Все новости » Мнение » Точка зрения » «Наша новая школа» в 2014 году: открытое обращение

«Наша новая школа» в 2014 году: открытое обращение


Недавно закончилось обсуждение научно-педагогической общественностью ежегодного доклада Правительства Российской Федерации о состоянии и перспективах развития школьного образования. /epochtimes.ru/

Научный сотрудник и преподаватель с многолетним стажем работы в вузах различного профиля призывает широкую общественность обратить внимание на многолетнее игнорирование Министерством образования и науки Российской Федерации современных стратегических задач развития страны, связанных с духовностью и инновациями.

Являюсь кандидатом технических наук, доцентом, до недавнего времени работал в Институте проблем непрерывного образования Российской академии образования, где выполнял актуальные для сибирского региона государственные задания.

Также более двадцати лет преподаю и занимаюсь научной деятельностью в различных высших учебных заведениях Красноярска. В связи с этим третий год выступаю экспертом, привлекаемым Минобрнауки РФ на общественных началах к проведению экспертизы проектов нормативных правовых актов, касающихся вопросов обучения и воспитания.

Отмеченные нормативные функции выполняет, в частности, ежегодный доклад Правительства Российской Федерации о реализации национальной образовательной инициативы «Наша новая школа», чему и посвящено предлагаемое открытое обращение, вызванное целым рядом обстоятельств.

Одно из них ― негативные тенденции в самой процедуре экспертизы, проводимой на базе КИАС (Комплексная Информационно-Аналитическая Система, разработанная ООО НТЦ «Прогресс-Инфотех» и доступная по адресу http://edu-expert.ru). Педагогическая и научная общественность с каждым годом всё меньше участвует в экспертизе.

Так, отчёт «Наша новая школа» в этом году оценивали лишь 62 человека из почти 117-тысячной армии добровольных экспертов.

А с каким массовым вдохновением научно-педагогическая общественность три года назад откликнулась на инициативу Минобрнауки РФ организовать широкое обсуждение принимаемых нормативных правовых документов! Сколько было интересных концептуальных предложений по сводному докладу «Наша новая школа-2012»!

Однако уже в прошлом году, выставляя на сайте своё экспертное заключение, я не смог, как прежде, ознакомиться с мнением других экспертов, лишившись возможности сравнить свою позицию хотя бы с их взглядами на проблемы обучения и воспитания.

Видимо, такое ограничение и повлияло на желание многих взаимодействовать с разработчиками минобровских документов. Появилось и ещё одно новшество ― стала навязываться детальная структура экспертного заключения (в соответствии с разделами и подразделами отчёта), что не способствует замечаниям концептуального характера.

О них и пойдёт речь ниже по тексту.

Сразу оговорюсь ― замечания затрагивают лишь два проблемных аспекта ― техническое творчество и культурные практики.

Многие иные актуальные вопросы (ЕГЭ, государственные образовательные стандарты, малокомплектные школы, так называемые эффективные контракты, бюрократизация школьной деятельности и т.д.) подниматься не будут.

В связи с этим хотелось бы надеяться, что авторы ряда концептуальных экспертных заключений 2012 года также попытаются привлечь к их обсуждению широкую аудиторию граждан, раз чиновники от образования и науки не инициируют площадки для дискуссий, делают всё, чтобы «убить» инициативу снизу по улучшению научно-педагогической нормативной правовой основы.

Чем вызвана актуальность концептуальных замечаний, касающихся технического творчества и культурных практик?

Инновационность человеческой деятельности становится атрибутом времени ― эры постиндустриального общества. Жизненно важным социокультурным вызовом современной России является острая необходимость в опережающем инновационном развитии экономики, так как отставание от технологически развитых стран огромно.

Былая система патентования, изобретательское и рационализаторское движения, техническое творчество молодёжи (в дворцах культуры, в рамках работы станций юных техников, Всесоюзного общества рационализаторов и изобретателей, школьных кружков и т.д.) заставляли мировых лидеров технологического прогресса считаться с нашей страной.

Россия до сих пор во многом живёт благодаря только прошлым достижениям. Сегодня имеет место актуальная потребность в возрождении отмеченного былого опыта, естественно, что на качественно новом витке развития, гораздо более эффективном, так как надо ориентироваться на перспективы научно-технического прогресса.

«Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» (утв. распоряжением Правительства РФ от 17 ноября 2008 г. № 1662-р) ставит задачу превращения интеллекта, творческого потенциала человека в ведущий фактор экономического роста и национальной конкурентоспособности, формирования инновационной экономики. При этом сегодня всё более актуально формирование не только и даже не столько творческого потенциала личности, в том числе творчески-технического, сколько духовно-творческого.

Нравственность, духовность всё чаще рассматриваются в качестве ведущих факторов реализуемости не только социально ориентированных, но и производственных инновационных проектов. В Указе Президента от 24 декабря 2014 г. № 808 «Об Утверждении Основ государственной культурной политики» отмечается, что государственная культурная политика призвана обеспечить приоритетное культурное и гуманитарное развитие как основу экономического процветания, государственного суверенитета и цивилизационной самобытности страны.

Главным условием обеспечения является формирование нравственной, ответственной, самостоятельно мыслящей, творческой личности.

В Указе Президента «Об Утверждении Основ государственной культурной политики» отмечена особая роль в формировании системы ценностей православия.

В связи с тем, что, согласно Конституции Российской Федерации, никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, идеологические функции в российском обществе выполняют сложившиеся в ходе культурно-исторического процесса ментально-мировоззренческие особенности народов России.

Соответствующие ценности сформулированы, в частности, на XVIII Всемирном Русском Народном Соборе и получили своё развитие в выступлении Патриарха Кирилла 22 января 2015 г. в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации. Это вера, державность, справедливость, уважение прав и свобод человека, его человеческого достоинства, «солидарное общество», где ради достижения общего блага тесно сотрудничают между собой различные этнокультурные, социальные, профессиональные, религиозные и возрастные группы, и др.

В системе образования отмеченные ценностные характеристики должны проецироваться на соответствующие культурные практики ― широкий спектр мероприятий, не ограниченных урочными занятиями, отдельными направлениями культурного развития.

Таковы, на наш взгляд, социокультурные вызовы времени, наиболее актуальные задачи, стоящие перед обществом и российским образованием в частности. Ни один из обозначенных стратегических посылов адекватно не представлен ни в анализе проделанной в российских регионах работы, ни в планах на будущее.

Содержание сводного доклада оставляет впечатление того, что у представителей Минобрнауки РФ вообще отсутствует понимание сказанного выше. Минобрнауки РФ готовит из года в год доклады от имени Правительства РФ, которые не отвечают стратегическим задачам деятельности этого самого Правительства.

Что уж говорить о том, как далеко от отмеченных задач осуществляемое таким Министерством управление своими подразделениями! Какой толк от общественного обсуждения минобровских нормативных правовых актов, если поступающие от специалистов концептуальные замечания не учитываются?

Сколько существует общественная экспертиза сводных докладов «Наша новая школа», столько мои экспертные заключения (и не только мои) обращали настойчивое внимание на игнорирование задач школьного образования, нацеленных на преодоление технологического отставания России.

Причём, если в прошлогодних докладах ещё упоминалось хоть о каком-то конкретном опыте российских регионов по развитию технического творчества (например, в Красноярском крае), то в настоящем докладе просто констатируется: «регионы, начавшие осознанно развивать инженерное или технологическое направление детского творчества, фиксируют высокую ресурсоёмкость содержания и обновления оборудования».

Возникает резонный вопрос: а почему ничего не говорится о путях решения этой проблемы?

Конкурсы и олимпиады по физике, математике, химии и информатике (на конкурсы и олимпиады в сводном докладе делается особый упор) сами по себе мало что дают для преодоления технологического отставания России в его проекции на школьное образование.

То же самое справедливо и в отношении такого полюбившегося направления деятельности государственных образовательных структур, как компьютеризация школ, их интернетизация.

На сегодня проблема состоит не столько в дальнейшей компьютеризации и интернетизации, сколько в поиске педагогических мер по нивелированию их влияния на развитие человека. Прогресс компьютерных и Интернет технологий столь динамичен (они очень подешевели, стали совершенными, широко вошли в быт людей), что освоение огромных средств на централизованное обеспечение образовательного процесса компьютерами в школах скорее является признаком широкомасштабной коррупции, чем позитивности развития школьного образования. Компьютерные и Интернет технологии уже не вызывают былых иллюзий, хотя в ряде направлений деятельности их широкое использование более чем оправдано (обучение и воспитание детей-инвалидов, школьников удалённых территорий, визуализация учебной информации).

Очевидно, что вреда от компьютерных и интернет-технологий в процессе обучения скорее больше, чем пользы, так как дидактически грамотное использование в широкой педагогической практике компьютерной техники, возможностей сети Интернет, а также дистанционных технологий остаётся большой проблемой.

В сводном докладе, как и в прошлые годы, вновь подразумевается освоение немалых средств на компьютеризацию школ, соответствующие дидактические проблемы не поднимаются. Вместе с тем, сколько средств потрачено на поставку в школы лабораторного оборудования и материалов в отчёте ничего не говорится, хотя лабораторная база является очевидным и хорошо апробированным условием эффективности процесса обучения, в отличие от обеспеченности компьютерами и возможностями сети Интернет.

Огромные средства должны быть перенаправлены с компьютеризации и интернетизации на развитие лабораторного оборудования по тем же физике и химии, на организацию внеурочной деятельности по техническому моделированию, где среди всего прочего вполне уместно было бы использование и современных компьютерных технологий.

В рамках дополнительных занятий с элементами научной деятельности применение в школах компьютерной техники и Интернет-технологий ― это и есть адекватный современному научно-техническому прогрессу и проблемам развития школьника организационно-педагогический подход.

А если вспомнить про конкурсы и олимпиады, то их фокус внимания как раз и должен быть сконцентрирован на возрождающемся научно-техническом творчестве, таким образом стимулируя его развитие. Сейчас же погоня школ за количественными показателями участвующих в олимпиадах школьников привела к тому, что лучшие из них, принуждаемые к участию во множестве конкурсных мероприятий, уже всё чаще их открыто отторгают.

О том, что научно-техническое творчество школьников не активизируется, особенно ярко демонстрируют отчёты по федеральным округам ― отдельная составляющая сводного доклада «Наша новая школа». При этом в сводном докладе говорится о том, что поддержка талантливой молодёжи предусматривала в прошедшем году выделение 500 млн рублей, которые, судя по отчёту, пошли на создание некой инфраструктуры, а также проведение конкурсных мероприятий.

Осмелимся настаивать на том, что ключевое внимание проведению олимпиад, конкурсных мероприятий в условиях, когда практически ничего не делается для того, чтобы возродить техническое творчество ― это растрата средств.

По всей видимости, и здесь имеются условия для коррупционной составляющей деятельности всех уровней системы образования, так как выделение средств на разовые конкурсные мероприятия в сравнении с организацией ежедневной работы по развитию научно-технического творчества ― это весьма благодатный фактор для нездоровых явлений.

Справедливости ради отметим, что в отчёте упоминается целевая программа «Распространение в субъекте Российской Федерации инновационных моделей развития техносферы деятельности организаций дополнительного образования детей».

Однако, судя по отчёту, реализация программы пока ограничивается созданием некой сети стажировочных площадок, цели функционирования которых даже не предусматривают практическое внедрение упомянутой техносферы. Что скрывается за пеленой загадочной терминологической завесы ТЕХНОСФЕРА (!), трудно сказать…

На чём действительно необходимо сконцентрировать силы и средства?

Сегодня планомерная, скрупулёзная, гибкая работа должна быть сориентирована в первую очередь на формирование кадрового потенциала, способного возродить в стране научно-техническое творчество на всех уровнях ― в школах, в рамках центров дополнительного образования, при научных центрах, в ходе взаимодействия со Всероссийским обществом изобретателей и рационализаторов (широкомасштабная работа общества ― это отдельная жизненно важная государственная задача).

Вузам быстро не подготовить педагогов для широкого возрождения технического творчества школьников. Но таких людей можно найти в стране, ещё двадцать лет назад обладающей могучим промышленным и научным потенциалом.

Профессионалов для соответствующей работы с молодёжью надо искать, заинтересовывать, вдохновлять на работу со школьниками вопреки нередко уже почтенному возрасту, максимально способствовать их деятельности, всесторонне её обеспечивая.

Такую поисковую, мотивирующую, организующую работу, конечно, не сравнить с приятной для отчётности и несложной закупкой компьютерной техники и воспроизведением накатанных схем олимпиад и конкурсов. Столь же трудоёмко и развитие культурных практик, обеспечивающих не морализирование, а деятельностное духовное развитие школьников в соответствии с лучшими культурными традициями народов России, её богатейшей историей.

В разделах «Задачи на 2015 год» сводного доклада «Наша новая школа» нет ничего из вышесказанного. Ничего этого нет и в анализе проделанной работы, в критериях и показателях оценки развития системы поддержки талантливой молодёжи (отдельные разделы доклада).

Таким образом, создаваемая на протяжении ряда лет так называемая «наша новая школа» игнорирует развитие научно-технического творчества, культурных практик, адекватных задачам духовного и инновационного развития России.

Кто такие «наши», для которых создаётся «новая школа»? «Наши» ― это большинство россиян, или представители элиты, поглощающие немалые доходы от некогда всенародных природных и энергетических ресурсов и имеющие по несколько гражданств? России быть технологически развитой и духовной, или только сырьедобывающей и деградирующей?





Top