Все новости » Китай » Политика Китая » Китай и Северная Корея: как фракционная борьба в Китае повлияла на позицию Пекина в отношении ядерной угрозы

Китай и Северная Корея: как фракционная борьба в Китае повлияла на позицию Пекина в отношении ядерной угрозы


Политические конкуренты Си Цзиньпина разделяют общую точку зрения с тоталитарным режимом Северной Кореи и, по-видимому, даже используют ядерную угрозу во вред национальной безопасности Китая.

В течение многих лет китайские партийные чиновники, связанные с бывшим руководителем коммунистической партии Цзян Цзэминем, были заинтересованы в сохранении ядерной угрозы со стороны Северной Кореи, чтобы отвлечь внимание китайской и международной общественности от нарушений прав человека в Китае, а также чтобы связать руки своих политических соперников.

Балансирование Пхеньяна на грани ядерной войны вызвало всеобщую озабоченность и способствовало установлению неожиданно тесного сотрудничества между Си и Трампом, после того как они встретились во Флориде, чтобы обсудить кризис. Но в таких дискуссиях должны учитываться прежние связи между Китаем и Северной Кореей, формированию которых способствовал Цзян.

В свои 90 лет Цзян является скорее символом коррупции и нарушений прав человека, чем участником управления страной.

Его ставленники — это разрозненная клика партийных кадров, которые сопротивляются попыткам администрации Си вытеснить их с влиятельных постов, предоставленных им Цзяном и его союзниками.

Фотография 2004 года показывает Цзяна и северокорейского диктатора Ким Чен Ира в братских объятиях. Политики, связанные с Цзяном, в том числе трое из семи членов Постоянного комитета Политбюро компартии Китая, имели особенно тесные связи с Пхеньяном.

Лидер Северной Кореи Ким Чен Ын (справа) и член Постоянного комитета Политбюро компартии Китая Лю Юньшань (слева) на военном параде в Пхеньяне, 10 октября 2015 года. Фото: ED JONES/AFP/Getty Images

Лидер Северной Кореи Ким Чен Ын (справа) и член Постоянного комитета Политбюро компартии Китая Лю Юньшань (слева) на военном параде в Пхеньяне, 10 октября 2015 года. Фото: ED JONES/AFP/Getty Images

Члены Постоянного комитета Политбюро Чжан Дэцзян и Чжан Гаоли (не родственники) учились в Пхеньяне и совершили несколько государственных визитов в Северную Корею. Чжан Дэцзян возглавляет Всекитайское собрание народных представителей и курирует дела Гонконга.

Северокорейский диктатор Ким Чен Ир (справа) и бывший китайский лидер Цзян Цзэминь обнимаются во время визита в Китай в апреле 2004 года. Фото: CCTV/AFP/Getty Images

Северокорейский диктатор Ким Чен Ир (справа) и бывший китайский лидер Цзян Цзэминь обнимаются во время визита в Китай в апреле 2004 года. Фото: CCTV/AFP/Getty Images

Третий помощник Цзяна, в настоящее время работающий в Политбюро, Лю Юньшань, является главой Управления пропаганды Китая. Он совершил несколько громких визитов в Северную Корею в качестве директора исполнительного комитета компартии по «построению духовной цивилизации».

Под эгидой Бюро по международным связям компартии во главе с протеже Цзяна Ван Цзяжуем в период с 2003 по 2015 год многие китайские компании торговали с Северной Кореей, несмотря на санкции США.

Пекинских чиновников в течение многих лет беспокоили северокорейские ракеты, которые можно было легко развернуть в пределах досягаемости крупных китайских городов. Тем не менее, многие товары, которые нужны Северной Корее для её ядерных и ракетных проектов, такие как оксид алюминия и мобильные пусковые установки для баллистических ракет, поступали непосредственно от китайских фирм.

Как говорилось в докладе исследовательской службы Конгресса США в 2015 году, Конгресс США давно пытался уменьшить «роль Китайской Народной Республики в распространении оружия массового уничтожения и ракет, которые могут его доставить. Получателями технологии КНР были Пакистан, Северная Корея и Иран».

Дунь Цзе, эксперт по Китаю на сайте China Decoding, говорит, что руководители компартии, связанные с Цзяном, возможно, даже повлияли на сроки проведения пяти ядерных испытаний Северной Кореи. Они совпадали с периодами, когда власти подвергались давлению за нарушения прав человека или возникали политические беспорядки внутри режима.

Цзе считает, что северокорейские ядерные испытания, проведённые в октябре 2006 года, должны были скрыть сентябрьское падение Чэнь Ляньгуя, союзника Цзяна, который тогда был партийным секретарём в Шанхае и главным кандидатом на будущее китайское руководство.

В 2012 году, говорит Цзе, глава аппарата безопасности Чжоу Юнкан противостоял Ху Цзиньтао, который выступал за денуклеаризацию Северной Кореи.

Чжоу, главный союзник Цзяна, после прихода к власти Си Цзиньпина был арестован и заключён в тюрьму.

«В 2012 году, когда Чан Сон Тхэк (дядя Ким Чен Ына) посетил Китай и провел тайные переговоры с Ху Цзиньтао и премьером Вэнь Цзябао, они обсуждали, как убедить Ким Чен Ына отказаться от ядерных испытаний, а также возможность замены Ким Чен Ына его братом Ким Чен Намом. Но Чжоу Юнкан передал эту информацию Ким Чен Ыну, который устранил Чана», — сказал Цзе. Северокорейские СМИ сообщили, что Чан Сон Тхэк был казнён 12 декабря 2013 года.

У Цзяна и его окружения есть все основания сопротивляться смене режима или реструктуризации китайского руководства.

В то время, когда западные наблюдатели ожидали, что экономический рост приведёт к развитию демократии и соблюдению прав человека в Китае, режим Цзяна усиливал репрессии в отношении этнических меньшинств Китая и религиозных конфессий, не контролируемых государством.

Цзян участвовал в подавлении протестов на площади Тяньаньмэнь. За время его правления бюджет аппарата внутренней безопасности Китая резко увеличился и даже превысил бюджет Народно-освободительной армии. Сотни тысяч последователей Фалуньгун, мусульмане-уйгуры, тибетцы и христиане домашней церкви были убиты для того, чтобы снабдить органами быстро растущую под эгидой китайских властей трансплантационную индустрию.

«Цзян Цзэминь использовал ядерную угрозу со стороны Северной Кореи, чтобы отвлечь внимание мировой общественности от нарушений прав человека в Китае, а также противостоять политическому противодействию со стороны фракций внутри компартии, которые не причастны к гибели невинных людей», — отметил Цзе.

Недавние события, вероятно, подтверждают его слова. Будучи политиком, не имеющим связей с Цзяном и развязанными им массовыми преследованиями, Си вряд ли будет потворствовать выходкам Пхеньяна.

 

Версия на английском





Top