Все новости » Мнение » Интервью » Мир без границ, или путешествие в мечты

Мир без границ, или путешествие в мечты

    Фото предоставлено Андреем Киселёвым


    Мы хотим познакомить нашего читателя с Андреем Киселёвым — путешественником, отправившимся на автомобиле вокруг света. В то время как в разных местах мира вспыхивают конфликты и споры за территории и ресурсы, Андрей, размышляя во время путешествия на жизненно важные темы, организовал проект «Мир без границ» (World Without Borders).

    — Андрей, чем вы раньше занимались? Как пришла идея проекта и с чего вы начали? В русском Интернете нет никакой информации на эту тему, а она интересна молодёжи.

    А.К.: История с поездкой началась около четырёх лет назад. Я занимаюсь судостроением, и вполне успешно, ещё очень люблю путешествовать на автомобиле. Изначально планировалась увеселительная прогулка вокруг света с моим участием. Но планы отодвигались, потому что в бизнесе начался кризис. Потом экономическая ситуация начала выравниваться, но заболел ребёнок (у меня два сына и две дочери), и поездку снова пришлось отложить. Чтобы лечить его, жил в Португалии почти два года вместе с семьёй. Было время для размышлений, и они привели меня в определённое духовное состояние. Я размышлял о смысле существования: о том, как устроен мир, какое будущее ждёт моих детей и о будущем самого мира…

    После выздоровления ребёнка идея увеселительной поездки отпала сама собой, нужно было искать другую концепцию. Размышления привели к желанию провести медитационное путешествие, поразмышлять о том, что было со мной и что мне хочется видеть впереди.

    Я купил машину в Америке, перевёз её в Бразилию, и мы очень долго ждали растаможки. Прошло ещё больше месяца.

    И здесь мы второй раз абсолютно поменяли концепцию. Я путешествовал вместе с видеооператором, который должен был снимать природу. С ним мне было не так страшно и скучно. Постепенно мы начали общаться с людьми, путешественниками, которых встретили в Бразилии. Потихонечку начали открывать для себя взгляды различных людей на путешествия и исследования, на жизнь. На то, как они видят своё место в жизни, их взаимодействие с государством и понимание государственного устройства. Я достаточно глубоко погружён в вопросы взаимодействия бизнеса и государства, и даже в ответах простых людей хотел услышать новое видение этих процессов.

    Буквально в первые дни в одном из интервью возник вопрос: «Возможен ли мир без границ?» Он не планировался изначально. До путешествия границы для меня всегда представляли собой только ограничивающую функцию, которая мешала моему передвижению. И мне этот вопроc был интересен.

    — Именно в Бразилии возникла идея названия проекта «Мир без границ»?

    А.К.: Было даже рабочее название проекта с этими словами. Но именно в Бразилии концепция сформировалась идеологически и впоследствии стала нашим зарегистрированным брендом. А уже процесс общения с людьми, первое интервью с Самиром и с другими людьми в Бразилии повлияли на наше путешествие.

    Пришло осознание того, что это будет философская беседа, а не просто путешествие, для которого не существует границ. У нас c собой было две камеры Go pro и одна Sony. Нормальные камеры для съёмки, но не для проекта…Что характерно, всё оборудование для нашего видеопроекта мы купили именно в Бразилии.

    — Андрей, вы начали с Бразилии. Почему? Это было технически, организационно удобно, или была какая-то творческая составляющая?

    А.К.: Начали с Бразилии, как ни парадоксально… Когда перед тобой стоит задача объехать весь свет, тебе нужно выбрать начало света и конец света. По-русски это звучит некрасиво, точнее будет — начало пути и конец пути. И он (путь) должен охватить весь земной шар.

    На самом деле мы стартовали в Лиссабоне, оттуда перелетели в Рио-де-Жанейро. Объехав всю Латинскую и Северную Америку, мы должны были поехать в Китай и уже из Китая проделать путь до Лиссабона. Но потом мы кое-что изменили и вернулись после Северной Америки в Лиссабон, а уже оттуда стартанули в Китай и сейчас находимся на границе с Китаем.

    Почему поменяли маршрут? Здесь и экономические моменты есть (так для нас гораздо выгоднее). Планировали закончить путь по Америке на Аляске и плыть в Китай, а получилось по факту, что маршрут мы изменили. По новой концепции, мы можем менять маршрут, как захотим. Сейчас выбор небольшой, теоретически мы можем поехать в Индию, но, честно говоря, нет особого желания. Надо проект закончить в Китае.

    Первоначально маршрут казался красивым и удобным, не более того. А в результате я несколько раз жалел, потому что в Бразилии хлебнули горя с таможней и потеряли 1,5 месяца. Хотя, опять-таки, что ни делает Бог, всё к лучшему, потому что именно в этот период дозрел наш план.

    Если подумать, то, с одной стороны, мы потратили много денег на ожидание в Бразилии, а с другой, сформировали совершенно новый проект, который в следующем году оправдал себя полностью. То начало, которое было, меня устраивает. Теоретически его можно было бы не менять. Но он (проект) и теперь естественно меняется с ростом нашего понимания того, как мы по-новому видим планету.

    Мы собрали много информации — новые лица стран, которые мы сами хотим показать. В этом плане что-то меняется, но суть его осталась прежней.

    — Андрей, когда вы начинали всё это, вы нуждались в поддержке семьи, друзей, коллег, единомышленников?

    А.К.: На первый взгляд, напрашивается ответ «да», хотел поддержки, нуждался в ней. Но на самом деле нет. Ведь началось всё как медитативный проект, это не был некий публичный проект, это была личная медитация, чтобы разобраться в самом себе. А когда надо разобраться в самом себе, то поддержка близких нужна только для того, чтобы они поняли, что ты не сошёл с ума. Тебе самому надо выполнить какие-то действия. Их никто не может сделать вместо тебя.

    В этом плане, конечно, была поддержка моей семьи, а это жена, мама и четверо детей. А начавшийся экономический кризис сильно пошатнул бизнес-позиции. И был повод разобраться: кто же есть друг? И дать себе ответ — есть ли вообще вокруг меня друзья? Поэтому, наверное, в этом контексте, я на него ответил внутри себя.

    — Как произошло, что из вашего личного проекта вырос такой большой проект, который призывает объединяться людей из самых разных областей, проект, который затрагивает темы искусства, путешествия, социума? Когда личный проект перерос в социальный, глобальный?

    А.К.: Если смотреть по хронологии, в феврале-марте я приехал покупать новый автомобиль. В тот момент была в голове мешанина и сумбур, какие-то филантропные начинания, которые позже проросли …

    Потом в Бразилии — эти полтора месяца ожидания способствовали тому, что проект из индивидуального перерос в общественный. Когда стартанули и увидели первые интервью, это был июнь-июль 2013 года. А вот уже дополнения, если смотреть в целом на наш проект, такие как социальная сеть, институт, телевидение и сам фонд, они родились ещё позже. И это, наверное, моя составляющая.

    Ещё до этого, 10 лет подряд, я спонсировал в России (и продолжаю спонсировать) крупнейший фестиваль «Традиции и современность». Социальная сеть, наверное, это один из самых правильных инструментов коммуникации между людьми. Это выработалось, как цель нашего фонда и всего нашего путешествия. Очень важно создать как можно больше инструментов для коммуникации.

    Я могу рассказать подробнее. У нас по некоторым проектам много направлений и программ. Каждое из этих направлений имеет под собой внушительную программу развития. И все эти моменты я потом объединил, структурировал в организацию, которую создал намного позже, чем начал путешествовать.

    — Вы упомянули о том, что именно первое интервью повлияло на дальнейшую судьбу проекта. С кем оно было и о чём?

    А.К.: Вообще-то, это было даже не интервью, скорее, дискуссия о том, возможен ли мир без границ. Это было мнение бразильца Самира, который также путешествует вокруг света, он давал оценку нашему путешествию, свои комментарии. Это было первое интервью, в котором человек излагает свою точку зрения и полностью её аргументирует.

    Есть много разных точек зрения и мировоззрений, которые должны быть аргументированы, по крайне мере, в голове человека, тогда он смотрится цельно. И вот у нас есть три интервью, в каждом из которых чётко представлена точка зрения. Я не во всём с ней согласен, но, по крайней мере, мне было очень интересно с ними разговаривать. Возможно, это случилось после какого-то определённого своего опыта, а может, потому, что это были первые люди, которые свободно говорили, объясняли свою точку зрения, рассказывали о своём мировоззрении, и оно было подтверждено определёнными логическими цепочками, фактами их жизни. Так или иначе, это мне сильно понравилось.

    Их было трое. У дамы по имени Андреа из Чили — международная семья. Она — еврейка, муж — поляк, у них есть дети. Андреа высказала очень интересную мысль. Оказывается, в первую очередь нам надо изменить отношение к границам. Позиция, когда мы воюем за границы, как за земли наших предков, совершенно неправильная, нелогичная сейчас. Когда я об этом услышал, я испытал некий шок. Как же так? Неужели границы — не национальный интерес?

    Она объяснила мне, и объяснила очень доходчиво, и я со временем изменил отношение. Например, точно понял, что выбор моих детей в пользу армии может быть только выбором моих детей, но не моим. Если им хочется быть военными, то, Бога ради, я поддержу. Но я сейчас не готов к такому подходу, чтобы они, будучи в армии, выполняли чью-то политическую волю, защищая границы. Я пересмотрел свою точку зрения по этому поводу.

    Она пошла дальше и сказала, что мы можем стереть национальность и некие традиции, которые мешают нам развиваться. С этим я не согласен и считаю, что идентификация любого мирового сообщества пока ещё важна, и она будет важна всегда. То есть меня эта пресная глобализация не устраивает, я против неё. Одинаковая везде культура, которая воспитывает людей и убеждает, что это лучший путь. Я пока не готов сказать, какой лучший путь для нас вообще возможен.

    Мне кажется, что для этого надо общаться, собирать информацию, изучать все пути. Но вот в её голове (она, кстати, писательница, и пишет об этом книги) стирание границ и национальностей — это правильный подход. Интервью с ней меня зацепило по-настоящему.

    А ещё было интервью с Песахом Авешаломом. Мне понравилось множество аллегорий и сравнений, которые он приводил. В целом, я согласен с ним и с его точкой зрения. Он очень любит Америку, как мне показалось в итоге. Я тоже имею свою точку зрения по этому поводу. Не отрицаю, что Америка — великая страна, но всё-таки с некоторыми оговорками, с учётом уже свершившихся фактов.

    У нас с ним также разная степень восхищения. То, что американские политики иногда хотят объяснить, ставя американский народ выше любого народа, на мой взгляд, это неправильно. Это политиканство, оно затуманивает людям голову и это весьма опасно. Во многих остальных моментах я с ним согласен.

    Мне нравится, как он объясняет свою идеологию. Например, есть очень интересная фраза, над которой я очень долго думал и пришёл к выводу, что она точно имеет право на жизнь. «Каждая наука в будущем придёт только к подтверждению 10 заповедей». Возможно, это несколько религиозно, но я для себя это разложил по-своему. В принципе, развивая научные исследования, изучая биномы, геномы, человек сам себе отвечает на многие вопросы. В том числе на эволюционный вопрос, который нас очень беспокоит, — откуда мы появились? Многие пытаются опровергнуть теорию Дарвина. Может быть, она не идеальна, но я отношу себя к людям, которые научно доказали, что это определённо эволюционный процесс.

    Возможно, будут какие-то изменения в этой цепи. В контексте эволюции, мне кажется, для нас встанет вопрос развития человечества, сохранения человеческого облика. Те рефлексы и та эволюционная часть, которая уже прошла, всё замечательно. Но когда ты понимаешь свою жизнь от и до, когда можешь разложить все химические реакции, включая радость, горе и всё остальное, предотвратить или управлять ими, тогда возникает мысль, что ты чуть-чуть похож на растение.

    Ты понимаешь, что нужны какие-то моральные принципы, которые помогут не превращаться в животное или растение. Я не знаю, как они будут видоизменяться, потому что, наверное, религиозность в том виде, как она сейчас есть, или нейтрализует себя, или реформируется во что-то духовное. Оно должно объяснять людям их сущность.

    То есть 10 заповедей, на самом деле, элементарны. Мы уже с возрастом понимаем, что не надо всё подряд есть, не надо заниматься сексом со всеми подряд, нельзя смотреть на всех женщин, как на сексуальный объект. Не надо воровать, не надо убивать — это, собственно говоря, элементарные правила. Сейчас мы это воспринимаем как религию, но это обычные, нормальные правила для людей.

    — Проект в таком виде, какой он сейчас есть, получается, был сформирован в результате кооперации и учёта мнений разных людей…

    А.К.: Ну, безусловно, каждое интервью и каждый мой жизненный день (именно мой день!) давали мне подсказку, как должен формироваться проект и, впоследствии, фонд.

    — То есть, если я правильно понял, создание этого фонда, в который войдёт социальная сеть для путешественников, телевидение и искусство, потому что вы считаете это важным и поддерживаете, – это будет как бы платформа. Она нужна для того, чтобы люди со всех концов мира (неважно, чем они занимаются) могли дискутировать и находить решение важных жизненных вопросов, о которых вы только что рассказывали…

    А.К.: Да, правильно. Мы уже участвовали в Бакинском гуманитарном форуме и достаточно серьёзно заявили о себе. Мы написали несколько статей, которые сообщество поддержало, дало им достаточно высокую оценку. Мы привели свою статистику по результатам опросов жителей Латинской и Северной Америки по различным вопросам.

    — Когда вы говорите «мы», кого вы имеете в виду?

    А.К.: Статью написал я, а мои сотрудники помогали в корректировке и переводе. В большинстве случаев «мы» — это не до конца сформированная команда фонда, которая помогает ему развиваться. Поэтому я подразумеваю всех людей, которые работают и осуществляют оперативное управление фондом.

    — Какими вам видятся перспективы развития фонда на ближайшее время? К чему вы призываете в данный момент, когда ваше путешествие практически подходит к концу?

    А.К.: Путешествие подходит к концу. Мы разбили его на несколько департаментов. И в процессе путешествия выяснили, что у нас есть достаточно большой потенциал — рабочая группа для съёмок документальных фильмов, которые могли бы рассказать о разных странах.

    Я могу привести пример с Ираном. Это страна с многовековой историей. И я не боюсь сказать, что практически все религии, так или иначе, зародились на территории древней Персии. И вообще, развитие всего нашего региона, наверное, оттуда, культура пришла в Европу оттуда и закрепилась.

    У многих совершенно неправильное представление об Иране. Навязан стереотип страны, где люди бегают с автоматами и перевязанными головами. Это совсем не так! Иран — цивилизованная страна, где люди в условиях санкций развиваются; развивают свою культуру, не позволяют дальше уничтожать архитектурные и культурные памятники. Это огромный потенциал для туризма, горы — для сноуборда, сёрф на юге Ирана.

    Я считаю одной из задач фонда — открывать для мира мир. Есть страны, которых неправильно пропагандируют. Надо объяснять: «Да, мы неодинаковые, но мы не такие уж и разные». Иран — живой пример. С Узбекистаном на сегодняшний момент мы имеем такой же диалог. Это и есть видеонаправление — фильмы, которые мы делаем сейчас.

    Стоит рассказать, как изменился подход к видеоклипам, которые мы делаем как видеожурнал. Это было уже видно по Турции, скоро выйдут об Иране и Средней Азии. Мы больше внимания стали уделять именно историческим моментам, хотя до сих пор не включаем туда никаких слов, нет объяснений и историй. Мы просто показываем картинку.

    Собственно говоря, следующий шаг, который мы обсуждаем с правительством Ирана, это снять документальное видео, которое бы рассказало об истории страны. Я ничего не имею против великих телеканалов, но для меня непонятна их политика. Почему не рассказывается об истории Ирана (его европейское название — Персия), Узбекистана. Мне кажется, что баланс распределён неравномерно, и мне хочется сбалансировать и показать эти страны во всех ракурсах и во всей красе, приблизительно и в том же стиле. Потому что те фильмы, которые делают известные каналы путешественников, достойны уважения с точки зрения качества, по крайней мере, большинство из них.

    — Как остальным людям можно содействовать и присоединяться к вашему проекту?

    А.К.: Хороший вопрос. Я не думал над ним, честно говоря. На сегодняшний момент пока всё финансирую я. Мы ожидаем статуса фонда (зарегистрировали его в феврале 2014 года) и должны в ближайшее время в Португалии получить статус фонда. И тогда, так как во всём мировом сообществе и в Европе есть многие гранты, и мы сможем работать по грантам. И там собираемся искать определённую помощь.

    Но, тем не менее, организация официальная, и сегодня можно в неё вступать. Те энтузиасты, которые желают реально помочь, могут связаться с нами. На сайтах на любом нашем видео есть наши контакты, это совсем несложно будет сделать — помочь или поучаствовать в каком-то проекте.

    Так как мы купили три автомобиля, то скоро на сайте должны разместиться наши интересные предложения. Каждый автомобиль должен быть использован по двухлетней программе в 12 путешествиях. В общей сложности получится 36 путешествий, для которых мы хотим собрать разные команды. Это может вылиться в интересное реалити-шоу. Эту идею мы уже выносили, сейчас мы её дописываем и хотим выложить на сайте.

    Люди могут рассчитывать на наши отлично оборудованные машины. Мы даём их на этот период бесплатно. Они будут тратить деньги только на еду, бензин, потому что эти вопросы неподконтрольные. Хотя в некоторых случаях будет обсуждаться и это. Есть определённые задачи, которые они должны будут выполнить, путешествуя по тому или иному маршруту.

    Сама идея маршрута должна исходить от них, а мы лишь добавляем туда какую-то свою изюминку. А главное наше условие — они должны привезти из поездки видеоматериал определённого качества и количества. Я считаю, что это путешествие может стать популярным. И обмен культурами и опытом общения между людьми стоит популяризировать.

    Проект, естественно, не закончится с окончанием моего путешествия. Более того, в моих путешествиях тоже есть определённый график, который мы должны опубликовать весьма скоро: Индия, Африка, Антарктида. Это естественное продолжение того, с чего я начал. И сам я дальше буду также продолжать путешествовать и попытаюсь таким образом привлечь к проекту и молодёжь.

    Сеть на сегодня уже готова с точки зрения дизайна и некоторых технических моментов. Мы хотим её выложить в июне в тест-режиме. А где-то в сентябре, октябре, наверное, совмещая с окончанием поездки в Китай, попробуем результаты этого дела показать миру и посмотреть, какая будет реакция.

    — Ваш посыл миру… его можно обобщить на данной стадии?

    А.К.: Я считаю, что мир без границ завтра не возможен. Не возможен он даже через год. Безусловно, я уверен, что естественным путем развития мы придём к тому, что границы снимутся, это для меня очевидно, я верю в это. И чем раньше мы начнём диалог по обсуждению инструментов и процессов, которые должны продвигать мир к этому, тем раньше это случится, тем быстрее мы будем прогрессировать. Я верю в это и однозначно для себя это уяснил.

    Считаю, что инструментами в этом процессе могут быть только инструменты коммуникации, которые мы как раз и создаём. Для меня это тоже совершенно очевидно.
    Говоря, что мир без границ не возможен завтра, я уже не упоминаю те конфликты, которые произошли после того, как мы отправились в путешествие. Я имею в виду и украинский кризис. Мир без границ не возможен с таким подходом.

    Но надо объяснять… Говорить правду, создать некие контролирующие органы, чтобы изучать мнение людей. И вообще, диалог с точки зрения силы не возможен. Я сейчас совершенно не хочу углубляться в политику, но, на мой взгляд, очень странно говорить, что мы ведём диалог и угрожать какими-то санкциями. Тем более, когда санкции бьют по двум сторонам. Странно говорить о санкциях с позиции: «Пусть нам навредит, но и им навредит тоже». Этот деструктивный диалог как раз и есть пример того, почему мир без границ не возможен завтра. Но в том, что он возможен в будущем, я уверен на 100%.

    Нам надо менять (и чем быстрее, тем лучше) отношение к границам. На мой взгляд, неправильно проливать кровь за границы, мотивируя это патриотизмом. Это работает против будущего воссоединения мира. Безусловно, надо уделять огромное внимание культуре и традициям каждого народа. Надо заниматься сохранением самобытности и того уклада жизни, который имеет каждый народ. Но при этом снимать физические границы, превращая их в административные.

    Они пока нужны для контроля за криминальными элементами. Нельзя сейчас заявить, что на всём земном шаре уже налажен определённый порядок, и в каждом месте это адекватно. Всем известно, что есть ещё пираты, а в Африке идут войны между племенами. И до сих пор люди убивают друг друга, и за клочок земли в том числе, который сами же не могут обрабатывать. Потому что захватить землю — одно. А дальше что с ней делать? Её же надо развивать. А это не каждое государство может себе позволить, не говоря уже о небольших группировках.

    Войны, считаю, как раз можно предотвращать или прекращать открытым диалогом, который сегодня, как мы видим, в политическом пространстве, ещё, мягко говоря, не совсем открытый. Сегодня он ещё позиционируется не как инструмент для общения и поиска истины, а, наверное, для достижения внешнеполитических интересов разных мировых коалиций. И это плохо, я думаю, все это понимают.

    Сказать просто: «Давайте завтра начнём дискуссию о мире без границ». Но делать на практике тяжело. В этом контексте ещё раз повторю три основных момента:
    — диалог начинать надо, и я в него верю;
    — завтра это пока невозможно;
    — что возможно завтра — это изменить наше отношение к границам.

    Понимая, что границы должны существовать исключительно в административном режиме, перекрывая потоки иммиграционные, криминальные, чтобы не было бесконтрольных ситуаций. Но не такие границы, где люди с оружием противостоят друг другу. В любой момент может быть провокация и война. Война — способ общениями между народами абсолютно деструктивный. Любая эскалация конфликта, применение силы не могут привести к позитивным результатам.

    После своего путешествия я стал понимать, почему люди борются против глобализации. Глобализация и создание мирового правительства неизбежны с годами. Бороться против этого — всё равно, что бороться против новых компьютеров. Когда под словом «глобализация» подразумевают насаждение однотипной культуры, массовое уничтожение индивидуальности, то я тоже против такой глобализации.

    Именно эти моменты, которых другие люди пока не видят, и призвано учитывать наше движение. Мы забыли, что такое жить в любви и дружбе, забыли, что можно изучать друг друга, и тогда интерес изучения будет перекрывать агрессию. В этом и есть рациональное зерно, которое нужно развивать. И это мы пытаемся сейчас делать.

    — Без сомнения, ваш проект — это очень актуальное и позитивное событие. И пусть у него появится больше единомышленников, ведь без мира невозможно существование нашего общего дома под названием Земля!





    Top