Все новости » Китай » Извлечение органов » Китайская полиция займётся торговлей органами?

Китайская полиция займётся торговлей органами?



Полиция по всему Китаю вламывается в дома последователей Фалуньгун и заставляет их сдавать образцы крови, якобы для создания базы ДНК, как сказано в докладе, опубликованном на прошлой неделе на правозащитном веб-сайте. Скорее всего, полиция помогает проводить тестирование, чтобы расширить список потенциальных доноров, чьи органы могут быть принудительно изъяты на продажу.

19 июля в статье на сайте Фалуньгун «Минхуэй» (minghui.org) отмечено уже более 25 подобных инцидентов в провинциях Ляонин, Гуйчжоу, Хэбэй и Хунань, а также в Пекине. Эти провинции находятся на северо-востоке и юго-западе страны.

Последователи Фалуньгун сообщают, что полиция врывается к ним домой и берёт образцы крови против их воли, иногда с применением насилия.

В 2006 году международный адвокат по правам человека Дэвид Мэйтас и канадский правозащитник Дэвид Килгур опубликовали результаты своего исследования о том, что у заключённых последователей Фалуньгун в Китае насильственно изымают органы в огромных масштабах. Многие вышедшие из мест заключения приверженцы Фалуньгун рассказывали, что у них брали образцы крови и другие анализы. Килгур и Мэйтас позже написали об этом книгу «Кровавая жатва».

Как пишется в книге, тестирование проводилось для того, чтобы подобрать подходящего донора органов. У обычных заключённых такие анализы не брали.

Правозащитники считают подобное тестирование одним из доказательств, подтверждающих их вывод о том, что заключённые последователи Фалуньгун в Китае используются в качестве живого банка органов.

В телефонном интервью адвокат Мэйтас признался, что раньше не слышал, чтобы у приверженцев Фалуньгун в Китае насильно брали анализы прямо дома.

«Эти тесты, предположительно, необходимы для последующего извлечения органов. По крайней мере, власти пока не дали альтернативного объяснения», — сказал он.

Этан Гутман, который пишет книгу «Обречённые на заклание» (The Slaughter) о массовых убийствах ради извлечения органов в Китае, также раньше никогда не слышал, чтобы у приверженцев Фалуньгун насильно брали анализы на дому.

Он связывает такие тестирования с решением, принятым этой весной китайским режимом, — продолжить использование органов казнённых заключённых. Ранее китайские чиновники объявляли о создании системы пожертвования органов, чтобы отказаться от использования органов приговорённых к смерти.

«Китайская медицинская система, по существу, отказалась от всех своих реформ в трансплантационной сфере ещё в марте, так что недавние случаи соответствуют по времени, — написал г-н Гутман в электронной почте. — Если информация “Минхуэй” достоверна, значит, ситуация в Китае стремительно ухудшается».

Адвокат Мэйтас предположил, что новая тактика сбора анализов у последователей Фалуньгун может быть связана с закрытием исправительно-трудовых лагерей в Китае в конце 2013 года.

«Это похоже на адаптацию к закрытию исправительно-трудовых лагерей, — считает он. — Власти держали приверженцев Фалуньгун в лагерях, чтобы иметь банк живых доноров. Если власти делают такие вещи, то им больше не нужно держать последователей в заключении».

«Это типичные для коммунизма вещи, — считает г-н Мэйтас. — Всё меняется, но не становится лучше. Всё только ухудшается».

Согласно статье «Минхуэй» от 17 июля, полицейские города Вэйнин провинции Гуйчжоу заявили последователям Фалуньгун, что требуются их образцы крови для создания базы данных ДНК.

В другом случае полицейские насильно засунули человеку тампон в рот, чтобы взять образцы ДНК. В доме одного последователя, который пропал без вести, полицейские рылись в личных вещах, чтобы найти материал для взятия ДНК.

Г-н Гутман отметил, что такие тестирования с использованием образцов ДНК проводятся в Китае, чтобы проверить жизнеспособность органов человека. Недавние случаи могут быть просто тактикой запугивания, как считает он. Приверженцы Фалуньгун в Китае наверняка знают о назначении такого рода тестов.

«Проблема в том, что даже если это тактика запугивания, история показывает, что она может стать реальностью, — пояснил Этан Гутман. — Я не хочу думать, что китайские власти уже приняли “окончательное решение”, но должен признаться, что именно эта отвратительная фраза пришла мне в голову, когда я прочитал новость в “Минхуэй”».

 

Версия на английском





Top