга требовать от Китая открыть двери для независимой тщательной экспертизы его нынешней системы трансплантации международным сообществом трансплантологов».

Лави добавил: «Как сын выжившего в Холокост, я чувствую себя обязанным не повторить страшную ошибку, допущенную во время визита в 1944 году Международного Красного креста в нацистский концлагерь Терезиенштадт, когда доктора сообщили, что это приятный оздоровительный лагерь».

Версия на английском

Оцените статью:1 - плохо, не интересно2 - так себе3 - местами интересно4 - хорошо, в общем не плохо5 - супер! так держать! (4 голосов, среднее: 3,25из 5)
Loading...

Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Спецтемы:


16
Top