Все новости » Мнение » Интервью » Многогранный талант югославского принца Димитрия

Многогранный талант югославского принца Димитрия

    Брошь в виде изумрудного дерева. На её создание принца Димитрия вдохновила оранжерея в Версале. Центральный камень ― изумруд в 35 карат с огранкой кабошон, окружённый двумя изумрудами по 27 карат каждый. Ствол дерева ― длинный брильянт цвета коньяк. Фото: Benjamin Chasteen/Epoch Times

    Он любезно предлагает чай или кофе и шоколад. Стеклянный стол украшен семейными фотографиями и яркими салфетками. В его ювелирном салоне висят портреты его двух бабушек (последней королевы Италии Марии Жосе справа и принцессы Ольги — слева). Посередине находится огромное окно, из которого видна 57-я улица в сердце самого престижного торгового  района Нью-Йорка.

    Он слушает только классическую музыку, отдавая предпочтение Бетховену, Баху и Моцарту. Возможно, звуки музыки и драгоценности создают в салоне принца Димитрия атмосферу умиротворённости.

    Его ассистент приносит один шедевр ювелирного искусства за другим, начав с колье из множества нитей. Создано этого колье было под влиянием драгоценностей махараджей. Оно сделано из нанизанных сапфиров и изумрудов, сверху идёт ряд лунныых камней. Колье застёгивается сбоку при помощи цветка лотоса ― символа просветления, который можно отделить и носить как брошь, или при помощи центра цветка, сделанного из колумбийского изумруда в 42 карата, который тоже можно отцепить и носить как кольцо.

    stripslashes(strstr(" ", "class=") ? "" : "")колье, изумруды

    Изумрудное колье, разработанное принцем Димитрием. Фото: Benjamin Chasteen/Epoch Times

    Обратная сторона каждого ювелирного изделия выглядит так же прекрасно, как и лицевая, во многих украшениях скрывается сюрприз, как, например, изумрудное дерево. Идея о создании этого украшения при виде растения родилась  в оранжерее Версаля, на обратной стороне броши  есть надпись: «Для тех, кто слушает, даже камни говорят».

    На его столе стоят цветные карандаши для эскизов. На вопрос, что вдохновляет его, он говорит, что подпитывает своё воображение, проводя исследования, читая книги, посещая музеи и художественные выставки. «Вдохновения находятся там», ― говорит он.

    stripslashes(strstr(" ", "class=") ? "" : "")карандаши

    Цветные карандаши на столе принца Димитрия в его салоне на Манхэттене. Фото: Benjamin Chasteen/Epoch Times 

    Разработка дизайна, по его словам, самая увлекательная часть его жизни. «Особенно когда приносят готовое изделие. Когда оно, наконец, сделано, и я могу его увидеть. Это всегда захватывает… Это большая радость видеть, как то, что ты нарисовал на бумаге, стало реальностью. Материализация мысли в физическую форму очень захватывает».

    Королевская семья в изгнании

    Родители Димитрия бежали после социалистической революции в Югославии в 1942 г. Его отец, принц Александр, по-прежнему прекрасно говорит на сербском, но он убедил юного принца освоить другие языки ― французский, испанский и итальянский.

    «Они редко рассказывали об этом, потому что эти воспоминания болезненны. Когда произошёл переворот, родители некоторое время жили в Кении и ЮАР под домашним арестом британцев, а потом… я думаю, что в начале 50-х, может быть, в 1949 г. они переехали в Париж», ― говорит он.

    Принц Димитрий вырос рядом с Версалем,  его всегда окружали украшения. В возрасте 15 лет в Тегеране он дважды в неделю ходил смотреть на королевские сокровища. Они вызывали в нём восхищение. Тогда он ещё не знал, что десятилетия спустя сам займётся ювелирным делом.

    В 1981 г. с избранием Франсуа Миттерана правительство Франции стало социалистическим. Принц Димитрий волновался, что Советский Союз может поглотить страну, и Франция окажется за железным занавесом. «У меня развилась некоторая паранойя на этой почве», ― вспоминает он.

    О социализме и коммунизме он придерживается следующего мнения: «Они загрязняют мышление людей. Они всех стравливают. Богатых с бедными, женщин с мужчинами; все являются меньшинством; все являются жертвой. Они ненавидят успех. Если у тебя есть деньги, они сразу считают, что ты украл их, что ты не заслуживаешь их. Хочется возразить: нет, я упорно работал, чтобы иметь их. Но таково их мышление».

    Принц в Нью-Йорке

    Поэтому, закончив изучать право, в 1984 г. он перебрался в Нью-Йорк.

    Город покорил его. «В Нью-Йорке вы можете свободно дышать… Это город постоянной трансформации, но его энергия всегда остаётся неизменной: это дух перемен, улучшения, движения вперёд. Вот, что такое Нью-Йорк. Это отличает его от Парижа, Лондона или Рима, которые погружены в прошлое. Нью-Йорк устремлён в будущее».

    Он проработал 18 лет на аукционе «Сотсби». Однажды один его друг показал ему пару новых запонок.

    Он прилетел из Бразилии и сказал: «Посмотри на мои запонки, разве они не великолепны?» А я сказал: «Да, камни великолепны, но оправа ужасная». Он спросил: «А что можно сделать?». Я ответил: «У меня есть одна идея, ты решишь, что я сошёл с ума. Можно просверлить дыру в центре камня и вставить туда брильянт, рубин, изумруд или сапфир», ― рассказывает Димитрий.

    Затем оправа запонок стоимостью 2500 долларов была распрямлена, и получилось украшение, которое он назвал «ленивое кольцо» или «рок-энд-ролл», потому что камень в нём находится в подвижном состоянии.

    «Украшения должны быть забавными. Тогда в них больше шика», ―говорит он с французским акцентом.

    «„Ленивое кольцо“ заставляет вас уделять внимание движениям, потому что оно постоянно напоминает о своём присутствии… с ним вы должны контролировать свои жесты», ― объясняет он.

    Его стремлению ко всему нестандартному и творческому отчасти связано с детством, которое пришлось на бурные 60-е. Он с ностальгией вспоминает об этой эпохе.

    «Жить в 60-е в таком  возрасте ― это очень весело. В 1968 году мне было 10 лет, и я на всё смотрел с позиции ребёнка, вокруг было много ярких красок и классной музыки».

    На сцене жизни

    Драгоценности ― это лишь одна грань насыщенной жизни Димитрия–бизнесмена, принца в изгнании, ювелира, филантропа, любителя искусства и классической музыки. В возрасте 15 лет он был не только увлечён драгоценностями, но и начал медитировать после того как один очень «интересный» друг его матери научил его некоторым методикам и дал несколько книг.

    Даже у рождённых с привилегиями жизнь полна испытаний, поэтому он постоянно думает о совершенствовании. Жизнь в Нью-Йорке даёт ему свободу и позволяет не оглядываться на своё происхождение.

    «Это часть меня с рождения, но у меня есть другая сторона ― сторона обычного человека. В конце концов, всё это всего лишь театр. Если вы верите в реинкарнацию и во все вещи, в которые верю я, то быть принцем ―это всего лишь один урок, который мне надо усвоить, и один аспект…  Кто вы на самом деле, и что в вашем сердце ― вот, что имеет действительное значение».

    Он занимается медитацией каждый день дома и изредка недолго на работе.

    Медитация  «создаёт своего рода буферную зону в плане эмоций, поэтому, когда вещи идут плохо, у вас есть сила отступить и стать зрителем, а не только актёром», ― говорит Димитрий.

    Божественные пропорции

    Однако его христианская и буддийская этика «без догм», как он любит подчёркивать, не являются движущей силой в его работе. Здесь его главное вдохновение ― золотое сечение.

    «Это соотношение, по мнению Платона и Фидия, создаёт различие между статистической и динамической гармонией. Поэтому, если вы создадите форму, обладающую этим соотношением, она будет вибрировать и обладать особой энергией», ― объясняет Димитрий.

    Золотое сечение  отражено в знаменитом «Витрувианском человеке» Леонардо да Винчи, планировке Версальского дворца, двойной спирали ДНК, росте ветвей на деревьях и форме раковины улитки.

    Димитрий говорит, древние греки считали, что золотое сечение ― это «ключ, который боги оставили в природе, чтобы мы могли понять, что они наблюдают за нами и поощряют вести духовную жизнь и быть ответственными за своё развитие и возвращение к богу».

    На вопрос, что такое красота, принц Димитрий отвечает просто: «Красоту не объясняют. Она либо есть, либо её нет». Затем он добавляет, что, возможно, она имеет связь с золотым сечением.

    Возможно, лучшим образцом золотого сечения является его додекаэдр, один из пяти платоновых тел. Он говорил с тремя лучшими ювелирами, и двое из них сказали, что такое украшение нельзя сделать. Третий решил попробовать.

    Соединения многогранника с 12 гранями незаметные, у каждой грани есть пять рёбер с пятью алмазами. На создание этого украшения в Италии ушло 1,5 года. После этого принц Димитрий приехал к одному из ювелиров, который отказался от его предложения. «Я помахал кулоном у него перед носом и сказал: „Хочешь увидеть что-то немыслимое?“», ―вспоминает он с улыбкой.

    stripslashes(strstr(" ", "class=") ? "" : "")кулон

    Кулон в виде додекаэдра. Фото: Фото: Photo: Squaremoose

    Филантропия

    Димитрий участвует в различных благотворительных организациях, включая образовательный.

    «Этим нужно заниматься. Это часть американской системы, ― говорит он, ― и это часть христианской морали о том, что нужно проявлять сострадание, делиться и отдавать. Но мне больше нравится слово „делиться“. „Отдавать“ звучит как политически корректное выражение. Оно словно намекает, что вы на самом деле не заслуживаете иметь эти деньги, поэтому должны отдавать… Но если они мои, то я не отдаю, а делюсь, и тогда это доставляет радость», ― поясняет он.

     

    Версия на английском



    История коммунизма


    Top