Все новости » Культура и искусство » Знаменитости » М. Ю. Лермонтов: 200-летие со дня рождения поэта

М. Ю. Лермонтов: 200-летие со дня рождения поэта


Михаил Юрьевич Лермонтов, великий русский поэт, писатель, художник и музыкант, родился 15 октября 1814 года в Москве, в доме напротив Красных ворот. На этом месте теперь стоит высотное здание, на котором есть памятная доска… Так начинается биография Лермонтова во всех официальных источниках.

Брак его матери, богатой наследницы из знаменитого рода Столыпиных Марии Михайловны Арсеньевой, и жившего в имении по соседству штабного армейского офицера Юрия Петровича Лермонтова, состоявшийся по воле бабушки, Елизаветы Алексеевны Арсеньевой, был несчастливым. Мальчик, лелеемый мамой и бабушкой, рос в атмосфере семейных скандалов, которые устраивал отец, до конца жизни не признавший Михаила.

В рождении и во всей трагической жизни Михаила Юрьевича Лермонтова была тайна, которую историки до сегодняшних дней пытаются разгадать, проводя глубокие исследования творчества поэта: его стихов, поэм, прозы и зарисовок. Более полную исследовательскую работу в этой области провела филолог и публицист Марьям Вахидова. Здесь вкратце будет изложена суть этого исследования.

«За жизнь, за мир, за вечность вам
Я тайны этой не продам!..»
М. Ю. Лермонтов. «Исповедь»

Миша остался без матери, когда ему было шесть лет. Бабушка Елизавета Алексеевна страстно любила внука, который в детстве был очень болезненным ребёнком, поэтому, когда умерла мать Мишеньки, бабушка взялась за воспитание внука сама, не позволяя это делать Юрию Петровичу.

В наследство от матери Михаилу достался её дневник, который оставался с поэтом до конца его жизни и был источником его творчества и признаний, которых никто из современников не услышал. Но прямо Лермонтов никогда не говорил о своих родителях.

«…Замечательно, что никто не слышит от него про отца и мать. Стороной мы знали, что отец его был пьяница, спившийся с кругу, и игрок, а история матери — целый роман…», — из записок бывшего юнкера А. Ф. Тирана. Догадывался ли Михаил Лермонтов, что его обсуждали за его спиной однокашники? То, что никто от него ничего не слышал о его отце и матери, вызывало любопытство, которое обычно спешат удовлетворить. А что было причиной трагедии успешного офицера, который вдруг стал спиваться и умер? А может, причина в матери поэта — Марии Михайловне? Её история — не просто интересная и таинственная, это целый роман с трагическим концом. Иначе нельзя объяснить, почему молодая женщина 22-х лет рассталась с жизнью добровольно, прожигая горло уксусом.

В стихотворении «Ужасная судьба отца и сына» 1831 года, посвящённом отцу, Михаил Юрьевич пишет:

«Жить розно и в разлуке умереть,
И жребий чуждого изгнанника иметь
На родине с названьем гражданина!»

Но о каком отце пишет поэт, и почему с «названием», а не с «именем». Из биографических данных известно, что когда мальчика после смерти матери стала воспитывать бабушка, в именье Тарханы Юрий Петрович приезжал каждый год, но в рисунках поэта не нашлось хотя бы одной зарисовки их встреч. Ни одна строка стихотворения «Ужасная судьба отца и сына» не была посвящена Юрию Петровичу Лермонтову. Он — красавец с утончёнными манерами, любимец светских барышень, гуляка и мот — подвига никакого не совершал («Но ты свершил свой подвиг, мой отец») и свет его не осуждал («Ты светом осуждён»), а сам Михаил не мог его так любить, чтобы писать о нём так возвышенно.

«Но ты простишь мне! я ль виновен в том,
Что люди угасить в душе моей хотели
Огонь божественный, от самой колыбели
Горевший в ней, оправданный творцом?»

А тот, о ком писал поэт, это «дух ада или рая», находящийся далеко от этого света, от этой толпы людей, «то злых, то благосклонных». И в конце сын спрашивает у отца, которого никогда не видел, зная, что на Земле этот ответ он уже не получит. Но он очень хочет получить ответ на вопрос, любит ли его отец сейчас, когда он уже в том мире, в котором может всё созерцать, и свободен в своих чувствах, а значит, знает, что сын его любит. Но ему нужно задать этот вопрос, обращаясь хотя бы к небу.

Стихотворение «Я видел тень блаженства» написано тоже в 1831 году, и юноша по-прежнему несчастен. Исследователи считают, что здесь есть реальная основа, и страдания — это безответное чувство поэта к Н. Ф. Ивановой. Но на самом деле это не так.

«Я видел тень блаженства; но вполне,
Свободно от людей и от земли,
Не суждено им насладиться мне»

Тень видел юноша, а не блаженство, которым среди людей ему не суждено было насладиться, потому что «счастье, ложное как звук», пока он зависим от предрассудков общества, в котором живёт. Что это за предрассудки, которые лишают поэта возможности быть счастливым? И эта, и любая женщина, которую поэт полюбит, будет для Лермонтова только ангелом казни, созданным для его мучений.

«Что для мученья моего она,
Как ангел казни, богом создана.
Нет! чистый ангел не виновен в том,
Что есть пятно тоски в уме моём»

«Чистый ангел» — здесь трепетное отношение сына к матери, которую сын не в силах винить в своих бедах. Мать не виновата, что есть «пятно тоски» в его уме, которое с годами только ширится и может поглотить и мечты, и пламень чувств. Что это за пятно тоски, которое с годами не исчезает, а ширится? Чем старше юноша становится, тем отчётливее он осознаёт, что в этом обществе для него женщин нет, и не будет. А почему? Ответ заложен в двойном отрицании «Нет! чистый ангел не виновен в том», то есть всё — в ней и из-за неё, но он её не винит.

То, что речь идёт о матери, а не о любимой женщине, мы видим из следующих строк.

«Печалью вдохновенный, я пою
О ней одной — и всё, что чуждо ей,
То чуждо мне; я родину люблю
И больше многих: средь её полей»

Поэт ушёл за своей печалью с мыслями о матери, потому что они сильнее, они всегда берут над ним власть. О ней одной поёт он песни, вдохновляемый своей печалью. И это действительно так. Печаль в том, что матери больше нет, но она всегда для сына жива, всегда с ним. И чем старше он становится, чем острее его печаль, и тем ближе она к нему. «Что чуждо ей, то чуждо мне». А что чуждо было его матери? Поэт, как бы оправдываясь перед кем-то и отстаивая свои чувства, говорит: «Я родину люблю. И больше многих». Но здесь нужно напомнить о критическом замечании одного из биографов, что Лермонтов слишком своевольно и настойчиво плывёт против течения и ведёт себя, как враждебно настроенный иностранец, в своём отечестве, в котором он всем обязан.

«Есть место, где я горесть начал знать;
Есть место, где я буду отдыхать,
Когда мой прах, смешавшийся с землей,
Навеки прежний вид оставит свой».

Поэт не называет своей родиной то место, где он родился, но горесть он познал здесь и здесь его похоронят. Вот что его связывает с родиной, и что ему дорого на родине. Он подчеркивает, что отдыхать он будет тогда, когда его прах «навеки прежний вид оставит свой». То есть ничего общего с его сущностью не имеет его внешность.

И, наконец, печаль о матери вылилась в обращении к отцу.

«О, мой отец! где ты? где мне найти
Твой гордый дух, бродящий в небесах»;

Даже в мёртвом отце сын чувствует силу духа, которая помогла бы ему в момент отчаяния. Юрий Петрович при жизни был беспомощным, не способным помочь даже самому себе. Михаил хорошо это знал, мог ли он обращаться с этими словами к Юрию Петровичу?

«В твой мир ведут столь разные пути,
Что избирать мешает тайный страх».

Никакой гордости у вымогавшего у тёщи деньги и спившегося Юрия Петровича не было. Одно известно точно — в 1831 году настоящего отца поэта уже нет в живых. Если бы отец М.Ю. Лермонтова был русским и христианином, то путь в его мир был бы один. Не значит ли это, что отец Лермонтова был не русским и не христианином?

«Есть рай небесный! звёзды говорят;
Но где же? вот вопрос — и в нём-то яд»;

Отравляет поэта, видимо, вопрос веры. Где его рай, если в рай, в котором находится сейчас его отец, ведёт другой путь? И главное, не только на небе, но и на земле этот яд отравил поэта.

«Он сделал то, что в женском сердце я
Хотел сыскать отраду бытия».

Но и в женском сердце нет этой отрады для поэта. Почему? Поэт не может жениться на любой девушке на этой Земле, пока не откроет ей своё происхождение, и это отравляет его. А что могло девушку из высшего света заставить отвернуться от потенциального жениха, с которым она согласилась пойти под венец? Либо избранник не дворянин, либо не христианин, либо …

Эпитафия М.Ю. Лермонтова на смерть отца

Прости! увидимся ль мы снова?
И смерть захочет ли свести
Две жертвы жребия земного,
Как знать! Итак, прости, прости!..

Знал ли сам Михаил Лермонтов кто его настоящий отец, и где его настоящая родина, когда писал эти строки? Ещё немного доказательств, и будет дан ответ на этот вопрос.

В стихотворении «Ребёнку» поэт пишет о сходстве, которое всем было известно, что Михаил Лермонтов был очень похож на мать. Вспомним вопрос сына к отцу в стихотворении «Ужасная судьба отца и сына»: «Ужель теперь совсем меня не любишь ты?», «По крайней мере, я люблю!» — признавался тогда сын. Здесь же отец и сын поменялись местами. Говоря о своей не угасшей любви к его матери, теперь уже отец спрашивает сына «А ты, ты любишь ли меня?», говоря о своей любви к сыну: «Прекрасное дитя, я на тебя смотрю… О, если б знало ты, как я тебя люблю!» — с глубокой нежностью, склонившись над младенцем, — вот они и объяснились.

Украдкой от всех, и от той, образ которой в его сердце, лаская ребёнка, который может только слушать, но не может ему ответить, отец спешит дать ему свою любовь, тепло и нежность. Родители младенца живут на приличном расстоянии друг от друга, и только в мечтах могут быть вместе. Отец, конечно, понимает, что она тоже любит его, и что их младенцу в молитве шепчет и его имя. Но он будет хранить тайну, лишь бы они с младенцем были счастливы. Имя отца ребёнка – просто табу в её обществе, оно трудно запоминается, на чужом языке оно, скорее название, которое младенец всё равно не повторил бы, будь он постарше. Именно не имя, а название мы ещё не раз услышим у Лермонтова.

«Дай бог, чтоб для тебя оно осталось тайной», — поэт как будто хочет уберечь своё дитя от той боли, которую испытал сам в детстве. Прочитав дневник матери, он был потрясён, ошеломлён этим чтением настолько, что слёг в постель с горячкой, и у него даже отказали ноги, о чём пишут библиографы поэта. И потому так понятны слова поэта, обращённые к этому милому ребёнку, не ведающему, какие страсти кипят в сердце несчастного отца.

«Но если как-нибудь, когда-нибудь, случайно, — сам Лермонтов добавляет, опережая события. — Узнаешь ты его, — ребяческие дни ты вспомни и его, дитя, не прокляни!» — с нежностью просит об этом отец, который не чувствует своей вины в том, что, любя мать этого младенца, не может находиться с ними рядом, ради их же спокойствия. Не чужой ли он тогда для их мира, в их обществе? Не прокляни моё имя — просит отец сына, не его самого, а имя его. Какое же должно было быть имя у отца, чтобы, повзрослев и услышав только имя, сын мог проклясть своего отца?

Своё отношение к отцу Михаил Лермонтов высказал ещё в 1836 году, спустя пять лет со дня его гибели в стихотворении «Великий муж! здесь нет награды». Только подключив исключительное воображение, можно было в этом стихотворении увидеть Петра Яковлевича Чаадаева, Ермолова, Николая Николаевича Раевского и, наконец, русского полководца Барклая де Толли, но окончательная версия была всё же ближе к истине. К кому обращено стихотворение, до сих пор не установлено. Можно попробовать разобраться вместе.

«Великий муж!» — так говорят о человеке государственного масштаба, что и побудило комментатора искать за этим масштабных личностей. Но поскольку на Земле нет человека, который бы посмел бы по заслугам, по воинским заслугам оценить эту личность, то, как пишет поэт, «беспристрастное преданье твой славный подвиг сохранит». Время это наступит, но не скоро, в преданьях будет сохранён славный подвиг его, а значит, ждать придётся очень долго.

Вспомним: «Но ты свершил свой подвиг, мой отец». Оказывается, славный подвиг. «И, услыхав твое названье, твой сын душою закипит». Вот оно — не имя, а название. Не того ли он опасался и в стихотворении «Ребёнку»? «Свершит блистательную тризну потомок поздний над тобой» — значит, свершится, придёт день, и не люди, не общество, не государство, а потомки его. «И с непритворною слезой», как и в «Эпитафии»: «легче плакать, чем страдать без всяких признаков страданья», промолвит: «Он любил отчизну!» — не сына, не жену, а отчизну. Получается, что Великий муж — это отец поэта, но как усмотреть в этом отце Юрия Петровича?

За год до гибели отца Лермонтов пишет стихотворение «Отрывок». Исследователи вообще обошли его комментариями, потому что здесь есть высказывания, которые идут вразрез с официальными биографическими данными поэта. Поэт призывает читателя всмотреться в его лицо, намекая на возраст, что ему уже далеко не 15 лет. По версии автора исследования Марьям Вахидовой, в 1830 году Михаилу Лермонтову было уже 18 лет.

В стихотворении «Ночь», самом объёмной ранней своей работе, Михаил Лермонтов требует, взывает наказать обоих вечными муками, то есть отца и мать, которые и так уже в руках смерти. Проклиная своё рождение, призывает небо уничтожить, «раздробить» землю — это «гнездо разврата, безумства и печали». Конечно, поэт понимал, что он – плод греха, и предвидел свою близкую смерть и принимал её приближение добровольно, ни о чём не сожалея, просто таков был рок.

В стихотворении «Покаяние», в 1829 году, Лермонтов уже писал о греховном плоде христианки, что слышится в словах Девы, которая решила уйти из жизни, сознательно наказывая себя за свою ошибку, но не хочет умертвить плод этого греха:

Я спешу перед тобою
Исповедать жизнь мою,
Чтоб не умертвить с собою
Всё, что в жизни я люблю!

Это стихотворение созвучно с признанием матери, которое прочитал Лермонтов в её дневнике.

Если таешь ты в страданье,
Если дух твой изнемог,
Но не молишь в покаянье —
Не простит великий бог!

Дева не молит о прощении, так как понимает, как и в «Драме», что «природа вооружается против меня, я ношу в себе семя зла, чтобы разрушать естественный порядок». Поэт же полон сострадания и понимания мук своей матери: «В слезах угасла мать моя», или в стихотворении «Ребёнку»: «Страдания её до срока изменили». Чтобы понять психологию согрешившей, но порядочной женщины, проникнуться её грехом и стыдом, надо было Лермонтову дорасти хотя бы до ранней юношеской поры — поры осознанной влюблённости и стыдливости. Лермонтову здесь семнадцатый год, но никак не пятнадцатый, когда чувства агрессивны, демонстративно выражаются тем, кто уже не ребёнок, но ещё не юноша.

Стихотворения Михаила Юрьевича Лермонтова «Осень», «Заблуждение купидона», «Темница», поэмы «Кавказский пленник», «Корсар», датируемые 1828 годом, только в начале 1937 года Россия прозреет и услышит почти 10 лет пробивавшегося к ней поэта, по силе таланта стоявшего с первым поэтом века.

Стихотворение «Настанет день и миром осуждённый», впервые опубликованном в 1859 году в «Отечественных записках», датировано исследователями «после 1829 года». Возможно, что поэт под впечатлением вести о чьей-то гибели написал это стихотворение? Но чьей гибели? Когда толпы людей, вся Россия действительно ликовала, услышав эту кровавую весть?

Следуя за поэтом, исследователи читают в «Исповеди» об испанце, осуждённом на смерть за преступление, которое он не совершал. И узник говорит старцу, что только всевышний может его осудить за тот позор, за тот грех, который он сотворил. Но он эту тайну никому не откроет, он говорит: «За жизнь, за мир, за вечность вам я тайны этой не продам!» Он пылко отстаивает свою любовь, а в чём заключается тайна: не в имени ли девушки, ни в её ли положении в обществе? И испанец, как и дева, в покаянии не молит о спасении, а сравнивает себя с цветком, выросшим среди тюремных камней. Он, как тот цветок, обречён. «Но вовсе он не расцветёт, а где родился, там умрёт». А это может означать, что он и его любимая родились в разных краях и умрут каждый в своём месте. И он погиб как воин, и погребён как Измаил-Бей. У Лермонтова и он, и она скрывают свою любовь от посторонних, как будто эта любовь запретная. Его казнили, и без него она не захотела жить.

В «Азраиле» в конце прозвучала фраза, что Дева, христианка, по воле матери вышла замуж за нелюбимого ей человека. Вероятно, всё, что писал поэт относительно Девы, в этом стихотворении было взято им из дневника матери, с которым он не расставался. Как говорит Дева о своих чувствах от первого прикосновения к груди мужчины, не вызывавшего в ней ни страсти, ни влечения, можно предположить, это были отцовские объятия, чего не хватало Марии Михайловне, потерявшей в 15 лет отца. Вот какое доверие вызывал мужчина, к которому потянулась мать Лермонтова, забыв о своём строгом воспитании. С другой стороны, оценить это мог только мужчина, который был далёк от этого светского воспитания. Но он не вспугнул её. И она первая стала спрашивать у него: «Кто ты, ангел или демон», видя в нём другую породу мужчины. Азраил рассказал Деве про свою страну:

«Молился, действовал, любил.
И не один я сотворён,
Нас было много; чудный край
Мы населяли, только он,
Как ваш давно забытый рай,
Был преступленьем осквернён.
Я власть великую имел…» — рассказал о своём мире Азраил, что было Деве непонятно.

Дева: «Я пришла сюда, чтобы с тобой проститься, мой милый. Моя мать говорит, что покамест это должно, я иду замуж. Мой жених — славный воин, его шлем блестит, как жар, и меч его опаснее молнии». Азраил в ответ: «Вот женщина! Она обнимает одного и отдаёт свое сердце другому!». Не это ли почувствовал Юрий Петрович, женившийся на Марии Михайловне, переступив порог именья Арсеньевых в Тарханах, что и стало причиной его деградации. Дата написания стихотворения «Азраил» — 15 июля 1831 года.

14 июля 1831 года в Чечне убит один славный воин, на смерть которого откликнулась официальная российская пресса. Михаил Лермонтов с лета этого года, в ответ на это событие пишет десятки поэтических произведений, посвящённых своему отцу, что исследователи приписывали Юрию Петровичу, умершему от чахотки в этом же году, но 1 октября, а, по некоторым источникам, вообще в начале 1932 года.

Лишившись теперь и отца, Лермонтов писал в стихотворении «1831-го июня 11 дня»: «И как я мучусь, знает лишь творец;
но равнодушный мир не должен знать». А теперь обращается к матери:

«Как дух отчаянья и зла,
Мою ты душу обняла;
О! для чего тебе нельзя
Её совсем взять у меня?
Моя душа — твой вечный храм;
Как божество, твой образ там;
Не от небес, лишь от него
Я жду спасенья своего».

В своих стихах Лермонтов не обращается к Христу. Где же его бог? В стихотворении «Странник» с молитвой поэт обращается к горе Казбек, как равный к равному. «И гордый ропот человека твой гордый мир не возмутит».

Надо отметить, что Михаил Лермонтов не имел дворянского звания. О тайне его рождения знали представители царской семьи, поэтому он оставался изгоем до последних дней своих. Прошение его дяди Григория Васильевича Арсеньева, брата Михаила Арсеньева, деда Михаила по матери, которое он подал после смерти Юрия Петровича Лермонтова в 1932 году, о внесении его племянника в дворянскую родословную книгу тульской губернии, осталось неудовлетворённым. И мальчик не получил бумагу, которая бы подтверждала его дворянское происхождение. Поэтому он не мог учиться в университетах для дворян и получить светское образование ни в Москве, ни в Питере, а был отдан в Школу юнкеров. Окончив её на правах вольного слушателя, он став офицером российской армии, но и там не мог получать государственные награды даже за боевые заслуги.

Поэтому по той же причине он не имеет права любить девушку и бывать на балах высшего света. Зная это, поэт сознательно в первую очередь сам лишал себя личного счастья. Ему было больно, он страдал, отравленный ядом своего прошлого, он не тот, за кого его все принимают. В стихотворении «К Н. И.» Лермонтов обращается к любимой девушке, которая обязательно раскается в своей любви, когда узнает, кто он, и поэт пишет: «Тебя раскаянье кольнёт, когда с насмешкой проклянёт ничтожный мир моё названье!». Здесь вновь мы встречаем не имя, а название — поэт теперь относит к себе, а значит, уже открыто говорит о том, что он не русского рода. Тогда кто же он, Михаил Юрьевич Лермонтов?

Когда представлены все доказательства, теперь можно открыто заявить: Михаил Юрьевич Лермонтов — сын Бейбулата Таймиева, которым так восхищался некогда А. С. Пушкин, в своё время безоговорочно доверяя ему свою жизнь и безопасность, когда возвращался из Арзрума. Чеченский воин Бейбулат Таймиев считался врагом царской империи, однако он делал всё, чтобы примирить эти две воюющие стороны, за что был убит своим кровником 14 июня 1831 года.

Написано по материалам фильма Марьям Вахидовой «М.Ю. Лермонтов. Тайна рождения поэта»





Top