Все новости » Вдохновение » Иван Калита: корыстный деспот или строгий правитель?

Иван Калита: корыстный деспот или строгий правитель?


В советской исторической науке отношение к русским князьям было определено позицией, высказанной А. В. Луначарским в 1918 году: «Преподавание истории в направлении национальной гордости, национального чувства и т. д. должно быть отброшено; преподавание истории, жаждущей в примерах прошлого найти хорошие образцы для подражания, тоже должно быть отброшено».

Лидер советских историков М. Н. Покровский в статье «Возникновение Московского государства и „велико-русская народность“» заявлял: «Российскую империю называли „тюрьмой народов“. Мы знаем теперь, что этого названия заслуживало не только государство Романовых, но и его предшественница, вотчина потомков Калиты. Уже Московское великое княжество, не только Московское царство, было „тюрьмой, народов“».

Под влиянием этих факторов сложился и образ Ивана Калиты как персонажа жадного, корыстного, способного на любые безнравственные поступки.

Конечно, жизнь любого человека, тем более правителя, наделённого огромной властью, не может быть безгрешной. Кроме этого, тверские летописи, критически настроенные по отношению к московским правителям и их политике (Тверь в те времена была соперницей Москвы), сохранились лучше, нежели московские. Да и несколько тверских князей мученически погибли в Орде и были позднее признаны   святыми. Поэтому в памяти потомков их нравственный образ был более ярким, нежели образ московских государей, занятых кропотливым и неблагодарным трудом государственного строительства.

Исследования последних лет рисуют иной облик великого князя: искренне верующего, мудрого, неторопливого, хозяйственного, в каких-то ситуациях жёсткого и даже жестокого, но всегда заботящегося о благе своей земли. Прозвище Калита (в переводе с древнерусского — кошель, сумка для ношения денег) получил за щедрость к нищим («даяше нищим сколка вымётся»). По другой версии — за умелое управление и рачительное отношение к доставшемуся наследству.

князь, русь, орда, иван, калита

Надгробные портреты князей: Ивана Даниловича Калиты и Семена Ивановича Гордого. Фото: pt.m.wikipedia/Public Domain

Сложности княжения под началом ордынского хана

Годы его управления княжеством (около двадцати) стали эпохой усиления и возвышения Москвы над остальными русскими землями. В основе его лежало особенное умение Ивана ладить с ордынским ханом. В XIII–XIV веках ордынское иго легло тяжелейшим бременем на русские плечи. Русские княжества потеряли политическую самостоятельность. Теперь верховными правителями считались ордынские ханы, которых до конца XV века на Руси называли царями. Именно ордынский хан своей властью разрешал или запрещал русским князьям занимать столы. Одним из знаков вассальной зависимости стала обязательная практика получения русскими князьями в Орде ярлыка княжение.

Все русские земли были обложены данями. Самой тяжкой из них был ордынский выход, или царёва дань, которую должны были ежегодно выплачивать все русские княжества. У людей отнималось практически всё, что им удавалось заработать. При этом, кроме выхода, русские земли были обязаны исполнять ещё более десяти видов ордынских повинностей. Только церковь ордынцы, стремясь задобрить непонятного им христианского Бога, не стали облагать налогами.

Иван Данилович сумел воспользоваться обстоятельствами и заложил прочный фундамент для дальнейшего развития Московского княжества. Впрочем, всё получилось не сразу. В 1325 году ярлык вновь оказался у тверских князей, но через два года, в 1327, в столице княжества поднялось восстание против баскака Чол-хана (на Руси его прозвали Щелканом).

князь, русь, орда, иван, калита

Князь Иван Данилович Калита Титулярник. XVIIв. Миниатюра. Бумага, темпера Государственный исторический музей. Фото: wikipedia/Public Domain

Из Орды на Тверь вышла очередная карательная экспедиция — Федорчукова рать, прозванная так по имени своего предводителя. К этой рати по ханскому приказу присоединились многие русские князья, а старшим над ними был назначен Иван Данилович. Тверские князья бежали из города, а их земля была полностью разгромлена и сожжена. Как писал летописец: «И людей множество погубили, а иных в плен повели, а Тверь и все грады огнём пожгли».

После такого разгрома Тверь уже более никогда не смогла вернуть себе прежнее величие и перестала быть постоянным источником соперничества. А Иван Данилович своим участием в походе на Тверь спас от разорения московские земли.

В летописях неслучайно говорится, что во время Федорчукового погрома Москву и Московское княжество «заступил» «человеколюбивый Бог»: «Точию соблюде и заступи Господь Бог князя Ивана Даниловичя, и его град Москву и всю его отчину от пленения и кровопролития татарскаго».

В 1328 году Иван Данилович получил ярлык на великое княжение и уже не отдавал его (правда, до 1331 года он делил великое княжение с суздальским князем Александром Васильевичем). Как показала дальнейшая история, именно Иван Данилович в наибольшей степени стал продолжателем политической линии, выработанной ещё его дедом Александром Невским.

Иван Калиты — собиратель земли Русской

Во внешней политике — осторожные, мирные отношения с Ордой и активные действия на западных границах; во внутренней политике — неспешное, но целенаправленное ограничение влияния ордынцев на прямое управление русскими землями. И современников, и потомков поражали терпение, дальновидность и целеустремлённость Калиты.

Уже при жизни он заслужил прозвание «собиратель земли Русской», ибо любыми путями стремился присоединить к своему княжеству новые уделы, завоёвывая их или покупая. Причём если не удавалось присоединить целое княжество, он приобретал города с округой (Углич, Галич, Белозерск), сёла, деревни.

Ещё одна черта — Иван Данилович в своей деятельности нередко опирался на сохранившееся городское (земское) самоуправление различных земель, и сама земская власть многих городов стала тянуться к Москве. Даже капризный Новгород Великий предпочитал видеть у себя представителей московского правителя, нежели других князей.

Иван Данилович часто ездил в Орду, вёл тонкие дипломатические переговоры, одаривал ханов и ханш «многим златом и серебром», раздавал взятки многочисленным ордынским чиновникам.

Этими способами он впервые за сто лет ордынского владычества добился права самому собирать ордынский выход, и в русских городах более не появлялись ненавистные баскаки.

В своих же владениях он наводил порядок и жёсткой рукой подавлял всякое сопротивление своей власти. И если кто-то проявлял непокорность, Иван Данилович силой добивался подчинения. Так он подавил выступления в Ростове и Пскове.

В 1328 году, чтобы обеспечить сбор ордынского выхода, в Ростов, оказавшийся среди должников, вошли московские воеводы и показательно-жесточайшими мерами добились своего — необходимую сумму собрали.

Однако это событие имело важнейшее для русской истории продолжение. Чтобы не допустить волнений, многих жителей Ростова выселили из города в московские земли.

Так, волей великого князя Ивана Калиты в подмосковном Радонеже оказался ростовский боярин Кирилл с женой Марией и сыновьями Стефаном, Варфоломеем и Петром.

Через несколько лет Варфоломей уйдёт из дома, примет монашество и станет основателем Троицкого монастыря. А затем прославится как величайший русский подвижник преподобный Сергий Радонежский.

Методы Ивана Калиты по «собиранию» Руси и обеспечению спокойствия в русских землях были разными: иногда использовался пряник, но чаще кнут. Но этими действиями он на несколько десятилетий спас русские земли от губительных ордынских нашествий. А это дорогого стоило!

И неслучайно все летописи говорят о «тишине», наступившей по всей Руси после вокняжения Ивана Даниловича. Даже враждебно настроенный по отношению к Москве тверской летописец с восторгом записал: «Перестали поганые воевать русскую землю, перестали убивать христиан; отдохнули и опочили христиане от великой истомы и многой тягости и от насилия татарского; и была с той поры тишина великая на сорок лет».

Эту «тишину» при Иване Даниловиче и его потомках современники совершенно справедливо ставили в заслугу московскому князю.

Вскоре после начала единоличного управления Иваном московской землёй, в Москву из Владимира была переведена митрополичья кафедра (1325). Это сразу сделало Москву духовной столицей Руси.

Князь сумел приобрести расположение митрополита Петра, так что с 1326 тот переехал в Москву, в ней умер и был погребён.

По преданию, митрополит Петр сказал князю Ивану Даниловичу: «А если меня послушаешь и храм Пресвятой Богородицы воздвигнешь в своём граде, и сам прославишься больше других князей, и сыновья и внуки твои, и город твой славен будет по всей Руси, и святые будут жить в нём, и прославится Бог в нём».

Наследие Ивана Калиты

Некоторые предметы из времён Ивана Даниловича Калиты стали важнейшими государственными символами и общерусскими святынями. Например, шапка золотая, упомянутая в духовной грамоте Ивана Калиты. Это, по мнению исследователей, та самая знаменитая в будущем шапка Мономаха, венчальный головной убор русских царей.

А важнейшим символическим предметом при поставлении патриархов Московских и всея Руси и сегодня служит сохранившийся до наших дней посох митрополита Петра.

В 1339 в Москве завершилось строительство дубового Кремля. Князь неплохо разбирался «в книгах». По его приказу церкви не только строились, но и пополнялись ценными библиотеками (Сийское пергаментное Евангелие, снабжённое по его распоряжению немалым числом киноварных заставок и зарисовок ныне хранится в Рукописном отделе библиотеки РАН).

кремль, нязь, русь, орда, иван, калита

Кремль при Иване Калите. А. Васнецов. Фото: wikipedia/Public Domain

Главным наследием Ивана Калиты стало Московское княжество, из которого выросло независимое Русское государство.

Конечно, и Иван Калита, и его современники-князья, даже не помышляли о том, что русские княжества смогут вступить в открытую борьбу с Ордой за своё освобождение. Но уже для его внуков эта задача стала вполне осуществимой, ведь именно за те «сорок лет тишины», которые Иван Данилович обеспечил Русской земле, выросло новое поколение, не знавшее ужасов ордынского насилия — важный психологический фактор — и потому смело вступившее в бой с Мамаевой ордой на Куликовом поле.

Кончина Ивана Даниловича была спокойна и благостна, что было редкостью в те беспокойные времена, когда русские князья слишком часто находили свою смерть на поле битвы, в ордынских застенках или в мучениях от страшных болезней.

Калита скончался в собственной постели в окружении родных людей 31 марта 1340 года, приняв перед смертью иноческий постриг и был погребён в отстроенном по его приказу Архангельском соборе.

В 1350-е годы в короткие сроки скончались все сыновья Ивана Даниловича. В живых остались только его внуки: двоюродные братья — девятилетний Дмитрий и шестилетний Владимир.

Два этих юных княжича выросли в настоящих героев русской истории — великого князя Дмитрия Ивановича Донского и серпуховского князя Владимира Андреевича Храброго, — возглавивших рати в Куликовской битве 1380 года, тесно связанные с именем Сергия Радонежского, благословившего их на битву.

Так удивительно переплелись в русской истории имена и события.

Историки высоко оценили деятельность Калиты на московском престоле (С. М. Соловьёв, В. О. Ключевский, М. Н. Тихомиров), отметив также его просвещённость и содействие не только росту политического могущества княжества, но и превращения последнего в культурный и религиозный центр.

«Несмотря на коварство, употреблённое Иоанном к погибели опасного совместника, москвитяне славили его благость и, прощаясь с ним во гробе, орошаемом слезами народными, единогласно дали ему имя Собирателя земли Русской и Государя-отца: ибо сей князь не любил проливать крови их в войнах бесполезных, освободив великое княжение от грабителей внешних и внутренних, восстановил безопасность собственную и личную, строго казнил татей и был вообще правосуден. Жители других областей российских, от него независимых, завидовали устройству, тишине Иоанновых будучи волнуемы злодействами малодушных князей или граждан своевольных…», Н. М. Карамзин об Иване Калите.



История коммунизма


Top