Все новости » Китай » Экономика Китая » Китай заявил о микростимулировании экономики

Китай заявил о микростимулировании экономики



Недавнее появление термина «микростимулирование» в китайской экономике ознаменовал отказ от прежней установки «ликономики» — «никаких стимулов».

Почему Китай вернулся к стимулированию экономики

Ещё в начале февраля этого года появились признаки того, что экономическая политика Китая вернётся к старым методам правительственного стимулирования. Но так как идея «никакого стимула» является основным принципом «ликономики» (так в Китае называют экономическую политику премьера Ли Кэцяна), возврат к прежним экономическим мерам нельзя признавать, или, по крайней мере, надо назвать их по другому. Отсюда — «микростимулирование».

Хотя премьер Ли Кэцян действительно не хочет прежних сложных стимулирующих правительственных мер, китайская экономика находится в зависимости от государственных инвестиций. Изменить эту особенность китайской экономики так же трудно, как заставить наркомана с тяжёлой зависимостью бросить наркотики. В своей статье, опубликованной в июле прошлого года, я уже выражала свои сомнения на этот счёт.

В феврале 2014 года Народный банк Китая (НБК) объявил о намерении нанять Ма Цзюня главным экономистом аналитического отдела. Взлёт долгов муниципалитетов до астрономических уровней в последние несколько лет обеспокоил многих, но Ма — один из немногих оптимистов, которые верят в возможность управления огромными долгами местных властей. Таким образом, Народный банк Китая заявил, что правительство будет проводить смягчение денежно-кредитной политики.

Чтобы решить проблему накопленных долгов, Ма предлагает ускорить введение регулирования эмиссии местных государственных облигаций, и в то же время местные органы власти будут продолжать выпуск облигаций. Их масштабы увеличатся с 350 млрд юаней в 2013 году до более 500 млрд юаней в 2014 году. На международной финансовой конференции в апреле заместитель министра финансов КНР Чжу Гуанъяо заявил, что соответствующие законы дадут больше бюджетной свободы муниципалитетам, которые погрязли в долгах.

Такая корректировка была принята в связи с тяжёлой экономической ситуацией в Китае. С конца прошлого года наблюдается череда кризисов в банковской системе. Из Китая приходили плохие новости о кредитовании частных лиц и большом количестве малых и средних предприятий, которые оказались на грани банкротства в связи с разрывом финансовых цепочек. В марте национальный доход составил 1,01 трлн юаней, увеличившись на 5,2% по сравнению с мартом прошлого года; корпоративный подоходный налог составил 88,1 млрд юаней, уменьшившись на 7%; налоговые поступления от промышленности и бизнеса упали на 28,8%. Местные финансы остаются сильно зависимыми от земельных аукционов. В первом квартале доход от продажи земли был равен 1,08 трлн юаней, что на 40,3% больше с аналогичным прошлогодним периодом. А все местные доходы составили 1,95 трлн юаней. Соотношение между доходами от земельных аукционов и другими местными доходами — примерно 1:1,7.

Из этих цифр мы видим, что если в первом квартале этого года местные органы власти в Китае не могли определиться, должны ли они стимулировать экономику, то теперь они уверены в принятии необходимых мер, чтобы попытаться предотвратить надвигающийся экономический спад, даже если они не знают наверняка, будут ли стимулы работать.

Микростимулирование — долгожданная помощь муниципалитетам

На фоне замедления темпов экономического роста становится всё более вероятным применение «микростимулирования». На очередном заседании Госсовета в начале апреля были определены три меры по стимулированию экономики: развитие финансовой политики и перестройка в трущобах; углубление системной реформы в железнодорожных инвестициях, финансирование и ускорение строительства железных дорог; расширение налоговых льгот для крупных, малых и микропредприятий.

Международные инвестиционные банки единогласно приветствовали эти меры. По их мнению «микростимулирование» имеет преимущество перед «масштабным стимулированием». Такие меры по стабилизации и увеличению роста менее затратные (лишь 0,21% ВВП Китая) и не будут вести к избытку мощностей, усугублению проблем с долгами или росту цен.

Такая реакция банков обусловлена собственными интересами: их бизнес может расти только тогда, когда Китай остаётся местом с высокой доходностью от инвестирования.

Местные органы власти активно откликнулись на «микростимулирующие» меры центрального правительства. Они разработали свои версии стабилизации и стимулирования роста. Провинции Гуандун, Цзянси, Гуйчжоу, а также Хайнань и Тяньцзинь обнародовали свои инвестиционные планы на этот год. Они намерены вложить 3,666 трлн, 600 млрд, 249,9 млрд, 1,795 трлн, 823,1 млрд юаней соответственно. Общая намеченная сумма инвестиций этих регионов более 7 трлн юаней. Охрана окружающей среды и развитие транспорта — основа новых проектов. Указание, что местные органы власти должны контролировать и уменьшать риски долгов в 2014 году, перестало быть эффективным.

Конкретные детали проектов по экологии ещё предстоит увидеть. Что касается строительства транспортной системы и новых городов, то подробности этих планов легко доступны. Возьмём, например, железные дороги. Сложно сказать, будет ли их строительство действительно приносить экономические выгоды. Крупная железнодорожная компания China Railway Group Limited в общей сложности накопила более 3 трлн юаней долгов. Многие муниципалитеты включают железнодорожное развитие в свои меры по стимулированию местной экономики. Первая партия главных проектов в провинции Цзянси включает 43 пункта, касающиеся строительства транспортной системы. В течение этого года планируется завершить пять магистралей, а шесть существующих будут расширены. Начнётся строительство 13 новых дорог.

Строительство новых городов в этих провинциях не добавляет оптимизма. В 2013 году исследовательская группа Центра развития и реформ городов провела опрос в 156 городах и 161 уезде в 12 провинциях и регионах. Обнаружилось, что более 90% городских префектур собирались строить новые районы. В общей сложности, 12 провинций и регионов готовы построить 55 новых городов и районов. Самый безумный план — у властей административного центра на западе Китая. Они предложили построить три новых района и пять новых городов, общая площадь которых будет в 7,8 раза больше, чем существующая площадь этого города.

Новые города-призраки появляются по всему Китаю. Так называемые проекты по урбанизации, представленные в этом году, по-прежнему являются двигателями для повышения ВВП и получения дохода местными органами власти. Эти проекты приведут к ухудшению местной экономической структуры. Хотя эти инвестиционные планы, финансируемые за счёт смягчения денежно-кредитной политики, являются мгновенным облегчением для местных органов власти, они также являются ядом для долгосрочного развития экономики Китая.

В чём реальная угроза финансовой безопасности?

Си Цзиньпин недавно подчеркнул 11 аспектов национальной безопасности, в том числе экономическую и финансовую безопасности. На самом деле, угроза экономической и финансовой безопасности Китая таится в самой политике стимулирования китайского правительства. Впечатляющий рост экономики Китая в последние три десятилетия опирался в основном на правительственные инвестиции и стимулирования. Государственные инвестиции, в сущности, являлись средством для создания так называемого экономического бума, путём вливания больших денег.

В последнее десятилетие, например, экономика Китая обуславливалась продолжающейся экспансионистской денежно-кредитной политикой, выпуском облигаций, а также всё возрастающими государственными инвестициями. Мир увидел результат такой практики: Китай стал крупнейшим в мире печатальщиком денег с огромными пузырями в китайской экономике, а местные органы власти погрязли в долговых трясинах.

Перед лицом надвигающегося кризиса центральное правительство заявило во время экономической конференции в декабре прошлого года, что будет вести «осмотрительную денежно-кредитную политику», что означало отказ от мер стимулирования. Эту позицию правительство подтвердило в своём мартовском докладе.

Теперь власти представили планы «микростимулирования». Это указывает на то, что центральное правительство не может избежать вариантов стимулирования экономического развития. За последние десять лет, или около того, наблюдались последовательные запуски подобных мер: строительство высокоскоростных путей, городов, недвижимости. Все эти меры не обеспечили устойчивого экономического роста и оставили огромное количество долгов, а экономическая структура теперь смертельно больна. Сейчас правительство вернулось к старому пути стимулирования экономического развития путём государственных инвестиций. Можно сказать, что надежда на выздоровление экономической структуры полностью потеряна.

Существует своя цена за корректировку структуры экономики. Для гигантской экономики Китая цена будет огромной. Был 2008 год, когда иностранные инвестиции начали уходить из Китая и цены на недвижимость не были неоправданно высокими. Это было, пожалуй, последнее окно для Китая, когда он мог скорректировать свою экономическую структуру. Однако это было время, когда ожидался переход власти. Правительство не захотело нести политические риски и выбрало недальновидный вариант — государственные инвестиции.

Хотя они «доказали» превосходство «китайской модели» в следующие два года, когда мировая экономика столкнулась с трудностями, они пропустили последний шанс перестроить структуру своей экономики. После 2009 года астрономические суммы инвестиций влились в недвижимость и фондовый рынок. Единственными компаниями, которым удалось получить огромные прибыли, были государственные предприятия, занимающиеся недвижимостью.

Между 2009 и 2013 годами такие предприятия положили в свой карман более 200 млрд юаней прибыли, в то время как в других отраслях промышленности были созданы огромные избыточные мощности за счёт государственных инвестиций.

Инвестиционный климат Китая сегодня существенно не отличается от ситуации в 2009 году. До сих пор недостаточно новых сфер для инвестиций. Денежная масса от «микростимулирования» по-прежнему будет идти в недвижимость (новый проект урбанизации) и фондовый рынок.

В начале апреля соответствующие ведомства объявили о прямой торговле между Шанхаем и Гонконгом, позволяющей инвесторам в материковом Китае и Гонконге покупать акции на Гонконгской или Шанхайской фондовых биржах без предварительной регистрации. Судя по всему, власти, похоже, прекрасно понимают, что следующим экономическим этапом будут «спекуляции».

На данный момент экономическая политика Китая переживает постоянные изменения, и он может сильно меняться в течении месяца. Как я уже упоминала выше, центральное правительство заявило в своём отчёте в марте, что будет проводить «взвешенную денежно-кредитную политику», а затем обнародовало в апреле планы по «микро-стимулированию» (то есть снятие ограничений денежно-кредитной политики). Такие противоречивые директивы означают, что зависимость экономики Китая от государственных инвестиций такая же, как у наркомана, который готов на всё ради новой дозы.

Хэ Цинлянь является известной китайской писательницей и экономистом. В настоящее время проживает в США. Она автор книги China’s Pitfalls (Ловушки Китая), которая рассказывает о коррупции во время китайских экономических реформ 1990-х годов, и The Fog of Censorship: Media Control in China (Туман цензуры: контроль СМИ в Китае), где автор обращает внимание на манипуляции и ограничение свободы прессы.

 

Версия на английском

Новости партнеров:




Нажмите «Нравится», чтобы читать
epochtimes.ru на Facebook

Top