Все новости » Китай » Экономика Китая » «Красный капитализм»: Фрейзер Хоуи о долговом кризисе Китая

«Красный капитализм»: Фрейзер Хоуи о долговом кризисе Китая

    Банкомат в Пекине 25 января 2014 года. Фото: WANG ZHAO/AFP/Getty Images

    — Г-н Хоуи, пожалуйста, расскажите нам немного, о чём Ваша книга «Красный капитализм».

    Ф. Х.: Я и Карл Вальтер (соавтор) 15 лет назад работали вместе в China International Capital Corporation Ltd. Тогда мы фактически и начали сотрудничать. Мы написали о фондовых рынках пару книг, которые вышли в 2003 году.

    Но мы знали, что можем рассказать многое о китайских банках. В 2000 году китайская банковская система обанкротилась, невыплачиваемые кредиты достигали 30, 40, или даже 50 процентов — огромные суммы. Однако к концу десятилетия почти все крупные банки... провели успешные IPO. Это казалось большим достижением.

    В книге «Красный капитализм» мы хотели пояснить, почему так получилось. А ещё показать более широкую картину: цифры выглядят эффектно, но китайская банковская система совсем не такая, как в западных и других развитых странах.

    Были раскрыты подробности того, как банки проводили реструктуризацию, какие трюки при этом использовались: перетасовка активов, подтасовка баланса и другие ходы, скрытые от глаз общественности.

    Однако фактически хорошие банки по-прежнему остались на крючке у негативных факторов. О Китае заговорили как о чудо-экономике, а китайцы, казалось, могли «ходить по воде» в сфере финансов. Мы же хотели показать, что это совсем не так. Были, конечно, некоторые хорошие вещи, но были и плохие.

    — Пожалуйста, объясните проблему задолженности, с которой китайцы сталкиваются сейчас.

    Ф. Х.: Если вы сложите все обязательства властей, то уровень государственного долга будет намного выше, чем тот, о котором говорят публично. Потому что он был скрыт внебалансовыми, нестандартными способами выпуска долговых обязательств и путём выдачи средств, минуя министерства. Мы посмотрели более широко на масштаб долгов в экономике и на то, как китайцы справляются с ними. Они, в принципе, никогда не решали проблему, а просто оттягивали её на более поздний срок.

    Эту проблему мы видим и на Западе. В Китае не было никаких чудес. Если разобраться, то становится понятно, что никакого чуда нет. В одном месте они поменяли ярлыки, в другом — проделали трюк, в третьем — провели выдуманный учёт. Вы можете убедиться, что нет никаких чудес, а есть много проблем в системе.

    На момент написания книги, в 2010 и 2011 годах, эти идеи не были поняты и приняты — проблемы прошлого быстро забыли. Мы поднимали этот вопрос и подчёркивали его важность на обсуждениях, чтобы люди знали о проблемах и ограничениях финансовой системы. Теперь, всего через несколько лет, вы видите экономику, которая борется с большим количеством долгов.

    — Что произошло после кризиса 2008 года?

    Ф. Х.: Крах Lehman Brothers был поворотным моментом для Китая, как и для Америки. В китайском контексте, если случится что-то подобное, то фактически это будет означать крах компартии Китая (КПК). Поэтому банки имеют полную поддержку правительства.

    Китайский режим ответил на кризис тем, что пустил пыль в глаза кредитами, а государство использовало банковскую систему, которую ранее пыталось реформировать. Люди в мире поняли, что должны построить правильную банковскую систему, учитывающую коммерческие интересы. Но Китай ответил на острый финансовый кризис увеличением кредитов в начале 2009 года с целью поддержания экономического роста.

    В то время Китай воспринимали как спасителя мировой экономики, стимулирующего её рост. В Китае начался огромный инвестиционный бум. Все считали это великим делом. Понятно, что почти любая компания берёт кредиты, но там не обращали никакого внимания на прибыль.

    Реформы, которые проводились в китайской банковской системе в последнее десятилетие, фактически были отброшены, а модель централизованного планирования укрепилась через систему усиленного кредитования. Это привело к огромным накоплениям кредитов в 2009 и в 2010 годах. Объём кредитования уменьшился в последние пару лет, но всё ещё находится на очень высоком уровне.

    — Почему это так проблематично?

    Ф. Х.: У них не только самые высокие кредиты в истории, но теперь и самый низкий рост за последние 20 лет. Они получили двойной эффект: больше кредитов и меньше роста. К этому добавляется нерациональное использование капитала.

    Сейчас в Китае сложилась очень неприятная ситуация. Несмотря на пока ещё высокий рост, они всё больше и больше зависят от долга. Они инвестировали в проекты, которые не обеспечивали возвраты. Ни в краткосрочной перспективе, ни, вероятно, в долгосрочной перспективе им не вернуть эти долги. Чтобы избежать последствий безнадёжных кредитов и неплатежей, они набирают всё больше и больше новых кредитов, это замкнутый круг.

    Кредиты становятся мене доступными для реального бизнеса, поскольку почти все свободные кредиты берутся для погашения долгов. Такова ситуация в настоящее время в Китае.

    — Что же теперь будет?

    Ф. Х.: Я не думаю, что произойдёт обвал, но китайскую экономику явно ожидает большой стресс. Это должно напомнить нам о ряде вещей. Возьмём мнение о том, что китайское руководство является отличным долгосрочным менеджером экономики. Я считаю, что это ложь. Проблема, которой почти не существовало пять лет назад, в настоящее время достигла огромных размеров. Вопрос ещё в том, что Китай имеет долговой кризис без каких-либо льгот, какие имеет, к примеру, Южная Европа.

    Китай создавал для себя долговой кризис в течение пяти лет. Он оказался в гораздо более ослабленной позиции, чем европейские страны, из-за своей одержимости ростом ВВП. Это имеет долгосрочные последствия, потому что экономика замедляется, а демография ухудшается. Цены на товары и услуги растут. Минимальный размер оплаты труда в настоящее время обязали поднимать на 15% в год. Таким образом, Китай становится всё менее конкурентоспособным.

    Это, конечно, ещё не коллапс, но работать компаниям в Китае становится всё сложнее. Правительство вынуждено будет увеличить инфляцию, которая обесценит долги. Проще всего напечатать больше денег, чтобы заплатить долги.

    Что же получилось в результате? Пекин переоценил свои возможности и впустую и неэффективно потратил капитал. Это означает, что ему сложнее выделить средства на что-то ещё. Таким образом, Китай ограничен в возможностях финансирования социального обеспечения, раскручивания урбанизации, развитии здравоохранения и строительстве школ. Он просто больше не имеет ресурсов, так как растратил их нерационально в другой сфере.

    Фрейзер Хоуи является соавтором трёх книг по китайской финансовой системе. Одна из них, «Красный капитализм», была опубликована в 2011 году в журнале The Economist. В течение 20 лет он анализировал и писал об азиатских рынках. За это время он успел поработать в Гонконге, Пекине и Сингапуре в таких компаниях, как Bankers Trust, Morgan Stanley, CICC и CLSA.

     

     

    Версия на английском





    Top