Все новости » Китай » Экономика Китая » Китайский «План Маршалла» не решит проблему избыточных мощностей

Китайский «План Маршалла» не решит проблему избыточных мощностей



Большинство секторов производства в Китае сталкивается с жёстким избытком мощностей, что серьёзно угрожает нормальному функционированию экономики Китая. /epochtimes.ru/

Несмотря на большие надежды Китая, «дорожная карта» для запуска азиатского инвестиционного банка пока ещё ожидает своей реализации. Кроме того, мексиканское правительство решило отменить китайское предложение в $3,7 млрд, касающееся строительства скоростных железных дорог. Китайский «План Маршалла» основан на экспорте избыточных мощностей страны. И хотя он начался не очень удачно, Пекину по-прежнему необходимо найти способы избавиться от избытка мощностей, которые являются «ядерной угрозой» для экономики Китая.

Почему Китай хочет реализовать «План Маршалла»

Большинство замечаний, сделанных Китаем в отношении своего «Плана Маршалла», касаются зарубежных инвестиций. Китай стремится создать Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (AIIB), чтобы с его помощью материализовать планы по экспорту нежелательных избыточных мощностей. Комментаторы назвали эти намерения китайским «Планом Маршалла».

Почему Китай так желает реализовать свой «План Маршалла»? Потому что большинство отраслей промышленности в Китае имеют большие избыточные мощности, которые могут сильно навредить нормальному функционированию экономики страны.

Перепроизводство угрожает экономике Китая

Избыточные мощности означают, что сумма производимого больше, чем сумма потребляемого. В отличие от американского «Плана Маршалла», который предусматривал экспорт в основном производственного оборудования (чтобы помочь восстановиться европейской экономике после Второй мировой войны), Китай стремится экспортировать инфраструктуру (например, железные и автомобильные дороги), а также отрасли промышленности, где переизбыток наиболее заметен.

Избыточные мощности в Китае имеют две следующие характеристики.

Во-первых, избыток производственных мощностей является неизбежным продуктом государственного вмешательства в экономику.

Китайский экономический рост часто связан с государственной политикой по стимулированию экономики. Всякий раз, когда центральное правительство запускает политику стимулирования, местные органы власти, без сомнения, инициируют как им заблагорассудится всякие проекты, которые по своей природе очень похожи, и приводят к серьёзному избытку мощностей. Хотя центральное правительство стремится удерживать чрезмерный рост в некоторых отраслях через макроэкономическое регулирование и контроль, его усилия часто тщетны, так как создаются новые избыточные мощности в то время, когда существующие ещё не были задействованы.

В 2009 году финансово-экономический комитет ВСНП (Всекитайское собрание народных представителей) в отчёте сообщил, что, начиная с 2005 года, в 19 отраслях промышленности стал наблюдаться избыток мощностей. В то время Государственный совет разработал специальный план для решения этой проблемы. Тем не менее местные органы, считая рост ВВП своим достижением, не стали сдерживать перепроизводство. К 2013 году в стране создалось перепроизводство стали, алюминия, фотоэлектрического оборудования, ветровых генераторов и так далее.

Во-вторых, макроэкономическое регулирование и политика контроля центрального правительства часто усугубляли проблему перепроизводства. Возьмём, к примеру, сталелитейную промышленность. Несмотря на несколько попыток подавить избыток производственных мощностей в последнее десятилетие, промышленности каким-то образом удалось обойти эти меры.

Правительство решило остановить работу печей объёмом меньше 200 кубических метров. Власти хотели ликвидировать мелкие производства. Однако многие из этих заводов заменили свои печи на большие, размером 300 и 500 кубических метров. Тогда власти решили запретить печи объёмом менее 300 кубических метров, и заводы снова внесли соответствующие изменения. Это привело к тому, что фактически производство стали в Китае раз за разом увеличивалось.

Сейчас сталелитейная промышленность также находится в состоянии перепроизводства, и тем не менее предприятиям по-прежнему очень хочется увеличить объёмы. В 2013 году избыток производства в сталелитейном секторе Китая составил 300 миллионов тонн, примерно в два раза больше мощностей ЕС. В 2014 году, согласно China United Steel Net (CUSteel — союз производителей стали), были введены в эксплуатацию 24 новых печи с общей годовой мощностью 35 млн тонн. Хотя это только половина прироста в 70 млн тонн, наблюдавшегося в 2013 году, он всё равно будет добавлен к существующим избыточным мощностям.

Согласно документу Национальной комиссии развития и реформ, перепроизводство можно рассматривать как «ядерную угрозу» для китайской экономики.

Почему же так трудно держать избыток производственных мощностей под контролем? Помимо системных проблем инвестирования, упомянутых выше, есть давление на местные органы власти. Во-первых, постепенный отказ от избыточных мощностей приведёт к массовым увольнениям, которые будут дестабилизировать общество и противоречить государственной цели «сохранение стабильности».

Вторая причина — долг. В настоящее время отношение долга компаний, входящих в CUSteel, достигает 70% от общей суммы кредитов, объём которых составляет $1,3 трлн. Если добавить долги компаний, не входящих в CUSteel, то сумма задолженности всей сталелитейной промышленности может превысить $2 трлн. Постепенный отказ компаний от избыточных мощностей неизбежно приведёт к огромной кредитной «чёрной дыре».

Препятствия для Азиатского банка инфраструктурных инвестиций

Судя по ситуации, сложившейся в Китае, экспорт избытков мощностей мог бы стать решением проблем. В 2013 году, посещая Индонезию, лидер КНР Си Цзиньпин предложил финансировать инфраструктурные проекты в развивающихся странах Азии, в том числе странах-членах АСЕАН. Он также предложил создать Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (AIIB).

24 октября 2014 года представители 21 стран, включая Китай, Индию, Казахстан и Вьетнам, подписали меморандум, согласно которому AIIB должен начать свою работу до конца 2015 года.

Однако к нему не проявили интерес некоторые крупные игроки в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Представители четырёх стран: Японии, Кореи, Индонезии и Австралии, не присутствовали на церемонии подписания меморандума. Кроме того, США и Япония выступают против создания AIIB. Были сообщения, что США «попросили» своих союзников более внимательно рассмотреть вопрос, прежде чем присоединяться к AIIB. Президент Азиатского банка развития (АБР) Такехико Накао заявил, что он не приветствует создание другого регионального банка, возглавляемого Китаем, который будет конкурентом АБР.

Без AIIB Китаю будет нелегко осуществить свои планы по экспорту избыточных мощностей в другие страны.

Инвестиционные риски перевешивают доходы

Идея «транспортировка и дороги» очаровывает Китай. Об этом написано большое количество статей, излагающих блестящие перспективы. Эти статьи, я должна сказать, были написаны мечтательными людьми, думающими только о том, что надо куда-то экспортировать избыточные мощности. Они не думают о том, чтобы гарантировать доходность инвестиций.

Китайская так называемая «рыночная экономика» манипулируется государственной администрацией. Чиновники уделяют основное внимание только тому, как получить одобрение начальства. Им нужно, чтобы банки выдали кредиты, которые надо потратить. Но возврату инвестиций они не уделяют должного внимания, а незавершённые проекты и долги считаются просто «ошибками».

Такие страны, как Южная Корея, Нидерланды, Франция, Германия, Бельгия и Россия, не находятся на начальных этапах индустриализации и имеют развитую инфраструктуру, поэтому они вряд ли примут массовые избыточные производственные мощности из Китая.

Что касается Индии, то эта страна не сильно отстаёт от Китая с точки зрения производства и IT-промышленности. Она сама имеет много рабочей силы, которая необходима для создания инфраструктуры.

Таким образом, государствами, которые на самом деле могли бы нуждаться в помощи Китая, могут быть Индонезия, Малайзия, а также страны Центральной Азии, такие как Таджикистан и Туркменистан.

Проблемы и убытки

Разница между инвестициями в «транспортировку и дороги» и прежними зарубежными инвестициями Китая заключается в том, что раньше Китая делал стратегические инвестиции для того чтобы решить свои энергетические и минеральные потребности. Однако на этот раз он хочет избавиться от массового перепроизводства в стране.

Однако все инвестиции, независимо от цели, должны приносить прибыль. Прибыли и убытки от зарубежных инвестиций, сделанных в прошлом, могут существенно улучшить понимание того, как ведёт себя Китай.

Фонд Heritage Foundation создал базу данных о зарубежных инвестиционных проектах китайских предприятий, стоимостью $100 млн или больше. Между 2005 и 2012 годами китайские предприятия инвестировали в 492 проекта (стоимость каждого не менее $100 млн) в общей сложности $505,15 млрд. При этом около 90% этих средств предоставили государственные предприятия. Из них 88 проектов оказались проблемными. Они были либо приостановлены, либо полностью провалились, пустив на ветер $198,81 млрд.

Однако, согласно расчётам самого Китая, всё намного хуже. Ван Вэньли, вице-президент Китайской экономической и торговой ассоциации содействия, заявил в августе этого года, что из более 20 000 китайских компаний, которые инвестировали за рубежом, более 90% понесли убытки из-за неправильной оценки активов, трудовых споров, нарушений антимонопольного законодательства, налоговых вопросов, споров с местной общественностью и так далее.

Кому выгодны китайские инвестиции за рубежом

Массивные инвестиции Китая, сделанные в последнее десятилетие — явление, отличное от всего того, что когда-либо видело международное сообщество. Такое явление не могло возникнуть в капиталистических странах, где все инвестиции в основном частные.

Транснациональные корпорации не будут продолжать инвестирование с уровнем потерь 70-90% в течение длительного периода времени. Этого не было и в других социалистических странах. До 1990-х годов социалистические страны торговали только между собой. Сегодня из оставшихся социалистических стран только Китай накопил настолько огромное богатство, что позволяет себе масштабные и неэффективные зарубежные инвестиции, используя государственную власть.

Китай — социалистическая авторитарная страна — стал экономически взаимосвязан с демократическими странами во всём мире, и противники превратились в партнёров. Если не учитывать политические выгоды, то зарубежные инвестиции Китая до сих пор приносили большие экономические потери. И всё же Китай продолжает инвестиции за рубежом.

Статья от 2 сентября в новостной газете Гуанчжоу, возможно, даёт ключ к вопросу, почему Китай так настойчиво осуществляет инвестирование за рубежом, несмотря на ошеломляющие потери. Оказывается, многие чиновники среднего звена из PetroChina и Sinopec стремятся по возможности эмигрировать в Канаду, США, Объединённые Арабские Эмираты и другие страны, чтобы избежать ударов антикоррупционной кампании внутри страны. По некоторым оценкам, вместе с ними из Китая могут уйти $20-40 млрд.

Это сокращённый перевод серии статей, опубликованных в китайско-язычном издании Voice of America.

Хэ Цинлянь регулярно пишет о современных китайских социальных и экономических вопросах. Она автор книг «Ловушки Китая» и «Туман Цензуры: Контроль СМИ в Китае» о манипуляциях и ограничениях прессы.

Мнения, выраженные в этой статье, являются видением автора и необязательно отражают взгляды «Великой Эпохи».

 

Версия на английском





Top