Все новости » Мнение » Точка зрения » Игорь Огурцов: Все тоталитарные системы не терпят рядом с собой гражданского общества

Игорь Огурцов: Все тоталитарные системы не терпят рядом с собой гражданского общества



/epochtimes.ru/ В этом году день памяти жертв полити́ческих репре́ссий будут отмечать 29 октября. В Москве с 2007 года — 70-летия начала Большого террора, по инициативе общества «Мемориал» проводится акция «Возвращение имён»: участники митинга по очереди зачитывают имена людей, расстрелянных в 1937-38 годах.

Первые фамилии расстрельного списка прочитал Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин: «Абазов Николай Сергеевич, 63 года, председатель Среднеазиатской геополитической комиссии, расстрелян 21 сентября 1937 года; Абдулин Бари Абдулович, 38 лет, секретарь Ленинского района райкома ВКП(б) Курской области, расстрелян 3 августа 1937года; Абдюханов Усман Измайлович, 23 года, красноармеец, расстрелян 9 декабря 1937 года…» В течение дня на трибуну со списками имён выходили известные деятели культуры, в ней также приняли участие простые граждане. В этой первой акции, продолжавшейся десять часов подряд, участвовали 213 человек, которые прочитали 3 226 имён. Всего же только в Москве в 1937-38 годах было расстреляно более 30 тыс. человек.

По данным правозащитного центра «Мемориал», в России в настоящее время живы около 800 тысяч пострадавших от политических репрессий (в их число, согласно Закону о реабилитации жертв политических репрессий, входят также дети, оставшиеся без попечения родителей).

Публикация обращения А.И.Солженицына в защиту Игоря Огурцова

Публикация обращения А. И.Солженицына в защиту Игоря Огурцова. Фото:  Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)

Сопротивление тоталитарному режиму

Мало кто помнит, что 2 февраля 2014 года исполнилось 50 лет со дня основания Всероссийского социал-христианского союза освобождения народа (ВСХСОН) — единственной политически структурированной, подпольной, антикоммунистической организации в России. Они себя называли «русским патриотическим и национально-освободительным движением», поставившим программной целью «освобождение от коммунистического ига» путём вооружённой борьбы при определённых условиях. Программа была напечатана в 2003 г. в книге Л. Бородина впервые в России (а до этого печаталась с 1975 года трижды – в Париже, Франкфурте и Массачусетсе США).

В ней они заявляли о полном неприятии преступного, антигуманного марксистко-ленинского учения. По их мнению, отступив от Бога, коммунизм тем самым обезличил человека, были отчуждены его воля, его ум, его сердце. В первой части программы ВСХСОН марксизм-ленинизм характеризуется как течение глубоко аморальное, антигуманное, антикультурное и антинародное, отрицающее божественные основы мира, надматериальные ценности и духовную свободу человека. А во второй части программы был изложен план организации антикоммунистического движения, вплоть до насильственного свержения.

Лидера этого движения Игоря Огурцова арестовали 15 февраля 1967 года. Дело четырёх первых членов ВСХСОН (И. В. Огурцов, М. Ю. Садо, Е. А. Вагин, Б. А. Аверичкин) слушалось в Ленинградском суде за закрытыми дверями с 23 ноября по 3 декабря. Тогда репрессивной машине не удалось поставить Игоря Огурцова и его соратников на колени, но и расстрельную статью дать не решились.

Сейчас Игорь Вячеславович занят работой над выпуском мемориального альбома и связанной с ним книги, посвящённым 50-летию ВСХСОН.

На встрече с корреспондентом газеты «Великая Эпоха» он рассказал, что организация продержалась три года, и когда их арестовали, никому из них не было и тридцати лет. «Командиров судили по 68-й статье, а основную часть — по 70-й (за призывы к насильственному изменению диктаторского коммунистического режима). Там потолок был от 5 до 7 лет тюрьмы. Это был тихий процесс, нигде ни в одной газете не прошло ни звука. Хотя о нас уже знали многие, потому что мы разослали кассеты с материалом в разные страны. Мы все понимали, что наша деятельность не останется без внимания со стороны КГБ. Ведь все тоталитарные системы не терпят рядом с собой гражданского общества, то есть, организованных структур, независимых от власти. Мы жили в такое время, когда каждый боялся приятелю на кухне словечко сказать. Сын боялся поговорить с отцом, брат с братом. Муж с женой», — рассказывает узник совести.

Письмо Генсеку ЦК КПСС Л.И.Брежневу

Письмо Генсеку ЦК КПСС Л. И. Брежневу. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)

Как Игорь Огурцов стал «Героем России»

Их допрашивали целый год, в архивах хранится 110 томов допросов. Если бы они молчали, их могли навсегда запереть в психиатрическую больницу тюремного типа. Но их не только не сломали, но и в «психушку» отправить не посмели. В те годы документы о советской психиатрии, которую по праву называли карательной, отправили в ООН. Случился большой скандал, после чего Советский Союз с позором выставили оттуда. Так что к ним они опасались её применять, знали, что об этом сразу будут писать в зарубежной прессе. Конгрессом и Сенатом США принял шесть резолюций с требованием предоставить возможность эмиграции в любую страну Запада и не заставлять формально при этом заявлять об отречении от своих политических убеждений.

«Примерно через год после суда в адрес председателя Совета Министров СССР А. Н. Косыгина было направлено письмо в мою защиту от видных общественных деятелей из двенадцати Нобелевских лауреатов из Франции. Оно ещё было напечатано в газете «Ле Монт». Но я узнал об этом двадцать лет спустя, когда выехал в миграцию, и мне дали в руки этот номер газеты. Если бы мы узнали тогда, это была бы большая моральная поддержка», — вспоминает Игорь Вячеславович.

Поддержка была и во время ссылки. Десятки тысяч писем от Бахрейна до Японии написали и сенаторы, и безработные, просто обычные люди. Приходили коллективные письма из университетов, комиссий по правам человека. Во время проведения Олимпиады-80 в поддержку Игоря Огурцова было направлено 400 тыс. писем!

Письма приходили на разных языках с международным уведомлением. После работы, обложившись словарями, он писал на них короткие ответы, в основном слова благодарности.

Несмотря на мощную поддержку, Игорь Вячеславович отсидел свои полные двадцать лет, к которым добавили ещё два дня, якобы ошиблись при подсчёте. «Ну, знаете ли, за 20 лет не могли посчитать, позор! Представьте, что значат для узника, лишённого свободы на такой срок, эти дополнительные два дня», — шутит бывший политзэк.

Обращение мэра г.Мичигана, США Геральда Жернигана

Грамота Чести, вручённая И. В. Огурцову мэром города Энн-Арбор (штат Мичиган) Джеральдом Джерниганом. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)

Чем был вызван такой интерес к Огурцову на Западе?

Сам Огурцов объясняет так, что люди, которые писали ему, были всех возрастов, социальных положений и политических ориентаций (но в основном христиане). Они были очень затронуты тем, что в атеистической стране вдруг возникла такая организация. Редакторы местных газет давали адреса местонахождения в лагере или тюрьме, там они и находили его.

В общей сложности Игорь Огурцов за свои убеждения отсидел 7 лет тюремных, 8 лет концлагерей и 5 лет ссылки. К семи годам тюремного заключения добавили ещё три из лагерного срока. Трудно поверить, как человек смог выдержать десять лет тюрьмы! Это было самое страшное наказание по тем временам — тюремное содержание в железной клетке, где нет ни питания, ни света, ни воздуха. Когда день и ночь в камере горит маленькая тусклая лампочка, как луна, окутанная в облака, потому что стоит страшный дым от курева.

Из архивного материала Музея ГУЛАГ-2

Из архивного материала Музея ГУЛАГ-2. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)

Нарушителей дисциплины из лагерей везли сюда, дабы попробовали тюрьму. Как и в лагерях, здесь тоже есть общий, усиленный и строгий режим. Политзаключённые сразу попадали под строгий, особый режим. Привозили только на три года, потому что больше выжить было невозможно, но он там сидел десять лет и выжил, сам не знает как.

Политзаключённые друг друга поддерживали, даже если расходились во взглядах, и если это был достойный человек. Какое-то время ему довелось сидеть в одной камере с известным правозащитником Сергеем Адамовичем Ковалёвым. «Хотя взгляды на многие вещи у нас были противоположные, но сидеть с ним можно было. А это для политзэков самая высшая характеристика», — смеётся он.

****
Игорь Вячеславович Огурцов живёт в Санкт-Петербурге. Когда мы впервые встретились с ним в его квартире, он сразу предупредил, что нас слушают, мы тут не одни. Он до сих не получил полной реабилитации как жертва политических репрессий, поэтому пенсию имеет небольшую, многих льгот, положенных реабилитированным, он не имеет.

В 1987 г. полностью отбыл срок заключения и ссылки. Был вынужден эмигрировать, и вместе с семьёй противозаконно лишён гражданства. Жил со своей семьёй в г. Мюнхене (Германия). Находясь в эмиграции, вёл большую общественно-политическую работу.

Резолюция конгресса США в защиту Игоря Огруцова

Письмо в защиту Игоря Огурцова председателю Совета Министров СССР А. Н. Косыгину за подписью двенадцати Нобелевских лауреатов из Франции. Фото:  Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)

В 1992 г. вернулся в Россию. В феврале 1992 г. участвовал в работе Конгресса гражданских и патриотических сил, был избран членом Центральной Думы учреждённого на конгрессе Российского Народного Собрания. В 1997 г. основал в Санкт-Петербурге благотворительный фонд «Милосердие». В 2006 г. И.В. Огурцов в числе группы лидеров русских патриотических организаций подписал обращение в ПАСЕ «Русские — в поддержку идеи международного осуждения коммунизма», направленное на поддержку резолюции Совета Европы 1981.

За свою деятельность удостоен почётного французского гражданства (Экс-ан-Прованс), почётного гражданства города Энн-Арбор (штат Мичиган, США), члена парижского ПЕН-клуба, почётного члена Союза Русских Белогвардейцев и их потомков в Болгарии и других наград.

Властями Российской Федерации не реабилитирован. Власти РФ вынуждены были по суду признать только факт противозаконного лишения гражданства при выезде в эмиграцию в 1987 году И. В. Огурцова, его отца и матери.

Хоть он имеет почётное гражданство Франции, он считает, что эти страны для него не родные, но до сих пор питает чувства глубокой благодарности Германии и Франции за их поддержку и признание: Германии — за предоставление политического убежища (хотя отец И. В.Огурцова В. В.Огурцов — ветеран ВОВ, воевал с Германией с первого до последнего дня). И он, и его родители родились и боролись в этой стране, поэтому при первой возможности Игорь Огурцов вернулся на родину, к своим родственникам и друзьям. Удивительно, несмотря ни на что, он бодр, не теряет чувства юмора, полон надежды на возрождение Великой России: «И неважно, что до сих пор не реабилитировали меня. Время всё расставит по местам». (epochtimes.ru)





Top