Все разделы
Велика Эпоха мультиязычный проект, эксперт по Китаю
×
Все новости » Мнение » Точка зрения » «Милая Галя…»

«Милая Галя…»


3 декабря 1926 года в Москве, на Ваганьковском кладбище, на могиле Сергея Есенина застрелилась молодая женщина, московская журналистка. Она оставила предсмертное письмо: «Самоубилась здесь, хотя и знаю: после этого ещё больше собак будут вешать на Есенина. Но и ему, и мне это будет всё равно. В этой могиле для меня всё самое дорогое, поэтому наплевать… на общественное мнение… Если финка будет воткнута после выстрела в могилу — значит, даже тогда я не пожалела.
Если жаль — заброшу её далеко. Первая осечка».

 

Фото: Andshel/CC-BY-SA-3.0/wikimedia.org

Фото: Andshel/CC-BY-SA-3.0/wikimedia.org

К сожалению, нигде сегодня не найдёшь сведений, что же было с ножом-финкой.
Но верится, что она пожалела.

Она попыталась жить без Есенина. Не протянула и года. Попыталась оставить мемуары — не получалось писать — слишком больно. Ей было всего 29 лет. Звали её Галина Артуровна Бениславская.

Любили Сергея Александровича женщины: подруги и жёны, свои и чужие. Но так, как любила и страдала от своей любви к Есенину Галина Бениславская, любить могла только особенная женщина. Она и была особенной.

Вспоминает подруга Галины: «С Галей я дружила с четвёртого класса гимназии и до её смерти. Галина мать ― грузинка, отец — обрусевший француз, Карьер. Так как мать психически заболела, родители развелись, и сестра матери, врач по профессии, решила взять Галю к себе и удочерить. Её муж, тоже врач, Артур Казимирович Бениславский, стал приёмным отцом. Он её очень полюбил, окружил вниманием и заботой.

В 1917 году Галя заканчивает гимназию и вступает в партию большевиков, С приёмными родителями возникли политические разногласия, и Галя, стремясь к независимости, уезжает из дома в Харьков, поступает в университет.

Галина БениславскаяФото из музея С.А. Есенина

Идёт Гражданская война, Харьков заняли белые. Галя хочет перейти линию фронта, белые её арестовали, но спас случай. Когда Галю привели в штаб белых на допрос, она встретила там своего приёмного отца. Он сказал, что это его дочь, и её тут же освободили.

Галя упорно хочет перебраться через линию фронта, и хотя Бениславский не разделял её политических убеждений, он ей помог. Ей выдали удостоверение сестры милосердия Добровольческой армии. С этим удостоверением она добралась до красных. Её тут же, естественно, опять арестовали. Теперь её спас мой отец, на которого она сослалась.

Он дал телеграмму из Москвы о том, что Галя — преданный революции человек, и что он за неё ручается. Её освободили. Она приехала в Москву и по рекомендации моего отца стала работать в ЧК. Там она проработала четыре года ― с 1919 по 1923 (годы красного террора — Л.М.). В 1923 году перешла на работу в газету «Беднота», где и работала до конца жизни».

Согласитесь, не каждая девушка из интеллигентной семьи станет коммунисткой в гимназические годы, перейдёт линию фронта по подложным документам, перешагнёт через два ареста и будет четыре года работать в такой организации, как ЧК.

И в то же время она была красива, образованна, очень любила поэзию. В Москве Галя часто бывала на литературных вечерах и концертах.

На одном из таких вечеров, в ноябре 1920 года, она познакомилась со знаменитым Сергеем Есениным.

634px-Сергей_Есенин_(1921)Фото: public domain/wikimedia.org

В своих незаконченных мемуарах Бениславская пишет: «Что случилось, я сама ещё не знала. Было огромное обаяние в его стихийности… в его позе и манере читать, хотелось его слушать.

…С этих пор на всех вечерах все, кроме Есенина, в тумане… И с того дня у меня щеки всегда, как маков цвет. Зима, а мне хоть веером обмахиваться. И с этого вечера началась сказка.

Стихи его захватили меня не меньше, чем он сам. Я жила этими встречами, от одной до другой. Поэтому каждый вечер был двойной радостью: и стихи, и он».

Вскоре Бениславская вошла в круг его близких людей. Она старалась быть полезной ему, считала, что просто кокетничать и обольщать — слишком дёшево для неё. Она хотела стать необходимой, и это удалось. Галя была в курсе всех его бытовых, денежных и… любовных проблем. Он ей действительно доверял, как другу.

Доверился, что оставляет жену с двумя детьми, Зинаиду Райх, и женится на американке, Айседоре Дункан. Отбывая с молодой женой за границу, поручил Гале заботиться о своей младшей сестре, Кате, решать все его издательские дела.

Есенин,_Айседора_Дункан_и_ее_приемная_дочь_ИрмаСергей Есенин, Айседора Дункан и ее приемная дочь Ирма. Фотография. 1922 год Фото: public domain/wikimedia.org

Через год с небольшим вернулся в Россию нервным, издёрганным: брак опять неудачный. Тут же обратился к Галине: «Спасите меня. Хочу расстаться с Изадорой».

Вспоминает Анатолий Мариенгоф, друг Есенина: «После возвращения Есенина из Америки Галя стала для него самым близким человеком: возлюбленной, другом, нянькой. Нянькой в самом высоком, благородном и красивом смысле этого слова; почти для каждого из нас дорогого по далёкому детству…

Имажинисты_(1919)Сергей Есенин, Анатолий Мариенгоф, Вадим Шершеневич, Иван Грузинов, Шеришевская.Фотография. 1919 год Фото: public domain/wikimedia.org

Я, пожалуй, не встречал в жизни большего, чем у Гали, самопожертвования, большей преданности, небрезгливости и, конечно же, — любви.

Она отдала Есенину всю себя, ничего для себя не требуя. И, уж если говорить правду, — не получая».

Она любила его, талантливого, изломанного, озорного, сильно пьющего, меняющего на её глазах жён и подруг и не любящего её.

Вот отрывки из писем Есенина к Бениславской.

Галя, милая.
Простите за все неуклюжества.

8/IX-23.

Галя, милая!
Простите, что обманул (Без даты).
Привет Вам и любовь моя!
Правда, это гораздо больше и лучше,
Чем чувство к женщинам.

15 апреля 1924 г.

Галя, голубушка! Может быть, в мире всё мираж, и мы только кажемся друг другу. Ради Бога, не будьте миражом.
Вы — это моя последняя ставка…

Милая Галя! Вы мне близки как друг, но я вас нисколько не люблю как женщину.
21/111-25.

Не любил, а жил у неё по-семейному в Брюсовском переулке. И, хоть Москва большая, всё-таки его сёстры и его двоюродный брат из деревни не нашли лучшей квартиры, чем Галина однокомнатная. Да и другие родственники, если и нагрянут в Москву, то только к Гале, потому что она свой человек, почти родная.

В том то и дело, что «своя», и её можно не стесняться. А что стесняться теперь, если она уже всякого Сергея Александровича видела? Видела и принимала, а если долго не видела, то сама разыскивала по кабакам.

Видела пьяного, битого, больного — всё прощала, прощала даже то, что прощать нельзя.

После его смерти писала: «Несмотря на все тревоги, столь непосильные моим плечам, несмотря на все раны, на всю боль — всё же это была сказка. Всё же это было такое, чего можно не встретить не только за такую короткую жизнь, но и за очень длинную и очень удачную».

Она боролась за него, пыталась отбить его у приятелей, которые привыкли пользоваться его славой и его деньгами. Но силы были неравными. Победила мужская солидарность.

Она внушала, что ему не хватает семейного уюта, и сделала из своей маленькой квартирки филиал его родного села Константиново, принимая на постоянное и временное проживание всех его родных и близких.

Она уговаривала его лечиться и находила прекрасных врачей. И всё равно, в июне 1925 года он ушёл. Ушёл и женился в очередной раз. На Софье Толстой, внучке Льва Николаевича Толстого.

А 28 декабря того же, двадцать пятого года, Сергея Есенина не стало.

Yesenin_in_coffinПохороны. Слева — вторая жена Есенина Зинаида Райх (с поднятой рукой) и Всеволод Мейерхольд, справа — сестра Екатерина и мать Татьяна Фёдоровна. Фото: public domain/wikimedia.org

Спора нет, в характере великого поэта было немало трудного. Не все дни его жизни отмечены благостным покоем и безмятежностью. В его короткой жизни было всякое. В памяти современников остались эпатирующие эпизоды, случавшиеся в быту и на публичных выступлениях поэта. Но не это главное в Есенине:

И похабничал я, и скандалил
Для того, чтобы ярче гореть

Невольно приходят на память слова А. С. Пушкина: «Толпа жадно читает исповеди, записки etc., потому что в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могущего. При открытии всякой мерзости она в восхищении: Он мал, как мы, он мерзок, как мы! Врёте, подлецы, он и мал и мерзок не так, как вы — иначе».

До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди.

До свиданья, друг мой, без руки, без слова,
Не грусти и не печаль бровей,―
В этой жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей.

Лариса Михайлова

Оцените статью:1 - плохо, не интересно2 - так себе3 - местами интересно4 - хорошо, в общем не плохо5 - супер! так держать! (1 голосов, среднее: 5,00из 5)
Loading...

Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Спецтемы:


Top